Прежде чем он захочет

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Хотя Макензи и надеялась избежать разговоров с семьями убитых, она обнаружила, что продвигается по списку дел гораздо быстрее, чем планировала. После того, как они покинули дом Стерлингов, их следующим пунктом назначения и источником ответов на вопросы стали ближайшие родственники семей. Что касается Стерлингов, то самым близким родственником была сестра, которая жила в десяти милях от дома Куртцев. Остальная семья жила в Алабаме.

У Куртцев, наоборот, многие из родственников жили неподалёку. Джош Куртц не уехал далеко от своей семьи и жил в пределах двадцати миль не только от своих родителей, но и от сестры. А так как полиция Майами уже успела побеседовать в основном с родственниками мужа, Макензи решила встретиться с сестрой Джули Куртц.

Сара Льюис с радостью согласилась с ними поговорить. Её сестра умерла всего два дня назад, но, казалось, она уже смирилась с утратой и реагировала на неё так, как может реагировать любая двадцатидвухлетняя девушка.

Сара пригласила их в симпатичный одноэтажный дом в Овертауне, который по размерам больше напоминал маленькую квартирку. В скромном доме царила особая тишина, так часто присутствующая там, где недавно потеряли близкого человека. Сара присела на край дивана, держа в руках чашку с чаем. По лицу было видно, что она недавно плакала; ещё было ясно, что она уже давно не высыпалась.

«Если привлекли ФБР, значит, случились ещё убийства?» – спросила она.

«Да, случились», – ответил Харрисон из-за спины Макензи. Она нахмурилась, недовольная тем, что он так быстро раскрывает все карты.

«Тем не менее, – Макензи вмешалась в разговор прежде, чем Харрисон смог продолжить, – мы не можем делать никаких конкретных утверждений по поводу их связи, пока не закончится следствие. И вот именно поэтому мы пришли к вам».

«Буду рада помочь, – ответила Сара Льюис, – но я уже отвечала на вопросы полиции».

«Да, я понимаю и ценю ваш вклад, – сказала Макензи. – Однако мне нужно спросить вас о том, что они упустили. Например, может быть, вам известно, какое финансовое положение было у вашей сестры и зятя?»

Было понятно, что Сара посчитала этот вопрос странным, но, тем не менее, постаралась ответить на него честно.

«Как вам сказать. У Джоша была хорошая работа, но они не тратили много денег. Джули даже несколько раз ругала меня за то, что я так бездумно обращаюсь со своими финансами. Я имею в виду, что они не были очень богатыми… из того, что мне известно. В общем, не жаловались».

«Соседи рассказали, что Джули любила рисовать. Это было её хобби, или она зарабатывала этим на жизнь?»

«Это было больше, чем хобби, – ответила Сара. – У Джули отлично получалось, однако она не считала свои работы чем-то особенным».

«Что насчёт бывших бойфрендов? Или бывших подружек? Возможно, у Джоша были такие».

«У Джули было несколько бывших бойфрендов, но ни один из них не принял близко к сердцу их расставание. Кроме того, все они живут на другом конце страны. Двое из них уже точно женаты. Что касается Джоша, то не думаю, что у него были какие-то подружки. Я имею в виду… чёрт, я не знаю. Они просто были хорошей парой. Они ужасно хорошо смотрелись вместе, особенно на людях. Вот такой парой они были».

Разговор с сестрой оказался коротким и грозил вскоре закончиться. Но у Макензи была ещё одна тема для беседы, к которой она вела, но не знала, как задать вопрос, не повторяясь. Она снова подумала о тех странных записях в книжке Стерлингов, в которые не могла разобраться.

«Возможно, в этом ничего нет, – думала она. – Люди могут делать записи, как им заблагорассудится, вот и всё. Хотя их всё же стоит изучить подробнее».

Думая об аббревиатурах, которые она обнаружила в чековой книжке Стерлингов, Макензи продолжила задавать вопросы. Как только она открыла рот, чтобы заговорить вновь, зазвонил телефон Харрисона. Он быстро вынул его из кармана, но не ответил на звонок.

«Извините», – сказал он.

Не обращая внимания на то, что её прервали, Макензи спросила:

«Возможно, вам известно о каких-нибудь организациях, типа клубов или спортивных залов, куда ходили ваша сестра с мужем? Возможно, были такие занятия, которые они регулярно оплачивали?»

Сара задумалась на короткое время, но затем покачала головой.

«Об этом я ничего не знаю. Как я уже сказала… они не тратили много денег. Мне известно, что ежемесячно Джули оплачивала помимо счетов только свой счёт в Spotify, а это всего-то десять долларов».

«А вы уже связывались с кем-то вроде адвоката, чтобы узнать, что будет с их деньгами? – задала свой следующий вопрос Макензи. – Извините, что спрашиваю, но это важно».

«Нет, пока нет, – ответила Сара. – Они были так молоды, я даже не знаю, было ли у них завещание. Чёрт… Я полагаю, всё указывает на то, что я рассчитываю на их деньги, не так ли?»

Макензи поднялась, не зная, что ответить на её вопрос.

«Ещё раз спасибо за то, что уделили нам время, Сара. Пожалуйста, если вы вспомните ещё что-то относительно моих вопросов, я буду признательна, если вы позвоните».

С этими словами Макензи вручила Саре визитку. Та положила её в карман по пути к входной двери. Сара не была грубой, однако было понятно, что ей хочется как можно скорее избавиться от посетителей.

Когда дверь закрылась, Макензи и Харрисон остались стоять на крыльце дома. Она думала о том, стоит ли отчитать его за то, что он так быстро рассказал Саре о других убийствах, возможно, связанных с гибелью сестры. Однако это была простая ошибка, которую Макензи сама совершала несколько раз, когда только начала работать. На этот раз она решила промолчать.

«Можно вопрос?» – спросил Харрисон.

«Конечно», – ответила Макензи.

«Почему ты так зациклилась на финансах? Это как-то связано с тем, что ты увидела в доме Стерлингов?»

«Да. Сейчас для нас это может стать зацепкой, но некоторые из операций были…»

Телефон Харрисона снова зазвонил. Он извлёк его из кармана и смутился. Посмотрев на экран, он собрался проигнорировать вызов, однако по дороге к машине всё же решил ответить.

«Извини, я должен взять трубку, – сказал он. – Это моя сестра. Это она мне звонила, когда мы были в доме. Так странно».

Макензи не обратила особого внимания на его слова, когда они садились в машину, и едва слышала окончание разговора. Однако когда они уже выезжали на дорогу, по тону его голоса Макензи поняла, что дела плохи.

Когда Харрисон закончил разговор, его лицо приняло напряжённое выражение: нижняя губа выпячена, брови нахмурены.

«Харрисон?»

«Сегодня утром умерла моя мама», – ответил он.

«О боже», – прошептала Макензи.

«Сердечный приступ…Вот так. Она …»

Макензи видела, как Харрисон изо всех сил боролся с собой, чтобы не заплакать. Отвернувшись от неё и глядя в окно, он дал волю слезам.

«Мне очень жаль, Харрисон, – сказала Макензи. – Отправляйся домой. Сейчас я договорюсь насчёт вылета. Что-нибудь ещё нужно?»

Харрисон только грустно покачал головой в ответ, продолжая смотреть в окно.

Первым делом Макензи позвонила в Куантико. Поговорить по телефону с МакГратом ей не удалось, поэтому она оставила сообщение у секретаря, рассказав о случившемся и предупредив, что Харрисон вернётся в Вашингтон в самое ближайшее время. Затем она позвонила в авиакомпанию и забронировала билет на ближайший рейс, вылетающий через три с половиной часа.

Телефон Макензи зазвонил. Сочувственно посмотрев на Харрисона, она ответила на звонок. Было ужасно возвращаться к работе после таких известий, однако работа оставалась работой, к тому же никаких улик по-прежнему не было.

«Агент Уайт слушает», – ответила Макензи.

«Агент Уайт, это офицер Дэйни. Звоню сообщить вам, что мы нашли одного потенциального подозреваемого».

«Потенциального?» – переспросила Макензи.

«Да, он подходит под описание. Этот парень много раз проникал в чужие дома, два раза предпринимал действия насильственного и сексуального характера».

«Совершал преступления в районах, где проживали Куртцы и Стерлинги?»

«Здесь нам может повезти, – ответила Дэйни. – Одно из преступлений сексуального плана произошло как раз в том районе, где жили супруги Куртц».

«У нас есть адрес этого парня?»

«Да, он работает в маленькой автомастерской. У нас есть подтверждение, что сейчас он находится именно там. Его имя Майк Нелл».

«Отправьте мне адрес, я побеседую с ним. Есть ли что-нибудь по поводу финансовых записей, которые запрашивал Харрисон?» – поинтересовалась Макензи.

«Пока нет, но несколько человек работают над этим. Поиск не должен занять много времени».

Макензи положила трубку и с сожалением посмотрела на Харрисона. Он уже не плакал и всеми силами старался взять себя в руки.

«Спасибо», – сказал он, вытирая слезы.

«За что?» – удивилась Макензи.

Харрисон поёжился.

«За то, что позвонила МакГрату и в аэропорт. Мне жаль, что всё это произошло в самый разгар расследования».

«Перестань, – сказала Макензи. – Харрисон, мне очень жаль, я тебе сочувствую».

После этого в машине наступила тишина. Нравилось это Макензи или нет, но она снова с головой ушла в работу. Где-то там находится убийца, вероятно, имеющий зуб на семейные пары. И, возможно, сейчас он уже ждёт её.

А она спешит на встречу с ним.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Макензи было грустно оставлять Харрисона одного в мотеле. Ей хотелось сделать для него намного больше, сказать больше утешающих слов. Однако она лишь нерешительно помахала ему на прощание, и он отправился в свой номер, чтобы упаковать вещи и вызвать такси в аэропорт.

Как только дверь за ним закрылась, Макензи ввела в навигатор адрес, который прислала ей Дэйни. Автомастерская Липтона находилась ровно в семнадцати минутах езды от мотеля. Макензи не стала терять время и сразу поехала.

Было странно находиться одной в машине, однако виды Майами отвлекали её от грустных мыслей. Местный пейзаж отличался от пейзажей других прибрежных городов, которые ей приходилось посещать. Маленькие городки, находившиеся на берегу моря всегда казались какими-то бесцветными и пыльными, однако в Майами всё блестело и сияло, несмотря на песок и соль, наносимые океаном. Тут и там на глаза попадались здания, которые казались неуместными, заброшенными и покинутыми – явное доказательство тому, что всё имеет свои недостатки.

 

Макензи подъехала к гаражу быстрее, чем ожидала. Она припарковалась на стоянке, переполненной сломанными легковушками и грузовиками, которые, видимо, разбирали на запасные детали. Мастерская выглядела плачевно, словно находилась на грани банкротства.

Перед тем как зайти внутрь, Макензи осмотрелась. Неподалёку находился обветшалый офис, который в настоящее время был закрыт. В прилегающем гараже было три бокса, и только в одном из них стоял автомобиль. Он стоял на подъёмнике, однако никто его не ремонтировал. В самом гараже один мужчина рылся на полке с инструментами, а другой, в самой дальней части гаража, стоял на небольшой стремянке и искал что-то в старых картонных коробках.

Макензи пошла в сторону мужчины, который находился ближе к ней и был занят инструментами. На вид ему было около сорока, грязные длинные волосы падали на плечи, лицо покрывала щетина. Взглянув на приближающуюся Макензи, мужчина сладко улыбнулся.

«Привет, дорогуша, – произнёс он с лёгким южным акцентом. – Чем я могу помочь вам в этот прекрасный день?»

Макензи показала ему удостоверение.

«Для начала не смейте называть меня дорогуша. А потом скажите, вы ли Майкл Нелл».

«Да, это я», – ответил он и уставился на её удостоверение с явным испугом. Затем он посмотрел на неё, пытаясь понять, в чём его вина.

«Мистер Нелл, мне бы хотелось…»

Он быстро повернулся и толкнул её. Сильно. Макензи попятилась назад и ногой застряла в покрышке, валяющейся на полу. Она потеряла равновесие, упала на спину, но всё же увидела, как Нелл бежит от неё прочь. Он убегал из гаража, оглядываясь через плечо.

«Дело набирает обороты, – подумала она. – Уверена, он чувствует себя чертовски виноватым в чём-то».

Макензи инстинктивно потянулась к пистолету. Однако оружие могло привлечь внимание, поэтому она встала и побежала вслед за Неллом. Поднимаясь с пола, она нащупала рукой какой-то предмет. Им оказался баллонный ключ. По всей видимости, им снимали покрышку, о которую запнулась Макензи.

Подхватив ключ, Макензи быстро вскочила на ноги. Выбежав из гаража, она заметила, что Нелл подбегает к тротуару и собирается перебежать через дорогу. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что в пределах нескольких футов нет никакого транспорта, Макензи завела руку назад.

Она со всей силой запустила балонником в убегающего Нелла. Ключ пролетел примерно пятьдесят футов, отделяющих их, и ударил Нелла прямо в спину. Мужчина закричал от боли и неожиданности, а затем наклонился вперёд и упал на колени, опустив лицо практически до самой земли.

Макензи подбежала к нему и придавила его коленом к асфальту прежде, чем он успел даже подумать о том, чтобы попытаться вскочить на ноги.

Макензи завела его руки за спину и сжала их. Нелл попытался вывернуться, однако быстро понял, что от этого ему станет ещё больнее, так как сейчас его плечи были обращены назад. С быстротой, которую она выработала в последнее время, Макензи вытащила из-за ремня пару наручников и надела их на Нелла.

«Это было глупо с вашей стороны, – сказала она. – Я просто хотела задать пару вопросов… но вы уже дали мне ответ».

Нелл ничего не сказал в ответ, и, в конце концов, смирился с тем, что ему от неё не сбежать. Пропустив машины, из гаража на помощь прибежал второй мужчина.

«Что здесь происходит, чёрт возьми?» – спросил он.

«Мистер Нелл только что напал на агента ФБР, – ответила Макензи. – Мне кажется, что сегодня он уже не вернётся на работу».

***

Макензи наблюдала за Неллом через двойное стекло комнаты для допросов. Он выглядел рассерженным и смущённым – этот хмурый вид не сходил с его лица с тех пор, как Макензи подняла его на ноги и надела наручники на глазах у работодателя. Он нервно закусил губу, показывая, что ему явно не хватает сигареты или чего-нибудь выпить.

Макензи отвела от него взгляд и занялась изучением дела. Документ кратко рассказывал о полной неприятностей жизни Майка Нелла. В возрасте шестнадцати лет он убежал из дома, а в восемнадцать впервые был пойман на мелкой краже и арестован за вооружённое нападение. За последние двенадцать лет портрет неудачника ничуть не изменился – нападения, грабежи, взломы, несколько тюремных сроков.

Рядом с Макензи стояли Дэйни и Родригес, наблюдающие за Неллом с некоторым презрением.

«Могу поспорить, вы много раз встречались с ним в прошлом», – сказала Макензи.

«Да, это так, – согласился Родригес. – И ему каким-то образом всегда удаётся уйти от серьёзного наказания. Самым долгим приговором у него был тот, за который он только что получил условно-досрочное, а это был срок всего на один год. Если он окажется виновным в этих преступлениях, присяжным придётся поджать хвосты».

Макензи протянула отчёт Дэйни, а сама шагнула к двери.

«Ладно, посмотрим, что он скажет».

Она вышла из кабинета и несколько секунд постояла в коридоре, прежде чем зайти в комнату, где её ждал Майк Нелл. Макензи вытащила телефон, чтобы проверить, нет ли там сообщений от Харрисона. Безусловно, сейчас он был уже в аэропорту и, может быть, уже поговорил с другими членами семьи и узнал подробности трагедии и того, что сейчас происходит дома. Она искренне сочувствовала ему и хотя знала его недостаточно хорошо, ей хотелось сделать для него ещё что-нибудь полезное.

Отложив на время сантименты, Макензи убрала телефон в карман и вошла в комнату для допросов. Майк Нелл поднял голову и посмотрел на неё с нескрываемым отвращением. Однако сейчас в его взгляде было кое-что ещё. Он открыто рассматривал её, подолгу задерживая взгляд на её губах.

«Увидели что-то, что вам по вкусу, мистер Нелл?» – спросила Макензи, присаживаясь на стул.

Растерявшись, Нелл нервно сглотнул и сказал:

«Да, пожалуй».

«Я полагаю, вы знаете, что у вас проблемы, ведь вы подняли руку на агента ФБР, пусть это был всего лишь толчок».

«А как же тот балонник, которым вы в меня запустили?»

«Вы бы предпочли пистолет? Я бы могла выстрелить вам в голень или плечо. Так было бы лучше?»

Неллу нечего было сказать на это.

«Ясно, что в ближайшее время нам не стать друзьями, – продолжила Макензи, – поэтому давайте оставим пустую болтовню. Я хочу знать обо всём, чем вы занимались и где были за последние несколько недель».

«Это долгая история», – неопределённо ответил Нелл.

«Да, я уверена, что мужчина с вашим характером бывает везде, где только можно. Начнём с более короткого срока. Что вы делали с шести часов вечера до шести часов утра два дня назад?»

«Два дня назад? Я гулял с другом. Мы поиграли в карты, выпили. Ничего особенного».

«Может ли кто-то другой, кроме вашего друга, подтвердить это?»

Нелл пожал плечами.

«Я не знаю. С нами в карты играли ещё и другие ребята. Да что, чёрт возьми, происходит?»

Макензи не видела смысла в том, чтобы тянуть кота за хвост. Если бы она не была так расстроена тем, что случилось с Харрисоном, то, возможно, продолжила бы задавать косвенные вопросы, прежде чем перейти к сути. Таким образом, она бы вынудила его попасть в ловушку и проговориться, если бы он действительно был виновен.

«Две ночи назад в частном доме убили семейную пару. Этот таунхаус расположен в том же комплексе, в котором вас поймали за попытку ограбления и физическое насилие. Эти два факта, а также то, что вас досрочно освободили меньше месяца назад, делают вас первым в списке подозреваемых».

«Это что за ерунда?» – возмутился Нелл.

«Нет, всё логично. Разве вы не знакомы со списком собственных судимостей?»

Макензи видела, что Нелл хотел ей что-то ответить, но вовремя спохватился, прикусив нижнюю губу.

«Я не возвращался туда с тех пор, как меня выпустили, – заговорил Нелл. – Какого чёрта мне там снова делать?»

Макензи скептически смотрела на него несколько секунд, а затем спросила:

«А ваши друзья, вы с ними познакомились в тюрьме?»

«С одним из них, да».

«Ваши друзья участвовали в нападениях и грабежах?»

«Нет, – со злостью проговорил Нелл. – Один из ребят был пойман за нападение со взломом, когда был подростком, но нет… они никого не убивали. И я тоже».

«Значит, взлом, проникновение в чужой дом и избиение человека считается нормальным?»

«Я никогда никого не убивал», – повторил Нелл. Он явно разозлился и едва сдерживался, чтобы не накинуться на неё с кулаками. Именно этого Макензи и добивалась. Если бы он был виновен в убийствах, то начал бы злиться и защищаться ещё сильнее. Тот факт, что он старался сдержать себя и не накликать лишней беды, не позволяя себе даже словесной перепалки с агентом ФБР, говорил о том, что он не имел никакого отношения к преступлениям.

«Хорошо. Давайте предположим, что вы никак не связаны с убийством. В чём вы виноваты? Есть основания предполагать, что вы делаете что-то незаконное, потому что иначе зачем вы толкнули меня и попытались сбежать?»

«Я не буду говорить, пока не увижу адвоката», – отрезал Нелл.

«Ах, я совсем забыла, что вы профессионал в этом деле. Впрочем, ладно, хорошо… Мы предоставим вам адвоката. Но вы ведь знаете, как работает полиция? Мы знаем, что вы виновны в чём-то, и мы докопаемся до сути. Скажите мне сейчас, и мы избавим многих от ненужной суеты».

Нелл замолчал, показывая всем видом, что не собирается делать ничего подобного.

«Мне нужны имена и номера телефонов всех людей, с которыми, как вы утверждаете, вы проводили вечер два дня назад. Предоставьте их мне, и если они подтвердят ваше алиби, мы вас отпустим».

«Хорошо», – проворчал Нелл.

Его реакция на эту просьбу ещё раз доказывала его непричастность к делу. На его лице не появилось сиюминутного облегчения. Наоборот, было видно, что он раздражён тем, что снова попал в комнату для допросов.

Макензи записала имена мужчин и поручила Дэйни или кому-нибудь другому, кто занимался подобными вопросами, просмотреть телефон Нелла и выписать оттуда их номера. Покинув комнату, Макензи снова направилась в комнату для наблюдения.

«Ну что?» – поинтересовался Родригес.

«Это не он, – ответила Макензи. – Но для протокола вот список тех, с кем, по его словам, он проводил время в ночь убийства семейства Куртц».

«Вы уверены?»

Макензи кивнула.

«Он не выразил облегчения после того, как я сказала ему, что его отпустят сразу же, как подтвердится алиби. К тому же я пыталась вывести его из себя, заманить в ловушку. Он ведёт себя, как невиновный. Но, как я уже сказала, его слова нужно проверить. Нелл действительно в чём-то замешан. Моя ушибленная спина тому доказательство. Думаю, ваши ребята разберутся, что к чему».

«Всё правильно».

Макензи покинула участок в полной уверенности, что Майк Нелл не тот, кого они ищут. Тем не менее, она неожиданно подумала о своём отце.

Всё это как-то связано. Было нечто схожее между его делом и тем, чем она занимается сейчас. Кто-то проник в дом к супругам, не взламывая замок. Это значит, что хозяева знали его и впустили в дом сами. Она вспоминала отца, его тело, распростёртое на кровати, и одновременно вспомнила снимки с мест убийств супругов Куртц и Стерлинг из материалов дела.

Вспоминая погибшего отца, она ещё сильнее прониклась сочувствием к Харрисону. Макензи очень быстро добралась до мотеля. Она постучала в его дверь, но никто не ответил. Она прошла к стойке регистрации и обнаружила за ней скучающую девушку-менеджера, занятую просмотром журнала «Star».

«Извините, мой напарник уехал?»

«Да, он уехал буквально пять минут назад. Я вызвала ему такси до аэропорта».

«Спасибо», – грустно сказала Макензи.

Она покинула стойку со странным чувством одиночества. Конечно, она и раньше одна распутывала дела, особенно когда работала детективом в Небраске, но находиться в чужом городе без напарника было особенно одиноко. Это ощущение было ей неприятно, но игнорировать его она больше не могла.

Чувство подавленности охватывало её всё больше с каждой минутой. Однако Макензи знала одно средство, которое могло ей помочь: нужно было с головой погрузиться в работу. Вернувшись в машину, она снова направилась в участок, думая о том, что ведение дела в одиночку, с одной стороны, вызывает тоску, но с другой – даёт необходимую мотивацию, чтобы вычислить убийцу ещё до конца дня.

 
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?