След надежды

Tekst
26
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава третья

Когда Кери приехала по адресу, который написала ей Сьюзен в сообщении, она заставила себя забыть о ноющей боли в груди и колене. Она находилась на потенциально опасной территории. А так как она находилась сейчас не на службе, и никто не прикрывал ее, она должна быть в состоянии повышенной готовности. Неуверенность в таких делах хорошей службы не сослужит.

Стоял полдень, и когда она пересекала Пасифик Авеню в этом унылом районе Венис, ее единственной компанией были лишь татуированные серферы, которые, невзирая на холодную погоду, направлялись к океану, находившемуся в одном квартале пути, и бомжи толпились в дверях еще закрытых учреждений.

Она добралась до обветшалого жилого здания, прошла в открытую входную дверь и преодолела три лестничных пролета по пути в комнату, где ее должна была ждать Лупита. До обеда у всех был перерыв, поэтому это было удачным временем для визита.

Кери подошла к двери и уже собиралась было постучать, как услышала внутри какой-то шум. Она толкнула дверь, и та с легкостью поддалась. Она тихонько приоткрыла ее и осторожно заглянула внутрь.

В комнате на простой неизысканной кровати лежала брюнетка лет пятнадцати. Над ней пыхтел обнаженный крепкий мужчина лет тридцати. Одеяла скрывали подробности, но тот вел себя агрессивно. Каждые несколько секунд он бил девушку ладонью по лицу.

Кери боролась с сильным желанием войти и сбить с нее этого здоровяка. Это было ее естественным порывом, даже не считая того, что она была копом. Но она и понятия не имела, был ли это «извращенец», и являлось ли происходящее стандартной процедурой.

Печальный опыт научил ее тому, что иногда сиюминутная помощь могла нанести ущерб в долгосрочной перспективе. Если он клиент, и Кери устроила бы с ним потасовку, он мог бы нажаловаться сутенеру Лупиты, и тогда ей бы не поздоровилось. Если девушка не захочет изменить жизнь кардинальным образом и жить в ладах с законом, как это сделала Сьюзен Грейнджер, то это может лишь ухудшить ее положение.

Кери сделала шаг в комнату и поймала взгляд Лупиты. Хрупкая девушка с вьющимися темными волосами одарила ее знакомым взглядом – смесью мольбы, страха и настороженности. Кери сразу же все поняла. Она нуждалась в помощи, но лишь в небольшой помощи.

Это явно был «извращенец». Может, он пришел в последний момент, потому что Лупита на это время договорилась о встрече с Кери. Но ей приказали обслужить его. Скорее всего, пощечины оказались для нее сюрпризом, но она не могла послать его, если он уже договорился с сутенером.

Кери знала, что делать. Она быстро подошла к ним, вытаскивая на ходу резиновую дубинку из внутреннего кармана пиджака. Лупита испуганно посмотрела на нее, и Кери увидела, что «извращенец» обратил на это внимание. Только он начал поворачивать голову в ее сторону, как на его затылок обрушилась вся сила удара, вложенная в дубинку. Он обмяк на девушке, потеряв сознание.

Кери поднесла палец к губам, призывая Лупиту сохранять молчание. Она подошла к краю кровати, чтобы убедиться, что «извращенец» действительно в отключке. Так и было.

– Лупита? – спросила она.

Девушка кивнула.

– Я детектив Локк, – сказала она, умалчивая о том, что формально она была не при исполнении. – Не беспокойся. Если мы будем действовать быстро, у тебя не возникнет проблем. Когда твой сутенер спросит, что произошло, ты скажешь, что вошел какой-то коротышка в капюшоне и маске, вырубил «извращенца» и обчистил его. Его лица ты не видела. Он угрожал твоей жизни, если ты издашь хотя бы звук. Когда я покину эту комнату, ты сосчитаешь до двадцати, а потом начнешь кричать. И тебя никто ни в чем не сможет обвинить. Понятно?

Лупита снова кивнула.

– Так, – произнесла Кери, вытаскивая кошелек из джинсов «извращенца». – Не думаю, что он будет в отключке дольше нескольких минут, поэтому приступим к делу. Сьюзен сказала, что ты слышала разговор каких-то парней о Висте, которая должна произойти завтра вечером. Ты знаешь тех, кто говорил об этом? Один из них – твой сутенер?

– Ммм…, – неуверенно начала Лупита. – Я не узнала их голоса. И когда я выглянула в зал, их уже не было.

– Ладно. Сьюзен рассказала мне, что они говорили о моей дочери. Больше всего меня интересует местоположение. Я знаю, что Виста проводится в Голливудских Холмах. Но не сказали ли они что-то более конкретное? Название улицы? Ориентиры?

– Они не упоминали никаких улиц. Но один из них пожаловался на то, что в этом году будет больше хлопот, чем в прошлом, потому что это будет происходить в каком-то закрытом месте. Он сказал: «Закрытое поместье». Значит, это должно быть что-то большее, чем обычный дом.

– Это очень полезная информация, Лупита. Что-нибудь еще?

– Один из них огорченно причитал, что в этом году им не будет видно знака Голливуда. Наверное, в прошлом году дом был рядом с ним. Но на этот раз они будут находиться слишком далеко, возможно, в другом районе. Это может чем-нибудь помочь?

– Думаю, да. Наверное, это место находится ближе к Западному Голливуду. Это сужает круг поисков. Полезная информация. Что-нибудь еще?

Мужчина, лежащий на ней, издал слабый стон и зашевелился.

– У меня голова сейчас совсем не варит, – еле слышно пробормотала Лупита.

– Ничего. Это больше, чем у меня было. Ты мне очень помогла. Если ты когда-нибудь захочешь покончить с этой работой, свяжись со мной через Сьюзен.

Лупита улыбнулась, невзирая на положение, в котором она находилась. Кери сняла кепку, вытащила из кармана черную маску и надела ее. В маске были небольшие прорези для глаз и рта.

– Помни, – сказала она, имитируя грубый мужской голос, – даешь мне двадцать секунд, или я прикончу тебя.

Мужчина, лежащий на Лупите, приходил в сознание, поэтому Кери торопливо вышла из комнаты. Она бросилась бегом по коридору и преодолела уже полпути, спускаясь по лестнице, когда услышала крики о помощи. Она подошла к входной двери, сняла маску, засунула ее в карман и надела кепку.

Она открыла кошелек и, вынув наличные – всего лишь двадцать три доллара, – бросила его в угол у двери. Она пошла небрежной походкой по улице к своей машине. Сев в машину, она услышала гневные крики из комнаты Лупиты.

Выехав из этого района, она позвонила Рэю, чтобы узнать, как у него обстоят дела с зацепками. Он поднял трубку после первого же гудка, и по его голосу она поняла, что не все идет как надо.

– Что случилось? – спросила она.

– Я в тупике, Кери. Я просмотрел все данные за последние десять лет, но так и не смог ничего обнаружить о маленькой телезвезде, которая была найдена с перерезанным горлом. Я нашел информацию о девушке, которая в детстве была актрисой. Ее зовут Карли Роуз. У нее была нелегкая жизнь, и она пропала без вести в подростковом возрасте. Сейчас ей должно быть около двадцати. Может быть, это она и есть. А может, она умерла от передозировки в подземном переходе, и ее просто никто не нашел. Может быть все что угодно. Я нашел аналогичную информацию о других девочках в возрасте от одиннадцати до четырнадцати, у которых было перерезано горло. Тела находили на свалках или даже просто посреди улиц. Зачастую такое случается с девушками, которые успели поработать на улице. И эти показатели продолжают расти с каждым днем.

– Вообще-то, этому есть просто объяснение, – сказала Кери. – Вероятно, убийцы не терзались угрызениями совести за то, что они бросали тела убитых девушек, работающих на улице, у которых не было семьи, и за которых было некому заступиться. Но они точно не стали бы привлекать внимание, оставляя вот так тела похищенных девочек из хороших семей, или же знаменитых девушек. Это бы грозило им расследованиями. Могу поспорить, что таких девушек они сжигали, хоронили или просто выбрасывали в океан. А тех, кого никто бы не искал, они просто оставляли там, где придется.

Кери предпочла не сосредотачиваться на смысле сказанного ею. Она не хотела провоцировать в себе внутреннюю тревогу из-за того, с какими мерзостями ей придется иметь дело.

– Похоже на то, – с невозмутимым тоном согласился Рэй. – Еще это может объяснять пробелы в периодах. Если они один год используют уличную девицу, затем несколько лет – похищенных детей из пригородов, а потом – снова малолетнюю проститутку, то установить закономерность становится гораздо сложнее. Ведь если бы каждый год обнаруживали проститутку с перерезанной глоткой, это могло бы вызвать чей-то интерес.

– Хорошая мысль, – сказала Кери. – Значит, больше ничего не удалось найти.

– Нет. Извини. У тебя дела обстоят лучше?

– Немного, – сказала она. – Исходя из рассказа Лупиты, можно предположить, что это будет происходить где-то в Западном Голливуде, в закрытом поместье.

– Звучит многообещающе, – отметил Рэй.

– Возможно. Но на этих холмах тысячи таких поместий.

– Мы можем попросить Эджертона проанализировать все объекты, чтобы узнать, нет ли среди собственников кого-то знакомого нам. Правда, сейчас так много подставных компаний, что сделать это будет нелегко. Но никогда не знаешь, на что способен этот парень.

Это правда. Детектив Кевин Эджертон – технологический гений. Если кто-то и может в данном случае что-то накопать, то только он.

– Ладно, мы так и поступим, – ответила Кери. – Но пусть он держит все в секрете. И не раскрывай ему подробностей. Чем меньше знают об этом, тем меньше шансов утечки информации не в те руки.

– Понял. Что планируешь делать?

Кери подумала несколько секунд и поняла, что у нее не было никаких следов, которые позволили бы ей двигаться дальше. Значит, она должна была делать то, что всегда делала, когда заходила в тупик – начинать все сначала. А начать сначала она могла лишь с помощью одного человека.

– Ты не мог бы, – спросила она, – попросить Кастильо позвонить мне? Только пусть она звонит мне со своего личного мобильника и вне офиса, ладно?

– Ладно. Что ты задумала? – спросил Рэй.

 

– Думаю, что пришло время снова связаться со старым другом.

Глава четвертая

Кери сидела в напряженном ожидании в своей машине возле здания Weekly L.A., альтернативного еженедельника, нетерпеливо поглядывая на часы. Она договорилась о встрече здесь с офицером Джейми Кастильо. Именно здесь работала обозревателем ее подруга Маргарет Мерриуэзер, также известная как Магс.

Время было на исходе. Была пятница, часы показывали 12:30, и оставалось примерно тридцать шесть часов до того, как ее дочь будет изнасилована и убита в ритуальном жертвоприношении на потеху кучки богатеньких психов.

Кери увидела Джейми, идущую по улице, и прогнала прочь из головы эти ужасные мысли. Она должна была думать о том, как предотвратить смерть ее дочери, а не о том, как она будет умирать.

Как она и просила, Джейми накинула поверх формы обычное пальто, чтобы меньше привлекать внимания. Кери помахала ей рукой. Джейми улыбнулась и направилась к машине. Ее темные волосы разлетались под потоками сильного ветра несмотря на то, что были собраны в хвост. Она была выше Кери на несколько сантиметров и более спортивного телосложения. Она была мастером паркура, и Кери видела, на что та способна, если ситуация потребует решительных действий.

Офицер Джамиля Кассандра Кастильо еще не была детективом. Но Кери была уверена, что в будущем она станет легендой. Помимо ее физических способностей она была решительной, умной, неутомимой и преданной. Она уже подвергла риску свою собственную безопасность и даже свою работу ради Кери. Если бы Рэй уже не был ее партнером, она знала, кого бы она хотела видеть в этом качестве.

Джейми осторожно залезла в машину, невольно поморщившись, и Кери вспомнила, что было тому причиной. Во время преследования подозреваемого, с которым была схватка у Кери, Джейми находилась неподалеку от бомбы, которая взорвалась в квартире одного парня. В результате взрыва один агент ФБР был мертв, другой получил сильные ожоги, а у Рэя застрял осколок в правой ноге, о чем он с тех пор даже не упоминал. Джейми отделалась сотрясением мозга и несколькими сильными ушибами.

– Разве тебя не сегодня выписали из больницы? – недоверчиво спросила Кери.

– Да, – ответила та с гордостью. – Меня выписали сегодня утром. Я пришла домой, переоделась в форму и через десять минут пошла на работу. Но лейтенант Хиллман решил меня сегодня не нагружать.

– Как твои уши? – спросила Кери, имея в виду потерю слуха у Джейми после взрыва бомбы.

– Сейчас я слышу тебя превосходно. Иногда у меня появляется жужжание в ушах. Врач говорит, что через неделю-две это пройдет. Никаких серьезных повреждений нет.

– Не могу поверить, что ты сегодня вышла на работу, – пробормотала Кери, качая головой. – И не могу поверить, что я обращаюсь к тебе за помощью в первый день после выписки.

– Не переживай, все хорошо, – заверила ее Джейми. – Мне было просто необходимо куда-нибудь выйти. Все вокруг носились со мной, как с фарфоровой вазой. Но я должна буду вернуться, иначе я вылечу. Так, я принесла то, что ты просила.

Она вытащила из сумки файл и отдала его Кери.

– Спасибо.

– Не за что. И я отвечу сразу, да, я использовала «общий» идентификатор пользователя при поиске в базе данных, поэтому мой запрос не смогут отследить. Думаю, существует причина, по которой ты не хотела, чтобы я использовала свой собственный идентификатор. Также думаю, что есть причина и на то, что ты мне не объяснила зачем тебе этот материал?

– Правильно думаешь, – сказала Кери, надеясь, что Джейми не станет задавать вопросы.

– Я также думаю, что ты не собираешься ничего мне рассказывать или принимать мою помощь.

– Это для твоего же блага, Джейми. Чем меньше ты знаешь, тем лучше. И чем меньше знают о твоей помощи мне, тем лучше для моего дела.

– Ладно. Я тебе верю. Но если тебе все же понадобится помощь, у тебя есть мой номер.

– Конечно, – сказала Кери, сжав руку Кастильо.

Она подождала, пока офицер не вернется к своей машине и не отъедет с улицы, прежде чем выйти из своей. Захватив досье, принесенное Кастильо, и прижав его к груди, Кери поспешила вверх по лестнице в здание Weekly L.A., где ее ждала Магс и, возможно, ответы на некоторые ее вопросы.

*

Спустя два часа раздался стук в дверь конференц-зала, где Кери разложила документы и занималась их изучением. Большой стол, стоящий в центре, был сплошь в бумагах.

– Кто там? – спросила она. Дверь слегка приоткрылась. Это был Магс.

– Я просто решила проверить как ты, – сказала она. – Может тебе нужна помощь, дорогая.

– Вообще-то я могу устроить себе небольшой перерыв. Входи.

Магс вошла внутрь, заперла за собой дверь, убедилась, что жалюзи закрыты плотно, и подошла к ней. Кери снова поразилась тому, что она подружилась с абсолютно точной копией Джессики Рэббит (прим. – персонаж из мультипликационного фильма «Кто подставил кролика Роджера»).

Рост Маргарет Мерриуэзер достигал метра восемьдесят даже без каблуков, а носила она обычно каблуки очень высокие. Стройная, с молочно-белой кожей, соблазнительными изгибами, пылающими рыжими волосами, рубиново-красными губами и ярко-зелеными глазами, она словно сошла со страниц журнала о моде для амазонок.

И на этом сходство с амазонкой заканчивалось. Стоило только ей раскрыть рот, как тут же обнаруживался акцент Скарлетт О'Хара, а своей язвительностью она походила на Розилинд Рассел в фильме «Его девушка Пятница». И лишь присущий ей слегка сдержанный тон намекает на альтер эго Маргарет (Магс для друзей). Оказывается, что под псевдонимом «Мэри Брэди» она также работала обозревателем альтернативной газеты, охотником за грязными подробностями, уничтожавшим репутации местных политиков, раскрывавшим корпоративные правонарушения, бросавшим вызов нечистым на руку полицейским.

Магс также была счастливо разведенной матерью двоих детей. Ее благосостояние значительно увеличилось после развода с бывшим мужем-банкиром. Кери познакомилась с ней, работая над одним делом, и, хотя сначала у нее возникло впечатление, что личность Магс в целом – искусно созданная маска, между ними завязалась крепкая дружба. Кери, у которой было не так уж много друзей вне работы, была рада, что у нее есть такая подруга, которая привыкла брать инициативу в свои руки.

Магс присела рядом с Кери и поглядела на разложенные на столе полицейские документы и газетные вырезки.

– Ты попросила принести тебе копии всех статей о Джексоне Кейве. Вижу, что кого-то в отделе ты попросила примерно о том же. И заперлась здесь на два часа. Расскажешь, что происходит?

– Расскажу, – ответила Кери. – Только дай мне минутку.

Она достала из сумки детектор жучков и прошлась с ним по всему конференц-залу. Магс приподняла брови, но, похоже, что это ее не сильно удивило.

– Знаешь, дорогая, – начала она, – я не тот человек, который мог бы тебе сказать, что ты слишком осторожна. Но скажу тебе, что я делаю это дважды в неделю, причем на профессиональном уровне.

– Не сомневаюсь, – сказала Кери. Но спасибо, что позволила мне это сделать. Эту штуковину дал мне один технарь, которому я очень доверяю.

– Кто-то из отдела? – спросила Магс.

– Нет, вообще-то он работает охранником в торговом центре. Это длинная история, но парень знает свое дело, и за ним числился должок, поэтому, когда я попросила посоветовать мне хороший детектор, он мне подарил этот.

– Мне бы хотелось услышать эту длинную историю, когда у нас будет больше свободного времени, – сказала Магс.

Кери рассеянно кивнула, продолжая проверять помещение. Магс улыбнулась и застыла в терпеливом ожидании. Кери ничего не обнаружила и снова присела.

Она поведала всю историю о Кейве, с которым Магс уже была знакома.

На самом деле подруга даже помогала ей недавно выудить информацию из наемника, связанного с Кейвом. Он был известен под прозвищем «Черный Вдовец», таинственный персонаж, ездивший на черном Линкольне Континенталь без номерных знаков.

Несколько месяцев назад Кери видела запись с камеры видеонаблюдения, на которой он в результате поединка убил того, кто удерживал Эви, засунул Эви в багажник и скрылся в неизвестном направлении. У Кери были подозрения, что все это было организовано по указанию Кейва.

Каким-то образом Магс удалось выйти на связь с Черным Вдовцом, скрыв при этом свою личность. Оказалось, что он был готов сообщить о местонахождении Эви, впрочем, за немалую плату. Похоже, что излишней преданностью он не отличался, что сыграло Кери на руку, потому что с помощью его наводки она узнала о существовании Висты.

Несмотря на то, что все это о Черном Вдовце Магс было дано известно, она терпеливо ее слушала. Она ни разу не перебила Кери, только достала блокнот и время от времени делала в нем заметки. Она внимательно выслушала весь рассказ, с самого начала и до сегодняшнего звонка Сьюзен Грейнджер, в результате которого стало известно, что Эви – «приз крови» на Висте.

Дождавшись окончания рассказа Кери, она спросила ее:

– Я понимаю, в каком ужасном ты положении, Кери. Это просто кошмарно. Но я не могу понять, зачем тебе все эти статьи о мистере Кейве?

– Просто я не знаю, что делать, Магс. У меня больше нет никаких зацепок, никаких улик. Единственное, в чем я уверена, так это в том, что Джексон Кейв как-то причастен к исчезновению моей дочери.

– Уверена? – спросила Магс.

– Да, – ответила Кери. – Не думаю, что так было изначально. Скорее всего он и понятия не имел, что среди похищенных была моя дочь. Ведь тогда я даже была не детективом, а профессором в колледже. Ее похищение стало причиной, по которой я работаю в полиции. Я даже не могу сказать, в какой момент это могло его заинтересовать. Но, думаю, что со временем до него дошло, что ребенок, которого ищет женщина-детектив, был похищен тем, кто находится под его руководством.

– И ты думаешь, что он выяснил ее местонахождение? – спросила Магс. – Думаешь, он знает, где она сейчас?

– А это уже совсем другой вопрос. Уверена, что в какой-то момент он заинтересовался ее местонахождением. Это соответствовало бы его интересам. Но это должно было случиться до того, как им заинтересовалась я. Не сомневаюсь, что он попытался всеми способами скрыть свою причастность к этому, как только понял, что я вишу у него на хвосте. Он понимает, что если бы у меня были основания полагать, что он может привести меня к Эви, то я преследовала бы его днем и ночью. Может быть, он даже боится, что я сама похищу его и буду пытать, чтобы узнать, где ее держат.

– А ты могла бы? – спросила Магс, скорее с любопытством, чем с упреком.

– Могла бы. И не единожды.

– Я тоже, – прошептала Магс.

– Поэтому я не думаю, что Джексон Кейв знает, где моя дочь или кто ее держит. Но думаю, он знает тех, кому это известно. Также я уверена, что при желании он может узнать ее местонахождение. И что он в состоянии отправить ее в определенное место и в определенное время. Думаю, что все именно так. Думаю, что Эви назначена «призом крови» по его указанию. И его указание передано тем, кто может воплотить это в реальность.

– Значит ты решила идти по этому пути?

– Нет, – ответила Кери. – Этот путь слишком извилист, и неизвестно куда я по нему выйду, даже если бы у меня было достаточно времени, чтобы это выяснить. А как раз времени у меня в обрез. В это ловушку я не собираюсь попадать. Я начала понимать, что все это время я рассматривала Джексона Кейва как своего противника, злого гения, разлучившего меня с дочерью и разрушившего мою семью.

– А разве это не так? – удивленно и даже несколько расстроенно спросила Магс.

– Это так. Но сам-то он видит себя иначе. И таким он был не всегда. Мне нужно отбросить свои предубеждения. Я должна выяснить, что он из себя представляет на самом деле.

– Но почему тебя должно интересовать, что он из себя представляет на самом деле?

– Потому что надо знать своего противника, чтобы одержать над ним победу. Я должна понять ход его мыслей, его мотивы, что им движет. Только так я смогу оказывать на него влияние. Мне нужен рычаг воздействия на него, Магс. Добровольно он точно не станет делиться со мной никакой информацией. Но если я пойму, что для него важно, я смогу использовать это, чтобы вернуть дочь.

– Каким образом?

– Понятия не имею…во всяком случае, пока.