След преступления

Tekst
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Минуты бежали, приближая время обмена, а Кэри пыталась не обращать внимания на узел тревоги, все крепче затягивающийся у нее в животе. До полуночи оставалось все меньше, и она чувствовала, что у них быстро исчерпываются варианты. Она твердила себе не терять надежду и помнить, что Джессика где-то там отчаянно ждет, чтобы ее нашли.

После того, как поездка в отделение FedEx'а и изучение рюкзака и телефона девочки ничего не дали, команда взялась прорабатывать другие, менее перспективные возможности.

Эдгертон ввел детали дела в федеральную базу данных, чтобы узнать, не было ли похожих похищений. Результаты не заставили себя ждать, но на их изучение требовалось время. Он также ввел в систему текст письма от похитителя и проверил, нет ли совпадений по фразам, но надеяться на это не было смысла – если бы настолько странный текст до этого прислали кому-то еще, в участке бы об этом слышали.

Суарез просматривал список зарегистрированных сексуальных преступников, проживающих в том районе, чтобы узнать, не числилось ли за кем-то из них подобных преступлений. Кастильо отправилась в парк готовить наблюдение. Броуди ушел под предлогом, что ему нужно поговорить со своими уличными информаторами, но Кэри подозревала, что он просто пошел за очередной порцией еды.

Они с Рэем перебирали старые дела в поисках старых или нераскрытых эпизодов, напоминающих случай Джессики. Возможно, за этим стоял кто-то из преступников, вышедших на волю после долгого срока. Если это было так, то его должны были осудить раньше, чем Кэри и Рэй пришли на службу, потому что иначе они бы такое запомнили. Надежды на результат было мало, но они не знали, чем еще заняться.

После часа безуспешных поисков они вышли из участка. Было почти десять вечера, и им нужно было вернуться в дом Рейни. Они ехали тем же путем, что и утром, когда между ними еще все было нормально, до тех пор, пока Рэй не пригласил Кэри на свидание. Они оба об этом подумали, но были слишком заняты, чтобы позволить личным отношениям мешать работе.

По дороге Рэй говорил по телефону с детективом Гарретом Паттерсоном, оставшимся в участке и руководившим наблюдением на месте обмена, в парке Чейс.

Паттерсон, тихий «ботаник» слегка за тридцать, был специалистом по технике, как и Эдгертон. Но в отличие от своего младшего коллеги, ему, казалось, нравилось углубляться в мельчайшие детали дела. Он любил задачи вроде изучения истории телефонных звонков или сравнения IP-адресов, за что и получил прозвище «Рутина», на которое нисколько не обижался.

Паттерсон был не из тех копов, которые способны на внезапное дедуктивное озарение, зато ему можно было доверить установку устройств слежения по периметру места встречи с преступником и не сомневаться, что система будет эффективной и незаметной.

«Все готово», – сообщил Рэй, откладывая телефон. «Команда слежения на месте. Мэнни едет к боссу Рейни, чтобы привезти его вместе с деньгами в штаб в фургоне у торгового центра «Уотерсайд»«.

«Супер», – отозвалась Кэри. «Пока ты говорил, у меня возникла идея. У меня есть друг, с которым мы познакомились, когда я жила на лодке в бухте. У него своя яхта, и, думаю, он не откажется взять нас на борт, чтобы мы могли наблюдать за местом обмена с воды. Что скажешь?»

«Свяжись с ним», – сказал Рэй. «Чем больше глаз у нас будет в том районе, тем лучше».

Кэри написала сообщение своему знакомому, старому заядлому моряку по прозвищу Бутч. Они были не столько друзьями, сколько собутыльниками, и сошлись на почве любви к виски. После того, как Кэри потеряла Эви, а вскоре за ней – мужа и работу, она сняла дряхлый плавучий дом в бухте и прожила там несколько лет. Бутч, когда-то служивший во флоте, оказался дружелюбным соседом. Он звал Кэри «Ищейка», не задавал вопросов о прошлом и рассказывал служебные байки. В тот момент такая дружба была ей очень кстати, но после переезда из бухты в квартиру и решения Кэри меньше пить, они почти перестали видеться.

Очевидно, Бутч не затаил на нее обиды и ответил мгновенно: «Нет проблем, Ищейка. До скорого».

«Договорилась», – сказала Кэри Рэю, а потом погрузилась в собственные мысли. Она не знала, сколько времени молчала, и очнулась, только когда Рэй спросил:

«В чем дело, Кэри? Я вижу, что ты крутишь в голове какую-то зацепку».

Кэри в который раз поразилась его умению читать ее мысли.

«Обмен. Что-то не дает мне покоя. Зачем этот парень – если это парень – так рано выдал нам место? Он должен был понимать, что если Рейни позвонят в полицию, то у нас будет куча времени, чтобы все организовать: оцепить периметр, установить слежку, собрать людей. Зачем давать нам фору? Деньги нужно было требовать заранее, чтобы родители собрали сумму – это ясно. Но я бы на его месте позвонила бы в 23:45, сообщила бы место обмена и ждала бы там в полночь».

«Разумно», – согласился Рэй. «И это сходится с твоей теорией о том, что ему, на самом деле, плевать на деньги».

«Не хочу на этом зацикливаться, но я правда так считаю», – сказала она.

«А что, по-твоему, ему нужно?» – спросил Рэй.

Кэри постоянно задавала себе этот вопрос и была рада наконец-то поделиться соображениями.

«Кем бы он ни был, я думаю, он помешан на Джессике. У меня такое ощущение, что он ее знает или, по крайней мере, видел раньше. Он за ней следил».

«Логично. По всему видно, что он долго планировал похищение».

«Именно. Купил специальные очки, узнал, где расположены камеры в почтовом отделении, похитил ее в идеальный момент, когда она вышла из школы, но еще не встретилась с матерью, в таком квартале, где нет камер наблюдения. Все это – признаки того, что он давно работал над планом».

«Согласен. Но начальник охраны школы не смог указать ни на кого из сотрудников. В участке я проверил еще раз – ни за кем из учителей не числится правонарушений, если не считать штрафов за неправильную парковку».

«А как насчет уборщиков или водителей автобусов?»

«Их нанимают через посредников. Но все, кто работают в школе, проходят проверку биографии. Можно, конечно, еще раз пройтись по списку, но мне тот парень показался весьма дотошным».

«Ладно, а что если поискать среди работников магазинов вдоль ее велосипедного маршрута или строителей на площадке неподалеку? Много людей могли ее видеть каждый день и знать ее распорядок. Вдруг среди них есть бывшие преступники?»

«Хорошая мысль, займемся этим утром. Но я надеюсь, что мы возьмем этого типа сегодня, и дополнительные поиски не понадобятся».

Они затормозили у дома Рейни и заметили полицейскую машину, припаркованную в конце квартала. Офицеров предупредили не останавливаться слишком близко к дому на случай, если похититель за ним следит. Кэри с Рэем подошли к двери и постучали. Им тут же открыл один из офицеров, и они вошли.

«Как они, держатся?» – тихо спросил Рэй.

«Мать почти все время наверху с мальчиком – пытается его отвлечь», – ответил офицер.

«И отвлечься самой», – добавила Кэри.

«Пожалуй», – согласился офицер. «Отец, в основном, молчит. Он долго изучал карту парка на своем ноутбуке, задавал нам вопросы о системе наблюдения, на которые мы не смогли ответить».

«Понятно, спасибо», – сказал Рэй. «Надеюсь, мы сможем дать ему больше ответов».

Как и сказал офицер, Тим Рейни сидел за кухонным столом с открытой спутниковой картой парка Бертон-Чейс на мониторе.

«Здравствуйте, мистер Рейни», – окликнула его Кэри. «Нам сказали, что у вас есть вопросы».

Рейни оторвался от экрана и, похоже, с трудом узнал визитеров. Секунду спустя его взгляд сфокусировался, и он кивнул.

«Вообще-то, у меня их много».

«Давайте их сюда», – сказал Рэй.

«Ладно. Значит, в письме говорится, что нам нельзя вызывать властей. Как вы собираетесь остаться незамеченными?»

«Во-первых, мы установили скрытые камеры по всему парку», – ответил Рэй. «Мы сможем следить за всем из фургона на парковке неподалеку. Кроме этого, в парке много бездомных, и одна из наших офицеров под прикрытием уже среди них. Она провела там несколько часов, чтобы не вызывать подозрений. Также наши люди дежурят в здании яхт-клуба «Уинд-Джеммерс» по соседству – там на втором этаже есть комната с тонированным окном. Один из них – снайпер».

Кэри увидела, как глаза Тима Рейни округлились, но он промолчал, и Рэй продолжил.

«Еще у нас есть дрон, но мы не станем его использовать без крайней необходимости. Он почти бесшумный и может подниматься до двухсот метров. Но рисковать мы не будем. Всего у нас дюжина офицеров, рассредоточенных вокруг места встречи так, что в случае опасности прийти вам на помощь в течение шестидесяти секунд. Мы с детективом Локк в их числе. Мы будем на гражданской лодке в бухте, достаточно далеко, чтобы не привлекать внимания, но так, чтобы наблюдать все в бинокли. У нас все продумано, мистер Рейни».

«Хорошо. Похоже, что так и есть. А что конкретно я должен буду сделать?»

«Рад, что вы спросили», – сказал Рэй. «Сейчас мы вам объясним. Давайте прямо тут и начнем, раз у вас уже открыта карта».

Они сели по бокам от Рейни, и Кэри взяла слово.

«Итак, вы должны встретиться с ним между беседками в дальнем конце парка у воды. Вам нужно будет сделать все в точности так, как я скажу. Парк в это время официально закрыт, так что вы не сможете оставить машину на стоянке для посетителей. Вероятно, это одна из причин, по которой он выбрал полночь – любая машина на стоянке вызовет подозрения. Вы припаркуетесь на общественной стоянке в квартале оттуда. Мы дадим вам мелочь. Вы просто оставите машину, заплатите и пойдете пешком к месту обмена. Пока все понятно?»

«Да», – сказал Рейни. «Как я заберу деньги для выкупа?»

«В торговом центре «Уотерсайд» рядом с парком».

«А если похититель будет за мной следить?»

«Ничего страшного», – заверила его Кэри. «Ваш босс передаст вам деньги прямо перед банкоматом «Банка Америки». Наш детектив сейчас его готовит. За вами будут незаметно наблюдать офицеры, которые придут на помощь, если похититель попытается перехватить деньги там».

 

«Вы поставите на деньги какой-нибудь GPS-маяк?»

«Уже поставили», – первым ответил Рэй. «И на сумку тоже. Они очень маленькие. Тот, что на сумке, зашит в шов, а те, что на деньгах, представляют собой крошечные прозрачные наклейки на отдельных купюрах. Даже если он найдет нужные купюры, наклейки все равно будет трудно разглядеть».

Кэри понимала, почему Рэй ответил на этот вопрос. По кислому выражению лица Рейни было ясно, что он недоволен наличием маяков. Он не сказал этого вслух, но явно думал, что они подвергают Джессику риску. Рэй взял ответ на себя, чтобы неприятная новость исходила от него, а Кэри могла сохранить доверие взволнованного отца. Кэри украдкой кивнула напарнику в знак благодарности. Рейни, казалось, этого не заметил. Было видно, что он стал еще больше переживать после слов Рэя, но возражать не стал.

«Так, а дальше что?» – спросил он Кэри, отворачиваясь от Рэя.

«Как я уже говорила, забрав деньги, вы поедете на стоянку в квартале от парка Чейс, выйдете из машины и пойдете на мост между беседками. Там будут наши офицеры, но вы их не увидите. Вам не нужно о них думать. Вам нужно просто прийти на мост с деньгами».

«Что будет, когда он явится?» – спросил Рейни.

«Вы потребуете назад свою дочь. Теоретически, он будет думать, что вы один. Так что не стоит сразу отдавать ему деньги без борьбы – это было бы подозрительно. Я очень сомневаюсь, что он приведет ее с собой. Возможно, он сообщит вам адрес. Или скажет, что пришлет адрес в сообщении, когда скроется из виду. Или пообещает отправить адрес FedEx'ом…»

«По-вашему, ее там не будет?» – перебил Рейни.

«Я бы очень удивилась. Если он приведет ее с собой, он останется без инструмента давления. Пока вы боитесь за жизнь дочери, вы у него под контролем. Будьте готовы к тому, что вы ее там не увидите».

«Понял. А потом?»

«Сначала сделаете вид, что сомневаетесь, а потом отдадите деньги. Не пытайтесь договориться с ним о каком-нибудь новом плане. Не пытайтесь его запугать. Он может быть нервным. Скорее всего, он вооружен. Нам не нужен конфликт».

Рейни неохотно кивнул. Кэри это не понравилось, и она решила быть настойчивее.

«Мистер Рейни, вы должны пообещать мне, что не станете делать глупостей. Нам необходимо, чтобы он либо сказал вам, где искать вашу дочь, либо вернулся к ней с выкупом. Даже если он вам ничего не скажет, не паникуйте. Мы его выследим. И схватим в подходящий момент. Ваша самодеятельность может плохо кончиться и для Джессики, и для вас. Мы друг друга поняли?»

«Да. Не беспокойтесь. Я не стану делать ничего, что подвергнет Джессику риску».

«Я вам верю», – убедительно сказал Кэри, хотя в душе сомневалась. «Вы отдадите выкуп, вернетесь к машине и приедете домой. С остальным разберемся мы. Договорились?»

«На мне будет микрофон?» – спросил он, намеренно не отвечая на прямой вопрос.

«Да», – снова вмешался Рэй. «И мини-камера. Они будут незаметны, особенно ночью. Но камера поможет нам его опознать, а звук оповестит об опасности».

«Мы сможем общаться?»

«Нет», – ответил Рэй. «То есть, мы будем вас слышать, но давать вам наушник было бы рискованно. Он может его увидеть. И нам нужно, чтобы вы не отвлекались от вашей части задания».

«И еще кое-что», – добавила Кэри. «Есть вероятность, что он вообще не появится. Может, он испугается и пойдет на попятную. Может, он и не собирался приходить. К этому тоже нужно быть готовым».

«Значит, вы полагаете, что именно так и будет?» – спросил Рейни. Судя по всему, ему такое даже в голову не пришло.

Кэри дала самый честный ответ, на какой была способна:

«Я понятия не имею, как будет. Но скоро мы это узнаем».

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Кэри начало тошнить. Ее это почти рассмешило – в конце концов, она прожила в плавучем доме несколько лет. Но стоять на борту парусной лодки в открытом канале, да еще прижимая глазам бинокль, – это было совсем другое дело.

Бутч предлагал поставить «Букашку» на якорь, но Кэри и Рэй опасались, что стоячая лодка может выглядеть подозрительно. Хотя, конечно, лодка, бесцельно слоняющаяся взад-вперед была ненамного лучше. Минут через пятнадцать Бутч посоветовал им остановиться рядом с доком на противоположной парку стороне канала, где можно было затеряться среди других лодок, и Кэри, с трудом терпящая тошноту, уцепилась за эту возможность.

Они нашли свободное место и начали ждать. Приближалась полночь. Колкий холодный ветер завывал снаружи, вода громко билась о борт, а Кэри сидела на узкой скамейке у окна и пыталась дышать в одном ритме с волнами. Вскоре она почувствовала, как понемногу распускается узел тревоги в животе и высыхает пот на лбу.

В 23:57 Кэри снова приложила бинокль к глазам и посмотрела в сторону парка. Рэй в нескольких футах от нее сделал то же самое.

«Видите что-нибудь?» – спросил Бутч с палубы. Он был в восторге от участия в полицейской операции, и с трудом это скрывал. Должно быть, это было самое большое событие в его жизни за долгие годы.

Он остался все тем же суровым стариком, каким Кэри его помнила, с обветренной морщинистой кожей, копной спутанных седых волос и неизменным перегаром. В обычных обстоятельствах управлять лодкой в его состоянии было бы нарушением, но сейчас Кэри предпочла закрыть на это глаза.

«Деревья закрывают обзор», – громко прошептала она в ответ. «И стекло бликует даже при выключенном свете».

«С деревьями я ничем помочь не могу, – отозвался Бутч, – а вот окна открываются наполовину».

«Я не знала», – призналась Кэри.

«Сколько ты прожила на лодке?» – спросил Рэй.

Кэри, приятно удивленная тем, что он решил ее поддразнить, показала ему язык, а потом добавила: «Очевидно, недостаточно».

Голос в рациях безжалостно прервал самый теплый момент, случившийся между ними за весь день. Вызывал Лейтенант Хиллман.

«Внимание всем постам. Говорит Первый. Курьер забрал груз, припарковался и идет к пункту назначения».

Хиллман дежурил на втором этаже клуба «Уинд-Джеммерс», откуда открывался отличный обзор на большую часть парка, включая мост. Он пользовался условными, оговоренными заранее терминами, чтобы избежать утечки информации по линиям связи, которые часто взламывались любопытными гражданами, любившими прослушивать полицейские частоты. Рейни – курьер, сумка с деньгами – груз, пункт назначения – мост. Похитителя нужно было называть «цель», а Джессику – «объект».

«Говорит Четвертый. Вижу пункт назначения», – доложила Кэри, найдя наконец угол, под которым хорошо просматривался мост. «Поблизости никого».

«Говорит Второй», – раздался голос офицера Джейми Кастильо, которая маскировалась под бездомную в парке. «Курьер только что прошел мой пост с западной стороны кафе. Вижу только двух бездомных. Оба были тут весь день. Оба выглядят спящими».

«Присматривай за ними, Второй», – сказал Хиллман. «Мы не знаем, как выглядит цель. Возможно все».

«Так точно, Первый».

«Ребята, надеюсь, вы меня слышите», – прозвучал взволнованный громкий шепот Тима Рейни, переданный его микрофоном-петличкой. «Я в парке и иду к мосту».

«Да ладно…» – еле слышно пробормотал Рэй. «Этот парень решил устроить нам прямую трансляцию?»

Кэри бросила на него укоризненный взгляд.

«Рэй, он нервничает. Будь с ним помягче».

«Внимание всем постам. Говорит штаб», – сказал Мэнни Суарез из фургона на парковке торгового центра. «Мы наблюдаем территорию и пока не видим никакого движения, кроме курьера. Он в двадцати метрах от пункта назначения».

Кэри посмотрела на часы: 23:59. В дальнем конце бухты затарахтел лодочный мотор. В доках перекрикивались морские котики, любившие загорать там днем. Свистел ветер, плескались волны. Не считая этого, стояла тишина.

«Движение вдоль улицы Минданао по направлению к парку», – раздался незнакомый возбужденный голос.

«Назовитесь», – рявкнул Хиллман. «И не используйте имена собственные».

«Виноват, сэр. Говорит Третий. Транспортное средство приближается к парку по… улице, ведущей к нему. Похоже на мотоцикл».

Кэри сообразила, что Третий – это офицер Роджер Джентри. Подразделение Западного Лос-Анджелеса было небольшим, и в такое время суток им не хватало людей, поэтому Хиллман задействовал всех свободных офицеров, и Джентри в том числе. По их меркам он был салагой, прослужил меньше года, как и Кастильо, но был совсем не таким уверенным, очевидно, куда менее способным.

«Кто еще что-нибудь видит?» – спросил Хиллман.

«Вы это слышите?» – спросил Тим Рейни чересчур громко – похоже, забыл, чт ему никто не ответит. «Кажется, кто-то едет».

«Говорит Второй», – подала голос Кастильо из своего импровизированного укрытия возле кафе. «Вижу. Это мотоцикл. Не могу сказать, какой именно, но маленький и похож на «Хонду». Никого, кроме водителя. Въехал в парк и движется по служебной дороге вдоль южного края в общем направлении пункта назначения и курьера».

Кэри тоже его заметила. Мотоцикл мчался по служебной дороге по краю парка вдоль воды. Она перевела бинокль на Тима Рейни, напряженно стоящего посредине моста и крепко сжимающего сумку в правой руке.

«Говорит Первый», – сказал Хиллман. «Ружье готово. Где сейчас транспортное средство?»

«Говорит Четвертый», – ответил Рэй. «Вижу его. Ездок один, движется со скоростью около ста километров в час по служебной дороге. Поворачивает направо, это север, общее направление пункта назначения».

«Кажется, кто-то на мотоцикле», – объявил Тим Рейни. «Вы знаете, кто это? Это он? Джессика с ним?»

«Четвертый, это Первый», – сказал Хиллман, игнорируя болтовню Рейни. «Ты видишь оружие? Ружье, приготовится».

«Ружье готово», – ответил снайпер рядом с Хиллманом на втором этаже яхт-клуба.

«Говорит Четвертый. Не вижу оружия. Но я не уверен из-за темноты и скорости транспортного средства».

«Ружье, по моему сигналу», – сказал Хиллман.

«По вашему сигналу», – спокойно ответил снайпер.

Кэри наблюдала, как мотоциклист ударил по тормозам и резко встал на заднем колесе. Когда переднее колесо снова коснулось дороги, водитель скрутил байк почти что в сплошное кольцо, трижды крутнулся на месте, пока смог снова выровняться, и погнал обратно, в том же направлении, откуда приехал.

«Говорит Четвертый», – быстро сказала она. «Отставить ружье. Повторяю, оставить ружье. Думаю, у нас тут просто любитель покататься».

«Ружье, отставить», – приказал Хиллман.

Мотоциклист, как и следовало ожидать, вернулся по служебной дороге ко входу в парк, а оттуда – на Минданао.

«Кто видит курьера?» – резко спросил Хиллман.

«Говорит Четвертый», – откликнулась Кэри. «Курьер взволнован, но невредим. Стоит на месте, не знает, что делать».

«Откровенно говоря, я тоже не знаю», – признал Хиллман. «Давайте быть начеку, ребята. Возможно, это был отвлекающий маневр».

«Кто-нибудь придет за мной?» – спросил Рейни, будто услышав Хиллмана. «Мне стоять тут? Я буду стоять, пока не получу сигнал».

«Да заткнись ты ради бога», – пробормотал Рэй, прикрывая рукой микрофон, чтобы его слышали только Кэри и Бутч. Кэри не ответила.

Минут через десять Кэри увидела, как Рейни, все еще стоявший на мосту, проверяет телефон.

«Надеюсь, вы меня слышите», – сказал он. «Мне только что пришло сообщение. Там говорится: «Вызвав полицию, вы подорвали мое доверие. Вы упустили возможность вернуть себе грешного ребенка. Теперь я должен решить, изгнать ли демона самому или простить вам непослушание и дать еще один шанс очистить ее душу. Ее судьба была в ваших руках. Теперь она в моих». Он знал, что вы тут. Ваш хитроумный план не сработал. Я даже не знаю, выйдет ли он на связь еще раз. Если моя дочь умрет, вы будете виноваты!»

На последней фразе он сорвался на крик, его голос надломился от ярости. Его было слышно через бухту даже без микрофона. Кэри видела, как он упал на колени, отбросил сумку, закрыл лицо руками и зашелся в рыданиях. Его боль была слишком хорошо ей знакома.

Он горевал, как может горевать только родитель, у которого навсегда отняли ребенка. Кэри помнила, как точно так же рыдала, когда похитили ее дочь, и как ничего не могла с собой поделать.

Она выскочила из каюты и едва добежала до края палубы, когда ее стошнило в океан.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?