Za darmo

Там. Часть II

Tekst
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Многие карманные воры надевают дутые куртки, – согласилась тётя Таня, – легче спрятать маленький кошелёк. Но Валентина – молодчина! Не побоялась.

Брови у парня удивлённо взметнулись вверх.

– Чего бояться – то?! Обычный тщедушный парень. Справиться с ним можно в два счёта. Он даже не пытался сопротивляться, когда его окружили в кольцо.

Немолодая торговка, без тени улыбки на лице, с серьёзным видом глянула на молодого человека.

– Воры редко бродят по одному. Часто они мотаются небольшими группами. По два или три человека. У каждого расписаны обязанности. Один отвлекает, другой грабит, а третий, как правило, забирает выручку и убегает. Иногда воришку, который находится возле «жертвы» хватают, пинками и за уши волокут в комнату милиции. Это здесь рядом, – тётя Таня увидела, как Кайрат мотнул головой, соглашаясь, – естественно, вора обыскивают. Однако, ни кошелька, ни денег не находят. Менты не могут составить акт. По существу состава преступления нет. А, значит, нет и виновного! Карманника отпускают с извинениями. Вот такое банальное и нелепое окончание грустного кино!

– Плохая история! Вор должен сидеть в тюрьме! Такую мысль нам прививали с детства справедливые, советские фильмы в тандеме с писателями.

Тётя Таня обречённо пожала плечами.

– К сожалению, в фильмах справедливость восторжествует в любом случае. А в жизни…, – она сморщила нос, – происходит несколько иначе.

Громкость её голоса понизился до шёпота.

– Здесь есть местные карманники.

– Что значит «местные»? – спросил распространитель, – они здесь живут? Прямо в контейнерах?

– Нет. Живут они, не знаю где?! Но регулярно шатаются по территории рынка. Город у нас большой. Сам видишь! Много приезжих из других регионов. Тем более рядом вокзал. Для воров и карманников – настоящий рай. Только успевай «щипать» карманы и складывать купюры. Местные карманники – это люди, которые платят базарной милиции, чтобы их не посадили в кутузку.

Кайрат ошарашено глянул на торговку.

– То есть? Как «платят»?!

– Всех постоянных воришек в нашем отделе знают в лицо. Они уже нам, продавщицам, намылили глаза. Каждый день знакомые рожи! А ментам и подавно. Их ловят. Если вор знакомый, его отпускают, потому что тот делится краденым состоянием.

– Вот это поворот в сюжете? – присвистнул парень.

– Да. Закручено, как в голливудском боевике.

– А тот, который меня караулил? Тоже был постоянный?

– Абсолютно точно!

Кайрат замолчал, будто что-то припоминая.

– Оказывается, Валентина именно по этой причине не хотела тащить воришку в отдел милиции, – высказал вслух парень, – иначе, его всё равно бы отпустили. Гораздо действеннее – врезать наглецу по харе! Поэтому Валя твердила, что не даст гарантии базарным служителям закона!

– Вот именно. Эти шакалы настолько нам опостылели, что мы лишний раз предупредим покупателя об опасности, чем попытаемся с помощью милиции посадить вора в тюрьму. Нет на нашем рынке справедливости! А кулаком по физиономии – единственная возможность как-то отомстить ошалевшему криминалу.

Пожилая торговка замолчала. Молодой человек с сожалением переваривал досадную информацию. Его ошарашила жестокая правда жизни и, творившийся на рынке, беспредел.

– Гораздо хуже, если на рынке хозяйничают заезжие карманники, – добавила тётя Таня, – они жестокие и бесчеловечные. Запросто могут искалечить и побить человека. Такие гастролёры таят настоящую опасность.

Кайрат встрепенулся.

– Тётя Таня, почему гастролёров не сдаёте милиции?

– Во-первых, их нужно обнаружить и распознать. Когда обслуживаешь очередь, нет времени смотреть по сторонам. А во-вторых, многие девчонки их боятся. Безжалостные твари, как правило, в руках держат лезвия. Ими режут сумки и пакеты. Слишком опасно и безрассудно выставлять себя героиней. Никто не заступится, а в составе банды можно насчитать до пяти оголтелых преступников.

– Кошмар! Будьте осторожнее!

– Спасибо за беспокойство! – щербато улыбнулась она, – Я никого не боюсь, Кайратик! Я стала старухой! Можно сказать, жизнь прожила…

К тёте Тане подошла первая покупательница, и торговка начала взвешивать муку.

– Хорошей торговли! – пожелал распространитель отважной женщине.

Сумка у парня опустела, и Кайрат направился к газетному киоску, чтобы приобрести свежий номер газеты.

«Если больному после разговора с врачом не стало легче, то это не врач». В. Бехтерев, – прочитал парень на титульной странице, высказывание знаменитого человека.

«Да, отличный врач рождается от Бога!», – подумал Кайрат.

Он вспомнил о местной участковой врачихе – терапевте, которая торопливо посетила его, когда он лежал с температурой. После встречи с ней, Кайрат явно не почувствовал облегчения.

«Мой идеальный врач – это моя любимая мамочка! – улыбнулся мыслям Кайрат, – вдобавок, она и лекарь, и знахарка. И даже шаманка! Она настоящий родной человек, после разговора…даже обычного разговора мне становится гораздо свободнее дышать!».

Он подумал о матери и его лицо прояснилось.

– Мой единственный человек на всём белом свете. От неё не скроешь и не утаишь никаких секретов, – произнёс он.

Внезапно Кайрат стал серьезным. Парень вспомнил слова мамы, что в совхозе началась весенняя подготовка к посевной. Вследствие принятого руководством указания рабочий день удлинился, и мама теперь оставалась на работе допоздна.

– Опять издеваются над рабочим людом, – сокрушался молодой человек.

Ему казалось невыносимым приходить в пустую квартиру и не слышать журчащего маминого смеха. Сейчас она возвращалась домой усталая и разбитая, чтобы утром вновь исчезнуть, как предрассветный туман. Они ужинали поздно вечером, однако её веки тут же начинали, смыкаться после непродолжительной беседы. Кайрат настоятельно советовал ей ложиться, спать. Мама не сопротивлялась. Лишь устало жаловалась, что совсем обленилась и перестала, заниматься домашними делами, взвалив их на плечи сына.

– Мама, мне не трудно, – отвечал он, включая водопроводный кран, чтобы помыть посуду. – Спокойной ночи!

Парень нашёл место в помещении лабаза и принялся, читать новости, выложенные короткой строкой в заголовке. На следующем развороте разместилось криминальное обозрение, описанное в виде уголовного дела о разбойном нападении на квартиру. Закончив чтение документального очерка, молодой человек перешёл к четвёртой и последней полосе газеты с традиционной колонкой юмора. Не изменяя традиций, редакция поместила стихи в стиле чёрного юмора. Глаза Кайрата забегали по строчкам.

Ребята опоздали, трамвай двери закрыл,

Один пнул, водилу матом обложил.

Нога зацепилась за выступ пологий,

Друзья прикололись: «Пират одноногий!»

Парень едва заметно улыбнулся. Он стал читать второй стих.

На опушке обглоданный череп,

а под пеньком увидишь оторванную ногу.

Это юннат обнаружил

медвежью берлогу!

– Ужас! – нервно хохотнул Кайрат.

Следующая страшилка затрагивала электрическую тему.

Висит объявление на двери трансформаторной подстанции:

«Не работает высоковольтная станция»

Обожжённые разрядом тела лежат гуртом,

Так энергетики борются с воровством!

– Варварская задумка! – чуть улыбнулся парень, – жестокие способы сохранения имущества.

Кайрат вспомнил о шутке, которая была популярна среди студентов энергоинститута. Впервые он услышал её из уст позитивного преподавателя – куратора группы Алексея Михайловича.

– В чём разница между сапёром и электриком? – спрашивал он, весело наблюдая за реакцией двух десятков пар глаз молодых парней и девушек. Выдержав мимолётную паузу и не услышав ответа, он хитро улыбался, – не знаете? Сапёр и электрик ошибаются только один раз. Но электрик ещё танцует перед смертью!

«Настоящий, современный учитель, – предался воспоминаниям молодой человек, – Скоро я увижу его вновь, при вручении диплома. Затем каждый выпускник пойдёт своим путём. А Алексей Михайлович станет наставником новой группы!».

Кайрат вернулся к прочтению «Вечёрки». Энергетическая область, судя по творениям, не являлась чуждой для авторов стихов.

Два приятеля поспорили,

кто быстрей разрубит кабель силовой.

Выиграл тот, который лежит в гробу

с чёрной головой!

«Благодатная почва для сочинителей! Возможны различные вариации взаимоотношений, находящихся под напряжением токоведущих частей и непутёвых, бесконечно сующих свой нос, дуралеев», – умозаключил Кайрат.

Он прочитал несколько анекдотов. Один из них оказался очень забавным, и парень постарался его запомнить.

«У одного мужчины родилась тройня. Он пришёл в роддом и, прохаживаясь по комнате, задумчиво разглядывает младенцев. То на одного посмотрит, потом на другого, затем на последнего карапуза. В итоге, счастливый папаша указывает пальцем на одного из лежащих малюток, и говорит: «Я, пожалуй, возьму вот этого!»».

«Умора! – не удержался молодой человек. Он прикрыл ладонью рот, чтобы скрыть от окружающих вырвавшийся смешок, – нудный папашка! Нашёл оптимальную комплектацию!».

Распространитель сложил газету и посмотрел на часы.

«Подожду ещё полчасика и пойду собирать выручку, – решил распространитель.

Его мысли вернулись к институтским воспоминаниям. Через неделю должно состояться торжественное собрание. Он с восторгом отметил, что будет рад вновь повидаться с однокашниками. За пять с половиной лет студенчества, его группа сплотилась и подружилась, избежав деления на мелкие группировки по интересам и местам проживания. Кайрат припомнил, как в последние недели дневал и ночевал в общежитии, вместе с гостеприимными иногородними студентами. Именно в общаге отыскались справочные материалы и другие, необходимые для дипломных расчётов, учебники. Кайрат с улыбкой подметил, что никогда не забудет серых простыней в крошечных комнатушках, на которых приходилось вынужденно коротать зимние ночи. Кайрат с воодушевлением размечтался о последующем продолжении праздника в каком-нибудь кафетерии.

 

«Нужно найти деньги на вечеринку, – рассудил Кайрат, – у меня в запасе есть неделя, чтобы накопить небольшую сумму. При нынешней торговле это не станет слишком обременительно. Хотя … хотя».

Парень рассчитал дневной доход, превратившись в дотошного офисного клерка, выискававшего малейшую ошибку в цифрах финансового отчёта.

«При продажах в тысячу пакетов, заработаю двенадцать рублей. За десять дней получается сто двадцать. Минус расходы на транспорт, газету и всякую мелочь останется порядка восьмидесяти – девяносто рублей. Отличный результат!».

Тем не менее, не смотря на приятные для слуха цифры, парень непроизвольно стал гадать, как увеличить продажи и уменьшить ежедневные траты. Эта тема стала для него болезненной и служила важной ступенькой на пути к богатству.

«Куплю проездной. Так сократятся расходы на транспорт. Увеличу ассортимент. Например, закуплю плёнку для отдела с маслом и сырами. Если есть спрос, почему бы его не утолить? Добавлю в общую кучу пакеты с ручками. Если у Михалыча с Пашей «маечки» продаются, значит и у меня товар пойдёт! «Маечки» проверены временем, и я пойду по протоптанной дороге. С единственным условием, что немного скину цену. Перетяну девчонок на свою сторону!».

Мимо него прошла хромая тётка в клетчатом пальто. Она тянула за собой крохотную хозяйственную тележку на маленьких колёсиках. Ось одного колеса скрипела. На квадратном, алюминиевом основании покоилась сумка, доверху наполненная продуктами. Молодой предприниматель задумчиво проводил её взглядом.

«Такая миниатюрная тележка, но могу поспорить, что продуктов она закупила на неделю, – оценил Кайрат, – Сколько пакетов я могу на ней увезти?».

Парень долго смотрел вслед, рассчитывая приблизительную объёмность хозяйственного мешка на колёсиках.

«Гораздо легче катить, чем тащить тяжёлую сумку с пакетами!».

Кайрат вспомнил, где продаются похожие тележки. Он спешно выбрался из лабаза и, перебежав дорогу, направился к вещевым рядам, предлагавшие одежду и хозяйственные товары. Подойдя ближе, спросил у продавца, стоимость. Оказалось, что тележки продавались в двух вариантах. С мешковиной и без. Кайрату требовалась тележка в полной комплектации. Тем не менее, в обеих вариациях покупка выходила не дешёво. Кайрат вежливо откланялся. Однако распространитель получил полную информацию. Тележка, бесспорно, послужила бы отличным подспорьем в деле снабжения торговок пакетами. На вид она вмещала в себя приличное количество товара. К тому же хозяйственная тележка имела огромное преимущество. К тому же, тележку легко перемещать по территории рынка, благодаря двум колёсикам. Молодой человек решил, что тележка необходимая вещь в его мелком бизнесе и ему не помешал бы подобный предмет.

«Куплю, после вручения диплома, – рассудил он, – Когда накоплю нужную сумму!».

Кайрат кинул взгляд на минутную стрелку и достал записную книжку с отмеченными долгами. Идти до Лады с Ноной было ближе всех.

– Ах! Насмешила чудиха! – оскалившись, хохотала Нона. – Что же ты его не предупредила?

– Я сказала, – в противовес отмахнулась Лада.

– Действительно? – с ходу вмешался Кайрат.– Отчего ничего не сказала ему? Решила отвертеться?

Девушки за прилавком повернулись к нему.

– Пора платить по счетам? – улыбнулась Лада, отдав крупную купюру и ожидая сдачи.

Кайрат сунул руку в карман.

– Сегодня торговля плохая, – запричитала Нона, – завтра отдам деньги!

– Ладно, – уступил парень, вычёркивая из списка должниц Ладу, – пусть будет по-твоему.

Кайрат переписал долг Ноны на следующую страничку.

– Лада, кого ты успела предупредить? Скажи, если не секрет? – дружелюбно упомянул молодой человек.

– Мужа. Предупредила его, а он меня не слушал, – прыснула толстушка весело.

Распространитель не торопился уходить.

– Что случилось? – заулыбался Кайрат, ожидая услышать из уст Лады забавный случай.

Девушка поправила шапочку на голове и подтянула фартук.

– Сынишка маленький у меня заболел. Ветрянкой. Я его, крохотульку, всего зелёнкой обмазала. Теперь мальчишка стал таким пятнистым, в зелёных точечках, как помеченный на птицефабрике цыплёнок. Медсестра предупредила, что ветрянка – заразное заболевание. Она спросила меня, хворала ли я в детстве подобной заразой? Я болела …в своё время. А вот мой муж оказывается, не болел. Минула его как-то …эта детская болезнь. Повезло,…в общем, – хихикнула Лада. – Медсестра рекомендовала не подпускать к ребёнку папашку, то есть ограничить доступ. И предупредила, что взрослые тяжело переносят этот лёгкий, для детей, вирус.

Она отвлеклась, чтобы взвесить макароны для подошёдшего пожилого мужчины.

– Ну, так вот! – продолжила торговка. – Мой муж считает себя человеком крутым! Его не остановишь никакими предупреждениями, и чихать он хотел на мудрые советы медсестры и жены. Наигрался с мальчуганом. И веришь?! На моих глазах у него на щеке моментально появился небольшой прыщик. Я охнула и хотела тщательно рассмотреть. А он, дубина, собрался в ванную, мыться. Мочить водой кожу заболевшего человека, врачи строго запрещают. Это святое правило. Не дай Бог его нарушить! От этого вирус разрастается, как на дрожжах. Говорю мужу: «Не ходи! Не мойся!». Он упёрся. Кричит на меня: «Не пори чушь!». И вопреки моим советам, закрылся в ванной.

Лада остановилась и оглянулась, потому что Нона вновь слушала повтор нелепой истории. Сзади навострила уши Гуля, которая ранее стояла спиной к соседке Ладе. Кайрат покачал головой.

– И?! Что дальше?

– Муж вышел из ванной растерянным, – пыталась сдержаться, чтобы не засмеяться во весь рот, Лада, – на щеке, на руках, на животе, на плече, на ногах. Везде. Повсюду. У него набухли прыщики, как у сынишки. Словно его осыпали под душем красными точечками.

– Ха-ха-ха, – громко захохотала Гуля.

Будто стремясь перехихикать соседку, Нона также оглушительно загоготала вслед. Кайрат присоединился к всеобщему веселью.

– Что теперь? Болеет Фома неверующий? – спросил парень.

– Ещё как! – закивала Лада. – Бедный и несчастный лежит в постели. Весь намалёванный в зелёнку. Я их теперь по очереди крашу. Сначала сынишку, а потом мужа! Оба похожи на полосатых зебр. Только один большой, а второй маленький!

– Муж дома? На работу не ходит? – спросила Нона.

– Конечно дома. Куда ему в таком виде? На улицу даже не выйдешь, – ответила Лада, – напугает прохожих зелёным, инопланетным лицом.

– Какой идиот! – отвесила Нонка.

– Лада, твой муж в следующий раз будет слушать жену! – предсказала Гуля, вынимая из пачки сигарету.

– Ничего не будет слушать, – отрешенно махнула рукой Лада, – он говорит, что на свете есть только две точки зрения. Первое – это неправильное, а второе – его решение! Горбатого могила исправит.

Кайрат улыбнулся. Ему понравилось изречение, которое использует в спорах муж Лады.

В размеренный разговор внезапно вклинилась яростно настроенная женщина с крашеными волосами.

– Вы, что мне взвесили? – закричала она, тряся пакетом напротив Ноны.

– Сахарный песок, – напряглась торгашка.

– Так нельзя обвешивать! Проверила на контрольных весах. Триста граммом не хватает! С одного килограмма?! Вообще совесть потеряли!

– Не ори! – грубо осекла Нона. – Давай сюда.

Нона взяла пакет из рук женщины и поставила на весы. Она развязала нехитрый узел фасовки, раскрыв его. Совком добавила недостающее количество граммов сахарного песка и также лихо завязала обратно.

– Нате! – она недовольно отдала пакет обратно, словно жалела, что вес в упаковке соответствует действительности. – Держи!

– Я всё равно буду жаловаться! – предостерегла женщина. – Сколько можно обманывать покупателей? Обращусь в администрацию.

– Ой! Напугала?! – огрызнулась Нона.

– Всем скажу, чтобы не покупали у тебя, – пригрозила рассерженная женщина напоследок. – Нахалка!

– Пошла ты, сучка крашенная! – злобно кинула вслед удаляющейся покупательнице Нона, – толстожопая!

Затем Лада и Нона переглянулись.

– Куда направилась? – спросила Лада, – к павильону с ментами?

– Нет. На остановку почапала, – ответила Нонка, изгибая шею. – Пугала только!

– Убери магнит на полчаса, чтобы не попасть впросак, – посоветовала Лада, – вдруг контрольную закупку замутят!

– Ты, что, Ладья?! Сбрендила?! Работать по нулям?! Упаси Боженька, – она вульгарно выругалась.

Кайрат поморщился и, обойдя прилавок, очутился возле Гули.

– Опять ты?! – воскликнула Гуля. – Каждый день просишь деньги? Безобразник!

– Работа такая! – шутливо отмахнулся парень, – утром дарить, а вечером доить!

Гуля рассмеялась нечаянно подобранной, но вовремя вставленной рифме. Кайрат вычеркнул женщину из списка должниц, и они дежурно попрощались. Далее Кайрата ожидал протоптанный маршрут.

– Тётя Таня, а Вы боитесь контрольной закупки?

– Где? – шарахнулась она, инстинктивно съёжившись и оглянувшись вокруг. – Где проверяющие? В каком месте? Справа или слева?

– Ни в каком, тёть Тань! – добродушно шмыгнул носом парень, который заметил изменившееся поведение женщины, – нет проверяющих. Я просто хотел, поинтересоваться. Боитесь контрольной закупки или нет? Но теперь вижу воочию. Даже не нужно отвечать. Боитесь!

– Уф! – вздохнула продавщица, – как ты напугал, Кайратик! Хотела уже спрятаться в лабазе, пока они не уйдут.

– Что они такие…, страшные?

– Меня два раза штрафовали и составляли акт.

– За что?

– Знамо за что! За неправильный вес.

– Как, тётя Таня?! Вы тоже цепляете магнит на чашу весов?

Женщина обречённо кивнула.

– У нас товар весовой. По нулям работать не получается. Уже изначально в мешках не хватает сыпучего товара. В оптовых фирмах тоже крадут. Аккуратно вставят сквозь ниточки узкую трубочку в зашитый, тканевый мешок и отсыпают в литровую банку сахара, или ещё чего. А продают моей хозяйке, как за целый мешок. А у нас потом вес не сходится. В мешках должно быть пятьдесят килограмм, а на деле меньше. Понимаешь?

– Понимаю, – согласился распространитель.

– Но я много не ворую, как девчонки. Семьдесят или сто грамм недосыплю и больше не наглею. Это Нонка может полкило недовесить.

– Если на контрольные весы пойдут и перевесят? Вон, у Ноны скандал разразился. Пришла женщина и раскричалась, что не станет больше у неё покупать.

Тётя Таня посмотрела на пустой одноразовый стаканчик с кусочком выдавленного лимона на дне.

– Мы обвешиваем только незнакомых покупательниц, – доверилась пожилая торговка, – хотя это очень опасно. Незнакомка может оказаться проверяющей и тут же объявить о контрольной закупке.

– Почему обвешиваете незнакомых, если, как вы говорите, подвергаетесь риску, тётя Таня? Не проще ли обмануть проверенного человека? Ты – то точно знаешь, что она не побежит уточнять вес?

Немолодая женщина беззубо улыбнулась.

– Не скажи, Кайрат! У знакомых закончатся продукты через два дня, и они придут опять на рынок, закупаться. Посмотри, сколько нас здесь стоит и торгует? Почти друг на дружке сидим.

– Предложение превышает спрос! – вспомнил Кайрат, облетевшую весь мир, фразу, – кажется, именно так говорят рыночные магнаты?

– Да! Ты пульнул в печень! Твой знакомый кинется покупать у чужой продавщицы, а та её облапошит по полной программе. Куда, Кайрат, она пойдёт покупать муку и сахар в следующий раз? Конечно, к проверенной продавщице. То есть ко мне. А мы своих клиентов не бросаем, бережём и взвешиваем тютелька в тютельку. Граммулька в граммульку!

– Ясно. Своих не трогаете, потому они голосуют рублём в Вашу пользу. Но, если обманешь чужую покупательницу, а она вернётся к тебе с криками, тогда Вы добавите чуток, чтобы она успокоилась?

– Именно, – тётя Таня поправила перчатку, – Нонка обвесила на полкило, а накинула грамм двести. И наивная покупательница осталась довольна, что её не обманули. И Нонка всё равно выиграла от торговой сделки, не оставшись внакладе.

Кайрат нервно хохотнул.

– Ай, да ловкачи! Настоящие жонглёры.

– Если ты придёшь на рынок за продуктами, покупай у меня, – посоветовала тётя Таня, – я точно тебя не обману и не обвешу!

– Спасибо, тётя Таня! Но мне слишком далеко тащить продукты из города. Мы с мамой покупаем провизию у нас, в поселковом магазине. Хотя по ценам наше сельпо не конкурентно с городскими ценами. Проигрывает по все статьям.

– У Нонки только не вздумай брать. У неё, и товар подменённый, и к тому же намешанный, – тётя Таня шутливо погрозила корявым пальцем.

Парень добродушно кивнул.

– Ага, тётя Таня. Куплю хозяйственную тележку, когда разбогатею и буду закупаться на базаре. Здесь и товар свежий, и цены добротные!

 

– Сам-то неженатый поди?

– Пока держусь, – улыбнулся молодой распространитель.

– Ты ещё молодой, – поддержала торговка, – есть время погулять и не вешать на шею хомут. Вот у меня сын чуть постарше тебя. Но …

Кайрат заметил, как опечалилось лицо женщины.

– Что?! Тётя Таня?! Сын женился неудачно? Но это не страшно. На свете много других хороших девушек, – попытался подбодрить парень добрую клиентку, – он обязательно найдёт своё счастье.

Тётя Таня многозначительно посмотрела на Кайрата.

– Конечно, найдёт. Как только выпустят!

– Оп! – прикусил губу Кайрат. Он тактично пытался подобрать слова. – Вашего сына посадили в тюрьму?

– Да. Уже три года пылится на нарах.

– Насколько осудили?

– На восемь. Осталось пять долгих лет!

В этот момент Кайрат разглядел, как высветились морщинки на страдальческом выражении лица женщины. Она стойко держалась и не давала себе слабины, вызванной горькой разлукой с сыном.

– А, за что? – не сумел скрыть любопытства парень.

– За глупость! За то, что в мозгах кисель и каша вместо ума, – чертыхнулась тётя Таня, – растила его одна. Муж, то появлялся, то вновь исчезал, как чернила в авторучке. Ненадёжным оказался. А деточка – наивный мальчишка! Связался с компанией. Как самый благородный взял вину. Решил, что таким образом станет святым для мнимых друзей. Те отвертелись, а сыночку судья бабахнул на полную катушку. За грабёж. Теперь езжу к нему на свиданку каждые полгода.

Она сжала губы и посмотрела вдаль.

– Сидит далеко? – спросил Кайрат, – имею в виду, место заключения, где расположено?

– Слава Богу, не слишком далече. Раньше держали в городском следственном изоляторе. Я с его школьным другом ездила на свидание. А после суда сына отправили в другой пункт. Но не далеко. Двести километров.

– Недалеко, – кивнул парень, – могли упечь за тридевять земель. Тогда дорога стала бы проблематичной. И затратной.

– В этом случае я бы не поехала, – грустно призналась торговка. – Куда? У меня денег в копилке нет. Когда к нему собираюсь, много трачу. Бывает, что одалживаю денег у девчонок. Сигареты, чай, консервы, печенье покупаю. Хочется, накормить моего мальчика. Две сумки напичкаю и на автовокзал, в дальнюю дорогу.

– А, как же верный школьный друг? Он с Вами не едет? Помог бы сумки нести.

– Лёшка – то?! Нет. Он помог уже моему отпрыску. Тем более Алёшу напугали в тюрьме, – губы тёти Тани тронула едва заметная улыбка, – Лёшка – человек мягкий и отменный сварщик. Когда сынок сидел в изоляторе, в котельной прорвало трубу. Начальник видимо не нашёл рабочих и спросил у арестантов, у кого есть знакомые сварщики? Мой активист проявил инициативу. Хлопнул себя в грудь кулаком и заявил, что добудет отличного сварщика, мастера своего дела, подразумевая Лёшку. Надо отдать должное, по просьбе сына поделилась с Алексеем информацией, и он без лишних вопросов согласился залатать трубу. Настоящий друг! Сыночек надеялся, что подобный энтузиазм благотворно повлияет на срок заключения и на тюремные условия проживания. Несчастненький сынок залпом поумнел, когда лишился свободы. Впрочем, я рассказывала о Лёше! Приходит, значит, Алексей в изолятор. Начальник закрытого учреждения встречает его у входа, возле конвоиров, которые несут вахту, и ведёт внутрь, на охраняемую зону. Лёша шёл с большими от ужаса глазами. Говорит, что конвойные экипированы оружием. На территории лаяли сторожевые собаки. Перед ним открывали сотню металлических дверей с массивными замками и леденящим скрежетом плохо смазанных петель. Он прошёл через кучу преград и проверок. Его паспорт проштудировали, словно выверяли каждую букву на наличие подвоха и скрытого плана побега. В конце концов, Лёшу обыскали. Правда, при присутствии начальника, процедура прошла не слишком грубо и дотошно, но Лёшке хватило, чтобы едва-едва не умереть со страху под цепкими, профессиональными взглядами сизовских вертухаев.

– Как Вы сказали, тётя Таня? – перебил Кайрат. – Вертухай?!

– Да. Этим словам меня научил сын. Вертухай на жаргоне означает охранник или конвойный человек.

– Ясно. «Добротную экскурсию» устроил Ваш сын своему товарищу!

– И не говори, Кайрат, – согласилась продавщица, – эмоции переливались через край, когда Алёшка вновь пережил ощущения, полученные за железным забором.

– Трубу хотя бы залатал? Руки не тряслись от жуткого страха?

– Залатал. Причём, шов получился ровный. Руководство закрытого заведения осталось довольно результатом. Правда начальник сполна добавил ужасов, когда пришла пора расплатиться за работу, – тётя Таня мягко улыбнулась.

Парень улыбнулся в ответ.

– Каким образом нагнал страху? Устроили вторичную, скрупулёзную проверку?

– Нет. Начальник извинился за то, что их государственное учреждение отвратительно финансирует правительство. И казна, мол, совершенна пуста. Поэтому начальник может предложить Алексею в качестве вознаграждения за проделанную работу несколько банок тушёнки. То есть расплатиться не деньгами, а товаром. Алексей вежливо поклонился и, естественно отказался. На что начальник сурово посмотрел на парня и пошутил в стиле казематовского юмора. С обворожительной улыбкой тюремного надзирателя на грубом лице, сказал: «Если не возьмёшь банки с тушёнкой, тогда оставлю здесь!»

– Кошмар! – белозубо захохотал Кайрат, – даже меня передёрнуло от подобных перспектив. Кто же захочет, остаться запертым под решёткой?!

– Воистину глаголешь! Не пожелаю никому надеть тюремную робу. Алёша, как можно скорей схватил злосчастные консервы, рассовав, как попало по карманам, и пулей сиганул к выходу. Он говорил, что рубашка прилипла от пота к спине, пока он не пересёк границы контрольно-пропускного пункта.

– Рассмешили, тётя Таня! – не мог успокоиться молодой человек, – Я даже представил Алексея, выпрыгивающего из двери, словно чёрт из табакерки. А он не встретил Вашего сына, когда трудился в котельной?

Женщина отрицательно помотала головой.

– Нет, конечно. Это же режимный объект! Арестанты сидят по камерам.

Тётя Таня увидела проходящего с термосом молодого мужчину и окликнула его.

– Фарид, чай налей!

Она отхлебнула горячий напиток и протянула рубль суетливому мужчине в широких штанах грязно-зелёного цвета.

– Спасибо!

– Ещё над…? Нали…, второй стаканчик? – сжёвывая и смазывая окончания, спросил разливальщик Фарид, кинув монету в небольшую, специально предназначенную котомочку, висящую на поясном ремешке.

– Достаточно. Ступай с Богом, – тётя Таня размешала пластмассовым прутиком напиток, словно на донышке камнем лежал нерастворённый сахар.

Фарид закрыл термос крышкой и мелкими шашками, буквально шарахнулся от прилавка. Действия мужчины показались Кайрату неестественными. Тётя Таня заметила, как пристально распространитель глянул вслед суматошной тени.

– У него не всё в порядке с головой, – подтвердила она подозрения Кайрата. – Неполноценный мужик не мог устроиться и сидел на материнской шее. Кто его возьмёт на службу? Нынче нормальные-то мужики сидят без работы! Бог знает, кто порекомендовал матери Фарида, купить и всучить ему два термоса и затем отправить на базар? Она воспользовалась советом, накупила одноразовых стаканчиков. Научила его заваривать чай, делать кофе. Впрочем, он не настолько глупый, чтобы не осознавать простые вещи. По крайней мере, деньги считает отлично.

– Он тоже записывает должниц в кредитную книжку?

– Если бы, – тётя Таня удивлённо пожала плечами, – Фарид таинственным образом запоминает лица и никогда не ошибается. Правда признаюсь, я не делала опытов. Потому что рассчитываюсь с ним немедля.

– Надо же! – изумился парень, – у меня за утро все лица торговок смазываются. Я без записной книжки не могу обойтись. А у Фарида мозг работает, как фоторобот. Вот и делай выводы, тёть Тань, кто из нас слабоумный!

Женщина добродушно расхохоталась.

– Сейчас он целыми днями бегает по рынку и предлагает чай или кофе. Кажется, Фариду нравится подобное занятие. Сам же видишь, Кайратик?

– Да. Вижу. Лишь бы деньги не отняли воры и безбожники.

Парень тепло попрощался, с открывшей подноготную семейной драмы, женщиной. Далее по списку следовала Валентина.

– Поняла! – сказала Валя, едва заприметив приветливое лицо Кайрата. – Пришло время заплатить.

– Да. С Вас три рубля за пятьдесят штук, – сверился молодой человек со списком,– и ни копейкой больше.

– Хорошие пакеты, – сообщила она, – попробовала, фасовать. Ни один не порвался.