Когда остыли следы

Tekst
14
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Билл Джеффрис наслаждался на удивление тихим утром в ОПА, когда в его кабинет ворвалась его партнёр. Он тут же узнал выражение её лица: именно так выглядела Райли Пейдж, вдохновившись новым делом.

Он махнул ей на стул с другой стороны стола, и Райли села. Но, внимательно слушая, пока она описывала убийства, Билл удивлялся всё больше её энтузиазму. И всё же, он заставил себя никак не комментировать, пока она не описала ему целиком свою беседу по телефону с Джейком.

– Так что ты думаешь? – спросила она Билла, закончив.

– О чём? – спросил Билл.

– Хочешь заняться этим делом со мной?

Билл неуверенно прищурился.

– Конечно, но… дело ведь даже не открыто. Оно вне нашего доступа.

Райли глубоко вдохнула и осторожно произнесла:

– Я надеялась, что мы с тобой сможем это исправить.

Билл не сразу понял, что она имеет в виду. Тут его глаза широко раскрылись и он покачал головой.

– О, Райли, нет, – возразил он. – Это дело закрыто давным-давно. Мередит нисколько не заинтересован в том, чтобы снова его открывать.

Он видел, что сомнения есть и у неё, но она старается скрыть их.

– Нужно попытаться, – настаивала она. – Мы сможем раскрыть дело. Я в этом уверена. Времена изменились, Билл. Сейчас в нашем распоряжении новые инструменты. Например, анализ ДНК тогда был в состоянии зародыша по сравнению с тем, где он сейчас. Всё изменилось. Ты ведь сейчас ни над чем не работаешь?

– Нет.

– Вот и я. Почему бы не попробовать?

Билл озабоченно посмотрел на Райли. Менее чем за год его партнёр получила ряд выговоров, была отстранена от службы, а потом и уволена. Её работа временами висела на ниточке. Единственное, что спасало её, это её необъяснимая способность выслеживать свою добычу, иногда с помощью нетрадиционных методов. Благодаря этому навыку и тому, что он сам иногда прикрывал её, она ещё держалась в ОПА.

– Райли, ты нарываешься на неприятности, – сказал он ей. – Не раскачивай лодку.

Увидев, как она ощетинилась, он немедленно пожалел о своих словах.

– Хорошо, не хочешь – как хочешь, – сказала она, встав с кресла и направившись к выходу из кабинета.

*

Райли терпеть не могла эту фразу: «Не раскачивай лодку».

В конце концов, раскачивать лодку было её любимым занятием. И она прекрасно знала, что именно благодаря этому является хорошим агентом.

Она уже почти вышла из кабинета Билла, когда он крикнул:

– Погоди-ка, куда ты направляешься?

– А ты как думаешь? – крикнула она в ответ.

– Ладно, ладно! Я иду!

Вместе с Биллом Райли побежала по коридору к кабинету их шефа, Брента Мередита. Райли постучала в дверь шефа и услышала грубый отклик:

– Войдите.

Райли с Биллом вошли в просторный кабинет Мередита. Как и всегда, шеф производил ошеломляющее впечатление своим крупным телосложением и резкими чертами тёмного лица. Он склонился над столом, читая отчёты.

– Говорите быстрей, – сказал Мередит, даже не подняв на них глаз от стола. – Я занят.

Райли проигнорировала озабоченный взгляд Билла и бесстрашно села за стол Мередита.

Она сказала:

– Шеф, мы с агентом Джеффрисом хотели бы заново открыть один «висяк», мы подумали, что если…

Не отводя глаз от бумаг, Мередит перебил её:

– Нет.

– Что? – переспросила Райли.

– Запрос отклонён. А теперь, если вы не возражаете, я предпочёл вы вернуться к работе.

Райли не поднималась с места. Она почувствовала себя в тупике.

Она проговорила:

– Я только что разговаривала по телефону с Джейком Криваро.

Мередит медленно поднял голову и посмотрел на неё. Его губы растянулись в улыбку.

– Как дела у старины Джейка? – спросил он.

Райли тоже улыбнулась. Она знала, что Мередит и Джейк были хорошими друзьями в первые годы работы в ОПА.

– Всем недоволен, – ответила Райли.

– Он всегда такой, – согласился Мередит. – Этот старый хрыч умеет напугать.

Райли подавила смешок. Сама мысль о том, что Мередит находит кого-то пугающим, забавляла. Саму Райли Джейк никогда не пугал.

– Вчера было двадцать пять лет со дня последнего убийства Спичечного убийцы.

Мередит крутанулся к ней на кресле, как будто заинтересовавшись.

– Я помню его, – сказал он. – Мы с Джейком тогда оба были полевыми агентами. Он так и не смог простить себе, что не смог его раскрыть. Мы много говорили с ним об этом за выпивкой.

Мередит сцепил пальцы рук и пристально посмотрел на Райли.

– Так Джейк позвонил тебе насчёт этого дела, так? Он хочет заново открыть его, вернуться с пенсии?

Райли почувствовала мимолётное желание соврать. Мередит явно лучше отнёсся бы к их идее, если бы думал, что она исходит от Джейка. Но она не смогла.

– Это я ему позвонила, сэр, – сказала она. – Но он уже думал о нём, как и всегда в это время года. И мы обсудили кое-какие варианты.

Мередит откинулся в кресле.

– Рассказывайте, что у вас есть, – сказал он.

Она быстро собралась с мыслями.

– Джейк считает, что убийца всё ещё находится в том районе, где были совершены убийства, – сказала она. – А я верю инстинктам Джейка. Мы подумали, что чувство вины гложет его, вероятно, до сих пор. И я подумала, что он может регулярно оставлять цветы на могиле своей последней жертвы, Тильды Стин. Так что нам есть, что проверить.

По лицу Мередита Райли видела, что он начинает интересоваться.

– Это и правда может быть неплохой зацепкой, – сказал он. – Что у вас ещё есть?

– Не много, – сказала она. – Разве что Джейк упомянул стакан, который он подобрал в качестве улики.

Мередит кивнул.

– Я помню. Его идиот-партнёр случайно стёр отпечатки.

Райли сказала:

– Наверняка он до сих пор в сейфе с вещдоками. Может быть, нам удастся найти на нём ДНК – ведь раньше, двадцать пять лет назад, такой опции не было.

– Хорошо, – сказал Мередит. – Что ещё?

Райли на мгновение задумалась.

– У нас есть старый портрет убийцы, – сказала она. – Это не так уж и хорошо, но, может быть, наши специалисты смогут состарить фото и выдвинуть какие-то предположения о том, как убийца может выглядеть теперь. Я могу поручить это Сэму Флоресу.

Какое-то время Мередит ничего не отвечал.

Затем он взглянул на Билла, который всё ещё стоял в дверях.

– Вы сейчас ведёте какое-нибудь дело, агент Джеффрис?

– Нет.

– Отлично. Будете работать с Пейдж.

Не произнеся больше ни слова, Мередит снова погрузился в свои отчёты.

Райли посмотрела на Билла. Как и она, он вытаращил глаза от удивления.

– Когда нам начинать? – спросил Билл Мередита.

– Пять минут назад, – сказал Мередит и махнул им рукой на дверь. – Да что с вами двумя? Хватит терять время. Принимайтесь за работу.

Райли с Биллом выскочили из кабинета, взволнованно обсуждая, как начать расследование.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Вскоре Райли уже отдыхала на пассажирском месте, когда Билл вёл машину ФБР к городу Грейбуллу, где была убита Тильда Стин. Райли была рада тому, что работает над новым делом, к тому же выбранным ею самой.

День стоял тёплый и солнечный. Она почувствовала, что все её невзгоды и тревоги испаряются. Теперь, когда у неё появилась возможность прочистить голову, Райли начала испытывать другие эмоции по поводу ухода Райана.

Почему она вообще хотела, чтобы он остался?

Она явно не хотела спать с ним теперь, когда он признал, что встречается с другой.

И было совершенно неправильно позволять девочкам жить в иллюзии, что он действительно является частью их семьи.

«Всё могло быть и хуже», – подумала она.

Райан мог ошиваться у них гораздо дольше, но в конце концов разрушить надежды и ожидания девочек гораздо более болезненным образом.

«Скатертью дорога», – подумала она.

Как раз в этот момент у Райли зазвонил телефон. Она увидела, что звонит Блейн. Она не сразу вспомнила, что оставляла ему сообщение вчера вечером, с опозданием принимая его приглашение на ужин. За это утро столько всего произошло, что, казалось, с её звонка прошла целая вечность.

Она взяла трубку. Блейн воодушевлённо проговорил:

– Привет, Райли! Я получил твоё сообщение. Да, приглашение ещё в силе.

– Спасибо, – сказала Райли. – Я очень рада.

– Так и когда вы хотели бы прийти всей семьёй ко мне в ресторан? Может быть, сегодня вечером?

Райли терпеть не могла что-либо откладывать. Но что она могла поделать?

– Блейн, я сейчас не в городе, работаю над делом. Я приеду сегодня, но, вероятно, мне придётся поработать.

– А что насчёт завтра? – спросил Блейн.

Райли подавила вздох. Всё так быстро. Последнее, чего бы ей хотелось, это чтобы Блейн подумал, что она его снова отталкивает. Но теперь, когда она начала новое дело, она просто не могла сказать, когда у неё появится время на поход в ресторан.

Неловкость добавляли взгляды Билла на неё поверх руля. По его озорной усмешке было видно, что он понял, с кем она разговаривает.

Райли почувствовала, что залилась краской.

Она сказала:

– Блейн, мне так жаль. Но я не могу сейчас сказать, когда освобожусь.

Блейн ничего не ответил. Райли знала, что он немного удивлён. В конце концов, её сообщение было довольно горячим. Она подумала, что лучшим выходом будет честность.

– Я не уклоняюсь, Блейн. Правда. Обещаю, когда дело утрясётся, мы придём к тебе в ресторан при первой же возможности. И будем ждать ответного визита. Габриэлла приготовит что-нибудь вкусненькое для вас с Кристал.

По голосу Блейна она чувствовала, что он улыбается.

– Отлично. Тогда не буду отвлекать тебя от работы.

Они повесили трубки. Билл улыбался до ушей, и цвет лица Райли стал ещё ярче.

– Так и кто это был? – спросил Билл.

– Не твоё дело, – сказала Райли, слегка хихикнув.

 

Блейн хохотнул.

– Я так не думаю, Райли. Кажется, я всё ещё числюсь твоим лучшим другом. Так что мне положено всюду совать свой нос. Это был Блейн, не так ли? Твой красавчик-сосед?

Райли молча кивнула.

Билл сказал:

– Так ты расскажешь мне, что происходит или как? Последнее, что мне известно, это что Блейн переехал от тебя на другой конец города, а ты пытаешься наладить отношения с Райаном.

Райли вспомнила как горячо Билл протестовал, когда она сказала ему, что они с Райаном снова пытаться жить вместе.

«Мне напомнить тебе, сколько боли причинил тебе этот тип? – сказал тогда Билл. – Потому что я помню всё в подробностях».

– Только, пожалуйста, не говори: «Я же говорил».

– Почему? – спросил Билл.

Райли громко вздохнула.

«Сопротивляться бесполезно», – подумала она.

Она ничего не может сделать, разве что проглотить гордость.

– Потому что ты это делал. Говорил мне. И ты был прав. Райан остался всё тем же невыносимым, ненадёжным Райаном.

– Он бросил тебя, да? Мне жаль это слышать, – он выглядел по-настоящему сочувственным. – Девочкам наверняка очень тяжело.

Райли не смогла заставить себя сказать ему, насколько он прав.

– В любом случае, – продолжал Билл, – я рад, что ты даёшь шанс «мистеру Правильно».

Райли застонала. Ей хотелось швырнуть в него чем-нибудь, но вместо этого она присоединилась к его хохоту.

У неё снова завибрировал телефон. Она увидела, что пришло сообщение от Сэма Флореса.

Райли была рада снова вернуться к работе. Прежде, чем покинуть Квантико, они с Биллом поговорили с Сэмом Флоресом, главой команды лаборатории. Они попросили его как можно скорей проверить ДНК на стакане и состарить старый фоторобот.

Райли включила свой планшет. И впрямь, Сэм уже отправил ей новые изображения подозреваемого.

– Он прислал новые картинки, – сказала Райли.

– И как они?

– Кажется, подойдёт, – сказала Райли.

Райли сравнила рисунки Сэма и его команды и старый фоторобот. Оригинал выглядел не очень реалистичным – художник был слишком подробным. По опыту Райли, немного воображения и творческий подход иногда помогали запечатлеть характер подозреваемого.

И всё же, Райли видела, что Сэм и его команда лаборантов проделали неплохую работу с тем, что имели. Они попытались учесть все возможности. На одном рисунке мужчина выглядел практически так же, как на фотороботе, кроме того, что у него появились морщины и волосы поседели. На другом он набрал лишний вес и у него обвисли щёки. На третьем он отпустил бороду и усы.

Райли понимала, что показывать все три рисунка потенциальным свидетелям одновременно лучше не стоит – это лишь запутает их. Она должна выбрать один.

Чутьё подсказывало ей, что лучше всего выбрать рисунок, который больше всего похож на оригинал. Она сама не понимала, почему. Что-то в оригинальном изображении мужчины подсказывало ей, что это не тот человек, который резко изменит свою внешность даже спустя много лет. Кроме того, казалось, что мужчина относится к категории худых людей – вряд ли он мог набрать много веса.

Конечно, она могла полностью ошибаться. Но она знала, что лучше доверять своим инстинктам.

В этот момент они как раз въехали в сонный городишко Грейбулл. Райли показалось, что в нём проживает не больше тысячи человек.

– Где наша первая остановка? – спросил Билл.

– Кладбище, – ответила Райли.

Она дала Биллу указания, как проехать, и через несколько минут они уже парковались возле кладбища. Райли открыла на планшете карту кладбища. Они с Биллом вылезли из машины и пошли между надгробий.

Вскоре они подошли к могиле, которую искали. На ней стоял скромный камень среднего размера с надписью:

ТИЛЬДА АННА СТИН
любимая подруга и дочь
1972-1992

Даты поразили Райли. Конечно, она уже знала, что Тильде было двадцать лет, когда её убили, но почему-то она никогда не задумывалась, что будь Тильда жива, ей было бы сорок пять лет. Какой могла быть её жизнь? Осталась бы она в этом городке и растила бы детей или уехала бы куда-то далеко и вела бы совершенно другой образ жизни? Райли не имела представления. Да и кто мог знать?..

Райли вдруг почувствовала прилив уверенности.

«Я просто обязана открыть это дело».

Райли увидела, что могилу украшают две корзины с цветами. Одна из них была небольшим букетом нарциссов жизнерадостных оттенков жёлтого, оранжевого и белого.

– Очень красивые, – сказал Билл, показывая на нарциссы. – Думаешь, это их мы ищем?

Райли так не показалось. Судя по виду, цветы не были куплены в магазине.

Она наклонилась и открыла небольшую записку, привязанную к ручке корзины. Сообщение было коротким, простым и сердечным.

Дорогая Тильда,

Милая, я всё ещё по тебе скучаю. Я всегда буду скучать по тебе. Люблю тебя.

Мама

– Это от матери Тильды, – сказала Райли Биллу. – Я уверена, что цветы из собственного сада Паулы, – она представляла, как старательно Паула выращивает на клумбе цветы, специально посадив их в солнечном месте.

– Паула живёт здесь, в Грейбулле? – спросил Билл.

– Нет. Родители Тильды переехали вскоре после убийства. Хотя Паула всё ещё живёт в Вирджинии, по ту сторону от Ричмонда. Её муж умер в прошлом году.

Райли снова посочувствовала женщине, вспомнив, что она сказала ей по телефону…

«Кем я стану, если забуду Джастина или если ты забудешь свою мать? Мне бы не хотелось становиться такой чёрствой».

Паула всегда казалась Райли храброй женщиной. Но она знала, что Паула также очень скромная.

«Как же ей сейчас одиноко!» – подумала Райли.

Другие цветы были более формальным букетом из гладиолусов и гвоздик – композиция, которую мог составить флорист. Они были в пластиковой обертке, воткнутой в землю.

Очевидно подумав об отпечатках пальцев, Билл надел перчатки и подобрал упаковку с цветами и слил из неё воду. Он положил всё это в пластиковый пакет, который взял с собой на всякий случай.

Тут раздался голос:

– Что вы здесь делаете?

Райли и Билл обернулись и увидели встревоженного мужчину в форме охранника, который торопился к ним. На вид ему было хорошо за пятьдесят.

Райли и Билл достали значки и представились. Глаза охранника открылись с интересом.

– Это как-то связано с тем, что случилось с Тильдой? – спросил он. – Дело давнее.

– Мы возобновили расследование, – ответил Билл.

– Вы видели, кто принёс эти цветы? – спросила Райли.

Охранник покачал головой.

– Их положили прошлой ночью. Я не знаю, кто это сделал. Второй букет от Паулы Стин, мы знакомы много лет. Она приезжает сюда каждый год, и мы немного болтаем. Я всегда убираю её цветы, когда они вянут, вместо неё.

Указав на букет в руке Билла, Райли спросила:

– А кто-нибудь ещё приносит сюда цветы каждый год?

– Да, – сказал охранник. – И всегда ночью. Я видел его пару раз.

Райли показала охраннику фоторобот.

– Он похож на этого человека? – спросила Райли.

Охранник пожал плечами.

– Не могу сказать. Мне никогда не удавалось рассмотреть его ночью, к тому же на нём всегда была надета широкополая шляпа, так что лицо оставалось в тени. Могу сказать, впрочем, что он довольно высокий. И худой.

Райли мысленно уцепилась за эти детали. Они подтверждали её догадку, что убийца остался таким же худым, каким был всегда.

– На чём он приехал? – спросил Билл.

Охранник на мгновение задумался.

– Обычный седан. Кажется, светлый. Но я не уверен.

– Можете вспомнить о нём что-нибудь ещё? – спросила Райли.

Но охранник лишь медленно покачал головой.

Билл спросил:

– У вас есть какие-то мысли о том, где он мог купить этот букет?

– Может быть, в «Цветах Корли», – ответил охранник. – Это единственный флорист в городе. – Он указал на кладбище и добавил: – Это прямо за кладбищем, в паре кварталов по Боуэрс-Стрит. Вы сразу найдёте.

Райли и Билл поблагодарили охранника и вышли с кладбища. Не было смысла ехать так недалеко, так что они пошли пешком. Райли осматривалась в городе, который казался неестественно спокойным. Они прошли мимо ещё нескольких гуляющих, которые улыбнулись и помахали рукой незнакомцам.

Конечно, эти люди понятия не имели, кто такие Билл и Райли и почему они здесь.

Большинство из них, вероятно, ещё не родились, когда Тильду Стин убили.

Райли стало неловко от того, что они с Биллом явились беспокоить призраков, о которых этот город предпочёл бы забыть.

Они с Биллом подошли к магазину цветами на углу – старому кирпичному зданию со слегка выцветшим знаком, который выглядел потрёпанным временем. Райли сразу стало ясно, что «Цветы Корли» стоят здесь очень долго, вероятно, десятки лет до убийства.

Они с Биллом вошли внутрь. Интерьер был старомодным с деревянными прилавками и отделанными деревом стенами. Повсюду были цветы с плакатами, рекламирующими различные композиции. Кроме того, здесь висело и несколько фотографий в рамочках, на которых был виден магазин таким, каким он был много лет назад – на одной был снят его внешний вид, а на другой – эта самая комната, в которой они и стояли.

Райли видела, что владельцу пришлось постараться, чтобы сохранить вид магазина – в нём почти ничего не изменилось, кроме того, что теперь на прилавках стояли лишь искусственные цветы. Живые растения теперь хранились за стеклянной дверью холодильника, который занимал почти всю стену.

Улыбчивая девушка подошла к Биллу и Райли. Она представилась Лореттой и спросила, чем может помочь им.

Райли и Билл достали значки и представились.

Райли сказала:

– Мы расследуем три убийства, которые произошли в этом районе двадцать пять лет назад.

Лоретта была озадачена.

– Боюсь, мне ничего об этом неизвестно, – сказала она.

Из задней комнаты вышла приветливая пожилая женщина.

– Не связано ли это со смертью Тильды Стин? – спросила она.

Когда Райли подтвердила это, женщина представилась.

– Меня зовут Глория Корли, это магазин принадлежал моей семье много лет. Я помню то жуткое убийство, как будто оно произошло вчера. Бедная Тильда, она была такой доверчивой. Конечно, как могло быть иначе, ведь она выросла в таком городе, как этот. А ведь было ещё две жертвы, верно? Одна в Бринкли, а другая в Денисоне. Какой кошмар.

Лицо Глории приняло озабоченный вид.

– Но неужели произошло ещё одно убийство? Спустя столько времени? Поверить не могу.

– Нет, – ответила Райли. – Мы расследуем старые убийства.

Глория выглядела озадаченной. Райли прекрасно её понимала: открывать «висяк» спустя двадцать пять лет не могло не показать странным. Райли и сама так считала. Ладно бы ещё что-то изменилось в этом деле, но ведь не появилось никаких новых улик.

Так как Райли объяснить возобновление расследования этой женщине, да и всем остальным?

«Потому, что мне приснился кошмар?»

Это звучало нелепо.

Райли удивило то, что она не может найти рационального объяснения, а потому почувствовала ещё большую благодарность Мередиту за то, что он позволил ей начать расследование.

Билл вытащил из пакета букет и показал его женщине.

– Не могли бы вы сказать, в вашем ли магазине был собран этот букет? – попросил он.

Глория надела очки, которые до этого висели у неё на шее, и пристально осмотрела цветы.

– Это самый обычный букет, – сказала она. – На нём не было записки или открытки?

– Нет, – ответил Билл.

– Где вы его взяли? – спросила Глория.

– На могиле Тильды, – ответила Райли.

У женщины широко открылись глаза. Райли видела, что она поняла, что тот, кто оставил цветы на могиле, был, вероятней всего, убийцей.

Лоретта также осматривала цветы.

– За последнюю пару недель мы продали лишь один букет, похожий на этот, – сказала она.

Райли открыла состаренный фоторобот на планшете и показала его Лоретте.

– Покупатель мог быть выглядеть вот так, – сказала она.

Лоретта пожала плечами.

– Боюсь, я не очень наблюдательна, – сказала она. – И я не думала, что было важно присмотреться, по крайней мере, на этот раз.

Она прищурилась, пытаясь вспомнить.

– Я помню, что на нём было симпатичное пальто, – сказала она. – А ещё шляпа. Вроде бы фетровая.

Райли вспомнила, что и охранник говорил о широкополой шляпе на мужчине.

– Что-то ещё можете сказать о нём? – спросил Билл.

– Он был высокий, как мне кажется. Да, помню, что смотрела на него снизу вверх.

Райли и Билл переглянулись.

– Как он расплатился за цветы? – спросил Билл.

– Кредиткой, я полагаю, – ответила Лоретта. – Сейчас проверю.

Райли с Биллом вслед за Лореттой подошли к переднему прилавку. Она открыла записи на компьютере.

 

Найдя то, что искала, она кивнула:

– Да, кажется, это он, – сказала она. – Он приходил сюда позавчера. Его зовут Лемуэль Корт.

– У вас есть его адрес? – спросил Билл.

– К сожалению, нет.

Райли с Биллом поблагодарили женщину и вышли из магазина.

– У нас есть его имя! – воскликнула Райли.

– Причём довольно специфическое: Лэмуэль Корт, – добавил Билл. – Если это его настоящее имя, его будет нетрудно отследить.

Райли согласилась. Она достала мобильник и набрала номер Сэма Флореса в ОПА.

– Сэм, кажется, у нас есть подозреваемый, – сказала она. – Его зовут Лемуэль Корт, есть надежда, что он живёт в том же районе, где орудовал Спичечный убийца.

– Я проверю, – сказал Сэм.

Райли услышала, как Сэм забарабанил пальцами по клавиатуре.

– Так и есть, – сказал Сэм. – Он живёт в Глиддене.

Райли вспомнила, что видела указатель на Глидден по дороге сюда. Она была уверена, что это совсем рядом.

– Можешь проверить, были ли у него судимости? – попросила она технического специалиста.

– Уже, – ответил Флорес. – Да, он отсидел срок за домашнее насилие. Это было десять лет назад.

Райли захлестнуло возбуждение.

– Спасибо, Сэм, – сказала она. – Отправляй мне всё, что найдёшь по нему, ладно?

– Непременно.

Райли повесила трубку, в этот момент они как раз уже вернулись к машине.

Билл сказал:

– Кажется, у нас есть подозреваемый.

– Может быть, – согласилась Райли. – Поехали.

Билл завёл машину, а Райли сказала ему, как проехать в Глидден.

Она замерла в предвкушении. Кажется, старое дело уже начало продвигаться.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?