3 książki za 35 oszczędź od 50%

Идеальный Дом

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Идеальный Дом
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

И Д Е А Л Ь Н Ы Й Д О М


(психологический триллер из серии о Джесси Хант – книга 3)


Б Л Е Й К П И Р С

Блейк Пирс


Блейк Пирс – автор серии-бестселлера «Загадки Райли Пейдж», включающей в себя пятнадцать захватывающих книг (серия продолжается). Помимо этого он является создателем «Загадок Макензи Уайт», состоящей из тринадцати книг (серия продолжается); «Загадок Эйвери Блэк», также содержащей шесть книг; серии под названием «Загадки Кери Локи», включающей пять книг; серии «Становление Райли Пейдж», состоящей из четырех книг (серия продолжается), серии «Загадки Кейт Уайз», содержащей пять книг книги (серия продолжается), «Загадок Хлои Файн», психологического триллера, включающего пять книг (серия продолжается), а также психологического триллера о Джесси Хант, состоящего из пяти книг (серия продолжается).

Книголюб и большой поклонник триллеров и детективов, Блейк будет рад услышать ваше мнение, поэтому заходите на www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше и оставаться в курсе новинок!

Copyright © 2018 г. Блейк Пирс. Все права защищены. За исключением случаев, разрешенных Законом США об авторском праве 1976 года, ни одна часть данной публикации не может быть воспроизведена, распространена или передана в любом формате или любыми средствами, либо храниться в базе данных, без предварительного разрешения автора. Данная книга лицензирована только для личного пользования. Данная книга не может быть повторно продана или передана другим людям. В случае, если вы хотите поделиться этой книгой с другим лицом, вам необходимо приобрести дополнительную копию для каждого получателя. Если вы читаете эту книгу, не купив ее, или же она была приобретена не для личного пользования, пожалуйста, верните ее и приобретите собственный экземпляр. Спасибо за уважение к напряженной работе автора. Это художественное произведение. Имена, персонажи, предприятия, организации, места, события и происшествия являются плодом воображения автора. Любое сходство с реальными людьми, живыми или мертвыми, совершенно случайно. Изображение обложки hurricanehank используется на основании лицензии, полученной от Shutterstock.com.

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР О ДЖЕССИ ХАНТ

ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА (Книга №1)

ИДЕАЛЬНЫЙ КВАРТАЛ (Книга №2)

ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ (Книга №3)


ЗАГАДКИ ХЛОИ ФАЙН – ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ

ПО СОСЕДСТВУ (Книга №1)

СОСЕДСКАЯ ЛОЖЬ (Книга №2)

БЕЗЫСХОДНОСТЬ (Книга № 3)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕЙТ УАЙЗ»

ЕСЛИ БЫ ОНА ЗНАЛА (Книга №1)

ЕСЛИ БЫ ОНА УВИДЕЛА (Книга №2)

ЕСЛИ БЫ ОНА УБЕЖАЛА (Книга № 3)

СЕРИЯ «СТАНОВЛЕНИЕ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»

НАБЛЮДАЯ (Книга №1)

ВЫЖИДАЯ (Книга №2)

СОБЛАЗНЯЯ (книга №3)

ОБРЕТАЯ (Книга №4)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»

КОГДА ОНА УШЛА (Книга №1)

КОГДА КРУГОМ ОБМАН (Книга №2)

КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (Книга №3)

КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (Книга №4)

КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (Книга №5)

КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (Книга №6)

КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (Книга №7)

КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (Книга №8)

КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (Книга №9)

КОГДА РАСПЛАТА НЕ ЗА ГОРАМИ (Книга №10)

КОГДА ВРЕМЯ НЕ ЖДЁТ (Книга №11)

КОГДА СВЯЗЬ КРЕПКА (Книга №12)

КОГДА ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ (Книга №13)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ МАКЕНЗИ УАЙТ»

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЁТ (Книга №1)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (Книга №2)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЁТ ОХОТУ (Книга №3)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОХИТИТ (Книга №4)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАХОЧЕТ (Книга №5)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН КОСНЁТСЯ (Книга №6)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН СОГРЕШИТ (Книга №7)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЙМАЕТ (Книга №8)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВЫСЛЕДИТ (Книга №9)

ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАГРУСТИТ (Книга №10)

СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЭЙВЕРИ БЛЭК»

МОТИВ ДЛЯ УБИЙСТВА (Книга №1)

МОТИВ ДЛЯ ПОБЕГА (Книга №2)

МОТИВ ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (Книга №3)

МОТИВ ДЛЯ ОПАСЕНИЙ (Книга №4)

МОТИВ ДЛЯ СПАСЕНИЯ (Книга №5)

МОТИВ ДЛЯ ИСПУГА (Книга №6)


СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕРИ ЛОКИ»

СЛЕД СМЕРТИ (Книга №1)

СЛЕД УБИЙСТВА (Книга №2)

СЛЕД ПОРОКА (Книга №3)

СЛЕД ПРЕСТУПЛЕНИЯ (Книга №4)

СЛЕД НАДЕЖДЫ (Книга №5)

СОДЕРЖАНИЕ


ГЛАВА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ПЯТАЯ

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

ГЛАВА СОРОКОВАЯ

ГЛАВА СОРОК ПЕРВАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Элиза Лонгворт сделала большой глоток кофе, наблюдая за синей гладью Тихого океана и восхищаясь видом, который также открывался из ее спальни. Иногда девушке приходилось напоминать себе, насколько повезло ей в жизни.

Ее подруга по имени Пенелопа Вутен, с которой они дружили более двадцати пяти лет, сидела в соседнем шезлонге во внутреннем дворике, наслаждаясь красотой каньона Лос-Лайонес. Стоял ясный мартовский день и на горизонте виднелся остров Каталина. Слева же расположились сверкающие башни центра Санта-Моники.

Был полдень понедельника. Дети уже отправлены в детский сад и школу, а движение после час-пика заметно снизилось. Единственное, что было в планах у подруг до обеда – это отдых в трехэтажном особняке Элизы в Пасифик-Палисейдс. Не будь она так счастлива в данный момент, девушка запросто могла бы ощутить укол совести. Но как только эта идея закралась в ее подсознание, она тут же выкинула ее из головы.

 

«У тебя сегодня будет еще куча времени для переживаний. Позволь себе насладиться моментом».

– Налить еще кофе? – спросила Пенни. – Все равно хочу сделать небольшой перерыв.

– Нет, спасибо. Пока достаточно, – ответила Элиза, задорно усмехнувшись. – Кстати, ты же в курсе, что люди могут честно признаваться окружающим, что им нужно отойти в туалет?

Пенни в ответ показала язык. Поднимаясь с шезлонга, она вытянула свои невероятно длинные, словно у молодого жирафа, ноги. Блестящие светлые волосы, собранные в конский хвост, выглядели гораздо более ухоженными, чем темно-русая прическа Элизы до плеч. Подруга все еще напоминала восходящую модель, кем и являлась большую часть своей осознанной жизни, пока не бросила карьеру ради менее захватывающей, как многие считали, но и менее напряженной жизни.

Отправившись в дом, она оставила Элизу наедине с собственными мыслями. Почти сразу же, несмотря на все усилия, разум Лонгворт вернулся к разговору, состоявшемуся всего пару минут назад. Она проигрывала его в памяти, словно заевшую пластинку, которую никак нельзя было остановить.

«Грей в последнее время кажется таким отстраненным, – говорила Элиза. – Раньше его приоритетом всегда являлся семейный ужин с детьми. Но как только он получил роль основного партнера, то сразу начал постоянно пропадать на деловых встречах».

«Уверена, он огорчен этим так же, как и ты, – успокаивающе произнесла Пенни. – Как только все устаканится, вы скорее всего вернетесь к этой нудной рутине».

«Я уже привыкла к тому, что он появляется дома все реже. Я все понимаю. Теперь на его плечи легла большая ответственность за показатели компании. Но меня беспокоит тот факт, что он, по всей видимости, ни капли не замечает происходящего вокруг. Он ни разу не выразил сожалений по поводу того, что ему пришлось пропустить ужин. Я стала сомневаться, что он вообще замечает это».

«Замечает, Лиззи, – ответила Пенни. – Вероятно, он чувствует вину, но признание таких вещей вслух может лишь усугубить положение. Лично я готова поспорить, что он просто не дает эмоциям выйти наружу. Я тоже иногда так поступаю».

«Как именно?» – поинтересовалась Элиза.

«Притворяюсь, что некоторые вещи в моей жизни, которые не так уж приятны, не стоят и гроша, поскольку, стоит признать их, как все сразу становится гораздо хуже».

«И что же такого ты натворила?» – насмешливо спросила Лиззи.

«На прошлой неделе я съела половину банки «Pringles» всего за один присест. А затем наорала на детей за то, что они хотели мороженое вместо полдника. Так что так».

«Ты права. Ты просто ужасный человек».

Прежде чем ответить, Пенни снова высунула язык. Она вообще часто делала это.

«Вопрос заключается в том, действительно ли он стал таким рассеянным. Вы ни с кем не консультировались?»

«Ты же знаешь, что я не верю в это дерьмо. Более того, зачем мне психотерапевт, если у меня есть ты? Энергии от Пенни-терапии и йоги мне вполне хватает. Кстати говоря, наша встреча завтра утром у тебя дома еще в силе?»

«Конечно».

Отбросив шутки в сторону и размышляя над этим теперь, Элиза думала, что консультирование по вопросам семейного брака, возможно, было не такой уж плохой идеей. Она прекрасно знала, что Пенни с Колтоном ездили к терапевту раз в две недели и им это явно шло на пользу. Если сходить туда, то лучшая подруга хотя бы перестанет постоянно «капать на мозги».

Они дружили еще с начальной школы. Элиза прекрасно помнила тот день, когда Келтон Прю дернул за косички Пенни, а та в ответ пнула его ногой по голени. Это был первый день их третьего класса. С тех пор они всегда оставались «не разлей вода».

Девочки помогали и поддерживали друг друга во всем. Элиза была рядом, когда у Пенни случился приступ булимии в средней школе. На втором курсе колледжа подруга убедила Лиззи, что свидание с Рэем Хоусоном вышло не просто неудачным, а парень в прямом смысле слова изнасиловал ее.

Пенни тогда ходила с ней в полицию кампуса и даже присутствовала на судебном заседании, чтобы морально поддержать подругу во время дачи показаний. А когда тренер по теннису вдруг решил исключить ее из команды и лишить стипендии за то, что она все еще сильно переживала случившееся, хотя прошло уже несколько месяцев, пригрозила ублюдку, что они подадут на него в суд. В результате Элиза осталась в команде и даже выиграла соревнования среди юниоров.

Когда же Лиззи потерпела крах после неудачных попыток забеременеть на протяжении целых восемнадцати месяцев, подруга стала приходить к ней каждый день, пока та не согласилась наконец выползти из постели. Когда старшему сыну Пенни, Кольту младшему, поставили диагноз аутизм, именно Элиза потратила несколько недель на сбор информации и выбрала ту школу, которая действительно помогла ребенку встать на ноги.

Девушки столько всего пережили вместе, что стали называть себя «Воинами Вестсайда», хоть их мужья и потешались над этим. Так что, раз Пенни предлагала рассмотреть консультирование по вопросам брака, возможно, Лиззи действительно стоило пойти на это.

Из потока мыслей Элизу вырвал звук сообщения, поступившего на телефон Пенни. Она потянулась за ним, чтобы позвать подругу и передать ей мобильный, но, увидев имя отправителя, открыла смс. Оно было от Грея Лонгворта, ее мужа:

«Не могу дождаться нашей встречи. Соскучился по твоему аромату. Три дня разлуки – слишком много. Сказал Лиззи, что сегодня у меня встреча с партнером. В том же месте, в то же время, договорились?»

Элиза отложила телефон. В голове внезапно все поплыло, и она почувствовала слабость. Кружка выскользнула из рук, упала на землю и разбилась на десятки керамических осколков.

Пенни выскочила на звук.

– Все хорошо? – спросила она. – Я услышала звон стекла.

Она посмотрела на кружку с разлитым вокруг кофе, а затем перевела взгляд на ошеломленное лицо Элизы.

– Что такое? – спросила она.

Лиззи непроизвольно посмотрела на телефон Пенни, заметив, как та проследила за взглядом. В этот момент в глазах Пенелопы промелькнула искра осознания, та сложила «два плюс два» и поняла, что именно, по всей видимости, так шокировало ее давнюю лучшую подругу.

– Все не так, как ты думаешь, – с тревогой в голосе произнесла Пенни, даже не пытаясь отрицать случившееся.

– Как ты могла? – требовательно спросила Элиза, едва набравшись сил, чтобы выдавить из себя эти слова. – Я доверяла тебе больше, чем кому-либо в этом мире. И ты так поступаешь со мной?

Внутри все перевернулось, словно кто-то вдруг выдернул люк из-под ее ног, и теперь Лиззи падала в яму небытия. Все, что еще пару минут назад казалось фундаментом ее жизни, теперь рассыпалось прямо на глазах. На секунду Элизе даже показалось, что ее может стошнить.

– Прошу тебя, Лиззи, – Пенни опустилась на колени возле подруги и принялась умолять ее. – Позволь мне объяснить все. Это действительно случилось, но это было ошибкой, которую я до сих пор пытаюсь исправить.

– Ошибкой? – повторила Элиза, все еще сидя в шезлонге и чувствуя, как тошноту медленно вымещает гнев, подталкивая желчь наружу. – Ошибка – это споткнуться о бордюр и сбить кого-то с ног. Ошибка – это забыть добавить единицу при вычитании. Но впустить в себя мужа лучшей подруги – это не ошибка, Пенни!

– Знаю, – задыхаясь ответила Пенелопа. – Мне не стоило так выражаться. Это был ужасный шаг, сделанный в момент слабости, после огромного количества выпитого вина. Я говорила ему, что все кончено.

– «Кончено» означает, что это было сделано не единожды, – заметила Элиза, подскакивая на ноги. – Как давно ты спишь с моим мужем?

Пенни замерла, явно пытаясь понять, будет ли от честности больше вреда или пользы.

– Около месяца, – наконец призналась она.

Внезапно все то время, которое муж проводил вдали от семьи, обрело новый смысл. Каждое откровение словно наносило новый удар под дых. Элиза поняла, что потерять силы ей мешает лишь праведный гнев.

– Мило, – горько заметила она. – Примерно все это время ты убеждала меня, как плохо чувствует себя Грей, отстраняясь от семьи из-за поздних встреч с партнерами. Какое совпадение.

– Я считала, что смогу контролировать это… – начала было Пенни.

– Даже не пытайся, – прервала ее Элиза. – Нам обеим хорошо известно, какой ты можешь быть. Это ты решила не признавать?

– Я понимаю, что это ни капли не оправдывает меня, – настойчиво сказала Пенни. – Но я собиралась прекратить все это. Я не общалась с ним последние три дня. Я просто пыталась найти способ порвать с ним, не втягивая в это тебя.

– Кажется, теперь тебе нужен новый план действий, – плюнула Элиза, борясь с желанием пнуть осколки кофейной кружки в подругу. Ей мешал лишь тот факт, что она стояла босиком. Девушка цеплялась за свой гнев, прекрасно понимая, что только он удерживает ее от полного приступа истерики.

– Прошу тебя, позволь мне найти выход из этого. Должны же быть хоть какие-то варианты.

– Они есть, – заверила ее Элиза. – Убирайся сейчас же.

Подруга на мгновение замерла, уставившись на нее. Но затем, по всей видимости, поняла, что Лиззи говорила серьезно, поскольку колебалась она недолго.

– Ладно, – кивнула Пенни, поднимая свои вещи и спеша к входной двери. – Я уйду. Но позже мы поговорим. Мы столько всего пережили, Лиззи. Давай не будем все портить.

Элиза едва смогла сдержать себя в руках и не заорать в ответ. Скорее всего, это был последний раз, когда она видела свою «подругу», хоть и нуждалась в ее мнении, чтобы понять масштабы ситуации.

– Это другое, – медленно произнесла она, выделяя каждое слово. – Все то время мы боролись с миром, стоя спина к спине. В этот раз ты напала сзади. Наша дружба окончена.

Лонгворт хлопнула дверью перед лицом своей лучшей подруги.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джесси Хант проснулась очень внезапно, не совсем понимая, где находится. Ей потребовалась пара секунд, чтобы осознать, что она летит на борту самолета утренним рейсом понедельника, возвращаясь из Вашингтона в Лос-Анджелес. Взглянув на часы, она поняла, что до посадки еще оставалось целых два часа.

Чтобы не уснуть во второй раз, она потянулась и сделала глоток воды из бутылки, заблаговременно уложенной в карман спинки впереди стоящего сиденья, заодно прополоскав рот, чтобы избавиться от привкуса налета после сна.

Честно говоря, это был идеальный шанс отоспаться. Последние десять недель стали одними из самых утомительных в ее жизни. Джесси только что окончила Национальную академию ФБР, в которой проходила интенсивную программу обучения сотрудников правоохранительных органов, предназначенную для ознакомления последних с методами расследования ФБР.

Эксклюзивная программа была доступна только тем, кого выбирало руководство. Помимо приема в Куантико в качестве агента ФБР, это обучение стало одним из лучших эпизодов ее жизни за достаточно продолжительный период времени.

При обычных условиях, Джесси не имела бы права на этот курс. До недавних пор она занимала всего лишь временную позицию криминального психолога в Департаменте полиции Лос-Анджелеса. Но, раскрыв громкое дело, ее карьера буквально взлетела.

Оглядываясь назад, Хант с легкостью могла объяснить, почему в академии предпочитали работать с более опытными офицерами. Первые две недели она чувствовала себя просто заваленной огромным количеством информации, которую ей предоставляли в безумном количестве. Она прошла курсы по криминалистике, юриспруденции, образу мышления террористов, а также собственной специализации – теории поведения личности, где особое внимание уделялось проникновению в сознание убийц, чтобы лучше понять их мотивы. Но ни один курс не включал в себя физическую подготовку, заставлявшую каждую мышцу изнывать от боли.

В конце концов, Джесси сумела разобраться. Курсы, которые были близки к ее дипломной работе в области криминальной психологии, наконец, приобрели смысл. А примерно через месяц она перестала кричать по утрам. Но самое приятное – время, которое она провела в классе бихевиоризма, позволило ей пообщаться с лучшими экспертами в мире, имевшими реальный опыт работы с серийными маньяками. Она искренне надеялась в будущем оказаться среди их числа.

Было также и еще одно преимущество. Поскольку она усердно трудилась, как в умственном, так и в физическом смысле, времени на сон практически не оставалось. По крайней мере, она перестала просыпаться от кошмаров.

В прошлом она часто подскакивала среди ночи в холодном поту от собственного крика, поскольку воспоминания из детства или более поздних травмах преследовали ее даже в бессознательном состоянии. Хант прекрасно помнила, что вызвало последний приступ паники, а именно разговор с заключенным серийным маньяком Болтоном Крачфилдом, в котором тот признался, что вскоре собирается встретиться с ее собственным отцом-убийцей.

 

Если бы Джесси осталась в Лос-Анджелесе, то потратила бы большую часть этих десяти недель, зациклившись на том, говорил ли Крачфилд правду или попросту издевался над ней. И если он не врал, то как ему удалось назначить встречу с маньяком в бегах, когда сам он сидел в охраняемой психиатрической клинике?

Но поскольку Хант находилась в тысячах километров от дома, сосредоточившись на непосильных задачах, ей некогда было размышлять над словами Болтона. Скорее всего, она возьмется за это вновь, но в другой раз. Прямо сейчас она слишком устала, чтобы цепляться за новое расследование.

Усевшись обратно в кресло в надежде снова уснуть, Джесси вдруг поняла одну вещь: «Выходит, все, что мне нужно делать, чтобы высыпаться в этой жизни, – это загонять себя физически до состояния, когда от усталости начинает тошнить, а потом тратить девять часов на непрерывную умственную работу. Вполне похоже на план».

Прежде чем улыбка успела полностью сформироваться на ее губах, Хант снова уснула.

*

Ощущение комфорта тут же испарилось, стоило Джесси выйти за пределы аэропорта Лос-Анджелеса после полудня. С этого момента снова нужно было быть начеку. В конце концов, как ей удалось выяснить до отъезда в Куантико, непойманный серийный маньяк все еще находился на свободе. Более того, на протяжении нескольких месяцев Ксандер Турман искал именно ее и не стоило забывать, что помимо всего прочего, он являлся ей родным отцом.

Джесси автостопом добралась из аэропорта на работу, точнее в центральный полицейский участок, расположенный в самом сердце Лос-Анджелеса. Официально она была освобождена от работы до следующего дня и, поскольку настроения болтать с коллегами у нее не было, Хант не стала заходить в основное здание.

Вместо этого она прошла к своему выделенному абонентскому ящику, куда переправлялась вся личная почта. Ни ее коллеги, ни друзья, ни приемные родители, вообще никто не знал ее фактического адреса. Джесси арендовала квартиру через агентство таким образом, что ее фамилия не фигурировала ни в одном документе. Поэтому никакой связи с местом жительства на бумаге зафиксировано не было.

Забрав почту, она прошла по боковому коридору и вышла на парковку, где у прилегающей аллеи всегда стояло несколько водителей такси. Сев в машину, Хант назвала адрес торгового центра, находящегося рядом с ее жилым комплексом примерно в двух километрах от участка.

Одной из причин, по которой она выбрала данное место для проживания после того, как ее подруга Лейси настояла, чтобы Джесси съехала, заключалась в том, что здесь ее сложно будет найти, а еще труднее – проникнуть в охраняемый комплекс. Парковка находилась под прилегающим торговым центром, находящимся в том же здании, поэтому любому, кто рискнет следить за ней, будет сложно определить, куда она направилась.

Даже если кто-то и раскусит весь замысел, то ему придется столкнуться сначала со швейцаром, а затем и с охранником. Входная дверь и лифт запускались специальными карточками-ключами. Ни на одной двери не был указан номер квартиры. Жителям просто приходилось запоминать, кто где живет.

Тем не менее, даже в этом случае, Джесси предприняла дополнительные меры предосторожности. Заплатив таксисту наличными, она первым делом отправилась в торговый центр. Проскочив через сквозную кофейню, она смешалась с толпой и вышла через черный вход.

Натянув капюшон толстовки на каштановые волосы до плеч, Хант пробежала через фуд-корт в сторону туалетов. Толкнув дверь дамской комнаты, чтобы вероятный преследователь мог подумать, будто Джесси зашла внутрь, она, не оглядываясь, поспешила выйти через следующую дверь с табличкой «Вход только для сотрудников» в длинный коридор, где расположились запасные выходы каждого заведения.

По изогнутому проходу она достигла лестничной площадки с надписью «Технические помещения». Спешно спускаясь вниз по ступенькам и стараясь передвигаться максимально тихо, Хант добралась до очередной двери и открыла ее при помощи дополнительного ключа, который заблаговременно получила, воспользовавшись служебным положением. Это было проще, чем объяснять людям, что все эти меры предосторожности вызваны гуляющим на свободе серийным маньяком, который по совместительству являлся ей отцом.

Закрыв за собой дверь технического помещения, Джесси направилась прямо по узкому коридору, огибая открытые трубы, выступающие из разных углов, а также металлические клетки для крепления странного оборудования. Спустя несколько минут бега с препятствиями, лавируя между разными предметами, она наконец достигла небольшой ниши, расположившейся возле огромного котла.

Утопленная зона посреди прохода не была освещена и ее было очень легко упустить из виду. Джесси же указали на нее еще во время первого посещения. Подойдя ближе, она достала старый ключ, выданный охранником. Замок был вполне обычным без всяких технологий. Она провернула ключ, открыла тяжелую дверь и быстро заперла ее за собой.

Таким нехитрым способом Джесси официально перешла с территории торгового центра в жилой комплекс, оказавшись в хозяйственном помещении подвала. Поспешив выйти оттуда, она чуть не споткнулась о стоявший на полу тазик с отбеливателем. Распахнув дверь, она прошла через пустой кабинет менеджера по техобслуживанию и поднялась по узкой лестнице в подъезд жилого дома.

За углом расположился холл с лифтами, откуда разносились дружелюбные голоса швейцара Джимми, охранника Фреда и нескольких жителей дома. Не было времени присоединиться к ним, но Джесси пообещала себе, что позже пообщается с ребятами.

Эти парни были довольно милыми. Фред являлся бывшим патрульным, который рано ушел в отставку после тяжелой аварии на мотоцикле. Он заработал себе хромоту и огромный шрам на левой щеке, но все это не помешало ему оставаться веселым и жизнерадостным. Джимми, которому было чуть больше двадцати, оказался достаточно приятным, но все же серьезным парнем, работающим здесь, чтобы иметь возможность оплатить учебу в колледже.

Джесси обошла стороной основной вестибюль и вызвала служебный лифт, который не был виден из центра. Напряжение не спадало, поскольку она все равно ждала, что за ней может кто-то следить. Шансы были не велики, но даже минимальная вероятность заставляла ее нервно переминаться с ноги на ногу в ожидании.

Стоило лифту спуститься, Хант быстро вошла внутрь, нажала на четверку, а затем на кнопку закрывания двери. Выйдя на своем этаже, она практически побежала к двери. Остановившись, чтобы отдышаться, Джесси принялась осматривать косяки.

На первый взгляд все выглядело так же, как и у соседей. Но въезжая сюда, Хант потратила немало времени на безопасность. Сначала она отступила на три шага от двери, встав напротив глазка. Отверстие обрамляло тусклое зеленое свечение, которое под другими углами разглядеть было невозможно. Это был явный признак того, что принудительных действий к устройству не применяли. В противном случае цвет сменился бы на красный.

В дополнение к камере фирмы «Nest», установленной в дверном звонке, Джесси также разместила несколько штук в коридоре. Одна из них смотрела прямо на входную дверь. Другая снимала холл с лифтом и прилегающей лестничной клеткой. Третья была направлена на продолжение лестницы. Еще сидя в такси, Хант проверила видеозаписи на предмет подозрительных личностей, крутящихся вокруг ее квартиры.

Следующим этапом был сам вход в квартиру. Джесси воспользовалась обыкновенным ключом старого образца, чтобы открыть первый замок, а затем приложила карточку, вслушиваясь в последующий щелчок. Как только она вошла внутрь, от датчика движения был отправлен предупреждающий сигнал тревоги, но Хант проигнорировала его. Бросив рюкзак на пол, она закрыла оба замка, поставила на место засов и лишь затем отключила сигнализацию, введя восьмизначный код безопасности.

Затем она схватила полицейскую дубинку, которую хранила за дверью, и поспешила в спальню. Приподняв небольшую раму возле выключателя, она открыла еще одну панель сигнализации и ввела четырехзначный код. Если бы она не успела сделать это в течение сорока секунд после своего прихода, сигнал тревоги был бы незаметно отправлен прямо в полицию.

Сделав все это, Джесси, наконец, смогла отдышаться. Успокаиваясь, она принялась обходить свою небольшую квартирку с дубинкой в руках, будучи готовой ко всему. Осмотр всех помещений, включая шкафы, душ и кладовку, занял менее минуты.

Убедившись, что находится здесь одна и в полной безопасности, Хант также проверила полдюжины маленьких камер, расположенных по всему дому. Затем она оценила состояние замков на окнах. Все было в рабочем состоянии. Оставался лишь один этап проверки.

Пройдя в ванную, Джесси открыла узкий шкафчик, в котором находились полочки с разными принадлежностями, вроде дополнительного рулона туалетной бумаги, ершика, нескольких кусочков мыла, мочалки для душа и жидкости для чистки зеркальных поверхностей. На левой стороне была установлена небольшая щеколда, которую невозможно заметить, если не знать, где искать. Хант потянулась и дернула за нее до щелчка.

Задняя стенка отодвинулась и перед девушкой предстала узкая шахта с веревочной лестницей, прикрепленной к кирпичной стене. Труба с лестницей тянулись с четвертого этажа до самого пола подвальной прачечной, откуда можно было выползти и сбежать. Этот ход был задуман как аварийный, если все другие меры безопасности не дадут желаемого эффекта. И все же, Джесси искренне надеялась, что ей это никогда не понадобится.

Она закрыла полку и уже собиралась вернуться в гостиную, как вдруг обратила внимание на свое отражение в зеркале в ванной. Это был первый раз, когда она действительно хорошенько осмотрела себя с тех пор, как уехала. Результат ее удовлетворил.

На первый взгляд она не сильно отличалась от себя прежней. С момента начала ее карьеры в ФБР Джесси успела отпраздновать день рождения и теперь ей было двадцать девять. Но на внешности это никак не отразилось. Фактически, ей даже казалось, что сейчас она выглядит лучше, чем до отъезда.

Волосы также оставались каштановыми, но казались более упругими и менее мягкими, чем несколько недель назад, когда Хант уезжала из Лос-Анджелеса. Несмотря на бесконечную учебу в ФБР, ее зеленые глаза буквально светились от заряда энергии, а темные круги, к которым она уже успела привыкнуть, бесследно исчезли. Худоба при росте в метр восемьдесят была вполне заметна, но Джесси значительно набралась сил. Она подкачала руки, а ягодицы стали более упругими от постоянных приседаний и планок. Теперь она чувствовала себя… подготовленной.

Пройдя в гостиную, Хант наконец-то включила свет. Ей потребовалась секунда, чтобы осознать, что вся мебель в этом помещении принадлежит ей. Большую часть она приобрела до поездки в Куантико. Особого выбора не было, поскольку Джесси продала дом со всеми вещами, которые принадлежали ей и Кайлу, бывшему мужу-психопату, который теперь сидел в тюрьме. Какое-то время после случившегося, она оставалась у своей старой подруги из колледжа Лейси Картрайт. Но после того, как квартиру последней взломал какой-то подонок, чтобы передать Хант сообщение от Болтона Крачфилда, Лейси настояла, чтобы Джесси переехала как можно скорее.