3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Боги Лавкрафта

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Следующий удар послал ее в стену.

Ударившись, она осела в полузабвении, однако сумела вовремя открыть глаза и увидеть, что Милль схватил тяжелый радиоприемник и обрушил его на стеклянное окно. Стекло осыпалось осколками, и внутрь задул холодный и сырой ветер. Наверное, выпрыгнет, подумала ошеломленная Рея. Однако в руке Милля обнаружился какой-то небольшой и блестящий предмет. Он крутил его туда и сюда и что-то бормотал при этом. Черт побери, он не намеревается прыгать. Он произносит заклинание. Опершись руками об пол, Рея сумела подняться на ноги. И в этот момент Милль повернулся, схватил ее за руку и поволок к разбитому окну. Рея впилась ногтями в его лицо и ударила коленом между ног. Он толкнул ее к окну, она попыталась оторвать от себя его руку и навалилась на нее всем весом. Барон пошатнулся, и она потянулась к серебряному предмету в его руке, надеясь уцепиться за него, если он выпустит ее руку. Но когда стекло резануло по плечу Реи и она поняла, что падает, стало ясно, что план обернулся против нее самой…

А потом она перестала падать.

Ее окружал сумрак, и она падала в нем. Она не чувствовала своего тела, однако все же могла двигаться. Рея заставила себя повернуться, пытаясь рассмотреть это странное место. Вдали угадывался какой-то неяркий свет, блеск как бы горных вершин или же башен темного каменного города.

Итак, она, очевидно, провалилась в тот самый портал, который пытался открыть Шаллис. Рея, ты по уши, если не глубже, в дерьме, сказала она себе.

И тут она услышала голос:

– Эй, эй, кто это? Я слышу…

Голос принадлежал человеку и был полон ужаса. Привет, сказала голосу Рея. Кто ты? И где мы? В портале, так?

Да, да. Голос наполнило рыдание и чувство облегчения. Я – Мерита Милль. Я провела здесь дни, месяцы, годы… не знаю, как долго…

Желание Реи приблизиться к говорящей превратилось в движение, и она ощутила, что тело ее ударилось об кого-то, хотя она по-прежнему не чувствовала ничего. Рея подумала, что нужно взять эту женщину за руку и сжать покрепче, и через какое-то мгновение ощутила, что между ними установилась связь. Мерита выдохнула. Кто вы?

Я – детектив Рея Флинн, ваша мать наняла меня для того, чтобы найти вас. Свет далеких башен становился все ярче, и Рея поняла, что в ее свободной руке что-то находится. От предмета исходил серебристый блеск, заметный, несмотря на то, что своего тела она не видела. Итак, она все-таки сумела в последнее мгновение вырвать его из руки Милля. Впрочем, трудно было сказать, к лучшему это или наоборот. Если это был волшебный предмет, предназначенный для того, чтобы открыть портал снаружи, она, возможно, лишила Тамита и Флетчера единственного шанса спасти ее. А Осгуд тоже находится здесь?

Нет, мой отчим убил его. В нашем пентхаусе, наверху Алых Башен. Слова, или мысли Мериты, или какой-то другой способ общения между ними сделался более скорым и оживленным.

Милль убил Осгуда и сказал, что это сделал злобный неведомый волшебник, завладевший его телом, догадалась Рея. Свет становился ярче, и вместе с ним к ним обеим приближалось нечто. Ужас сковал бы ее позвоночник, если Рея еще располагала им.

Да, он сказал, что этот волшебник пытается призвать какого-то бога или тварь, нечто способное помочь ему вернуться в собственное тело. Я попыталась убежать от него, и он выбросил меня из окна, однако упала я сюда. И тогда я поняла, что все сказанное им было чистой правдой…

Если Мерита слышала заклинание, которое использовал Милль – или то, что пребывало внутри его тела, – попытка воспроизвести его могла стать их единственным шансом. Видела ли ты серебряный предмет… – начала спрашивать Рея.

И тут первый луч света коснулся их. Рея увидела радужные сферы, их темную сердцевину, покоившуюся между каменных столпов выше самой высокой горы. Это были врата, врата слишком колоссальные для того, чтобы ее разум мог охватить их пониманием. Ей показалось, что она слышит дальний ропот, может быть, напевы. Повинуясь порыву, она подняла вверх серебристый предмет, надеясь на то, что он является пропуском или ключом, открывающим путь в это ужасное место.

Темная сердцевина, находящаяся внутри сфер, как будто бы спрашивала ее о том, чего она хочет.

Рея хотела одного – снова оказаться на корабле вместе с Меритой. И желание это было самым глубоким и искренним ее желанием.

Ощутив давление, стиснувшее ее тело, Рея покрепче прижала к себе Мериту. Они помчались, полетели, и все померкло…

Она плюхнулась на пол кабинета Милля. Спустя удар сердца тяжелый, живой и теплый груз приземлился возле нее. Рея заставила себя подняться на колени и обнаружила перед собой нескольких изумленных членов экипажа воздушного корабля, двоих секретарей Милля и самого барона. И, слава всему святому, Флетчера и Тамита. Рядом с ней лежала молодая женщина в деловом костюме. Она поднялась, и Рея поняла, что это действительно Мерита, знакомая ей по фотографиям, которые показывала баронесса. Мерита охрипшим голосом выкрикнула:

– Он убил Осгуда! Он пытался убить меня!

Озираясь безумными глазами, барон шагнул вперед, и Флетчер преградил ему путь. Выкрикнув нечто неразборчивое, Милль бросился к разбитому окну. Флетчер попытался остановить его, и Рея, опасаясь того, что барон может увлечь его за собой в то мрачное место, схватила его за ногу. Флетчер рухнул на ковер, и Милль выбросился из окна.

Персонал дирижабля и секретари бросились к окну. Тамит поспешил к Рее и Флетчеру.

– Что тут произошло? – выпалил он. – Вы в порядке?

Рея ответила:

– Там за окном портал, барон выбросился в него.

Тут она осознала, что Мерита смертной хваткой держится за ее руку.

– Не присутствует ли на корабле медсестра? Мисс Милль пережила жестокое испытание.

Один из секретарей отвернулся от окна, зажимая рукой рот. Член экипажа мрачно проговорил:

– Не знаю, про какой портал вы только что говорили. Там ничего нет. Он все еще падает.

Завернутая в одеяла Рея сидела в кресле посреди салона городской квартиры баронессы Милль. Мерита занимала другое кресло, встревоженная мать сидела на табурете возле дочери, рядом хлопотала озабоченный врач. Присутствовали также Флетчер, Тамит, инспектор префектуры, штатный чародей магистрата и солиситор баронессы. Серебряный ключ уже убрали в железный ящик и унесли прочь. Предмет, безусловно, полезный, однако Рея была рада расстаться с ним.

Потребовались долгие и ласковые уговоры, прежде чем Мерита сумела отпустить руку Реи, легкое успокоительное позволило ей заговорить разумно и осмысленно. Рея опасалась за рассудок девушки, однако теперь она сделалась много спокойнее. Подробности и воспоминания о странном месте блекли в памяти быстро – почти сразу же после того, как им удалось вырваться из него. Оказавшись на воздушном корабле, Рея потребовала, чтобы Тамит принес ей неразбавленный бренди, и немедленное потребление напитка ускорило процесс.

Мерита говорила:

– С моим отчимом случилось нечто… нечто такое, что заставило его потерять разум. Осгуд рассказывал мне о расщелине, открывшейся возле рудника, и о том, как он странно вел себя после этого, да я и сама замечала, насколько он болен. Он изображал, что идет на поправку, однако постоянно все забывал и вел себя очень странно. Он уволил слуг, много лет служивших ему. И когда он расстался с семейным адвокатом, который был для него все равно что родной брат, я решила, что нужно что-то делать.

Инспектор аккуратно подсказал:

– И вы вместе с Осгудом Родрином отправились в пентхаус, в Алые Башни.

Мерита кивнула.

– Мы попытались уговорить отчима обратиться к врачу. А он говорил на каких-то странных языках, рассказывал о путешествиях в космосе. Еще он сказал, что подобрал в той старой шахте странный камень, после чего в его теле поселился чародей из чужого нам мира. Он сказал, что этот чужак пытался овладеть его разумом. Шаллис находился в пентхаусе. Он сказал, что пытается помочь отчиму и что мы можем идти. Жаль, что мы не послушали его, – дыхание ее перехватило. – Отчим сказал, что они с Шаллисом пытаются открыть портал, чтобы отправить чародея в его собственный мир. Но Шаллис сказал ему, что, по его мнению, чародей лжет, что он не хочет возвращаться домой.

– Мне кажется, что в этом он ошибался. – Негромко проговорил Тамит, наблюдая за тем, как Мерита подносит ко рту бокал с водой. Девушка до сих пор дрожала, и баронессе пришлось помочь ей. – Я думаю, что это существо хотело возвратиться. Однако пребывание в теле Милля доводило его до безумия, так же как присутствие его в свой черед отражалось на здоровье самого барона.

Рея признала:

– Я не верила в это до тех пор, пока он не выбросил меня в портал. Однако там, внутри, находилась некая сущность, которая предложила мне выполнить то, что я хотела… сущность, которую Шаллис описал в своих заметках. И это заставляет меня сомневаться в мотивах Милля, иномирного волшебника и самого Шаллиса, кстати.

Инспектор окинул их взглядом и проговорил:

– Шаллис мог сообщить об этом, мог попросить помощи. Он этого не сделал.

Рея подумала, что ей чрезвычайно повезло в том, что в тот самый момент она всем своим существом желала вернуться домой целой и невредимой, вместе с дочерью своей клиентки. У нее просто не было времени подумать о чем-то другом, о других нуждах и таким образом вляпаться в худшие неприятности.

Мерита продолжала рассказывать о том, как барон напал на них с Осгудом, о том, как она после удара лишилась сознания, а когда очнулась, застала своего отчима убивающим молодого человека.

– Он сказал, что волшебник из чужого мира убил Осгуда в качестве жертвы, однако таковая оказалась бесполезной, так как Алые Башни не принадлежали к нужной разновидности каменных башен. Это было какое-то безумие. Отчим рыдал, ужасаясь того, что сотворил собственными руками. Но затем он снова переменился. Он сказал, что нечто по имени Йог-Сотот даст ему всё, что он хочет, если только он воспользуется правильными заклинаниями. Я попыталась убежать, и тут он выбросил меня из окна, и я… – она вновь вцепилась в одеяло, – …оказалась в том месте.

 

– Но теперь ты дома, ты в безопасности, – проговорила баронесса, с благодарностью посмотрев на Рею, прекрасно понимавшую, что эта благодарность благоприятно отразится и на ее банковском счете. Баронесса обратилась к инспектору: – Я думаю, что на сегодня расспросов довольно.

После того как группа распалась, Тамит наклонился над креслом Реи и проговорил:

– Я знаю и еще одну особу, которой, несомненно, повезло остаться в живых.

Флетчер укоризненным тоном произнес:

– Вбежав туда, мы сразу увидели разбитое окно и никаких признаков твоего бытия.

– Я перепугался до потери сознания, – добавил Тамит, – ну кто еще возьмет нас обоих к себе на работу в качестве частных детективов?

– Я не выпрыгивала из окна по собственной воле, – пояснила Рея. – Однако обстоятельства требовали рискнуть. Иначе чародей из чуждого нам измерения, имея доступ к могущественной сущности, способной выполнить любое его желание, если правильно обратиться к ней и совершить правильное жертвоприношение, мог бы оказаться в нашем мире.

– Конечно, нет, но… – начал Флетчер, a Тамит произнес:

– Ну, едва ли…

Тут к ним со своими вопросами подошел инспектор, и времени для дальнейшей дискуссии уже не осталось.

Все подробности оказались выясненными уже перед самым рассветом, и они, наконец, получили возможность оставить квартиру баронессы. Выходя на улицу вместе с Тамитом и Флетчером, Рея обнаружила рядом с собой инспектора и проговорила:

– Похоже, обстоятельства этого дела вас не удивили.

– Дело в том, что мы не в первый раз сталкиваемся с… вторжениями подобного рода. – Он окинул всех троих взглядом. – Мы направляемся в дом, в котором останавливался Шаллис, чтобы обследовать обнаруженную вами ловушку. Нам нужно определить, кто поместил ее там: Шаллис или существо, овладевшее бароном Миллем. Возможно, с ней связано нечто, именуемое Могильным стадом[9]. – Он приподнял бровь. – Не хотите ли присоединиться?

Рея вопросительно посмотрела на партнеров. Префектура никогда еще не признавала их существование. И если они сейчас помогут этому инспектору, их непременно ждет более интересная, хотя и более опасная карьера.

– Ну и?

Флетчер и Тамит обменялись взглядами. Флетчер произнес:

– Кому-то все равно придется это делать.

Тамит вздохнул:

– Веди нас, Рея. Итак, нам предстоит стать грозой и бичом для всех пришельцев из других измерений.

Йог-Сотот

Мир полон переходов, порталов, ворот, дверей, кругов, которые мы должны пройти, чтобы переместиться из одного места или состояния в другое. Каждый из этих порталов представляет собой рот, и, проходя сквозь него, мы перемещаемся изнутри наружу – ибо место, которое мы занимаем, с нашей точки зрения, находится внутри. Прохождение через любую дверь представляет собой процесс, родственный извержению из чрева, в котором мы находимся, во внешнюю тьму, в которой мы хотим очутиться.

Часто случается, что наше желание пройти сквозь врата, является ошибочным, и тогда оказывается, что мы страстно желаем забиться назад, в тот уголок, который занимали прежде, однако знаем, что этот уголок, это место более не существует. Обратного пути через врата не бывает. Каждый переход приводит нас в новое место, к новым условиям бытия, образованным из матрицы абсолютного хаоса, даже если нам кажется, что мы всего лишь стремимся вернуться в то место, в котором находились прежде. Возвращение невозможно. Движение через все порталы осуществляется в одном направлении: от известного к неизвестному.

В этом мире мимолетных теней может оказаться, что у ворот обитает хранитель, имеющий власть открыть их или воспрепятствовать их открытию. Во всех мирах высшего порядка, чем наш, являющийся обителью предметов реальных, все врата имеют одного и того же хранителя, и имя ему – Йог-Сотот. Однако, именуя его хранителем врат, мы умаляем его величие, ибо на самом деле Йог-Сотот не только хранитель врат, но и сами врата, и даже более того, он является ключом, которым врата отпираются и запираются.

Перейти куда-нибудь – значит, переместиться из одного места, существующего в уме, в другое, которое должно быть создано из хаоса. Подобный переход всегда осуществляется через врата, и таковыми всегда является Йог-Сотот, вне зависимости от того, осознаем мы его присутствие или нет. Это он охраняет пороги наших домов. Это он следит за сменой месяцев и фаз луны. Даже течение песчинок сквозь горлышко песочных часов управляется и назначается им.

Он редко закрывает перед нами обыкновенные ворота нашего мира, но врата высшего порядка, которые хранят пути от одной звезды к другой или между разными областями реальности, он охраняет с прилежанием, и, для того, чтобы найти ключ, нам следует обращаться к нему правильно и делать приношения, приятные этому господину. Чем выше врата, которые ты хочешь пройти, тем бóльшая необходима жертва. Высочайшие из врат открываются только человеческим жертвоприношением, и только чистые душой и сердцем могут рассчитывать на благополучный прием.

Открытию врат в высшие миры содействуют некие грубые углы, подражающие доминирующим там высшим измерениям. Расположите камни в кругу на вершине холма так, чтобы они определяли сходящиеся линии, уменьшающиеся при удалении до не имеющих измерения точек. Вдоль этих линий лежат порталы. Следуйте по линиям, чтобы пройти следующие друг за другом врата, соответствующие собственному порядку и иерархии.

В том случае, когда Йог-Сотот правильно призван нужными словами и достаточной жертвой, он может явиться в воздухе над кругом в виде совокупности вращающихся сфер в неисчислимом количестве цветов и красок, объемлющих друг друга и образующих линии и углы своими соединенными и уплощенными сторонами. Сие именуется ликом Йог-Сотота. Если ты хочешь узреть его, постарайся, дабы все было исполнено правильно, поелику гнев сего Древнего ужасен.

Если Йог-Сотот удовлетворен твоими чарами и жертвой, он откроет перед тобой врата, через которые ты стремишься пройти. Сие проявится в воздухе, яко вихрь огня, раскручивающегося в длинный тоннель, уменьшающийся в бесконечности. Это и есть отверстый рот Йог-Сотота, и ты, проходящий через него, являешься извергнутой им блевотиной. Постарайся не задеть его Зубы! Младшие из охраняющих врата стражей известны как Зубы Йог-Сотота, ибо все сущие твари являются продолжениями его тела, и Зубы иногда кусают. Их нельзя гневить, когда ты минуешь охраняемые ими порталы.

Если Йог-Сотот пожелает, он может открыть врата от одного конца этой вселенной до другого, или от настоящего момента до любого мгновения в далеком будущем или в глубоком прошлом, или из низшего мира людей в высшие миры богов. Все перемещения открыты для Йог-Сотота, существующего во всех временах. Даже врата смерти не закрываются перед ним, ибо, произнеся определенные слова, зависящие от лунных фаз, опытный некромант может заставить мертвых восстать из своих составляющих сущность солей, и ходить, и говорить, и видеть. Все трансформации возможны для Йог-Сотота.

Ты можешь спросить, каково же подлинное обличье и форма этого великого Древнего, ежели сочетание радужных пузырей, являющихся, когда он призван, оказывается всего только его маской? Подлинный лик его сочетает в себе все возможные очертания, что существуют, существовали или будут существовать в веках грядущих. Тело его есть макрокосм, сочетающий в себе все миры и все планы бытия, прошлого, настоящего и будущего.

То, что видим мы, призывая его, является всего лишь иллюзией, которую он представляет нам, дабы мы получили объект, на котором можно сосредоточить свои мысли. Мы не способны увидеть Йог-Сотота таким, каким он подлинно существует, ибо не способны узреть его множественную протяженность. Мы и сами являемся Йог-Сототом. Каждое биение наших сердец отмечает прохождение врат во времени, которые мы проходим, дабы созидать из пустоты грядущее.

Его почитают как Все-В-Одном, или Одно-Во-Всем, ибо нет в этой вселенной и во всех других такого места, которое он ни занимал бы собой. Разве может любое путешествие иметь продолжительность для Йог-Сотота, если он находится там и здесь одновременно? Пожелав, он может открыть портал из любого места в любое, и путешествие между ними займет меньше мгновения. Так делали некоторые из Древних, нисходя из своих миров, что лежат дальше звезд, в наше земное захолустье.

Создания, населяющие невидимую нами странствующую звезду, называемую Юггот, почитают его как наивысшего бога и именуют Сверхединым. И хотя он содержит в себе все врата, каждый портал и каждый переход в этом мире и всех прочих мирах, его нет в материальном мире нашего бытия… он обитает вовне его. И чтобы он мог войти к нам, его нужно позвать через одни из собственных врат правильными словами и уместным жертвоприношением.

Целью этого бога необязательно является потребление жертвы, но он может поместить в нее искру собственной сущности, дабы со временем она росла, и выросла, и вышла наружу, чтобы стать его почитателем и слугой. Дети Йог-Сототa странны своим обличьем, ибо частью своей природы обязаны материнской земной плоти, но часть ее, унаследованная от отца, соответствует множественным измерениям пространства, завернутым друг на друга. Результат чудовищен для взгляда и настолько чужд для людского зрения, что на него и взирать невозможно.

Цель Йог-Сотота заключается в том, чтобы возвысить эту землю, которую мы населяем, из ее нынешнего падшего состояния и вернуть в область высшую, из которой она отпала эоны лет назад. Отчасти это может быть совершено заклинаниями детей сего Древнего, однако, прежде чем такое возвышение станет возможным, всю поверхность нашего земного шара надлежит омыть от жизни в купели живого огня. Очищение это переживут только те дети Йог-Сотота, которые обладают большей частью его природы, и совершится оно сразу, как только чада его приготовятся к испытанию.

Мы раскуриваем Северное Сияние
Лэрд Баррон

Лэрд Сэмуэль Баррон (род. в 1970 г.) – американский поэт и прозаик, значительная часть произведений которого написана в жанрах хоррора, нуара и дарк фэнтези. Является также главным редактором сетевого литературного журнала Melic Review. Проживает в пригороде Нью-Йорка. Детство и юность его прошли на Аляске в малообеспеченной семье. В начале 1990-х годов Бэррон трижды участвовал в многодневных гонках по Аляске на собачьих упряжках, работал рыбаком в Беринговом море. Лауреат премий Ширли Джексон, Кроуфорда, Старджона, Международной гильдии хоррора, «Уорлд Фэнтези», Брэма Стокера и премии «Локус». В 2011 году у автора вышел долгожданный дебютный роман «Инициация» (The Croning, Night Shade Books), а также повесть/роман The Light is the Darkness (в издательстве Infernal House) и ряд новых рассказов в антологиях. Вместе с женой проживает в Олимпии, штат Вашингтон.

9Могильным стадом именуется общность внепространственных существ, наслаждающихся пребыванием в склепах и статуях. В Некрономиконе они описываются как создания, обитающие за порогом пространства.