Когда остыли следы

Tekst
14
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Блейн Хилдрет оказался в эпицентре противоречивых эмоций, пробираясь сквозь толпу. Он заметил Райли, когда она встала поаплодировать. Она выглядела как никогда более эффектной и полной жизни, так что ноги сами понесли его к ней во время перерыва. Теперь она заметила, что он подходит, но по выражению её лица ничего нельзя было сказать.

Какие у неё эмоции при виде его?

А какие у него эмоции при виде неё?..

Блейну невольно вспомнился тот день, после которого прошло уже более двух месяцев…

Он сидел в своей гостиной, когда услышал грохот в соседнем доме.

Он побежал к дому Райли и обнаружил, что входная дверь приоткрыта.

Он вбежал внутрь и увидел происходящее.

Мужчина нападал на Эприл, дочь Райли. Он бросил Эприл на пол, и она, извиваясь и уворачиваясь, колотила по нему своими кулачками.

Блейн бросился к ним и отбросил нападавшего от Эприл. Он стал бороться с мужчиной, стараясь вырубить его. Блейн был выше нападавшего, но не так силён и далеко не так проворен.

Он бил кулаками мужчину, но большинство его ударов не попадали в цель, а те, что попадали, не приносили ему никакого вреда.

Неожиданно мужчина нанёс Блейну сильный удар в область живота. У Блейна перехватило дыхание. Он сложился вдвое, не в силах дышать.

Тогда нападавший нанёс ему резкий удар по лицу…

…и мир погрузился во тьму.

Следующее, что помнил Блейн, это больницу.

И теперь, подходя к Райли, Блейн слегка дрожал от воспоминания.

Он постарался прийти в себя.

Дойдя до Райли, он не знал, что сказать. Пожать ей руку было бы смешно. Тогда, может быть, обнять?

Он увидел, что лицо Райли покраснело от смущения. Было видно, что она тоже теряется.

– Привет, Блейн, – сказала Райли.

– Привет.

Какое-то время они просто стояли, глядя друг на друга, а потом рассмеялись от собственной несуразности.

– Обе наши дочери сегодня отлично играют, – заметила Райли.

– Особенно твоя, – согласился Блейн.

Гол, забитый Эприл, впечатлил его.

– Ты здесь один? – спросила Райли.

– Да. А ты?

– Я с Джилли, – ответила Райли. – Но ты её, наверное, не знаешь. Джилли это… долгая история.

Блейн кивнул.

– Я слышал о Джилли от своей дочери, – сказал он. – Удочерение – это великое дело.

Блейн вспомнил ещё кое-что, что ему сказала Кристал. Райли пыталась восстановить отношения с Райаном. Интересно, как сейчас у них? Тем не менее, Райана нет на игре.

Райли смущённо сказала:

– Слушай, мы сидим на самом верху. У нас есть свободные места. Может, посидишь с нами до конца игры?

Блейн улыбнулся.

– С удовольствием, – сказал он.

Они поднялись по трибунам наверх. Стройная девочка улыбнулась, увидев, что подходит Райли. Однако вид Блейна с ней не принёс ей радости.

– Джилли, это мой друг Блейн, – сказала Райли.

Не говоря ни слова Джилли встала со скамейки и пошла прочь.

– Посиди с нами, Джилли! – воскликнула Райли.

– Я сяду с друзьями, – сказала Джилли, пробегая мимо них и продолжая спускаться. – Уверена, они найдут для меня местечко.

Райли растерялась.

– Прости, – сказала она Блейну. – Это было очень грубо.

– Всё в порядке, – ответил Блейн.

Райли вздохнула, и они сели.

– Нет, это не в порядке, – сказала она. – Очень много всего сейчас не в порядке. Джилли злится за то, что я села с кем-то, кроме Райана. Он переехал к нам, и она к нему очень привязалась.

Райли покачала головой.

– А теперь он снова нас бросил, – сказала она. – И у ещё не представилось возможности рассказать об этом девочкам. А может быть, просто не хватает смелости. Они обе очень расстроятся.

Райли выдохнул с облегчением, когда понял, что Райан не стоит у него на пути. Он пару раз встречался с привлекательным бывшим мужем Райли, и его высокомерие ему совершенно не понравилось. Кроме того, стоило признать, что он надеялся, что Райли свободна для романтических отношений.

Но он чувствовал себя виноватым за такую реакцию.

Тут игра снова началась. И Эприл, и Кристал играли хорошо, и Райли с Блейном всё время подбадривали их криками и аплодисментами.

Однако всё это время Блейн думал о их последней встрече с Райли. Она случилась вскоре после того, как его выписали из больницы. Он постучался к ним, чтобы сообщить, что они с Кристал переезжают. Оправдание для этого он придумал слабое: он сказал, что дом находится слишком далеко от его ресторана.

Он также старался сделать вид, что переезд не такая уж и проблема.

«Ничего не изменится!» – сказал он Райли.

Конечно, это была неправда, и Райли ему не поверила.

Она была явно разочарована.

Кажется, сейчас лучшее время, чтобы прояснить всё.

Он робко начал:

– Послушай, Райли, мне очень жаль, что всё так вышло во время нашей последней встречи. Ну помнишь, когда я сказал, что мы переезжаем. Всё вышло не очень хорошо.

– Не нужно ничего объяснять, – сказала Райли.

Но Блейну так не казалось.

Он сказал:

– Слушай, кажется, мы оба знаем, почему мы с Кристал переехали.

Райли пожала плечами.

– Да, – сказала она. – Ты боялся за безопасность своей дочери. Я не виню тебя, Блейн. Правда. Ты поступил разумно.

Блейн не знал, что сказать. Райли, естественно, была права. Он боялся за Кристал, а не за себя. Кроме того, он боялся за душевное благополучие Кристал: бывшая жена Блейна, Фиби, была страдала алкоголизмом и временами вела себя дурно, и Кристал приходилось бороться с эмоциональными шрамами от этих отношений. Ей не нужен был новый стресс.

Райли всё знала про Фиби – она даже однажды спасла Кристал во время одного из пьяных приступов её матери.

«Может быть, она действительно всё поняла», – подумал он.

Но он не мог понять, что она чувствует на самом деле.

В этот момент команда их дочерей забила ещё один гол. Блейн и Райли вскочили, хлопая в ладоши. На несколько мгновений они погрузились в наблюдение за игрой.

Потом Райли сказала:

– Блейн, я признаю, что была разочарована твоим переездом. Может быть, даже немного зла на тебя. Но я была не права. Это было несправедливо с моей стороны. Мне жаль, что так вышло.

Она помолчала, а потом продолжила:

– Мне чертовски жаль, что с тобой такое приключилось. И я чувствую свою вину. До сих пор. Блейн, я…

Какое-то время она, казалось, борется со своими мыслями и чувствами.

– Мне кажется, что я приношу опасность каждому, с кем меня сталкивает жизнь. Это самое мерзкое в моей работе. И во мне.

Блейн начал возражать:

– Райли, ты не должна…

Райли остановила его.

– Это правда, и нам обоим это известно. Если бы я жила по соседству с собой, я бы тоже захотела переехать. По крайней мере, пока живу с подростком.

В этот момент игра пошла не в пользу их команды. Блейн и Райли закричали вместе с остальными болельщиками.

Блейн немного успокоился: Райли действительно больше не ставила его переезд ему в укор.

Смогут ли они возродить интерес, который испытывали друг к другу раньше?

Блейн собрался с духом и сказал:

– Райли, мне бы хотелось пригласить тебя и твоих детей на ужин в ресторан. Можешь привести и Габриэллу. Мы с ней обменяемся рецептами Центральной Америки.

Какое-то время Райли сидела молча. Казалось, что она не слышит его.

Наконец, она сказала:

– Не думаю, что это хорошая идея, Блейн. Сейчас всё слишком сложно. Но спасибо за приглашение.

Блейн расстроился. Райли не только отказывала ему сейчас, но и, кажется, не оставляла шансов на будущее.

Но с этим ничего нельзя было сделать.

Остаток игры он смотрел с Райли молча.

*

За ужином тем вечером Райли всё ещё думала о Блейне. Она думала, не совершила ли ошибку. Может быть, ей стоило принять его приглашение? Он ей нравился и она скучала по нему.

Он даже пригласил Габриэллу, а это было очень мило с его стороны. Как владелец ресторана, он оценил поварское искусство Габриэллы.

А Габриэлла, кстати, приготовила сегодня, как обычно, божественное гватемальское блюдо: курицу в луковом соусе. Девочкам наслаждались ужином и болтали о сегодняшней футбольной победе.

– Почему ты не пришла на игру, Габриэлла? – спросила Эприл.

– Тебе бы понравилось, – присоединилась Джилли.

– , мне нравится futbol, – сказала Габриэлла. – В следующий раз приду.

Райли показалось, что это хорошая возможность кое о чём упомянуть.

– У меня хорошие новости, – сказала она. – Я сегодня разговаривала с риэлтором, и она полагает, что продажа хижины моего отца принесёт неплохие деньги. Это неплохо поможет нам в осуществлении ваших планов на учёбу в колледже – вас обеих.

Девочки были рады и немного поболтали об этом. Но вскоре Джилли помрачнела.

Она спросила Райли:

– Кто был тот тип, что сидел с тобой на игре?

Эприл ответила:

– О, это был Блейн. Он раньше жил по соседству. Это отец Кристал. Ты с ней знакома.

Джилли, насупившись, ела в течении нескольких минут.

Потом она спросила:

– А где Райан? Почему он не пришёл на игру?

Райли тревожно сглотнула. Она уже заметила, что Райан приходил сегодня за вещами. Пора было рассказать девочкам правду.

– Я как раз собиралась вам кое-что рассказать, – начала она.

Но ей никак не удавалось найти правильных слов.

– Райан… сказал, что ему нужно больше свободы… он…

Она не могла заставить себя договорить, но по лицам девочек она видела, что в этом нет нужды: они прекрасно всё поняли и без того.

Спустя несколько секунд молчания Джилли расплакалась и выбежала из комнаты, помчавшись наверх. Эприл побежала за ней, чтобы успокоить.

Райли поняла, что Эприл привыкла к непостоянству Райана. Это причиняло ей боль, но она справлялась с ней лучше, чем Джилли.

 

Оставшись за столом с Габриэллой, Райли почувствовала себя виноватой. Неужели она совершенно не способна сохранять серьёзные отношения с представителями мужского пола?

Габриэлла прочитала её мысли:

– Не вини себя. Ты ни при чём. Райан дурак.

Райли грустно улыбнулась.

– Спасибо, Габриэлла, – поблагодарила она.

Именно это ей и хотелось услышать.

Габриэлла добавила:

– Девочкам нужен отец. Но не такой, который приходит и уходит по собственной прихоти.

– Я знаю, – сказала Райли.

*

Позже вечером Райли пошла взглянуть на девочек. Джилли была в комнате Эприл, она молча делала домашнюю работу.

Эприл подняла глаза и сказала:

– Мы в порядке, мам.

Райли почувствовала облегчение. Как бы она ни сочувствовала обеим девочкам, она гордилась тем, что Эприл успокаивает Джилли.

– Спасибо, милая, – сказала она и крепко закрыла дверь.

Она подумала, что Эприл поговорит с ней насчёт Райана, когда будет готова, а вот Джилли придётся сложней.

Спускаясь вниз, Райли вдруг осознала, что думает о словах Габриэллы: «Девочкам нужен отец».

Она посмотрела на телефон. Блейн ясно показал, что хотел бы возобновить их отношения.

Но что именно он ожидает от неё? Дети и работа занимают всё её время. Сможет ли она найти в своей жизни место для чего-то ещё? Не разочарует ли она его?

«Однако, – признала она, – он мне действительно нравится».

И она явно нравится ему. В жизни должно быть место для романтики.

Она достала мобильник и набрала номер Блейна. Услышав автоответчик, она расстроилась, но не удивилась. Она знала, что его работа в ресторане часто заставляет его работать вечерами.

После гудка Райли оставила сообщение:

«Привет, Блейн. Это Райли. Послушай, мне жаль, что я вела себя так сухо во время игры. Надеюсь, это было не слишком грубо. Я всего лишь хотела сказать, что если твоё приглашение на ужин ещё в силе, то мы согласны. Позвони мне, когда освободишься».

После сообщения Райли сразу полегчало. Она пошла на кухню и налила себе выпить. Сев со стаканом на диван в гостиной, она вспомнила разговор с Паулой. Паула, кажется, смирилась с фактом, что убийца её дочери никогда не будет наказан.

«В этом нет ничьей вины, и я никого не виню», – сказала Паула.

Теперь эти слова начали беспокоить Райли.

Это казалось чудовищно несправедливым.

Райли допила содержимое бокала, приняла душ и пошла спать.

Не успела она толком уснуть, как ей начали сниться кошмары.

*

Райли была маленькой девочкой.

Она шла по лесу ночью. Ей было страшно, но она не совсем понимала почему.

В конце концов, она не заблудилась.

Лес стоял рядом с шоссе, и она видела, как по нему туда-сюда ездят машины. Свет фонарей и полной луны освещали её путь между деревьев.

Тут её взгляд упал на три неглубокие могилы.

Земля и камни, которыми они были засыпаны, шевелились и поднимались.

Женские руки откапывались из могил.

Она слышала приглушённые голоса:

– Помогите нам! Пожалуйста!

– Но я всего лишь девочка! – в слезах воскликнула Райли.

Райли проснулась и села в кровати. Её всю трясло.

«Это всего лишь кошмар», – сказала она себе.

Её не особенно удивило то, что ей снятся жертвы Спичечного убийцы после разговора с Паулой Стин.

Она сделала несколько вдохов – длинных, глубоких. Вскоре она снова расслабилась и провалилась в сон.

Но там…

Она снова была девочкой.

Она была в кондитерском магазине с мамой, и мама покупала ей кучу сладостей.

Тут к ней подбежал страшный мужчина в колготках на голове.

Он ткнул в маму пистолетом.

– Гони деньги! – крикнул он маме.

Но мама слишком испугалась, чтобы пошевелиться.

Мужчина выстрелил маме в грудь, и она упала прямо перед Райли.

Райли начала кричать. Она обернулась, чтобы найти кого-нибудь, кто мог бы помочь ей, но увидела, что она снова в лесу.

Руки женщин всё ещё раскапывали свои могилы.

Они всё ещё кричали:

– Помогите нам! Пожалуйста!

Тут Райли услышала позади себя другой голос. Он был ей знаком…

– Не делай вид, что не слышишь их, Райли. Им нужна твоя помощь.

Райли обернулась и увидела маму. Она стояла рядом, из её груди бежала кровь. Лицо её было мертвенно бледным.

– Я не могу помочь им, мама! – плакала Райли. – Я ведь совсем маленькая!

Мама улыбнулась.

– Нет, ты не маленькая, Райли. Ты уже выросла. Посмотри сама!

Райли обернулась и поймала своё отражение в зеркале во весь рост.

Это правда: она была женщиной.

А голоса всё кричали…

– Помогите!

Глаза Райли открылись.

Её трясло ещё сильней, она с трудом ловила воздух.

Она вспомнила слова Паулы Стин: «Убийцу моей дочери никогда не найдут». Ещё Паула сказала ей: «Начнём с того, что это никогда не было твоим делом».

Райли почувствовала уверенность.

Действительно: она никогда не бралась за дело Спичечного убийцы.

Но она больше не могла оставлять его в прошлом.

Спичечного убийцу нужно было наконец привлечь к ответственности.

«Теперь это моё дело», – решила она.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Больше той ночью Райли не снились кошмары, но сон её всё равно был беспокойным. Как ни странно, проснувшись следующим утром, она чувствовала себя выспавшейся и полной энергии.

Её ждёт много работы.

Она оделась и спустилась. Эприл и Джилли на кухне ели завтрак, приготовленный для них Габриэллой. Обе девочки выглядели печальными, но не такими подавленными, как вчера.

Райли увидела, что за столом приготовлено для неё место, так что села и сказала:

– Панкейки выглядят потрясающе. Передайте и мне, пожалуйста.

Доев завтрак и допив кофе, девочки стали выглядеть бодрее. Они не упоминали Райана, а вместо этого болтали об одноклассниках.

«Они неплохо держатся», – подумала Райли.

Им обеим пришлось многое пережить.

Она была уверена, что они справятся и с проблемой с Райаном.

Райли допила кофе и сказала:

– Мне нужно в кабинет.

Она встала и поцеловала в щёку сначала Эприл, а потом Джилли.

– Иди лови плохих парней, мама, – сказала Джилли.

Райли улыбнулась.

– Обязательно, дорогая, – ответила она.

*

Вернувшись в кабинет, Райли открыла на компьютере файл по делу двадцатипятилетней давности. Просматривая старые газетные вырезки, она вспомнила, что уже читала их, когда они только вышли. В то время она была подростком, и Спичечный убийца, казалось, вышел из кошмаров.

Убийства произошли здесь, в Вирджинии, неподалёку от Ричмонда, с перерывом всего в три недели между смертями.

Райли открыла карту и нашла Грейбулл, небольшой городишко по магистрали I-64. Тильда Стин, последняя жертва, жила и погибла в Грейбулле. Остальные два убийства произошли в городах Бринкли и Денисон. Райли видела, что все города находятся в пределах сотни-двух километров друг от друга.

Райли закрыла карту и снова обратилась к газетам.

Один заголовок кричал: «ТРЕТЬЯ ЖЕРТВА СПИЧЕЧНОГО УБИЙЦЫ!»

Она вздрогнула, вспомнив, как прочла этот заголовок много лет назад.

В газете описывалась паника, которую убийства всколыхнули в районе, особенно среди молодых женщин.

Судя по статье, общество и полиция задавали себе одни и те же вопросы:

Когда и где убийца нанесёт следующий удар?

Кто будет следующей жертвой?

Но четвёртой жертвы так и не было.

«Почему?» – задумалась Райли.

На этот вопрос правоохранительные органы так и не нашли ответа.

Убийца выглядел безжалостным и целеустремлённым серийным маньяком – он относился к типу убийц, которые продолжают убивать, пока их не поймают. Но вместо этого он просто пропал. И его исчезновение было не менее загадочным, чем сами убийства.

Райли стала копаться в старых полицейских протоколах, чтобы оживить память.

Между жертвами не было замечено никакой связи. Стиль убийства сохранялся во всех трёх случаях. Он знакомился с девушками в барах, отвозил их в мотели, где и убивал. Потом он закапывал их тела в неглубоких могилах неподалёку от мест преступления.

Местной полиции не составляло труда найти эти бары и мотели.

Как делают некоторые убийцы, он оставлял для полиции подсказки.

Рядом со всеми телами он оставлял конверты со спичками из баров и салфетки из мотелей.

Свидетели в барах и мотелях даже давали довольно точное описание подозреваемого.

Райли достала фоторобот, составленный много лет назад.

На нём она увидела мужчину, который выглядел вполне обыкновенно, с тёмно-коричневыми волосами и карими глазами. Прочитав описания свидетелей, она заметила ещё кое-что: все они отмечали, что он был очень бледен, как будто имел работу, которая держала его в помещении, так что он не видел солнечного света.

Описание было не очень подробным. И всё же Райли не показалось, что такое дело было так трудно раскрыть. Но почему-то это было так. Местная полиция так и не нашла убийцу. ОПА взяли дело, но пришли к выводу, что убийца или погиб, или уехал. Продолжение поиска в масштабе страны было бы не проще поиска иголки в стоге сена – иголки, которой могло там вовсе не быть.

Но был один агент, мастер в расследовании «висяков», который не был с этим согласен.

«Он всё ещё здесь, – говорил он всем. – Мы найдём его, если будем продолжать искать!»

Но начальство не поверило ему и не поддержало. ОПА позволил делу заглохнуть.

Агент вышел на пенсию много лет назад и уехал во Флориду. Но Райли знала, как с ним связаться.

Она взяла домашний телефон и набрала его номер.

Мгновение спустя она услышала знакомый гулкий голос. Джейк Криваро был её партнёром и наставником в те годы, когда она только пришла в ОПА.

– Привет, дружище! – воскликнул Джейк. – Где ты пропадаешь? Что ты себе позволяешь? Не звонишь, не пишешь. Разве так нужно обращаться с одиноким, всеми покинутым стариком, который научил тебя всему, что ты умеешь?

Райли улыбнулась. Она знала, что он не зол на неё. В конце концов, они не так давно встречались. Джейк даже помог ей раскрыть дело пару месяцев назад.

Она не стала спрашивать, как у него дела.

Она помнила его проповедь, когда она спросила его в прошлый раз: «Мне семьдесят пять лет…».

Такие вопросы могли лишь заставить его снова начать жаловаться.

На самом деле, он всё ещё был в неплохой физической форме для своих лет, а ум его был всё также остёр.

– Мне нужна твоя помощь, Джейк, – сказала Райли.

– Звучит, как музыка для моих ушей. Терпеть не могу пенсию. Что я могу для тебя сделать?

– Я взялась за старый «висяк».

Джейк рассмеялся.

– Мой любимый вид дел. Ты же знаешь, что я специализировался на «висяках». Они до сих пор моё хобби. Даже на пенсии я продолжаю собирать и пересматривать дела, которые никто не раскрыл. Я старый барахольщик в этом плане. Ты помнишь «Женоподобного убийцу» в Огайо? Я раскрыл это дело пару лет назад, а ведь оно больше десяти лет считалось «висяком».

– Я помню, – сказала Райли. – Неплохая работа для старого чудака.

– Лестью добьёшься всего. Так что ты припасла для меня?

Райли задумалась. Она знала, что собирается всколыхнуть неприятные воспоминания.

– Это было твоё дело, Джейк, – сказала она.

Мгновение Джейк молчал.

– Можешь не продолжать, – наконец сказал он. – Это дело Спичечного убийцы.

Райли еле удержалась от вопроса: «Как ты узнал?»

Но угадать было нетрудно.

Джейк был зациклен на старых ошибках, особенно своих собственных. Без сомнения, он не забыл о годовщине смерти Тильды Стин. Скорей всего, он отмечал годовщины смерти и остальных жертв. Райли была уверена, что они преследовали его каждый год.

– Тебя тогда ещё не было в Бюро, – сказал Джейк. – Почему ты решила разворошить прошлое?

Она услышала горечь в его голосе – ту же горечь, которую помнила в нём тогда, когда ещё была зелёным новичком. Он злился на власть имущих, которые закрыли дело. Спустя несколько лет он всё ещё злился.

– Ты знаешь, что я поддерживаю связь с матерью Тильды Стин, – ответила Райли. – Я разговаривала с ней вчера. На этот раз…

Она задумалась, как облечь это в слова.

– Мне далось это тяжелей, чем обычно, скажем так. Если никто ничего не сделает, бедная женщина умрёт, а убийцу её дочери так и не накажут. Сейчас у меня нет других дел и я…

 

Её голос оборвался.

– Я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь, – сказал Джейк, в его голосе неожиданно прозвучало сочувствие. – Эти три убитые девушки заслуживали лучшего. Как и их семьи.

Райли почувствовала облегчение от того, что Джейк разделяет её эмоции.

– Я недалеко уйду без поддержки ОПА, – сказала Райли. – Как ты думаешь, есть ли способ снова открыть это дело?

– Не знаю. Может быть. Давай перейдём к делу.

Райли услышала, как пальцы Джейка застучали по клавиатуре, когда он открывал собственные файлы.

– Что пошло не так, когда ты работал над делом? – спросила Райли.

– Легче сказать, что не пошло не так. Мои гипотезы не понравились никому в отделе. В то время район был совсем сельским, всего три небольших городка. Тем не менее, на шоссе рядом с Ричмондом было много безработных. В Бюро просто решили, что это какой-то бродяга, который поехал дальше. Я нутром чувствовал, что всё не так, что он живёт в этом районе и, может быть, до сих пор там. Но кому какое дело до моего нутра?

Печатая на клавиатуре, он пробурчал:

– Если бы у меня не было партнёра-тупицы, я раскрыл бы это дело ещё тогда.

Райли слышала о слабом партнёре Джейка, которого уволили прежде, чем Райли пришла в ОПА.

Она сказала:

– Говорят, он портил всё, всего касался.

– Да, буквально так и было. В одном из баров он взял стакан, который трогал убийца, и размазал все отпечатки.

– Разве не было отпечатков на салфетке или конверте со спичками?

– Нет, после того, как их достали из-под земли из могил. Этот тип крупно облажался. Его надо было уволить сразу после этого. Но он недолго продержался. Последний раз, что я о нём слышал, он работал в магазине. Ну и скатертью дорожка.

Райли услышала, что Джейк перестал печатать. Она предположила, что теперь все материалы у него под рукой.

– Так, теперь закрой глаза, – сказал Джейк.

Райли закрыла глаза и улыбнулась. Он подготовил для неё то же упражнение, которому она учила своих студентов – от него она его и знала.

Джейк сказал,

– Ты убийца, но ты ещё никого не убила. Ты только что вошла в паб Маклафлин в Бринкли и уже познакомилась с девушкой по имени Мелоди Янович. Ты подбиваешь к ней клинья, и пока всё идёт довольно гладко.

Райли начала видеть всё глазами убийцы. Сцена разворачивалась у неё перед глазами.

Джейк сказал:

– На барной стойке лежит небольшой конверт со спичками. Продолжая кадрить девушку, ты вдруг берёшь его со стойки и кладёшь в карман. Зачем?

Райли практически почувствовала конверт пальцами. Она представила, как кладёт его в карман штанов.

«Но зачем?» – задумалась она.

Когда дело было открыто, по этому поводу была одна довольно разумная теория: что оставляя спичечные конверты из баров и салфетки из мотелей на телах жертв, убийца дразнил полицию.

Но теперь она поняла, что Джейк так не считает.

Как и она сама.

Она сказала:

– Он даже не знал тогда, что собирается убить её – по крайней мере, когда был в пабе Маклафлин, в свой первый раз. Он взял спички в качестве сувенира для своей победы, трофея за хорошее время, которое собирался провести.

– Хорошо, – сказал Джейк. – Что было потом?

Райи ясно видела, как убийца помогает Мелоди Янович выйти из его машины и как он провожает её в комнату в мотеле.

– Мелоди была согласна, и он был уверен в себе. Как только они вошли в комнату, она пошла в душ, чтобы приготовиться. А он тем временем взял листок бумаги с логотипом мотеля – в тех же целях, что и спички, в качестве сувенира. Потом он снял одежду и залез под одеяло. Вскоре Мелоди вышла из ванной…

Райли помедлила, стараясь всё точно понять.

Была ли женщина уже тогда голой?

«Скорей всего нет», – решила Райли.

– Мелоди вышла, повязавшись полотенцем. И от этого ему стало не по себе. В прошлом его опыт бывал неудачным. Будут ли у него проблемы на этот раз? Она залезла на кровать, легла рядом с ним, сдёрнула полотенце и…

– И? – заторопил её Джейк.

– И тогда он сразу понял – у него ничего не выйдет. Он почувствовал стыд и унижение. Он не мог позволить этой женщине узнать о том, что он потерпел поражение. Его захлестнула ярость. Ярость стёрла всю его человечность. Он схватил её за горло и задушил прямо на кровати. Она умерла очень быстро. Его ярость прошла, он осознал, что натворил и его накрыло чувство вины. И тогда…

Райли мысленно воссоздала продолжение сцены. Убийца не только закапывал жертв в неглубокие могилы, но и располагал их совсем рядом с улицей и шоссе. Он прекрасно знал, что жертв найдут. Он был совершенно в этом уверен.

Глаза Райли открылись.

– Я поняла, Джейк. Сначала, когда он собирал спички и салфетки, он просто брал сувениры. Но после убийства он использовал их в других целях. Он оставил их у тела, чтобы помочь полиции, а не чтобы раздразнить её. Он хотел, чтобы его поймали. У него не хватило бы мужества сдаться самому, так что он решил, что лучшее, что он может сделать, это оставить подсказки.

– Ты схватываешь на лету, – похвалил её Джейк. – Я предполагаю, что два первых убийства разыгрывались почти одинаково. Теперь взглянем на заключение полиции касательно убийств.

Райли открыла на своём компьютере отчёт.

– Чем отличается последнее убийство? – спросил Джейк.

Райли просмотрела текст. Она не заметила в нём ничего, чего бы ещё не знала.

– Тильда Стин была полностью одета, когда он её закопал. Кажется, что он вовсе не пытался с ней переспать.

Джейк сказал:

– А теперь скажи, что пишут в отчёте о причине смерти всех трёх убийств.

Райли быстро нашла в тексте:

– Удушение, – ответила она. – Одинаково для всех трёх.

Джейк неодобрительно хмыкнул.

– Вот здесь полиция и ошиблась, – сказал он. – Первые двое, Мелоди Янович и Портия Куинн, несомненно, были задушены. Но я узнавал от патологоанатома, что на шее Тильды не было синяков. Она задохнулась, но её не душили. О чём это тебе говорит?

Райли включила мозг, обрабатывая новую информацию.

Она снова закрыла глаза, стараясь представить сцену.

– Что-то произошло, когда Тильда вошла в комнату в мотеле, – сказала Райли. – Она рассказала ему что-то, может быть, то, чего ещё никому не говорила. Или может быть, она сказала что-то про него, что он хотел услышать. Она вдруг стала для него…

Райли помедлила.

Джейк сказал:

– Давай. Скажи это.

– Она стала казаться ему человечной. Он почувствовал вину за то, что собирался сделать. Звучит безумно, но он…

Райли потребовалось время, чтобы собрать мысли в целое.

– Он решил убить её из милосердия. Он не стал душить её. Он сделал это более нежно. Он положил её на кровать и задушил подушкой. Он так раскаивался, что…

Райли открыла глаза.

– Что больше никогда не убивал.

Джейк одобрительно хрюкнул.

Он сказал:

– Тогда я пришёл точно к такому же выводу. И я всё ещё придерживаюсь этого мнения. Я верю, что он всё ещё в обществе и его всё ещё преследует тот факт, что он поступил так много лет назад.

Слово стало эхом отзываться в голове у Райли.

Раскаяние.

Неожиданно для неё стало совершенно ясно кое-что.

Не задумываясь, она выпалила:

– Он до сих пор раскаивается, Джейк. И готова поклясться, что он оставляет цветы на могилах женщин.

Джейк довольно рассмеялся.

– Хорошая мысль, – сказал он. – Вот что мне всегда в тебе нравилось, Райли. Ты понимаешь психологию и знаешь, как превратить её в действие.

Райли улыбнулась.

– У меня был хороший учитель, – сказала она.

Джейк пробормотал благодарность за комплимент. Она поблагодарила его за помощь и повесила трубку. Она сидела в кабинете и размышляла.

Я должна это сделать.

Она должна выследить убийцу и привлечь его к ответственности раз и навсегда.

Но она знала, что не сможет сделать это в одиночку.

Ей нужна помощь, чтобы заставить ОПА открыть дело.

Она выскочила в коридор и побежала к кабинету Билла Джеффриса.