Собственность криминального авторитета

Tekst
15
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Собственность криминального авторитета
Audio
Собственность криминального авторитета
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
3,91 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– В чём дело?

– Всё хорошо, – отвечаю, едва дыша.

Но когда лёгкая тряска самолёта отдаётся по взвинченным нервам сильной вибрацией, я прячу лицо на широком мужском плече.

– Ты боишься летать, – догадывается Данте. Целует волосы, опаляя горячим дыханием. – Трусишка.

– Не боюсь, – возражаю я, не желая показаться слабой трусихой, недостойной быть рядом с ним – с самым сильным и властным мужчиной.

– Не боишься? – усмехается и заставляет посмотреть в глаза. – Да неужели?

– Не боюсь.

Но повторная тряска – и моя смелость резко падает до самого минимума. Сердце начинает бешено колотиться где-то в районе горла. Я начинаю нервничать и уже не могу сдержать страха. Оглядываюсь, ища взглядом сына.

– Эй. Он в порядке. У няни…

– Я… Я только взгляну на него, – шепчу, желая прогуляться по самолёту, погружённому в приятную полутьму. Мне бы только взглянуть на своё сокровище, на сыночка – и я буду спокойна.

Но проклятый страх сковывает меня так, что я не могу даже подняться.

– Моя трусишка…

Судорожно выдыхаю, когда Данте тянется ко мне, обнимая за талию. Притягивает жарко и властно, отщёлкивая ремень.

Коротко вскрикиваю.

– Ты в безопасности, Прелесть. Ты в моих руках, значит, тебе не грозит ничего, кроме… жарких оргазмов…

Издаю нервный смешок. Мой мужчина голоден по мне, как всегда. Но секс? Сейчас? Здесь? Самолёт – частный. Мы на его борту – цари и боги, но я даже подумать не могу о такой постыдной шалости.

Первый в жизни перелёт даётся мне с большим трудом. Даже крепких объятий любимого мужчины кажется мало…

– Я знаю, что тебя отвлечёт…

Поворачиваю голову в сторону Данте. Он тянется к моим губам. Я больше всего жажду забыться, но я слишком хорошо понимаю, как быстро Данте переходит от поцелуев к сексу. Пять секунд – и мои трусики можно будет выжимать.

– Здесь некуда бежать, красотка, – хрипло выдыхает Данте, прижимаясь губами к щеке.

Он начинает прокладывать дорожку к моим губам. Поцелуи из летящих и лёгких становятся фатальными – как наше притяжение. Но едва прижавшись к губам, Данте лишь слегка дразнит их языком, лаская. Задерживается на пару мгновений. Не больше. Но катастрофически быстрыми жалящими поцелуями спускается до шеи и начинает покусывать её. Горячее дыхание опаляет нежную кожу. Пробравшись до кожи за ушком, Данте медленно проводит языком, выбивая дрожь.

– Ох… – испускаю жаркий выдох, когда он добирается до мочки, терзая её зубами и посасывая. – Ты так сладко пахнешь, – шепчет Данте, – нереально сладко… Моя прелесть. Раздвинь ножки.

Что?

– Раздвигай, – добавляет металла в голос. – Хочу вытрахать из тебя чувство паники.

– Но мы в самолёте.

– Да. Я в курсе, – берёт мою руку и тянет к себе, располагая на внушительном бугре в районе ширинке. – Чувствуешь? У меня адский стояк…

Лишая меня возможности ответить, Данте алчно набрасывается на мой рот. Терзает, кусает, вьёт из меня верёвки. Я барахтаюсь словно в паутине, понимая, что жара в трусиках стало неприлично много.

Я уже потекла. И если Данте дотронется до меня, то поймёт… как сильно он на меня влияет. Постоянно. С самого первого дня нашей встречи. И если я дам ему трахнуть себя в самолёте, одним безумством в моей жизни станет больше.

Поцелуи Данте уничтожаю желание сопротивляться. Ещё никогда я не чувствовала себя так: хотелось поддаться его грязной ласке и одновременно отступить. Но бежать – некуда.

– Волнуешься? Не стоит…

Данте перемещает одну руку на грудь, начав сжимать упругие полушария по очереди. Сосочки под тонким кружевом бюстгальтера начинают и вытягиваться вперёд. Пальцы второй руки Данте перемещает вверх по моим ногам, поглаживая кожу. Мгновение – и он уже нырнул под юбочку, вклинив ладонь ребром между стиснутых бёдер.

– Раздвинь ножки…

– Что ты творишь? Нас могут увидеть! Или услышать!

– Надо же, как тебя интересует чьё-то мнение, – усмехается Данте и усиливает нажим, разводя бёдра в стороны. – Хочешь, дам приказ персоналу не соваться сюда до конца перелёта? Но к нам и так никто не сунется – не спит только одна трусливая зайка! Дай мне сюда мой кусочек сладкого горячего рая…

Ситуация щекотливая, но невероятно волнительная. Данте похищает кислород из моих лёгких. Действует напористо и так решительно, что у меня не хватает сил сопротивляться. Я поддаюсь на его уговоры и расслабляю ножки, раздвинув их настолько, насколько позволяла узкая юбка. Прикусываю губу, прекрасно зная, что сейчас Данте дотронется до тонкой ткани трусиков и поймёт, насколько они влажные.

– Ммм, кто-то уже потёк, – довольно рыкает Данте, сдвигая ткань в сторону.

Мужские пальцы самозабвенно растирают клитор, поглаживают набухшие складочки, перед тем, как толкнуться внутрь горячего лона.

– Блять, какая ты тугая! Как будто нарочно заставляешь меня сходить с ума!

Я приподнимаю бёдра над его пальцами, чтобы Данте было удобнее трахать меня пальцами. Стыд и чувство паники отходят на второй план. Данте присоединяет к ласке ещё один палец. Я постанываю едва слышно, закрыв глаза. Это настоящее безумие!

Данте самозабвенно трудится над моей мокрой дырочкой, имея её пальцами. Вбивает до последних фаланг, вызывая пожар! Жалит кожу шеи собственническими поцелуями. Пальцы второй руки коварно быстро распускают ряд пуговиц.

Данте отстраняется на мгновение, разглядывает упругие полушария, объятые кружевом.

– Обожаю твои сисечки… – оттягивает кружево вниз и сжимает зубами тугие вишенки напрягшихся сосков, терзая их по очереди.

Он покусывает и лижет напряжённые пики, добавляя порочного жара, растекающегося между бёдер.

– Ты отвлеклась хотя бы немного? – спрашивает, отрываясь от груди.

Его фантастически красивые глаза горят, как два куска льда, объятого пламенем.

– Да.

– Что ж… Я выполнил свою миссию.

Данте вынимает руку из моих трусиков, с самым невинным видом поправляет кружево бюстгальтера, возвращая грудь в оковы ткани. Неужели это… всё? Незаметно для себя я испускаю разочарованный выдох.

– Вот ты и попалась, – озорно сверкает глазами. – Признайся, тебе хочется, чтобы я тебя трахнул! Прямо сейчас. Ты хочешь на мой член.

Он деланно медленно проводит ладонью по ширинке. Я судорожно глотаю слюну, выделившуюся во рту – как будто его ствол уже заколачивается до упора в глотку, заливая мой ротик вязкой спермой.

– Да… – выдыхаю. – Хочу, но…

– Никаких, блять, но!..

Он и нагло оттягивает кружево бюстгальтера, высвобождая грудь, и скручивает затвердевший сосок между пальцами.

Данте накрывает ладонью мою грудь, сжимая соски, безжалостно выкручивая их, заставляя извиваться и умолять прекратить. Меня насквозь пронизывает диким возбуждением.

Я хочу его. Хочу… Хочу… Хочу…

Данте тем временем наклоняется и неожиданно нежно обхватывает губами сосок. Его язык начинает плясать на самом пике соска. Нежно и бережно. Меня швыряет навстречу ласке, и с губ срывается предательский стон.

– Умница, давай ещё немножко! – перемещается к губам, лаская их языком.

– Данте-е-е-е… – всхлипываю, теряя связь с реальностью.

Мне не важно ничего, кроме его рук и губ, переместившихся на мою шею. Он прикусывает зубами нежную кожу, словно дикий зверь. Спускается ниже, зажимая соски, и снова ввергая в пучину возбуждения. Ласки заставляли подаваться вперёд, хотеть ещё и ещё.

– Хочу натянуть твой ротик на свой член… – шепчет мой мучитель, снова тараня влажное лоно пальцами.

Его пальцы не оставляет возможности на сопротивление. Рядом с ним я становлюсь дикой и одержимой самкой, голодной до секса. Он резко и быстро вдалбливает в меня свои пальцы и безжалостно терзает соски по очереди, вынуждая к согласию. И так хотелось почувствовать упругость и силу его толстого члена у себя во рту.

Словно окончательно сойдя с ума, я сама тянусь к его джинсам и расстёгиваю пуговицу. Едва справляюсь с молнией: мощный стояк натягивает ткань джинсов до предела.

– Отсосёшь? – простанывает Данте, наблюдая за мной.

Я облизываю пальцы, медленно введя их в рот, и запускаю руку под ткань его плавок. Растираю смазку по головке разгорячённого члена и начинаю двигать рукой по его стволу.

– Продолжай! – приказывает Данте. – Какие горячие и умелые у тебя пальчики, просто охуеть! – матерится любимый, отдаваясь на волю моих рук.

Он постанывает через стиснутые зубы. Его тело дрожит под моими пальцами. Очень волнительно чувствовать власть над этим сильным мужчиной. Мне нравилось ощущать его исступление. Нравилось трогать нежную кожу и каменное возбуждение его члена под моими пальцами.

– Будешь брать в ротик?

Я смотрю, как обнажается от крайней плоти его побагровевшая головка. Чувства напоминают близкие к головокружению.

– Оставлю это на потом, – шепчу, облизнув губки языком.

– Тогда дрочи сильнее. Не бойся сломать мой член… Он просится в твои пальцы!

Данте располагает меня так, чтобы ему было удобнее вколачивать пальцы в лоно, сотрясающееся от его дикой долбёжки.

Он подстраивается под мой ритм. Двигает пальцами точно так же, как я по его члену. Я замедляюсь – и он коварно повторяет за мной. Я ускоряюсь – он принимается безудержно быстро трахать податливое лоно. Его пальцы вторгаются в дырочку с влажным, хлюпающим звуком.

Возбуждением сжигает разумные мысли. Есть только я, он и воздух, пахнущий сексом. Стеночки лона вибрируют под жаркой, умелой лаской и сокращаются, сжимаясь вокруг мужских пальцев.

Я чувствую, что оргазм уже подступает. Ещё немного – и он обрушится на меня жаркой волной. Полыхнёт так, что замкнёт всё в радиусе нескольких километров вокруг нас двоих. Мы оба искрим от возбуждения и постанываем в унисон, глядя друг другу в глаза.

– Я сейчас кончу… – признаётся Данте.

 

Он ускоряется, давая сигнал и мне поступить так же. Его член под моими пальцами становится ещё толще и каменнеет. Я остро чувствую каждую вену на его стволе.

Я повинуюсь его приказу и распахиваю ножки ещё шире. Данте вдалбливает в меня пальцы, действуя, как отбойный молоток. Через мгновение меня скручивает судорогой наслаждения, а тело бьётся в экстазе. Данте матерится сквозь зубы. Горячая струя его спермы заливает мои пальцы. Полупрозрачная жемчужная жидкость толчками вырывается из члена. Данте ещё двигает бёдрами, толкаясь в мои пальцы, замедляясь. Потом он расслабленно обмякает на своём сиденье, блаженно улыбается мне и заявляет:

– Ты вкусная, Прелесть. Но ты задолжала мне первоклассный отсос. Как только мы прилетим, я поставлю тебя на колени и поимею твой сладкий ротик.