Ружья стрелка Шарпа. Война стрелка Шарпа

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава десятая

Они шли всю ночь, забираясь все глубже в пасть рожденного на ледниках ветра. Далеко за полночь Шарп увидел отблеск моря. Значительно ближе, прямо под ним, цепочка огней выдавала чей-то бивак.

– Французы, – негромко произнес Вивар.

– Которые поверили, что я сопровождаю вас на юг, – вызывающе сказал Шарп.

– Позже, позже, – ответил Вивар, как уже не раз отвечал на попытки Шарпа завести разговор о его странном поведении.

Стрелки шли, сгибаясь под тяжестью ранцев. Касадорцы вели лошадей под уздцы, стараясь сберечь силы животных для предстоящего перехода. Верхом ехали только раненые. Даже Луизу Паркер попросили идти пешком.

Посмотрев на девушку, Вивар нахмурился:

– Стоит оставить вас на два дня, как вы находите молодую англичанку.

Почувствовав осуждение в тоне майора, Шарп постарался ответить помягче:

– Она убежала от своей тети и дядюшки.

Вивар сплюнул в сторону далеких огней.

– Паркеры? Я о них наслышан. Называют себя миссионерами, а сами лезут в чужие дела. Говорят, епископ намеревался изгнать их из Сантьяго-де-Компостела, но французы его опередили. Почему она от них сбежала?

– Думаю, ей нравятся приключения.

– Это мы ей предоставим, – мрачно сказал Вивар, – хотя я не считаю солдат подходящей компанией для девушки, пусть даже и протестантки.

– Хотите, чтобы я ее пристрелил? – едко поинтересовался Шарп.

Вивар отвернулся и посмотрел на тропу.

– Я ее сам пристрелю, если начнутся проблемы. У нас важная миссия, и мы не можем рисковать.

– Какая миссия?

– Позже!

Отряд поднимался выше и выше. Внизу остались спасительные деревья, теперь лишь ветер свистел среди камней на поросшем травой склоне. Ночь выдалась темная, но кавалеристы знали дорогу. Они пересекли высокогорную долину, переправились через бурный ручей и снова полезли вверх.

– Я хочу найти спокойное место, – сказал Вивар, – где нас не потревожат французы. – Несколько минут он шел молча. – Значит, вы видели Томаса?

Шарп почувствовал, что майору стоило большого труда произнести вопрос ровным тоном. Он постарался ответить так же беззаботно:

– Так зовут вашего брата?

– Если его можно считать братом. Он предатель.

Горечь и обида Вивара прорвались наружу. Он не хотел обсуждать графа Моуроморто, но избежать разговора было нельзя. Очевидно, Вивар посчитал, что холод и кромешная тьма – самые подходящие условия для подобной беседы.

– Каким он вам показался?

– Сердитым, – неожиданно ответил Шарп.

– Сердитым? Ему следовало сгореть со стыда! Он убежден, что единственный выход для Испании заключается в союзе с Францией. – Офицеры шли по гребню горы, и Вивару приходилось кричать, перекрывая шум ветра. – Мы называем таких afrancesados. Предатели уверовали во французские идеи. Томас всегда обожал все северное, но это еще никому не приносило счастья, лейтенант. Только разочарование. Он готов вырезать у Испании сердце и вложить вместо него французскую энциклопедию. Готов забыть Бога и поклоняться разуму, добродетели, равенству, свободе и прочей чепухе, из-за которой люди забыли, что хлеб подорожал в два раза, а слез и горя стало больше.

– Вы не верите в разум? – Шарп старался увести разговор от больной темы верности графа де Моуроморто.

– Разум – это математика мышления, не больше. Руководствуясь разумом, нельзя прожить жизнь. Математика, и тем более разум, не в состоянии объяснить Бога. А я верю в Бога! Вы неверующий человек.

– Нет, – скромно согласился Шарп.

– Но ваш атеизм лучше, чем гордыня Томаса. Он посчитал себя выше Бога, но клянусь вам, лейтенант, прежде чем завершится этот год, я предам его Божьему суду.

– Возможно, французы думают иначе?

– Мне плевать на то, что они думают. Меня волнует только победа. Поэтому я и спас вас. Поэтому мы идем через эти горы. – Вивар замолчал, очевидно сберегая энергию для поднятия духа своих людей.

Луизу Паркер, истощенную сверх всяких сил, посадили на лошадь. Тропа уходила вверх. На рассвете, когда на безоблачном небе померкли ночные звезды, Шарп увидел, что они вышли к стоящей на вершине горы крепости.

Не к современному приземистому бастиону за покатыми земляными стенами, от которых ядра отскакивают высоко вверх и перелетают через рвы и равелины. Перед ними возвышалась устрашающая старинная крепость. Строение было лишено всякого очарования. Оно ничем не походило на приют удалого феодала. Это была твердыня, способная удерживать врага до скончания самого времени.

Крепостью не пользовались более ста лет. Сюда было сложно завозить припасы и продовольствие, да и нужды в обороне не возникало. Холодным утром Блас Вивар привел своих людей под старые, покрытые мхом арки, на поросший сорной травой булыжный двор. Несколько человек под командованием сержанта несли в отсутствие основных сил караульную службу. После ночного холода запах кухни был приятен и сладостен. Кроме него, ничего не радовало: стены заросли сорняками, в главной башне поселились вороны и летучие мыши, погреба были затоплены, но восторгу майора не было предела.

– Первые Вивары построили эту крепость почти тысячу лет назад! Здесь был наш дом, лейтенант! Над этой башней развевался наш флаг, и мавры так и не смогли ее взять!

Он провел Шарпа на северный бастион, который, как гнездо гигантской хищной птицы, возвышался над долиной. Столетиями стражники в стальных шлемах следили, не блеснет ли вдали под лучом солнца языческий щит.

– Видите ту тропу? – Вивар показал на узкую темную щель, перерезавшую гору на севере. – Как-то раз граф де Моуроморто удерживал эту дорогу в течение трех дней против мусульманских полчищ. Он забил ад их ничтожными душами. Говорят, на дне до сих пор находят ржавые наконечники стрел.

Шарп посмотрел на башню:

– Значит, замок принадлежит вашему брату?

Вивар посчитал вопрос вызовом своей гордости:

– Он опозорил нашу семью. Мой долг вернуть ей прежнее достоинство. С помощью Господа я это сделаю.

В словах испанца угадывался блеск гордой души, ключ к мотивам его поступков, но Шарпа интересовало иное. Он задал вопрос прямо:

– Разве ваш брат не догадается, что вы здесь?

– Да, безусловно. Но французам потребуется десять тысяч человек, чтобы окружить эту гору, и еще пять тысяч, чтобы взять крепость штурмом. Они сюда не придут. Они только начинают понимать, какие проблемы принесла им победа.

– Проблемы?

Вивар улыбнулся:

– В Испании, лейтенант, они узнали, что маленькие армии терпят поражение, а большие армии голодают. Здесь можно победить только при поддержке народа, а народ их ненавидит. – Майор вышел на крепостную стену. – Посмотрите на положение французов! Маршал Сульт загнал вашу армию на северо-запад, и что? Он пришел в никуда! Застрял в горах, вокруг – ничего, кроме снега, ужасных дорог и озлобленных крестьян. Еду приходится искать, а зимой в Галисии не найдешь ничего, если тебе не помогут. Сульт в отчаянии. Все его посланцы гибнут, патрули попадают в засаду, а воюет против его армии лишь горстка людей. Когда же поднимется весь народ, жизнь его превратится в сущий ад!

Устрашающее пророчество было высказано с таким убеждением, что Шарп в него поверил. Он вспомнил, как опасался д’Эклан наступления темноты и крестьянских ножей.

Вивар снова повернулся к расщелине, где его предок устроил резню мусульманам.

– Многие уже поднялись на борьбу, лейтенант. Но многие боятся. Они видят, что французы побеждают, и чувствуют себя покинутыми Богом. Им нужен знак. Чудо, если хотите. Это крестьяне. Они не обременены разумом, но любят свою землю и церковь.

Шарп почувствовал, как по телу его побежали мурашки. Не от утреннего холода, не от страха, а от предчувствия чего-то, неподвластного воображению.

– Чудо?

– Позже, мой друг, позже! – Вивар рассмеялся загадке, которую сам же загадал, и сбежал по ступенькам во двор крепости. Голос его неожиданно стал озорным и веселым: – Кстати, вы до сих пор не поблагодарили меня за то, что я вас спас!

– Спасли меня? Боже милосердный! Если бы вы не вмешались, я бы перебил всех ублюдков! – Шарп спустился следом за майором. – Вы тоже не извинились – за то, что сказали неправду.

– И не собираюсь извиняться. С другой стороны, я прощаю ваш гнев во время нашей последней встречи. Кстати, помните, я вам говорил, что без меня вы и дня не продержитесь?

– Если бы вы не послали по моему следу французов, я бы уже был на полпути в Оронто!

– У меня была причина послать их по вашему следу! – Вивар остановился на последней ступеньке. – Я хотел вывести французов из Сантьяго-де-Компостела. Я полагал, что если они погонятся за вами, то я смогу беспрепятственно войти в город. Я распространил нужный мне слух, мне поверили, но в городе все равно остался гарнизон! – Вивар пожал плечами.

– Другими словами, без меня вам войны не выиграть.

– Представьте, как бы вы скучали, если бы отправились в Лиссабон! Ни французов поубивать, ни Виваром восхититься! – Майор, как принято у испанцев, доверительно взял Шарпа под руку. – Ну а если серьезно, лейтенант, я прошу прощения. Я могу найти оправдание моей лжи, но не оскорблениям. За них прошу меня извинить.

Шарп смутился и растерялся:

– Я тоже вел себя не лучшим образом. Простите. – Затем он вспомнил о своем долге. – И примите благодарность за то, что спасли нас. Мы бы точно погибли.

Вивар снова оживился:

– Сейчас мне предстоит организовать еще одно чудо. Мы должны работать, лейтенант. Работать! Работать! Работать!

– Чудо?

Вивар отпустил руку Шарпа, чтобы посмотреть ему в лицо:

– Друг мой, я расскажу вам все. Если смогу – сегодня после ужина. Сюда должны приехать люди, у которых я обязан испросить разрешения на то, чтобы раскрыть перед вами тайну сундука. Вы будете мне верить до их прибытия?

– Конечно. – Особого выбора у Шарпа не было.

 

– Тогда за работу. – Вивар хлопнул в ладони, привлекая внимание своих людей. – Работать! Работать! Работать!

Все, в чем нуждались люди Вивара, привозили из долины. Кавалерийские лошади превратились в тягловую скотину. На них возили дрова, топливо, сено. Еду доставляли из горных деревень, нередко ее приходилось тащить на себе или везти на мулах. Майор оповестил всю округу, некогда бывшую вотчиной его отца, что ему нужна поддержка, и Шарп с изумлением взирал на ответ жителей.

– Мой брат, – произнес Вивар с мрачным удовлетворением, – приказал своим людям не делать ничего, что могло бы помешать французам. Ха!

Весь день в замок прибывало продовольствие. Привозили кувшины с зерном и фасолью, круги сыра, сетки с хлебом, бурдюки с вином. Лошади получили вдоволь сена. По пологим склонам поднимали вязанки дров. Из принесенных для разведения костра веток сделали метлы и веники, которыми навели чистоту в главной башне. Седельные одеяла пошли на шторы и покрывала, огонь прогревал промерзшие камни.

Люди, которых ждал Вивар, приехали к полудню. О прибытии гостей возвестил торжественный и радостный горн. Несколько касадорцев спустились вниз, чтобы сопровождать посетителей в крепость. Двое прибывших оказались священниками.

Шарп наблюдал за происходящим из комнаты Луизы Паркер. Он пришел выяснить, что побудило ее бежать из семьи. Девушка проспала все утро и казалась свежей и отдохнувшей. Глядя на слезающих с коней священников, она с наигранным ужасом произнесла:

– Мне всегда чудилось в Римской церкви что-то зловещее. Тетушка убеждена, что у папских священников есть хвосты и копыта.

Гости проследовали мимо почетного караула к ожидающему их майору Вивару.

– И я считаю, что у них есть рога и хвост. Вы не согласны?

Шарп отвернулся от окна. Он чувствовал себя неловко:

– Вам здесь не место.

Луиза широко открыла глаза:

– Вы слишком мрачны, лейтенант.

– Простите! – Шарп говорил резче, чем ему бы того хотелось. – Просто… – Он замолчал.

– Вы считаете, что мое присутствие взбудоражит солдат?

Шарпу не хотелось говорить, что Блас Вивар уже выразил свое недовольство.

– Это неподходящее для вас место, – повторил он. – Вы не привыкли к подобному. – Лейтенант обвел рукой скудное убранство комнаты.

Между тем люди Вивара сделали все возможное, чтобы иностранка чувствовала себя свободно. В небольшой комнатке пылал камин, кровать была покрыта малиновой седельной подстилкой. Но с собой Луиза не захватила даже смены белья.

Суровый тон Шарпа обескуражил девушку.

– Простите, лейтенант, – пролепетала она.

– Дело не в этом, – пробурчал Шарп.

– Вас смущает мое присутствие?

Шарп обернулся к окну и наблюдал за тем, как касадорцы окружили священников. Стрелки с любопытством следили за происходящим.

– Может быть, мне следует вернуться к французам? – едко поинтересовалась Луиза.

– Разумеется, нет.

– А мне кажется, вы этого хотите.

– Не говорите глупостей, черт побери! – Шарп резко повернулся к девушке и растерялся. Боясь выдать радость по поводу ее присутствия, он постоянно срывался на грубость. – Простите, мисс.

– Нет, это вы меня простите.

– Мне не следовало ругаться.

– Не могу представить, чтобы вы бросили ругаться. Даже ради меня. – В ее голосе проскользнули прежние озорные нотки, и Шарп был этому безмерно рад.

– Представьте, как будут переживать ваша тетя и дядюшка, – сказал он миролюбиво. – Не исключено, что нам предстоят еще сражения, а это, в конце концов, опасно.

Некоторое время Луиза молчала, затем пожала плечами:

– Этот француз – д’Эклан, верно? Он меня оскорбил. По-моему, он посчитал меня военной добычей.

– Он вел себя недостойно?

– Ему казалось, что он очень галантен. – Луиза прошлась по комнате. На ней были все те же голубые юбки и накидка, в которых она выскочила из кареты. – Вас не обидит, если я скажу, что предпочла ваше покровительство?

– Я польщен, мисс.

Шарп почувствовал, что девушка втягивает его в свою интригу. Он пришел, чтобы сказать Луизе, как недоволен ее присутствием Блас Вивар, и предупредить, чтобы она как можно реже попадалась тому на глаза. Вместо этого он попал под ее очарование.

– Был соблазн остаться с французами, – призналась Луиза. – Весь Годалминг умрет от зависти, когда узнает, что я была в армии корсиканского людоеда. А вдруг нас отправили бы в Париж, чтобы провести перед толпой, как водили перед римлянами древних бриттов?

– Думаю, до этого бы не дошло.

– Я тоже не уверена. На самом деле я бы умерла от скуки. Тетушка замучила бы меня жалобами на войну, потерянные книги, свои неудобства, французскую кухню, вашу грубость, робость ее супруга, мою беззаботность, погоду, распухшие пальцы на ее ногах… хотите, чтобы я продолжила?

– Нет, – улыбнулся Шарп.

Луиза покрутила темные кудри.

– Я пришла к вам, лейтенант, повинуясь капризу. Если уж довелось попасть на войну, то лучше быть со своими, а не с врагом.

– Майор Вивар считает, что вы причините большие неудобства, мисс.

– О! – насмешливо воскликнула Луиза, подошла к окну и нахмурилась, увидев стоящего рядом со священниками человека. – Майор Вивар так не любит женщин?

– Думаю, наоборот.

– Значит, он считает, что я буду мешать?

– В бою – безусловно. Только не сердитесь, мисс.

Луиза насмешливо улыбнулась:

– Обещаю не попадаться на пути вашего палаша, лейтенант. Мне очень жаль, если я причиняю вам неудобства. Теперь вы можете рассказать мне, почему мы здесь и каковы наши планы. Я не могу не попадаться на пути, если не знаю направления. Разве не так?

– Я и сам не ведаю, что происходит, мисс.

Луиза поморщилась:

– Другими словами, вы мне не доверяете?

– Просто не знаю. – Шарп рассказал о сундуке, скрытности Вивара, об их долгом путешествии и о французской погоне. – Мне известно, что майору нужно доставить сундук в Сантьяго, но зачем и что там внутри?

Луиза обрадовалась тайне:

– Но вы же узнаете?

– Надеюсь.

– Я сама спрошу майора.

– Думаю, вам не следует этого делать, мисс.

– Ну конечно. Людоед-католик не хочет, чтобы я вмешивалась в его приключения.

– Это не приключение, мисс, это война.

– Война, лейтенант, – это время, когда люди сбрасывают оковы условностей, вы не согласны? В Годалминге эти оковы весьма обременительны. Я настаиваю, чтобы мы выяснили, что в сундуке майора! Вы считаете, там драгоценности?

– Нет, мисс.

– Корона Испании! Скипетр и держава! Ну конечно, мистер Шарп. Наполеон хочет надеть корону на себя, а ваш друг бросил ему вызов. Неужели не понятно? Мы спасаем регалии королевской династии! – От удовольствия девушка захлопала в ладоши. – Я буду настаивать, чтобы мне показали сокровища. Он же собирается показать их вам?

– Он сказал, что, возможно, расскажет мне все после ужина. По-моему, все зависит от этих священников.

– В этом случае мы можем ничего и не узнать, – поморщилась Луиза. – Позвольте мне с вами поужинать?

Просьба обескуражила Шарпа. Он сомневался, что Вивар обрадуется присутствию девушки, в то же время понятия не имел, как мягко ей намекнуть, что она слишком настойчива.

– Не знаю, – пробормотал он наконец.

– Ну конечно же я смогу с вами отужинать! Вы же не хотите, чтобы я умерла с голоду? Сегодня, мистер Шарп, мы с вами узрим бриллианты короны! – Луиза была очарована происходящим. – Если бы только мистер Баффорд мог меня сейчас видеть!

Шарп вспомнил, что мистер Баффорд и есть тот самый методист, который делает чернила и хочет жениться на Луизе Паркер.

– Он, безусловно, стал бы молиться за вас.

– Самым благочестивым образом, – расхохоталась девушка. – Но было бы жестоко над ним смеяться, мистер Шарп, тем более что я лишь оттягиваю время, когда приму его предложение. – Ее энтузиазм заметно угас. – Полагаю, как только мы разгадаем тайну, мы отправимся в Лиссабон?

– Если там до сих пор стоит наш гарнизон – да.

– Мне придется поехать с вами. – Она вздохнула, как ребенок, который сожалеет о неизбежном конце только начавшегося праздника. Потом ее личико прояснилось и снова приняло озорное выражение. – Вы попросите разрешения майора Вивара на мое присутствие на ужине? Обещаю вести себя хорошо.

К удивлению Шарпа, Блас Вивар ничуть не рассердился на просьбу девушки:

– Разумеется, она может с нами поужинать.

– Ее очень интересует сундук, – предупредил Шарп.

– Естественно. И вас тоже.

Таким образом, Луиза попала на разговор, в ходе которого Шарп наконец выяснил, почему Блас Вивар ему лгал, почему касадорцы пришли ему на помощь и почему испанский майор так упорно шел на запад сквозь хаос поражения и зимнюю стужу.

В эту ночь Шарп почувствовал, что еще глубже погрузился в причудливый и загадочный мир, где души мертвых, словно огоньки, плавают в ночной тьме, а ручьи полны духов и фей. Мир Бласа Вивара.

Шарп, Луиза, Вивар и лейтенант Давила ужинали в комнате с массивными колоннами, поддерживающими полукруглый потолок. С ними же находились священники. На полу были расстелены одеяла, пылал камин, к столу подали просо, бобы, рыбу и баранину. Один из священников, отец Бореллас, коротенький толстый человек, довольно сносно говорил по-английски и был рад возможности попрактиковаться с Шарпом и Луизой. Он поведал им, что имеет приход в Сантьяго-де-Компостела, приход маленький и очень бедный. Подливая Шарпу вина и следя за тем, чтобы его тарелка оставалась полной, он всячески расписывал свою нищету и ничтожество. Второй священник, по его словам, был большим человеком, настоящим гидальго и будущим кардиналом.

Будущий кардинал являлся ризничим собора в Сантьяго. Он с первых же минут дал понять, что не доверяет лейтенанту Ричарду Шарпу. Если отец Альзага и говорил по-английски, перед лейтенантом он своего умения не продемонстрировал. Напротив, он старательно ограничивался беседой с Бласом Виваром, которого, очевидно, считал равным себе по социальному положению. Его враждебность была столь очевидна и откровенна, что Бореллас посчитал нужным ее объяснить:

– Он не любит англичан.

– Как и многие испанцы, – сухо заметила Луиза, подавленная непривычной враждебностью.

– Понимаете, вы – еретики. И ваша армия бежала, – мягким извиняющимся тоном произнес Бореллас. – Ох уж эта политика, лейтенант. Я ничего в ней не понимаю. Я – скромный священник.

Умение скромного священника ориентироваться в подворотнях и закоулках Сантьяго-де-Компостела и спасло ризничего от французов. Он поведал Шарпу, как прятал ризничего во дворе штукатурщика, в то время как французы прочесывали дома.

– Они перестреляли много людей. – Священник перекрестился. – Если у кого-то находили охотничье ружье, этот человек объявлялся врагом. Бах! Если кто-то возражал против убийства – бах! – Бореллас отломил корку хлеба. – Не думал, что увижу врагов на земле Испании. Это все-таки девятнадцатый век, а не двенадцатый!

Шарп посмотрел на надменного Альзагу, который тоже не хотел видеть на испанской земле английских солдат-протестантов.

– Что такое ризничий?

– Хранитель сокровищ собора. Не клерк, разумеется. – Бореллас боялся, что Шарп недооценит высокого священника. – Отец Альзага – видный церковный деятель.

Ризничий заговорил громким голосом, и Бореллас испуганно съежился. Потом, чтобы замять собственное смущение, он начал настойчиво предлагать Шарпу отведать сухой рыбы и пустился в длинное объяснение, каких рыб вылавливают на побережье Галисии.

Между тем разговор о рыбе не мог скрыть, что между Виваром и Альзагой идет жестокое препирательство, причем поводом для разногласий является лейтенант Шарп. Вивар периодически кивал на стрелка. Отвечая, Альзага презрительно фыркал в его сторону. Лейтенант Давила углубился в еду, всем видом показывая, что не намерен участвовать в яростном споре.

Отец Бореллас, понимая, что его попытки занять внимание Шарпа ни к чему не приводят, вынужден был неохотно объяснить, о чем идет речь.

– Отец Альзага настаивает на применении испанских войск, – сказал он тихо, чтобы не мешать спорящим.

– Для чего?

– Это вам объяснит дон Блас. – Бореллас послушал еще. – Дон Блас говорит, что собрать пехоту может только капитан-генерал, а все капитан-генералы сейчас скрываются. В любом случае капитан-генерал захочет испросить разрешение галисианской хунты, а хунта из Ла-Коруньи уехала, так что обращаться придется в центральную хунту в Севилье. Через месяц или два они согласятся выделить людей, но потребуют, чтобы командование осуществляли их офицеры. В результате, говорит дон Вивар, будет поздно. – Отец Бореллас пожал плечами. – Я тоже так думаю.

– Поздно для чего?

– Это вам объяснит дон Вивар.

Вивар что-то страстно доказывал, подкрепляя свои слова решительными, рубящими жестами. Когда он закончил, Альзага неохотно кивнул, после чего Блас Вивар повернулся к Шарпу:

 

– Если не возражаете, лейтенант, расскажите о своей карьере.

– О моей карьере?

– Только не торопитесь. Мы будем переводить.

Шарп смущенно пожал плечами:

– Я родился…

– Об этом не стоит, – поспешно сказал Вивар. – Расскажите о своем боевом опыте. Где состоялось ваше первое сражение?

– Во Фландрии.

– Начните оттуда.

В течение десяти минут Шарп растерянно описывал бои, в которых ему приходилось участвовать. Он начал с Фландрии, где был одним из несчастных десяти тысяч солдат герцога Йорка. Затем, более уверенным тоном, рассказал об Индии. Освещенная дешевыми факелами комната с колоннами и камином казалась неподходящим местом для рассказов о Серингапатаме, Ассаме, Аргауме и Гавилгхуре. Тем не менее все слушали очень внимательно, даже Альзага увлекся повествованием о далеких битвах и отчаянных планах. Глаза Луизы сияли, она старалась не упустить ни слова.

Когда Шарп закончил рассказ о штурме глиняных стен Гавилгхура, все некоторое время молчали. В камине пылала смола. Наконец Альзага произнес что-то громким и хриплым голосом.

– Отец Альзага, – перевел Вивар, – говорит, что он слышал, будто у султана Типпу есть заводная модель тигра, раздирающего англичанина.

Шарп посмотрел в глаза священнику:

– Да, в натуральную величину.

– Он бы хотел увидеть эту модель, – опять перевел Вивар.

– Полагаю, она находится в Лондоне, – сказал Шарп.

Очевидно, священнику послышался вызов в словах лейтенанта, ибо Вивар не стал переводить его ответ.

– Что он сказал? – спросил Шарп.

– Ничего существенного, – с нарочитой беззаботностью ответил майор. – А где вы сражались после Индии, лейтенант?

– Отец Альзага сказал, – все ошеломленно посмотрели на Луизу, до сего момента скрывавшую знание испанского, – что сегодня ночью он будет молиться за душу султана Типу, потому что султан Типу убил много англичан.

Презрение священника затронуло солдатскую гордость Шарпа, и он перестал стесняться:

– Султана Типу убил я.

– Вы? – недоверчиво воскликнул отец Бореллас.

– У ворот шлюза в Серингапатаме.

– У него были телохранители? – спросил Вивар.

– Шестеро, – ответил Шарп. – Отборные бойцы.

Он переводил взгляд с одного собеседника на другого, понимая, что больше ничего говорить не надо. Альзага выслушал перевод и крякнул.

Довольный поведением Шарпа, Вивар улыбнулся стрелку:

– А после Индии, лейтенант? Вы были в прошлом году в Португалии?

Шарп рассказал о сражениях при Ролисе и Вимейру, где сэр Артур Уэлсли успел, пока его не отозвали в Англию, намять бока французам.

– Я был всего лишь интендантом, – сказал Шарп, – но кое-что видел.

Вновь воцарилось молчание. Глядя на мрачного священника, Шарп почувствовал, что прошел своеобразный тест. Альзага что-то проворчал, и Вивар снова улыбнулся:

– Поймите, лейтенант, церковь должна одобрить ваше участие в моих планах. Разумеется, они предпочли бы, чтобы я использовал испанские войска, но это, увы, невозможно. С некоторыми оговорками отец Альзага признает, что ваш боевой опыт может принести определенную пользу.

– Но что…

– Позже, – поднял руку Вивар. – Вначале расскажите, что вам известно о Сантьяго-де-Компостела.

– Только то, что вы мне говорили.

Вивар поведал о том, как тысячу лет назад пастухи увидели в туманном небе над холмом, где ныне стоит город, миллионы сияющих звезд. Они рассказали о своем видении епископу Теодемирусу. Тот посчитал это знамением сверху и приказал разрыть холм, под которым оказалась давно потерянная гробница Сантьяго – святого Иакова. С тех пор место стало называться Сантьяго-де-Компостела: святой Иаков звездного поля.

Шарп невольно вздрогнул. Пламя бросало неверные тени на стену за колоннами. Где-то громыхнул сапогами часовой. Даже Луиза неестественно притихла, вслушиваясь в торжественный голос майора.

Над утерянной могилой была выстроена усыпальница, и, хотя мусульмане захватили город и разрушили собор, сама могила не пострадала. На том месте, где были разбиты язычники, построили новый собор, а город звездного поля стал вторым после Рима местом паломничества.

Вивар посмотрел на Шарпа:

– Вы знаете, кто такой Сантьяго, лейтенант?

– Вы говорили, он был апостолом.

– Он гораздо больше чем апостол. – Вивар говорил негромко и сурово, от чего у Шарпа пошли мурашки по коже. – Он – святой Иаков, брат святого Иоанна Евангелиста. Святой Иаков – покровитель Испании. Святой Иаков – дитя Грома. Великий святой Иаков. Сантьяго. – Голос майора звучал все громче, наполняя комнату звоном и гулом. Наконец прозвучал последний титул святого: – Сантьяго Матаморос!

– Что значит Матаморос?

– Убийца мавров! Убийца врагов Испании! – Вивар произнес эти слова как вызов.

Шарп ждал. В наступившей тишине потрескивали дрова в камине и стучал сапогами часовой на стене. Давила и Бореллас уставились в пустые тарелки, боясь нарушить торжественность момента.

Молчание прервал Альзага. Ризничий принялся спорить, на что Вивар отвечал быстро и резко. Через минуту стало ясно, что майор одержал верх. Словно демонстрируя свою победу, Вивар поднялся и проследовал к темному арочному проходу:

– Идемте, лейтенант.

За проходом оказалась старинная крепостная часовня. На каменном алтаре между двумя свечами стоял деревянный крест.

Луиза побежала смотреть на чудо, но Вивар преградил ей дорогу и потребовал, чтобы она покрыла голову. Девушка торопливо натянула на темные кудри накидку. Шарп вошел внутрь и уставился на лежащий перед алтарем предмет. Он знал, что увидит его здесь: приманку, ради которой французские драгуны шли через замерзшую страну, сокровище, ради которого Шарпа притащили в эту старинную высокую крепость.

Сундук.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?