3 książki za 35 oszczędź od 50%

Василиса для ректора

Tekst
21
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Василиса для ректора
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

То ли воля, то ли неволя,

Мне без любви даже рая не надо,

Рай без любви называется адом,

В нём так горько и безотрадно.

И в этом нет, и в этом нет твоей вины,

Лишь я один, лишь я один за всё в ответе,

Можно хотеть, можно хотеть,

Пытаться, но не суметь,

Видимо, Бог есть на свете.

А. Глызин. «То ли воля, то ли неволя»

Двое сплелись в единое целое на белоснежных простынях. Прелюдия закончилась, теперь оба получали удовольствие от самого секса. Мужчина двигался резко и часто, женщина с удовольствием подмахивала бедрами в ритм его движений. Им было хорошо друг с другом, и оргазм с секунды на секунду грозил накрыть их с головой.

– Ах-х-х-х… – выдохнула женщина, кончая.

Кончивший за пару секунд до этого мужчина уже выравнивал дыхание. Он, в отличие от своих партнерш, быстро приходил в себя – особенности расы, никуда от этого не денешься.

– Тебя отнести или сама дойдешь? – чуть иронично поинтересовался он.

Она слабо махнула рукой:

– У меня пары через час. А с тобой я там точно не появлюсь.

Мужчина довольно хмыкнул, подтверждая ее слова, и, сверкая членом и ягодицами, направился в ванную. У него пар не ожидалось, значит, он вполне мог позволить себе некоторое время поваляться в наполненном горячей водой и пеной чане. Расслабление при их нервной работе было необходимо.

Чан медленно набирался, струйки горячей воды неспешно текли в него с трех сторон. Мужчина выбрал хрустальный флакон с персиковым ароматом, вылил нужное количество жидкости в воду, удовлетворенный, залез в чан, оперся об одну из стенок. Сибарит, он любил наслаждение и умел ценить красоту во всех ее проявлениях. И даже приближавшаяся свадьба не портила ему настроение. Подумаешь, обычный обряд. Он введет в свой род дальнюю родственницу императора, обрюхатит ее и отправит в одно из дальних поместий, сам же останется здесь, в академии, наслаждаться той жизнью, к которой привык. Все просто.

Ни один тревожный звоночек не прозвучал в его сознании, хваленая интуиция на этот раз не предупредила своего хозяина о надвигавшейся опасности. Мужчина лежал в чане, чуть позевывая, и понятия не имел, что приготовила ему насмешница судьба. Впрочем, так было даже интересней, для самой судьбы так уж точно.

Глава 1

Позови меня с собой,

Я приду сквозь злые ночи,

Я отправлюсь за тобой,

Что бы путь мне не пророчил,

Я приду туда, где ты

Нарисуешь в небе солнце,

Где разбитые мечты

Обретают снова силу высоты.

А. Пугачева. «Позови меня с собой»

Василиса Анатольевна Широкая, или Вася, как звали ее немногие близкие люди, приканчивала бутылку виски, сидя в одиночестве на веранде собственного четырехэтажного дома. Теплый летний вечер, частная территория, охраняемая парой-тройкой знакомых бравых молодцев, давненько облизывавшихся на практически идеальную, отточенную в тренажерных залах фигуру Васи, довольно-таки неплохой счет в банке, устойчивое положение в обществе – вроде бы что еще нужно для полного счастья? Как оказалось, нужно. Как минимум дружную семью. Ну, или просто мужа, готового исполнять ее капризы не из-за денег, а… Что «а», Вася толком не могла объяснить, даже сама себе. Она, всю жизнь упорно твердившая, что никакой любви в помине не существует, что семья – это фикция, а дети – обуза, встречала свое тридцатипятилетие в полном одиночестве, злая и обиженная на судьбу. Даже давняя лучшая подруга Аська, младше Васи всего на год, успела каким-то образом выскочить за перспективного банкира, недавно родила от него и теперь якобы с удовольствием меняла подгузники вечно оравшему карапузу.

– Все вокруг при деле, блин, одна я, как какашка, в проруби болтаюсь, – процедила пьяная Вася, с ненавистью взглянула на пустую бутылку и искренне сообщила ей. – Гады. Все гады. Сволочи. Уроды. Как потрахаться со мной, так очередь. А так… – широко зевнув, – сказался тяжелый рабочий день, оконченный в обнимку со спиртным, – Вася положила голову на стол и отрубилась, пробормотав напоследок. – Гады…

Проснулась она с на удивление ясной головой, без малейших следов похмелья, в мерно покачивавшемся транспорте. Несколько минут пытаясь прийти в себя, Вася с наслаждением мысленно костерила всех: идиотов охранников с их многочисленными камерами, не заметивших похищение, неудачливых, но наглых грабителей, которым «посчастливилось» нарваться на злую и уже протрезвевшую бизнесвумен, само мироздание, так неласково обошедшееся с ней на следующий день после праздника. В транспорте было темно, и понять, куда и в чем она едет, Вася не могла.

Решив пока не давать знать никому, что пришла в себя, она постаралась проанализировать все возможные причины кражи. Обычные грабители хотят денег? Конкурентам захотелось в очередной раз попытаться поставить на место «зарвавшуюся бабу»? Чей-то глупый розыгрыш?

Транспорт вдруг резко остановился. Вася, сидевшая на чем-то мягком, слетела вниз, на твердое.

– Чтоб вас, да хребтом, да через колено. Суки, мать вашу, – прошипела она, не делая попытки встать.

Дверца распахнулась настежь, по глазам ударил яркий дневной свет. Вася раздраженно зашипела.

– Ваша милость, – раздалось над ухом неожиданное обращение, – вы в порядке?

Судя по тону, тому, кто спрашивал, было глубоко фиолетово, как именно чувствует себя Вася. Но вежливость обязывала задавать глупые вопросы.

Не дождавшись ответа, чьи-то руки резко подняли Васю вверх и аккуратно вытащили из транспорта.

– Ваша милость, вы идти можете? – под ногами оказалась брусчатка.

Вася резко мотнула головой, то ли отвечая на вопрос, то ли пытаясь прийти в себя. Не похищение, нет. Розыгрыш. Чей-то глупый розыгрыш. Ну ничего, она пока помолчит, подыграет этим безмозглым идиотам, а потом обязательно узнает всю их подноготную, и дуракам мало не покажется.

Ее подхватили под руки с двух сторон мужские руки и куда-то повели. Брусчатка скоро сменилась каменными ступенями, за ними – коридором, полутемным, освещавшимся лишь тускло горевшими на стенах факелами. Вася силой воли заставляла себя молчать. Сначала нужно было понять, кто и зачем проводит этот розыгрыш.

Каменный алтарь появился перед лицом внезапно. Ее поставили перед ним, рядом послышался немного пренебрежительный баритон:

– У моей невесты снова приступ. Положите ее ладонь на алтарь.

Миг – и вот уже под пальцами Васи холодный камень.

День начинался, как обычно: утром – бодрящий душ и чашка горячего какао, затем – несколько пар у титулованных ленивых адептов, решивших, что родительские деньги и связи помогут везде, в том числе и в Академии Светлой и Темной магии, потом – обед дома, в жарко натопленной комнате, в обществе поленьев, тихо потрескивавших в камине. Артур рон тер Рамирос любил удобства, вкусную пищу и красивых женщин. Собственно, каждый титулованный мужчина его круга любил то же самое, а потому Артур не видел ни малейшей необходимости ограничиваться чем-то одним или блюсти верность конкретной любовнице. «Жизнь так коротка, так быстротечна, ее порой не замечаешь, – любил говаривать его наставник, Людвиг рон тер Огинос, – спеши, мой мальчик, познать все ее немногочисленные удовольствия». И Артур день за днем прилежно следовал мудрому совету наставника.

После обеда Артур позвал камердинера, верного, испытанного временем слугу, и приказал принести парадный камзол – необходимая, хоть и, по мнению Артура, не особо нужная церемония бракосочетания должна была вот-вот начаться. Невеста, как передали осведомители Артура, задержалась на одном из постоялых дворов по пути к Академии и должна была с минуты на минуту въехать во двор перед храмом.

Если бы не положение в обществе, Артур никогда не согласился бы жениться на дурочке. Нет, он вообще жениться не хотел. Но если выбирать среди кандидатур, на Лисию рон тер Гокон он посмотрел бы в последнюю очередь. Дальняя родственница императора, она была с раннего детства слаба на голову, в свои двадцать лет с трудом обслуживала сама себя и часто страдала приступами головной боли, во время которых становилась неуправляема. Какое потомство может дать этакая жена, Артур не знал и особо знать не хотел – дети все равно, по договору с императором, перешли бы в собственность короны. Именно родственник Лисии распоряжался бы их жизнью, здоровьем и судьбой, обеспечивал их всю жизнь. Взамен Артуру посулили неплохой куш: несколько дорогих артефактов, земельный надел в местности с Источником Силы и приличную сумму золота.

Белоснежная, идеально выглаженная рубашка с жабо и кружевами на рукавах, зеленого цвета камзол со штанами, в тон им туфли с пряжками на невысоком каблуке, и вот уже первый щеголь двора, как звали Артура всего год назад, направляется к храму Семи богов для вынужденного бракосочетания. Высокий, мускулистый, умный и ловкий, сероглазый шатен уверенно шагал по выложенному брусчаткой двору академии. Отлично зрение помогло ему увидеть на подходе к храму и карету, запряженную четверкой лошадей, и невесту, в полубессознательном состоянии с трудом передвигавшую ноги по направлению к храму. Уголок рта Артура неуловимо скривился. Только давняя дружба с семьей императора помогла решиться на брак, иначе никогда и ни за что он, Артур рон тер Рамирос, потомок влиятельных герцогов Рамирос, по легенде, восходивших к самим богам, не женился бы вот на этом недоразумении. Хотя, если быть честным с самим собой, пара-тройка из обещанных артефактов, которые путешествовали вместе с невестой, поспособствовали принятию такого тяжелого решения. «Ничего, этот брак ненадолго, – утешал себя Артур, – лет тридцать, не больше, а затем…»

Он прервал сам себя, нехорошо улыбнулся и взошел по каменным ступеням храма внутрь, в общий молитвенный зал.

Двое преданных слуг уже держали невесту под руки возле магических каменных плит.

 

– У моей невесты снова приступ. Положите ее ладонь на алтарь, – приказал Артур.

Едва ладошка девушки оказалась на месте, он начал нараспев читать заклинание.

Вася слушала то ли песнопение, то ли речитатив на незнакомом языке и не могла отделаться от ощущения, что попала в необычный сон, который никак не желал заканчиваться. Легкое покалывание в лежавших на холодных камнях пальцах и зуд в ладони настораживали, заставляли задуматься о не особо здоровой психике самой Васи. «Пить надо меньше. Надо меньше пить», – твердила она, как мантру, мысленно известную цитату. Хотя и пьяницей она никогда не считалась, пример матери перед глазами приучил Васю к умеренности в обращении с алкоголем. Но вот, гляди ж ты, всего одна бутылка виски, а какой эффект.

Немного придя в себя, Вася заметила, что одета в пышное закрытое платье зеленого цвета, с многочисленными рюшами и стразами. Она, ненавидевшая чуть ли не с рождения все девчачье в одежде, шла на относительно высоких каблуках (ну хорошо, не шла, ее тащили под руки). А уж руки… На руки Вася смотреть боялась: да, она любила украшения, но не настолько же! Пять колец! Пять! И только на одной руке! На второй еще три! Зачем столько, откуда и почему?! И куда, позвольте спросить, делся ее аккуратный маникюр?! Что это за обгрызенные ногти с черными кругами земли?! В общем, слишком много вопросов, от которых наливалась тяжестью голова.

Наконец, нудное непонятное песнопение завершилось, и появилась новая причина думать о скором переезде в дом с мягкими стенами: на запястье у Васи расцвели красные цветы. Хна? Краска? Да какая разница! Когда они там появиться успели?!

– Отведите мою супругу в опочивальню, – лениво приказал все тот же баритон.

Вася, смотревшая на мир исподлобья и пока не поднимавшая голову, чтобы не проявить себя, поняла сразу: фиктивный брак или настоящий, долго он не продлится – она собственными руками задушит этого наглого, самонадеянного гада!

Глава 2

Где ты? С кем ты? Что с тобой?

Почему ты не со мной?

Почему тебя здесь нет?

Кто мне даст такой ответ?

Кто ответит, почему

Я тебя все также жду,

Все скучаю по тебе

И твой образ в голове?

DJ Дождь. «Дождик капает по лужам»

До комнаты она добралась все так же: с помощью поддерживавших мужских рук. Едва дверь за неизвестными помощниками закрылась, Вася подняла глаза и огляделась.

– Вашу ж дивизию, – пробормотала она еле слышно, помня, что ее могут подслушивать, – или это белая горячка, или я крупно попала.

Широкая комната с высокими потолками была обставлена в незнакомом Васе стиле. Не особо разбираясь в истории, Вася вряд ли смогла бы отличить мебель семнадцатого века от мебели века девятнадцатого, а рококо от ренессанса, но прекрасно понимала, что подобная обстановка в ее мире могла быть только у торговца антиквариатом или у поехавшего крышей олигарха. Гнутые ножки и балдахин кровати, широкой, чуть ли не на половину комнаты, оббитые красным бархатом кресла и стулья, люстра со свечами, если зрение не изменяло Васе, настоящими, то ли из воска, то ли из стеарина… Но больше всего Васю добила круглая черная чернильница на столе у широкого окна. Из нее вызывающе торчали два пера, явно натуральных.

Держать эмоции при себе в определенный момент действительности Васю научил собственный бизнес. Показать партнерам или конкурентам то, что чувствуешь в действительности, и тем самым завалить сделку? Да ни за что! Поэтому, мысленно вволю выматерившись, Вася стояла посередине комнаты с безразличным выражением на лице.

«Интересно, кому мне в ножки кланяться за такой “подарок”? – мрачно прошипела она про себя. – Фэнтезятина сплошная. Мало мне на Земле подобной дичи было. Нет, и здесь достали, гады!»

Волшебство Вася не просто не любила – ненавидела, разнообразные сказки и фэнтези презирала с детства и была твердо уверена, что уж ей-то мозги всякой магией ни один шарлатан не запудрит. А когда ненаглядная подружка, фанатевшая по такой литературе, при встрече начинала взахлеб пересказывать сюжет очередного романа о хрупкой перепуганной девственнице и семи драконах, поимевших ее, а затем внезапно в нее влюбившихся, Васе жутко хотелось прибить совсем оторванных от реальности авторов подобной чуши.

От размышлений о случившемся ее отвлекли шаги за дверью, судя по поступи, мужские.

«Супружец пожаловал, – решила Вася. – Ну что ж, милый мой, побеседуем».

Артур шел не спеша. Общаться с полоумной женой не хотелось, но артефакты следовало забрать как можно быстрее. Мало ли, что этой дуре в голову взбредет. Не на то нажмет – и до свидания, белый свет. А умирать Артуру не хотелось – слишком сладко и сыто ему жилось в данный отрезок времени.

Невысокая, на взгляд Артура, излишне полная девушка с замысловато уложенными волосами, по форме напоминавшими изогнутую башню, и яркой краской на лице стояла посередине его спальни. Одетая в платье зеленого цвета, родового цвета рода Артура, она смотрелась нелепо среди окружавшей его пышности – словно селянка во дворце. Усмехнувшись такому неожиданному сравнению, – селянок Артур предпочитал брать в деревенской усадьбе, а не возить сюда, в академию, – он приказал не терпящим возражения тоном:

– Сними с пальцев и отдай мне кольца.

Девушка не шелохнулась, будто бы и не услышала приказа.

Артур нахмурился. Император уверял его, что Лисия, несмотря на проблемы с мозгами, девушка тихая, скромная, покладистая, а самое главное, послушная, и проблем с ней не будет. Обманул? Лучшего друга? Да быть того не может. Они двое слишком полезны друг другу. Но тогда почему эта дура не реагирует?

Артур повысил голос:

– Сними с пальцев и отдай мне кольца.

– Слышу. Не глухая, – последовало в ответ. – С какой это радости?

Если бы вдруг с ним заговорила чернильница, Артур не удивился бы так, как в тот момент. Лисия общалась отдельными словами, не связанными друг с другом, и не умела выстраивать их в предложения. И уж тем более она не умела отвечать вопросом на вопрос.

Должность ректора самой сильной академии в империи далась Артуру не просто так. Он многое знал, еще о большем догадывался, но держал язык за зубами. Магически сильный, владевший множеством заклинаний, он быстро принимал решения и, не раздумывая, воплощал их в жизнь. Сейчас Артур ясно видел: перед ним находилась не Лисия. Да, оболочка была ее, а вот содержание… Кто бы ни занял тело его теперь уже жены, Артур обязан был защитить себя и академию от неизвестного врага. А потому в следующую же секунду в незнакомку полетели сразу три мощных заклинания, достигли цели и мгновенно впитались в одно из колец. Артур ошарашено мотнул головой: невозможно. Такого просто не может быть! Заклятье Молчания, Обездвиживающее Слово и Сеть Ловца! После них на ковре должен был остаться только пепел! И артефакты! Вот только вместо этого перед ним стояла, нахально улыбаясь, та, что заняла место его жены.

– Убить меня вздумал? – руки дрожали, ноги вот-вот готовы были опустить хозяйку на пол. Вася держалась на чистом упрямстве. Страх пронизывал каждую клеточку тела, но перед несостоявшимся убийцей нельзя было показывать слабость. Покер Вася не любила, хоть и частенько выигрывала в него. И вот сейчас ее умения блефовать за столом пригодились в полной мере. – Еще раз попытаешься – упадешь мертвым. Не советую применять ко мне силу. Эти стены слишком хлипкие, они быстро разрушатся.

«Боже, что я несу? – думала Вася. – Какая чушь, а? Набор фраз. Нужно быть полным идиотом, чтобы хоть на йоту мне поверить».

Мужчина перед ней идиотом не выглядел, но в сказанное почему-то поверил.

– Кто ты и что тебе надо? – прекратив атаковать, отрывисто спросил он.

Вася с ответом не торопилась, внимательно рассматривая своего якобы мужа. Сероглазый шатен, высокий, явно не хлюпик, с тонкими аристократичными чертами лица, аккуратными носом, тонкими красными губами, очень симпатичный, даже смазливый, он нравился женщинам. Судя по манере говорить, обладал властью. Одежда подчеркивала высокий статус и очень неплохой достаток. Местный мачо? Олигарх этого мира? Вася сделала определенные выводы и наконец-то ответила:

– Ты слишком зарвался. Обнаглел. Решил, что все дается легко. Прекратил чтить богов. Они прислали меня в качестве наказания. Еще вопросы?

Говорила она тем же тоном, которым общалась с подчиненными, так, чтобы сразу дать понять, кто в доме хозяин.

Мужчина прищурился, ответил на ее взгляд своим, не менее внимательным.

– Как к тебе обращаться?

– Так же, как и к жене, – продолжала попытки узнать больше о своем теле Вася.

– Значит, Лисия. Что ж, Лисия, эту ночь ты проведешь здесь. Завтра тебя отведут в твои покои. Там все и обсудим.

Дверь захлопнулась снаружи. Вася обессиленно опустилась на устилавший пол густой ковер. «Первая встреча состоялась», – мрачно усмехнулась она про себя.

Словам о богах Артур не верил. Он не сомневался в их существовании, но считал, что их вмешательство в его жизнь ограничилось его рождением и будущей смертью. В остальном он ощущал себя полностью свободной личностью. А значит, та, что заняла тело его жены, солгала. Он не стал в тот момент спорить – ему необходимо было получить время на обдумывание ситуации. Императору о подмене он решил не сообщать, во всяком случае, в ближайшее время. Пока же он собирался внимательно понаблюдать за самозванкой, узнать ее слабые стороны, понять сильные и с видом победителя лишить артефактов и, возможно, жизни.

Зайдя в свой кабинет, он достал портативный портал, небольшой треугольник из обсидиана, сжал его в руке и уже через минуту сидел в кресле перед камином в своем столичном доме. Если и собирать информацию о незнакомке, то отсюда.

Сытный ужин из мясных блюд и тушеных овощей, пара-тройка рюмок чарты, сильного алкогольного напитка, и Артур, разомлев, отправился спать. Завтра, он все сделает завтра. Благо у него имелось три выходных в месяц, в любой день недели.

Пышнотелая служанка, тщетно заигрывавшая с ним за ужином, в этот раз осталась ни с чем: Артур хотел провести ночь в тишине и покое. А порезвиться в постели можно было в любое другое время.

Ночь прошла спокойно. Выспавшись, рано утром, Артур широко зевнул, оделся с помощью камердинера в домашний костюм темно-серого цвета, отправил магического вестника своему заместителю в академию и вызвал к себе личных следопытов.

– Всю информацию о Лисии рон тер Гокон к вечеру положить мне на стол, – сидя в кресле возле камина, приказал он. – Контакты, круг общения, странные ситуации. Все, что найдете. В деньгах не ограничиваю. Постарайтесь обойтись законными методами. Все ясно?

В глубине души Артур очень сомневался, что опытные ищейки смогут узнать что-нибудь новое. За месяц перед свадьбой он получил подробное досье на родственницу императора: ничего, что могло бы вызвать его интерес, там не было. Но все же, все же. Не в божественную волю же верить, на самом деле!