3 książki za 35 oszczędź od 50%

Когда остыли следы

Tekst
14
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Когда остыли следы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
О Блейке Пирсе

Блейк Пирс – автор сверхпопулярной серии про детектива Райли Пейдж, которая включает восемь книг (и их число постоянно растёт!). Он также написал серию детективов о Маккензи Уайт, на настоящий момент состоящую из пяти книг, детективов про Эйвери Блэка, пока также из четырёх книг (обе серии будут продолжаться), и новую серию детективов про Кери Лока.

Детективы и триллеры – то, чем Блейк Пирс интересовался всю жизнь. Блейк с удовольствием с Вами пообщается на своем сайте www.blakepierceauthor.com, где Вы сможете узнать о нем больше и всегда быть на связи!

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА
ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ
КОГДА ОНА УШЛА (книга № 1)
КОГДА КРУГОМ ОБМАН (книга № 2)
КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (книга № 3)
КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (книга № 4)
КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (книга № 5)
КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (книга № 6)
КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (книга № 7)
КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (книга № 8)
КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (книга № 9)
ДЕТЕКТИВ МАКЕНЗИ УАЙТ
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЕТ (книга № 1)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (книга № 2)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЖЕЛАЕТ (книга № 3)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВОЗЬМЕТ (книга № 4)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОТРЕБУЕТ (книга № 5)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЧУВСТВУЕТ (книга № 6)
ДЕТЕКТИВ ЭЙВЕРИ БЛЭК
ПРИЧИНА ДЛЯ УБИЙСТВА (книга № 1)
ПРИЧИНА ДЛЯ БЕГСТВА (книга № 2)
ПРИЧИНА ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (книга № 3)
ПРИЧИНА ДЛЯ СТРАХА (книга № 4)
ДЕТЕКТИВ КЕРИ ЛОК
СЛЕДЫ СМЕРТИ (книга № 1)
СЛЕДЫ УБИЙСТВА (книга № 2)
СЛЕДЫ ЗЛА (книга № 3)

ПРОЛОГ

Мужчина вошел в бар Патом Лаундж и очутился в густом сигаретном дыму. Горел тусклый свет, из колонок орал старый хеви-метал, и он уже чувствовал, как терпение покидает его.

В помещении было слишком жарко, здесь было слишком много людей. Он вздрогнул, когда позади него раздался одобрительный возглас. Он повернулся и увидел пять пьянчуг, играющих в дротики. Рядом с ними еще одна группа азартно играла в бильярд. Чем скорее он отсюда выберется, тем лучше.

Он еще одним коротким взглядом окинул комнату, когда его взгляд упал на девушку, сидящую у барной стойки.

У неё было милое личико и мальчишеская короткая стрижка, она была слишком хорошо одета для такой пивнушки.

«Она прекрасно подойдёт», – подумал мужчина.

Он подошёл к бару, сел на стул рядом с ней и улыбнулся.

– Как тебя зовут? – спросил он.

Он понял, что в общем гуле не слышит собственного голоса.

Девушка посмотрела на него, улыбнулась в ответ и, показав на свои уши, покачала головой.

Он повторил свой вопрос громче, намеренно чётко двигая губами.

Она наклонилась к нему поближе и крикнула:

– Тильда! А тебя как?

– Майкл, – сказал он не слишком громко.

Конечно, это не было его настоящим именем, но это было и неважно. Он сомневался, что она его услышала, да она не особенно и старалась.

Он посмотрел на её бокал, который был почти пуст. Похоже, в нём была «Маргарита». Он ткнул пальцем в стакан и очень громко спросил:

– Ещё один?

Всё ещё улыбаясь, девушка, назвавшаяся Тильдой, покачала головой.

Но она не отшивала его, он был в этом уверен. Может быть, стоит попробовать?

Он взял со стола салфетку и сунул руку в карман за карандашом.

Он написал на салфетке:

«Может, пойдём в другое место?»

Она прочитала его послание. Её улыбка стала шире. Мгновение она задумалась, но он чувствовал, что она пришла сюда в поисках романа, а теперь радовалась тому, что нашла его.

Наконец, к его радости, она кивнула.

Прежде чем уйти он схватил со стола картонный пакет со спичками, на котором было написано название бара.

Позже он ему понадобится.

Он помог ей надеть пальто, и они вышли на улицу. После шума и духоты бара прохладный весенний воздух и неожиданная тишина казались особенно приятными.

– Ух ты, – сказала она, шагая рядом с ним. – Я там чуть не оглохла.

– Похоже, ты нечасто бываешь в таких местах, – сказал он.

– Нет, – ответила девушка.

Она не стала вдаваться в подробности, но он был уверен, что она впервые была в Патом Лаундж.

– Как и я. Какая жуткая забегаловка!

– Не то слово.

Они оба рассмеялись.

– Там припаркована моя машина, – сказал он, показывая направление. – Куда бы ты хотела поехать?

Она снова задумалась.

Затем, озорно подмигнув ему, она сказала:

– Удиви меня.

Теперь он знал, что его догадка была верна: она действительно искала здесь приключение.

Что ж, она его нашла.

Он открыл дверь пассажирского сиденья, и она забралась внутрь. Он сел за руль и завел двигатель.

– Куда мы едем? – спросила она.

Он с улыбкой подмигнул ей и ответил:

– Ты же просила удивить тебя.

Она рассмеялась. В её смехе слышались нервные нотки, но в целом он был радостным.

– Я так понимаю, ты живёшь здесь, в Грейбулле, – сказал он.

– Я грейбуллка до мозга костей, – ответила она. – Но тебя я здесь раньше не видела. Ты местный?

– Я живу неподалёку, – сказал он.

Она снова рассмеялась.

– И что привело тебя в этот маленький городишко?

– Дела.

Она посмотрела на него с любопытством, но не стала требовать ответа. Очевидно, ей не больно-то хотелось хорошо узнавать его, а его это, в свою очередь, совершенно устраивало.

Он заехал на парковку перед обшарпанным маленьким мотелем под названием Маберли Инн и припарковался перед комнатой 34.

– Я уже снял здесь комнату, – сказал он.

Она промолчала.

Тогда, спустя мгновенье, он спросил:

– Тебя это устраивает?

Она немного нервно кивнула.

Они вместе зашли в комнату. Девушка огляделась. Комната была затхлой, в ней неприятно пахло, а стены были покрыты уродливыми обоями.

Она подошла к кровати, и надавила на матрас обеими руками, проверяя его упругость.

Комната ей не понравилась?

Он не мог понять.

Этот жест разозлил его, он пришёл в бешенство.

Он не знал, почему, но что-то внутри него щёлкнуло.

Обычно он не начал бы, пока она не лежала бы перед ним голая в постели, но теперь он не мог сдержаться.

Когда она повернулась, чтобы пойти в ванную, он преградил ей путь.

В тревоге у неё широко раскрылись глаза.

Но прежде, чем она успела как-то отреагировать, он толкнул её обратно на кровать.

Она стала отбиваться, но он был значительно сильней её.

Она попыталась закричать, но прежде, чем она успела открыть рот, он схватил подушку и закрыл ей лицо.

Он знал, что совсем скоро всё будет кончено.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В аудитории внезапно зажёгся яркий свет, и агент Люси Варгас зажмурилась.

Студенты, сидящие вокруг неё, начали переговариваться вполголоса, Люси тоже с головой ушла в задание: нужно было представить реальное убийство от лица убийцы, и ей было трудно вернуться к реальности.

– Хорошо, давайте обсудим, что вам удалось вычислить, – сказал инструктор.

Инструктором была не кто иной как наставник Люси – специальный агент Райли Пейдж.

На самом деле это не был класс Люси, лекция предназначалась для курсантов академии ФБР, однако сегодня агент в очередной раз пришла послушать. Она всё ещё была совсем новенькой в ОПА и в Райли Пейдж находила источник бесконечного вдохновения и информации. Она пользовалась каждой возможностью, чтобы поучиться у своего наставника – как и поработать вместе.

Агент Пейдж дала студентам описание дела об убийстве, которое зашло в тупик ещё двадцать пять лет назад. Три молодые девушки были убиты в центральной Вирджинии. Убийца получил прозвище «Спичечный убийца» за то, что оставлял с телами жертв конверты со спичками. Спички были из баров, находящихся в районе неподалёку от Ричмонда. Кроме того, он оставлял салфетки с названиями мотелей, в которых были убиты женщины. Но осмотр этих заведений ничего не дал.

Агент Пейдж попросила студентов использовать воображение, чтобы воссоздать события одного из убийств: «Дайте волю своему воображению, – сказала агент Пейдж перед началом задания. – Визуализируйте как можно больше подробностей. Не волнуйтесь об ошибках в деталях, но постарайтесь правильно передать общую картину: атмосферу, настроение, окружающую обстановку», – после чего она выключила свет на десять минут.

Теперь свет снова был зажжён, и агент Пейдж ходила взад-вперёд перед аудиторией.

Она произнесла:

– Для начала расскажите мне о Патом Лаундж. Как выглядел бар?

В центре аудитории взлетела рука. Агент Пейдж вызвала парня.

– Это было не очень изысканное место, но с претензией на стиль, – сказал он. – Вдоль стен были тускло освещённые кабинки. Повсюду мебель, обитая чем-то мягким, может быть, замшей.

Люси была озадачена: она представляла бар совсем иначе.

Агент Пейдж слегка улыбнулась, не говоря студенту, прав он или нет.

– Есть другие идеи? – спросила агент Пейдж.

– Там была музыка, она тихо играла, – сказал другой студент. – Возможно, джаз.

Однако Люси отчётливо помнила, что в нарисованном ею образе грохотали мотивы тяжёлого рока 70-х и 80-х годов.

Неужели она ошиблась?

Агент Пейдж спросила:

– А как насчёт Маберли Инн? Как выглядел мотель?

 

Руку подняла девушка и агент Пейдж выбрала её.

– Несколько старомодный и уютный, как бывают мотели, – сказала девушка. – И очень старый. Он открылся гораздо раньше, чем появилось большинство коммерческих сетей мотелей по франшизам.

Заговорил другой студент:

– И мне так кажется.

К нему присоединились и другие.

Люси снова поразилась тому, насколько отличается их описание от того, как представила это место она сама.

Агент Пейдж слегка улыбнулась.

– Кто ещё разделяет эти мысли по поводу бара и мотеля?

Большинство студентов подняли руки.

Люси начала чувствовать себя неловко.

«Постарайтесь правильно передать общую картину», – сказала им агент Пейдж.

Неужели Люси провалила задание?

Неужели вся группа всё поняла правильно, а она нет?

Тут агент Пейдж открыла картинки на экране перед аудиторией.

Сначала шла серия фотографий Патом Лаундж: ночной снимок здания снаружи, с неоновым знаком, горящим в окне, и несколько фотографий интерьера.

– Вот бар, – сказала агент Пейдж. – Или по крайней мере, так он выглядел в то время, когда было совершено убийство. Не знаю, как он выглядит теперь и существует ли он вообще.

Люси выдохнула с облегчением, увидев, что здание выглядело почти так, как она себе представляла: обшарпанная забегаловка с отделанными дешёвыми панелями стенами и мебелью, обитой кожзаменителем. Там даже была пара бильярдных столов и мишень для игры в дротики, как она и предполагала. И даже на фотографиях было видно, что в помещении висит густой сигаретный дым.

Студенты охнули от удивления.

– Теперь давайте взглянем на Маберли Инн, – сказала агент Пейдж.

Появилось ещё несколько фотографий. Мотель выглядел дешево, как Люси и представляла – не очень старым, но уже сильно потрёпанным.

Агент Пейдж рассмеялась.

– Кажется, вы немного промахнулись, – сказала она.

Студенты рассмеялись в знак согласия, хотя и несколько нервно.

– Почему у вас возник такой образ помещений? – спросила агент Пейдж.

Она дала слово девушке, которая подняла руку.

– Ну, сначала вы сказали, что убийца подошёл к жертве в баре, – начала она. – Из этого я сделала вывод, что это «бар встреч»: чуточку низкосортный, но с претензией на роскошь. У меня даже не возникло мысли о пивнушке для рабочего класса.

Другой студент продолжил:

– То же с мотелем. Если убийца собирался «снять» её, почему не выбрать место приличней?

Теперь Люси широко улыбалась.

«Я всё поняла», – подумала она.

Агент Пейдж заметила её улыбку и улыбнулась в ответ.

Она спросила:

– Агент Варгас, где большинство допустило ошибку?

Люси ответила:

– Никто не учёл возраст жертвы. Тильде Стин было всего двадцать лет. Женщины, которые ходят в бары для одиночек, как правило, старше, им за тридцать или за сорок, они обычно разведены. Поэтому вы представляли бар неправильно.

Агент Пейдж согласно кивнула.

– Продолжайте, – попросила она.

Люси на мгновение задумалась.

– Вы сказали, что она произошла из довольно строгой семьи среднего класса в обычном маленьком городке. Судя по фотографии, которую вы показали нам раньше, девушка была привлекательной, и я сомневаюсь, что ей не хватало поклонников. Тогда почему она позволила снять себя в забегаловке вроде Патом Лаундж? Мне кажется, ей просто было скучно. Она намеренно пошла в такое место, которое показалось ей немного опасным.

«И встретила там большую опасность, чем рассчитывала», – подумала Люси, однако вслух решила этого не говорить.

– Какой урок можно вынести из упражнения? – спросила класс агент Пейдж.

Молодой парень поднял руку и сказал:

– Когда мысленно реконструируешь преступление, нельзя оставлять без внимания ни одной мелочи. Нужно стараться учесть всё.

Агент Пейдж выглядела довольной.

– Верно, – согласилась она. – У детектива должно быть живое воображение, он должен быть способен проникнуть в голову убийцы. Но это не так просто. Упустив из виду одну-единственную деталь, вы можете полностью сбиться с пути. А это может иметь решающее значение на то, раскроете вы дело или нет.

Агент Пейдж сделала паузу, а затем добавила:

– А это дело так и не было раскрыто. И раскроется ли когда-нибудь… Это вряд ли. Спустя двадцать пять лет след окончательно простыл. Мужчина, который убил трёх девушек, скорей всего до сих пор на свободе.

Слова агент Пейдж повисли в воздухе.

– На сегодня всё, – наконец, произнесла она. – Вы знаете, что должны прочесть к следующему занятию.

Студенты вышли из аудитории. Люси решила задержаться на пару минут и поговорить с наставником.

Агент Пейдж улыбнулась ей и сказала:

– Ты только что продемонстрировала отличную детективную работу.

– Спасибо, – сказала Люси. Она была очень рада – даже небольшая похвала от Райли Пейдж много для неё значила.

Тут агент Пейдж сказала:

– Но теперь я хочу, чтобы ты попробовала кое-что посложней. Закрой глаза.

Люси выполнила просьбу. Агент Пейдж рассказала ей больше деталей:

– После того, как он убил Тильду Стин, он закопал её в неглубокой могиле. Можешь описать мне, как это было?

Как и во время упражнения, Люси попыталась проскользнуть в голову убийце.

– Он оставил её тело лежать на кровати, затем вышел за дверь комнаты мотеля, – вслух сказала Люси. – Он тщательно осмотрелся, но никого не увидел. Поэтому он подтащил тело к машине и положил на заднее сиденье. Потом он поехал в лес. В какое-то место, которое он хорошо знал, но которое достаточно далеко от места преступления.

– Продолжай, – сказала агент Пейдж.

Люси чувствовала холодную методичность убийцы, она не открывала глаз.

– Он остановил машину в таком месте, где её непросто было бы заметить. Потом достал из кузова лопату.

На мгновение Люси заколебалась.

Была ночь, но как убийца видел тропу?

Было бы не просто тащить фонарик, лопату и труп.

– Ночь была лунная? – спросила Люси.

– Да, – подтвердила агент Пейдж.

Люси приободрилась.

– Он взял в одну руку лопату и повесил тело на плечо, придерживая второй рукой. Он зашёл в лес. Он шёл и шёл, пока не оказался достаточно далеко, в таком месте, куда, как он мог быть уверен, никто никогда не заходил.

– Далёкое место? – переспросил агент Пейдж, перебивая задумчивость Люси.

– Определённо, – сказала Люси.

– Открой глаза.

Люси открыла. Агент Пейдж закрывала свой портфель, собираясь уходить.

– На самом деле, убийца закопал тело в лесу буквально через дорогу от мотеля. Он занёс тело Тильды всего на несколько метров в чащу. Оттуда он спокойно видел фары машин на шоссе и, вероятно, закапывал Тильду в свете уличного фонаря. Кроме того, закапывал он её очень небрежно, больше засыпав камнями, нежели землёй. Проезжающий мимо велосипедист услышал запах спустя несколько дней и вызвал полицейских. Тело было легко найти.

От удивления у Люси отпала челюсть.

– Почему он не позаботился о том, чтобы скрыть факт убийства? – спросила она. – Я не понимаю!

Закрывая чемодан, агент Пейдж с сожалением сдвинула брови.

– И я не понимаю, – сказала она. – Никто не понимает.

Агент Пейдж взяла свой портфель и вышла из аудитории.

Глядя на то, как уходит наставник, Люси заметила в её походке тень горечи и разочарования.

Было ясно, что, несмотря на внешнюю отрешённость, нераскрытое дело всё ещё её тревожит.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Тем вечером за ужином Райли Пейдж никак не могла выкинуть из головы «Спичечного убийцу». Она использовала этот висяк в качестве примера для своего урока, потому что знала, что скоро снова услышит о нём.

Райли пыталась сосредоточиться на поедании вкуснейшего гватемальского жаркого, которое для них приготовила Габриэлла. Их экономка и помощница по дому, которая жила с ними, отлично готовила. Райли надеялась, что Габриэлла не заметит, что ей не удаётся целиком погрузиться в вечерний приём пищи, но от девочек, конечно, было невозможно что-то скрыть.

– В чём дело, мам? – спросила Эприл, пятнадцатилетняя дочь Райли.

– Что-то не так? – спросила Джилли, тринадцатилетняя девочка, которую Райли собиралась удочерить.

Со своего места по ту сторону стола Габриэлла тоже озабоченно посмотрела на Райли.

Райли не знала, что ответить. Дело же было в том, что она знала, что завтра получит свежее напоминание о «Спичечном убийце» – телефонный звонок, который раздавался у неё каждый год. Не было смысла пытаться забыть об этом до тех пор.

Но ей не нравилось смешивать работу и семью. Иногда, несмотря на все свои усилия, она даже вовлекала своих родных и близких в ужасную опасность.

– Ничего, – сказала она.

Несколько минут все четверо ели в тишине.

Наконец, Эприл произнесла:

– Дело в папе, да? Тебя тревожит, что сегодня вечером он снова не дома?

Вопрос застал Райли врасплох. То, что её бывший муж последнее время никак не участвует в жизни семьи, её тревожило. Они с Райаном приложили немало усилий для того, чтобы помириться после болезненного развода. Теперь казалось, что прогресс пошёл прахом, и Райан всё больше времени проводил в своём собственном доме.

Но сейчас её мысли занимал вовсе не Райан.

Что это говорит о ней?

Ей плевать на разрушающиеся отношения?

Сдалась?

Три её собеседницы за сегодняшним ужином всё ещё смотрели на неё, ожидая, что она что-нибудь скажет.

– У меня есть одно дело, – сказала Райли. – Оно вечно не даёт мне покоя в это время года.

От любопытства у Джилли широко раскрылись глаза.

– Расскажи нам о нём! – попросила она.

Интересно, что она может рассказать детям? Ей не хотелось говорить в семье о подробностях убийства.

– Это висяк, – сказала она. – Серия убийств, которые не смогли раскрыть ни местная полиция, ни ФБР. Я много лет пыталась раскрыть его.

Джилли не могла сидеть спокойно.

– И как ты собираешься это сделать?

Вопрос слегка уколол Райли.

Конечно, Джилли не хотела причинить ей боль, ровно наоборот. Девочка гордилась тем, что её родитель – агент правоохранительных органов. И она до сих пор думала, что Райли – это кто-то вроде супергероя, который никогда не промахивается.

Райли сдержала вздох.

«Может быть, пришло время сказать ей, что мне не всегда удаётся ловить злодеев», – подумала она.

– Я не знаю, – ответила она.

Это была простая и честная правда.

Но Райли знала кое-что ещё: завтра была годовщина, двадцать пять лет со смерти Тильды Стин, а значит пока у неё нет шансов выбросить это дело из головы.

К облегчению Райли беседа за столом перетекла к вкуснейшему обеду Габриэллы. Полненькая гватемалка и девочки начали говорить на испанском, и Райли почти перестала понимать, о чём речь.

Но это было нормально: и Эприл, и Джилли изучали испанский, и Эприл уже могла довольно бегло общаться на нём. Джилли всё ещё не могла освоить его окончательно, но Габриэлла и Эприл помогали ей.

Райли улыбалась, наблюдая за ними.

«Джилли отлично справляется», – подумала она.

Она по-прежнему была темнокожей, тощей девочкой, но теперь в ней с трудом можно было узнать ту отчаявшуюся беспризорницу, которую Райли спасла с улиц Феникса несколько месяцев назад. Теперь это была крепкая и здоровая девочка, которая прекрасно адаптировалась к своей новой жизни с Райли с её семьёй.

И Эприл была замечательной старшей сестрой. Она отлично восстановилась после полученных ею психологических травм.

Иногда, глядя на Эприл, Райли казалось, что она смотрит в зеркало, которое показывает её саму, какой она была много лет назад, в подростковом возрасте. У Эприл были карие глаза и тёмные волосы Райли, хотя голова самой Райли уже была тронута сединой.

Райли почувствовала тёплую волну спокойствия.

«Может быть, я становлюсь хорошей матерью», – подумала она.

Но теплота быстро испарилась.

Она снова ощутила образ Спичечного убийцы, таящийся в уголках её разума.

*

После обеда Райли поднялась в свою спальню и кабинет. Она села за компьютер и сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь расслабиться. Но задача, которая стояла перед ней, выбивала её из колеи.

Это казалось нелепым. В конце концов, за годы работы она выследила и поймала десятки опасных убийц, бессчётное количество раз угрожали её собственной жизни.

«Это всего лишь разговор с сестрой, я не должна так реагировать», – подумала она.

Но она не видела Венди уже… сколько же прошло лет?

И всё-таки не с детства. Венди связывалась с ней после смерти их отца. Они поговорили по телефону, обсуждая возможность личной встречи. Но Венди жила далеко, в городе Де-Мойн, штат Айова, и это было не так просто. Наконец, они выбрали время для видеозвонка.

 

Чтобы подготовиться, Райли посмотрела на фотографию в рамке, стоящую у неё на столе. Она нашла её среди вещей отца после его смерти. На снимке были изображены Райли, Венди и их мать. Райли было года четыре, а Венди была подростком.

Обе девочки и их мать выглядели довольными.

Райли не могла вспомнить, когда или где была сделана фотография.

И она точно не помнила, чтобы её семья когда-нибудь была счастлива.

Похолодевшими и дрожащими руками она набрала имя Венди для видеозвонка.

В женщине, появившейся на экране, не было ничего знакомого.

– Привет, Венди, – смущённо сказала Райли.

– Привет, – ответила Венди.

Несколько неловких мгновений они молча смотрели друг на друга.

Райли знала, что Венди сейчас около пятидесяти, она была лет на десять старше её. Она выглядела молодо, хотя и была чуть полновата, но в целом в её внешности не было ничего необычного. В её волосах, в отличие от волос Райли, не проглядывала седина, но Райли сомневалась, что это её натуральный цвет.

Райли переводила взгляд туда-обратно с фотографии и лица Венди. Она заметила, что Венди сильно похожа на мать. Райли знала, что сама она больше напоминает отца, но отнюдь не гордилась этим сходством.

– Что ж, – наконец нарушила тишину Венди, – чем ты занималась последние несколько десятилетий?

Обе сестры рассмеялись, но даже их смех был натянутым и неуклюжим.

Венди спросила:

– Ты замужем?

Райли громко вздохнула. Как объяснить то, что происходит между ними с Райаном, если она сама этого не понимает?

Она ответила:

– Что ж, подростки сегодня любят говорить: «Всё сложно». И у меня действительно всё сложно.

Они снова нервно рассмеялись.

– А ты?

Венди, кажется, начала понемногу расслабляться.

– У нас с Лореном скоро будет годовщина: двадцать пять лет в браке. Мы оба фармацевты, и у нас своя аптека. Она досталась Лорену от отца. У нас трое детей. Младший, Бартон, сейчас в колледже. Тора и Париш оба в браке, у них свои дети. Так что можно сказать, что наше с Лореном гнездо опустело.

Райли почувствовала приступ тоски.

Жизнь Венди разительно отличалась от её собственной жизни. Жизнь Венди была совершенно обычной.

Как и за ужином с Эприл, ей снова показалось, что она смотрит в зеркало. Вот только зеркало отражало не её прошлое – то было её будущее. Она видела себя такую, какой могла бы стать, но уже никогда не станет.

– А ты? – спросила Венди. – У тебя есть дети?

Райли снова почувствовала соблазн сказать: «Всё сложно», но вместо этого она ответила:

– Двое. У меня пятнадцатилетняя дочь Эприл. И я в процессе удочерения ещё одной девочки, Джилли, ей тринадцать.

– Удочерение! Нужно, чтобы больше людей это делали. Ты молодец!

Райли показалось, что она недостойна поздравлений в данный момент. Возможно, ей было бы спокойней, если бы она была уверена, что Джилли будет расти в семье с двумя родителями. Однако прямо сейчас это было под вопросом. Впрочем, Райли решила не вдаваться в такие дебри с Венди.

Вместо этого она решила перейти к делу, которое хотела обсудить со своей сестрой.

Но вопрос был очень деликатным.

– Венди, ты знаешь, что в завещании отец оставил хижину мне, – начала она.

Венди кивнула.

– Я знаю, – подтвердила она. – Ты присылала мне фото. Миленькое местечко.

Её слова покоробили Райли.

«Миленькое местечко…»

Райли приезжала туда несколько раз, последний – после смерти её отца. Но воспоминания были далеки от приятных. Её отец купил хижину, выйдя на пенсию после службы морским пехотинцем в войсках США. В памяти Райли она всегда оставалась домом одинокого, злого старика, который ненавидел буквально всех, и которого все ненавидели в ответ. В последний раз, когда Райли видела его живым, они даже дошли до драки.

– Думаю, это была ошибка, – сказала она.

– Что?

– То, что он оставил хижину мне. Он поступил неправильно. Надо было оставить её тебе.

Венди выглядела искренне недоумевающей.

– Почему? – удивилась она.

Райли почувствовала, что внутри неё поднимаются всевозможные отрицательные эмоции. Она прочистила горло.

– Потому, что это ты была с ним в конце, когда он лежал в больнице. Ты заботилась о нём. Ты и после взяла на себя все заботы: похороны и прочие юридические дела. Меня там не было. Я…

На следующих словах она чуть не поперхнулась.

– Не думаю, что я была бы на это способна. Мы не особенно с ним ладили.

Венди грустно улыбнулась.

– Мы тоже не очень дружили.

Райли знала, что это правда. Бедная Венди – отец постоянно поколачивал её, пока она не убежала навсегда, когда ей было пятнадцать. И всё же Венди хватило доброты, чтобы позаботиться об отце на смертном одре.

Райли не могла таким похвастаться и не могла не чувствовать свою вину.

Она сказала:

– Я не знаю, сколько стоит эта хижина. Наверняка, за неё можно выручить какие-то деньги. Я хочу, чтобы ты забрала её себе.

У Венди широко раскрылись глаза. Она была встревожена.

– Нет, – отказалась она.

Резкость её ответа поразила Райли.

– Почему нет? – спросила она.

– Я просто не могу. Я не хочу иметь её. Я хочу полностью забыть о нём.

Райли прекрасно понимала её: она сама чувствовала то же.

Венди добавила:

– Просто продай её. И оставь себе деньги. Это моё слово.

Райли не знала, что сказать.

К счастью, Венди сменила тему:

– Перед смертью отец рассказал мне, что ты агент ОПА. И давно ты этим занимаешься?

– Лет двадцать, – ответила Райли.

– Что ж, думаю, отец гордился тобой.

Райли издала горький смешок.

– Вовсе нет, – сказала она.

– Откуда ты знаешь?

– О, он давал мне понять. У него был свой способ сообщать такие вещи.

Венди вздохнула.

– Не сомневаюсь, – сказала Венди.

Повисло неловкое молчание. Райли задумалась, о чём им разговаривать. В конце концов, они не общались много лет. Стоит ли им снова обсудить личную встречу? Однако Райли не могла представить поездку в Де-Мойн с целью встретить незнакомку по имени Венди и была уверена, что Венди такого же мнения о путешествии во Фредриксбург.

В конце концов, есть ли у них что-то общее?

В этот момент у Райли зазвонил телефон. Она была рада, что он перебил их беседу.

– Мне нужно ответить, – сказала Райли.

– Понимаю, – ответила Венди. – Спасибо, что связалась со мной.

– Тебе спасибо, – сказала Райли.

Они закончили звонок и Райли сняла трубку. Райли сказала «алло» и услышала в трубке растерянный женский голос:

– Алло… с кем я говорю?

– А кто это звонит? – спросила Райли.

Повисло молчание.

– А… Райан дома? – спросила женщина.

Её слова прозвучали невнятно. Райли была уверена, что женщина пьяна.

– Нет, – сказала Райли. Она помедлила. В конце концов, женщина могла быть клиенткой Райана. Но она знала, что это не так. Всё это было слишком хорошо ей знакомо.

Райли сказала:

– Не звоните больше по этому номеру.

Затем она повесила трубку.

Она пылала от ярости.

«Опять?!», – подумала она.

Она набрала домашний номер Райана.