3 książki za 35 oszczędź od 50%

Прежде чем он поймает

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Прежде чем он поймает
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
О Блейке Пирсе

Блейк Пирс – автор серии-бестселлера о детективе РАЙЛИ ПЕЙДЖ, включающей двенадцать книг (и число их растёт). Блейк Пирс также является автором серии детективных романов о МАКЕНЗИ УАЙТ, включающей восемь книг (и число их растёт); серии детективных романов об ЭЙВЕРИ БЛЭК, включающей шесть книг; а также новой серии романов о детективе КЭРИ ЛОК, включающей пять книг (и число их растёт).

Книголюб и большой поклонник триллеров и детективов, Блейк будет рад услышать ваше мнение, поэтому заходите на www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше и общаться с автором.

Copyright © 2017 by Blake Pierce. Все права защищены. Кроме случаев, оговорённых в Законе об авторском праве от 1976 года, запрещено копировать, распространять или передавать данное произведение и его части в любой форме и любыми средствами, а также хранить в любой базе данных или системе поиска без предварительного получения разрешения от автора произведения. Данная электронная книга предназначена только для вашего личного использования. Данную электронную книгу запрещено перепродавать или передавать другим лицам. Если вы желаете поделиться этой книгой с другим лицом, просим вас приобрести дополнительную копию книги для этого человека. Если вы читаете эту книгу, но вы ее не покупали, или она не была приобретена специально для вас, просим вас вернуть книгу и приобрести собственную копию произведения. Благодарим вас за проявленное уважение к тяжёлой работе автора. Данная книга является художественным произведением. Имена, герои, названия организаций, мест, событий и происшествий являются вымышленными. Любое совпадение с реальными именами и жизнями людей, ныне живущих или умерших, является случайным. Фото на обложке: Copyright Will Amey. Используется с разрешения Shutterstock.com

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»

КОГДА ОНА УШЛА (книга #1)

КОГДА КРУГОМ ОБМАН (книга #2)

КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (книга #3)

КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (книга #4)

КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (книга #5)

КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (книга #6)

КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬ (книга #7)

КОГДА ОНА УМЕРЛА (книга #8)

КОГДА ЦЕЛЬ НАЙДЕНА (книга #9)

КОГДА ВСЁ ПОТЕРЯНО (книга #10)

КОГДА ВСЁ КОНЧЕНО (книга #11)

КОГДА ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ (книга #12)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ МАКЕНЗИ УАЙТ»

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЁТ (книга #1)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (книга #2)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЁТ ОХОТУ (книга #3)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОХИТИТ (книга #4)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАХОЧЕТ (книга #5)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН КОСНЁТСЯ (книга #6)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН СОГРЕШИТ (книга #7)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЙМАЕТ (книга #8)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЭЙВЕРИ БЛЭК»

МОТИВ ДЛЯ УБИЙСТВА (книга #1)

ПРИЧИНА БЕГСТВА (книга #2)

ПРИЧИНА СКРЫВАТЬСЯ (книга #3)

ПРИЧИНА БОЯТЬСЯ (книга #4)

ПРИЧИНА СПАСТИ (книга #5)

ПОВОД ДЛЯ УЖАСА (книга #6)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЭРИ ЛОК»

ОТПЕЧАТОК СМЕРТИ (книга #1)

СЛЕД УБИЙСТВА (книга #2)

ОТПЕЧАТОК ПОРОКА (книга #3)

ОТПЕЧАТОК ПРЕСТУПЛЕНИЯ (книга #4)

ПРИЗНАК НАДЕЖДЫ (книга #5)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Самолёт нёс её в Небраску.

Макензи моргнула, пытаясь избавиться от этой мысли.

Обычно она без труда засыпала во время полёта, но на этот раз всё было иначе. Ей казалось, что на западе страны было что-то, что тянуло самолёт к себе, как магнит. Она не вернётся в Вашингтон, пока не разберётся с этим расследованием, которое уже двадцать лет, со дня смерти отца, отравляет ей жизнь.

Это расследование ждало её многие годы. Она многократно доказывала свой профессионализм, и теперь Макграт наконец передал дело в её руки. Речь шла уже не только о нераскрытом убийстве отца Макензи семнадцать лет назад; схожие убийства начали происходить вновь, их связывала подсказка, которую им пока не удалось разгадать – на телах жертв находили визитные карточки из несуществующего антикварного магазина Баркера.

Макензи думала о них, глядя в иллюминатор. Полуденное небо было безоблачно. За пушистыми белыми облаками она едва могла разглядеть дороги внизу, венами разбегающиеся по ландшафту Среднего Запада. Небраска была близко, её кукурузные поля и равнины виднелись впереди, и до них было ещё сорок пять минут полёта.

«Ты в порядке?»

Макензи моргнула и отвела взгляд от окна, повернувшись вправо. В соседнем кресле сидел Эллингтон. Она знала, что он тоже нервничает. Он понимал, как много значит для неё это дело, и это осознание давило на него. Даже сейчас он нервно теребил крышку стакана, в котором ещё десять минут назад был имбирный эль.

«Да, всё хорошо, – ответила Макензи. – Честно говоря, мне не терпится скорее взяться за работу».

«У тебя уже наметился план?» – спросил Эллингтон.

«Да», – ответила она.

Делясь подробностями плана действий, Макензи подумала, что влюбилась в Эллингтона отчасти и поэтому. Он знал, что ей хотелось с ним поделиться своими мыслями, но понимал, что она бы замкнулась и отстранилась, спроси он об этом напрямую. Именно поэтому вместо того, чтобы расспрашивать об эмоциональном настрое, он зашёл издалека, прикрывшись работой. Макензи знала все его уловки, но соглашалась играть по его правилам. Эллингтон знал, как забраться ей в душу, но сделать это осторожно и даже очаровательно.

Макензи ввела его в курс дела. Сначала она планировала встретиться с местной полицией и командой агентов ФБР, занятых расследованием. Она также планировала привлечь к работе Кирка Питерсона, частного детектива, который тоже какое-то время занимался этими убийствами. Пусть в последнюю их встречу он находился в разбитом состоянии, он лучше всех знал детали расследования.

Следующим пунктом шёл поиск мужчины по имени Дэннис Паркс. Его отпечатки были найдены на теле Габриэля Хэмбри, на которого на прошлой неделе натравили ФБР, пустив федералов по ложному следу. Макензи отлично понимала, что и Паркс мог быть подсадной уткой, но её воодушевлял тот факт, что когда-то он был знаком с отцом. Связь была не самой многообещающей – отец и Паркс познакомились в полиции, где последний служил в течение года прежде, чем бросить службу и заняться недвижимостью.

Сам же отец стал первой жертвой в череде с виду несвязанных между собой убийств, которые растянулись почти на два десятилетия.

После разговора с Дэннисом Парксом Макензи собиралась встретиться с семьёй мужчины, убитого несколько месяцев назад, мужчины по имени Джимми Скоттс. Скоттс был убит точно так же, как и её отец, благодаря чему старое дело было вновь открыто для дорасследования.

На этом Макензи замолчала, хотя ей было что добавить; но пока она не могла решиться на этот шаг, тем более озвучивать его Эллингтону.

Ей рано или поздно придётся посмотреть в глаза призракам прошлого. Она уже однажды встречалась с ними, посетив дом, в котором провела детство. Но та встреча была мимолётной, и, пусть в тот момент Макензи этого не понимала, она жутко её испугала: словно она умышленно вошла в дом с призраками, заперлась там и выкинула ключ.

Сейчас ей снова предстояла встреча с прошлым. В этом ей сложно было убедить даже саму себя, не говоря уже о том, что об этом подумает Эллингтон.

Он периодически кивал, пока она рассказывала пошаговый план действий. Ещё во время встречи с Макгратом перед вылетом в Небраску они вкратце обсудили свои роли в этом расследовании. В многоуровневом деле их особенно интересовали недавние убийства бродяг. На данный момент было уже четыре жертвы, и на теле каждой из них была обнаружена визитная карточка из антикварного магазина Баркера. Эллингтон вызвался разобраться с этими смертями, пока Макензи будет заниматься основным – убийствами Джимми Скоттса и собственного отца, а также недавней смертью Габриэля Хэмбри.

«Знаешь, – сказал Эллингтон, когда она закончила, – если мы раскроем это дело, твоя карьера в Вашингтоне резко пойдёт вверх. Ты уже один из лучших оперативных агентов Бюро. Надеюсь, тебе нравится бюрократия и офисная работа, потому что лучших агентов ждёт именно это».

«Разве? – спросила Макензи. – Тогда почему ты не просиживаешь штаны в конторе?»

Эллингтон усмехнулся: «Один-один, Уайт».

Он взял её за руку. Вместе с привычным умиротворением Макензи почувствовала в его прикосновении напряжение.

Она была благодарна ему за то, что он вызвался помочь. Пусть обычно ей нравилось работать в одиночку, сейчас даже Макензи должна была признать, что если она хотела разобраться с этим делом, ей понадобится моральная и эмоциональная поддержка, которую она могла получить только от Эллингтона.

Она сжала его руку. Средний Запад был всё ближе, приближалась и Небраска, в которую огромным магнитом тяжёлого прошлого тянуло самолёт.

ГЛАВА ВТОРАЯ

На здание регионального управления в Омахе было приятно смотреть. Оно было меньше, чем штаб-квартира в Вашингтоне, а значит, здесь было тише. Кроме того, здесь не ощущалось гнетущее предвкушение, когда кажется, что вот-вот что-нибудь случится; ощущение, которым грешили офисы столицы. От здания исходило умиротворение.

Вписывая имена в журнал посещений, Макензи заметила, что в их сторону идёт мужчина. Он шёл им навстречу и мило улыбался. Его лицо казалось знакомым, но она, хоть убей, не могла вспомнить имя.

«Агент Уайт, счастлив вас снова видеть», – подойдя к ним, сказал мужчина. Он был ростом около метра восьмидесяти и держался просто и уверенно. Он был довольно худ, но всё равно внушал некий страх. Зачёсанные назад чёрные волосы добавляли ему несколько лет к возрасту.

«Взаимно», – ответила Макензи, пожимая протянутую руку.

Она была благодарна Эллингтону, который вспомнил имя агента и произнёс его в приветствии. «Агент Пенбрук, – сказал он, – рад вас видеть».

 

И Макензи его вспомнила. Агент Даррен Пенбрук вёл дело Габриэля Хэмбри, ради которого она прилетела в Небраску, но вместо ареста, они получили мёртвое тело.

«Пройдёмте со мной, – сказал Пенбрук. – Как такого брифинга не будет, но я хочу сообщить вам пару новостей, которые, как мне кажется, вам следует знать,… некоторые мы узнали буквально только что».

«А конкретнее?» – спросила Макензи.

«В последние сутки».

Макензи знала, как Бюро вело дела на всех уровнях, и решила, что в этом плане Омаха мало отличалась от Вашингтона. Сейчас было не лучшее время для вопросов, поэтому пока они поднимались на лифте на второй этаж и шли по коридору в находящийся чуть в стороне зал для заседаний, они предпочли светскую беседу о перелёте, погоде и жизни столицы.

Разговор о пустяках сошёл на нет, как только Пенбрук ввёл их в конференц-зал. Он закрыл за ними дверь, и они оказались в просторной комнате с элегантным и большим полированным столом. В середине стола стоял включённый проектор.

«О каких новостях вы говорили?» – спросила Макензи.

«Вы же знаете о четвёртом убитом бродяге, да?» – спросил Пенбрук.

«Да. Убийство произошло вчера, верно? Где-то после полудня?»

«Всё так, – сказал он. – Жертву застрелили из оружия той же модели, что и остальных. На этот раз убийца поместил визитную карточку в рот жертвы. Мы её проверили и отпечатков не обнаружили. Бродяга был неместный. Последний его известный адрес находится в Калифорнии, но он жил там четыре года назад. Поиск родственников или коллег нам ничего не дал. Та же история была и с другими бродягами. Однако нам удалось найти его брата. Он тоже ведёт бродяжнический образ жизни, и если верить медицинской карте, не совсем ладит с головой».

«Больше ничего не выяснили?» – спросил Эллингтон.

«Выяснили, и это самая неприятная новость. Более того, эта новость отбросила нас на точку отсчёта, и мы снова в тупике. Помните те отпечатки, что мы нашли на теле Габриэля Хэмбри?»

«Да, – сказала Макензи. – Они принадлежат мужчине по имени Дэннис Паркс, когда-то он был знаком с моим отцом».

«Совершенно верно. Многообещающая зацепка, не правда ли?»

«Я так понимаю, она ничего не дала?» – спросила Макензи.

«Кто знает, что могло бы быть, если бы сегодня утром Дэнниса Паркса не нашли мёртвым в собственной постели. Убит выстрелом в затылок. Жену тоже застрелили. Пока мы считаем, что её убили в постели, а затем тело перетащили на диван».

Оба, Пенбрук и Эллингтон, посмотрели на Макензи. Она знала, что они думают. «Убийца сымитировал сцену смерти Джимми Скоттса… и моего отца».

Пенбрук воспользовался паузой, чтобы показать фото с места преступления. На слайде был изображён Дэннис Паркс, лежащий на постели лицом вниз с простреленной головой. Расположение тела было до боли хорошо знакомо Макензи. Если бы она не знала, кто изображён на фотографии, то могла бы подумать, что смотрит на снимок с места убийства отца, сделанный много лет назад.

Фотографии сменились, и появилось изображение жены. Она лежала на диване, глядя невидящим взглядом куда-то вверх. На щеке виднелись следы запекшейся крови.

«На месте убийства нашли визитную карточку?» – спросила Макензи.

«Да, – ответил Пенбрук. – Она была на прикроватной тумбочке. А вот, чтобы вы были в курсе, фото с убийства последнего бродяги».

Он показал новый слайд. Перед глазами Макензи оказался мужчина, лежащий на тротуаре. Одна часть лица представляла собой кровавое месиво, ярко контрастируя с белой визитной карточкой, вставленной между губ покойного.

«Кажется, что убийца сделал это ради забавы, – сказал Эллингтон. – Это убийство не такое чистое, как остальные».

Он был прав. Макензи тоже считала, что в том, как визитную карточку засунули жертве в рот, было что-то почти игривое. А тот факт, что преступник умышленно оставлял на карточках отпечатки других людей, чтобы сбить их со следа, говорил о том, что они имеют дело с решительным, умным и опасным убийцей.

«Он думает, что сделал что-то забавное», – подумала Макензи, глядя на изображение жертвы.

«Так почему он убивает бродяг? – спросила она. – Если после убийства отца он снова пустился во все тяжкие, то почему выбирает бездомных? Есть ли какая-нибудь связь между этими бродягами и Джимми Скоттсом или Габриэлем Хэмбри?»

«Пока мы ничего не нашли», – ответил Пенбрук.

«Возможно, их убийствами, – сказала Макензи, – он хочет указать нам на наши просчёты. Возможно, он понимает, что убийства бродяг не привлекут такого же внимания полиции, как привлекли бы смерти обычных граждан. Если я права, то он убивает их, можно сказать, ради хохмы».

«Кстати, о бродягах, – сказал Эллингтон. – Как вы считаете, если мы опросим бездомных в городе и окрестностях, смогут они сообщить нам что-нибудь полезное?»

«Мы это уже делали, – ответил Пенбрук, – но они отказываются говорить. Они боятся, что, поделись они мыслями с полицией, следующим убийца придёт по их душу».

«Нам нужно пообщаться с братом последней жертвы, – заметила Макензи. – Вы не знаете, где он может быть? Он живёт где-то рядом?»

«Вроде того, – сказал Пенбрук. – Как и брат, он тоже живёт на улице. Точнее, он жил на улице, а теперь находится в тюрьме. Уже не помню за что, но, возможно, за публичное пьянство. У него за плечами масса незначительных правонарушений, за которые он частенько попадал в тюрьму на неделю-две. Такое здесь нередко. Некоторые бродяги специально идут на преступление, чтобы обеспечить себе бесплатный ночлег на несколько дней».

«Вы не против, если мы с ним увидимся?» – спросила Макензи.

«Вовсе нет, – сказал Пенбрук. – Я попрошу кого-нибудь позвонить в тюрьму и предупредить о вашем визите».

«Спасибо».

«Мне кажется, это я должен вас благодарить, – добавил он. – Мы рады, что вы наконец-то здесь и помогаете нам с этим делом».

«Наконец-то», – подумала Макензи, но ничего не сказала и молча вышла из конференц-зала.

По правде говоря, она тоже была рада. Она была рада, что у неё наконец-то появилась возможность разобраться с этим делом, которое таким невероятным образом возвращало её в детство и вело напрямую к смерти отца.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Тюрьма Делкруа находилась вдали от автострады и располагалась на пустом и совершенно ровном клочке земли. Это было единственное здание на территории примерно в пятьсот акров. По сути, это была не совсем тюрьма, но и, конечно, не совсем то место, где обычный человек с улицы захотел бы провести время.

Макензи и Эллингтон проехали через небольшое защитное ограждение на входе и направились на парковку для служащих, расположенную позади здания. Затем они прошли проверку на основном КПП, откуда их препроводили в зал ожидания, где их уже ждала женщина.

«Агенты Уайт и Эллингтон?» – спросила она.

Макензи представилась и пожала ей руку первой. Встречавшую звали Мел Келлерман. Она была довольно низкого роста и слегка полновата, однако производила впечатление женщины, видавшей трудные времена, но смеющейся в лицо невзгодам.

Покидая зал ожидания, Келлерман вкратце ввела агентов в курс дела.

«Я работаю здесь администратором службы безопасности, – сказала она, – поэтому могу сказать вам, что человек, ради которого вы приехали, не представляет угрозы. Его зовут Брайан Тейлор, пятьдесят лет, лечится от наркозависимости. Иногда общается с невидимыми собеседниками. У него лёгкая статья, однако мы держим его в поле зрения, потому что это четвёртое мелкое преступление за прошедший год. Мы считаем, что ему просто нужно где-то жить и питаться время от времени».

«За что его сейчас посадили?» – поинтересовалась Макензи.

«Он справил малую нужду на заднее колесо городского автобуса средь бела дня».

«Он был пьян?» – усмехнулся Эллингтон.

«Нет, – ответила Келлерман. – Просто сказал, что больше не мог терпеть».

Келлерман провела их через небольшой зал, а затем через совсем уж малюсенький коридор, в конце которого находилась дверь. Открыв её, агенты оказались в комнате, вся мебель которой состояла из стола и пяти стульев. Один из них занимал неопрятного вида человек, на другом сидел мужчина в форме. Как только Келлерман, Макензи и Эллингтон вошли в комнату, охранник обернулся и  тотчас встал.

«Были  у вас проблемы с мистером Тейлором?» – спросила Келлерман у охранника.

«Нет. Хотя сегодня он снова разглагольствует на тему русских и Трампа».

«Моя любимая тема, – отозвалась Келлерман и, повернувшись к Макензи и Эллингтону, добавила. – Я буду в соседнем кабинете, если понадобится помощь; но, думаю, вы справитесь».

После этого Келлерман и охранник покинули комнату, оставив агентов наедине с Брайаном Тейлором.

«Здравствуйте, мистер Тейлор, – начала разговор Макензи, присаживаясь на стул напротив мужчины. – Вам уже известно, зачем мы приехали?»

Тейлор грустно кивнул:

«Да. Вы хотите поговорить о моём брате, о том, как он умер».

«Всё верно, – подтвердила Макензи. – Сочувствую вашей утрате».

Тейлор лишь пожал плечами. Он барабанил пальцами по столу, переводя взгляд с Макензи на Эллингтона и обратно.

«Я агент Уайт, а это мой напарник, агент Эллингтон», – представилась Макензи.

«Да, я знаю, вы из ФБР», – ответил Тейлор, закатив глаза.

«Мистер Тейлор,… скажите мне,… у вашего брата были враги? Может быть, были люди, имевшие что-то против него?»

Тейлор ответил быстро и без раздумья:

«Нет. Только наша мамочка. Но она уже семь лет как умерла».

«Вы были близки с братом?»

«Мы не были лучшими друзьями, если вы об этом, – ответил Тейлор, – но мы неплохо ладили, хоть он и связался с этими грязными отморозками. Я, честно сказать, и не удивился даже, узнав, что он мёртв. Эти чёртовы иллюминаты имеют что-то против бездомных. И против знаменитостей тоже. Вы же знаете, что это они убили Кеннеди?»

«Слышал об этом что-то», – ответил Эллингтон, изо всех сил сдерживая улыбку.

Макензи наступила ему на ногу и постаралась продолжить беседу.

«Может быть, вам известно о других убийствах среди ваших друзей, которые случились недавно?» – спросила она.

«Нет, я ничего не слышал. На самом деле я подолгу не общаюсь с одной и той же компанией. Чем больше у тебя друзей на улице, тем больше вероятность, что тебя однажды замочат».

«Ещё один вопрос, мистер Тейлор, – продолжила Макензи. – Не приходилось ли вам слышать о магазине антикварных товаров Баркера?»

Тейлор ответил, как и прежде, не задумываясь:

«Нет, не слышал. Никогда не переступал порог антикварных магазинов. У меня нет денег, чтобы тратить их на пыльную рухлядь. Чокнутые богачи ходят в такие места. И даже покупают там что-то».

Макензи кивнула и тихо вздохнула:

«Спасибо за ваше время и помощь, мистер Тейлор. Если вы вдруг вспомните что-то о брате, что поможет нам найти его убийцу, прошу вас сообщить об этом кому-нибудь из работающих здесь. А они уже свяжутся с нами».

«О да, конечно. Я так и сделаю. Вы знаете,… вам нужно отправляться в Неваду. Могу поспорить, там вы найдёте ответы на некоторые вопросы».

«Невада? – переспросила Макензи. – Почему Невада?»

«Зона 51. Грум-Лейк. Это не иллюминаты, но все знают о секретных правительственных поселениях в пустыни. Уже много лет там содержат бездомных. Над ними проводят опыты и эксперименты».

Макензи успела отвернуться, чтобы Тейлор не увидел её невольную улыбку. Учитывая то, что ей было известно о нём, Макензи знала, что он не специально, просто у него не все дома. Эллингтон же, наоборот, не смог до конца оставаться профессионалом:

«Отличный совет, мистер Тейлор. Обязательно навестим это место».

Направляясь к выходу, Макензи слегка подтолкнула напарника локтём и, придвинувшись к нему как можно ближе, прошептала: «Это было не очень красиво с твоей стороны».

«Ты так считаешь? Пусть человек думает, что внёс весомый вклад в расследование».

«Эллингтон, ты отправишься в ад», – ответила Макензи, улыбаясь.

«Да, я знаю. Следом за иллюминатами, конечно».

***

Пока они шли к машине, Макензи стала обдумывать их следующий шаг. Он казался ей логичным, но она также понимала, почему до сих пор Бюро не уделило ему должного внимания. «А ты знаешь, Тейлор действительно дал нам одну реальную зацепку», – сказала Макензи.

«Да? – отозвался Эллингтон. – Я, должно быть, её упустил».

«Он говорил о том, насколько тесно общаются между собой некоторые бездомные. Я думаю, что Бюро сконцентрировало своё внимание на бродягах и выясняет, как они связаны между собой. В то же время оно совершенно забыло выяснить то, каким образом такие люди, как Джимми Скоттс и Габриэль Хэмбри могут быть связаны с бездомными».

Они сели в машину. На этот раз Эллингтон занял место за рулём:

 

«Ты не права. В Бюро связались с приютами и кухнями для бездомных, чтобы понять, была ли у этих людей связь с такого рода местами».

«Именно, – согласилась Макензи. – Предполагается, что они могли быть связаны с бродягами только поверхностно. Возможно, здесь есть что-то ещё».

«Что, например? Ты думаешь, Скоттс и Хэмбри были когда-то бездомными?»

«Понятия не имею. Но давай предположим, что были. Таким образом, выявляется некая связь, которая и объясняет нам, что убийца, по той или иной причине, преследует только бродяг».

«Эту версию стоит рассмотреть, – согласился Эллингтон, – но всё же остаётся самый важный вопрос: зачем?»

«Давай для начала убедимся, что я не слишком далеко зашла в своих догадках».

«Что ты имеешь в виду?»

«Судя по отчётам, у Хэмбри нет семьи. Его ближайшие родственники – бабушка и дедушка, живущие в штате Мэн. Однако у Джимми Скоттса осталась жена и двое детей в Линкольне».

«И ты хочешь поработать в этом направлении?» – спросил Эллингтон.

«Ну, если считать, что место, в которое я хочу наведаться после, находится в шести часах езды, то да,… я думаю, нужно начать оттуда».

«Шесть часов пути? Куда, чёрт побери, ты собралась ехать? В другую часть штата?»

«Именно так. Округ Моррилл. Маленький городок под названием Белтон».

«А что там?»

Макензи невольно поёжилась и ответила:

«Моё прошлое».