Za darmo

Ничего личного

Tekst
9
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Ничего личного
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Каждый раз, как захожу в этот большой кабинет – начинается мандраж. И дело не только в трепете перед статусом мужчины, который является здесь хозяином, но и в настороженном предвкушении. Я никогда не знаю, захочет ли он задержать меня или же отпустит, проявив холодное отчуждение…

Удерживая в руках отчеты, я уже около получаса внимательно наблюдала за тем, как шеф хмуро изучает бумаги. Ноги от напряжения немели, но я даже не думала присесть, показывая готовность в любой момент объясниться по каждому пункту. От волнения бросало в холодный пот. Евгений Владимирович был очень строгим руководителем, придирчивым к деталям и требовательным. А потому расслабиться рядом с ним представлялось практически невозможным!

Ему было около тридцати пяти, довольно взрослый и довольно молодой для такой должности, в сравнении с предшествующим начальством. Вот уже полгода он занимал место главы компании, внушая страх и трепет своими принципами и жесткими методами ведения дел! Но, тем не менее, мало кто из женской части коллектива остался равнодушным к его мужественной привлекательности…

Неожиданно шеф взглянул на меня исподлобья. Его насыщенно-серые глаза, казалось, пробивали насквозь каждого своим стальным холодом и властным отблеском!

– Что?.. – растерянно встрепенулась я.

– Скажите мне, Алина Игоревна, вы читали эти отчеты? – в своей спокойной манере спросил он.

Этот мужчина никогда не повышал голос на своих подчиненных, но мог так подействовать на волю человека и прогнуть одним своим словом, что за эти полгода уже никто не смел заблуждаться по поводу его авторитета! Вот и сейчас это звенящее спокойствие шефа вызвало во мне только вспышку настороженности. Щеки обожгло, а по телу пронеслись иголки – неужели там все настолько плохо?!

– Я успела ознакомиться… но только с основной частью!.. – честно призналась я и тут же напряглась, едва уловив, как он поджал губы.

Такие мужественные: ни тонкие, ни пухлые, бледные…

– Дайте мне остальные! – приказал он неожиданно, протянув руку.

Я тут же поспешила приблизиться и вложила в его большую ладонь остальные отчеты. Евгений Владимирович небрежно разложил их на столе и снисходительно поманил меня к себе:

– Вот смотрите! – низким тоном указал он, открыв итоговые отчеты за прошлые годы на одной и той же странице.

Я встала по правую руку от шефа и слегка наклонилась, стараясь сосредоточиться на таблицах. Меня окружил запах его парфюма – такой приятный… аромат свежести и чего-то мужского, терпкого.

– Одна и та же тенденция из года в год! – заметил начальник наводящим тоном. – Вам не кажется это странным?

Наши глаза встретились, и в желудке сразу что-то неприятно сжалось от подозрения, проскользнувшего в голосе шефа.

– Я понимаю, о чем вы говорите… – уступчиво признала я, однако следом осторожно заметила: – Но ведь не исключено, что в конце года все выкладываются для такой тенденции!

Переместив напряженное внимание на таблицы, я практически перестала дышать, чувствуя на себе пристальный взгляд начальника.

– Я думаю, вы гораздо проницательнее, чем пытаетесь мне казаться! – вкрадчивым тоном заключил он. – И прекрасно понимаете, что итоги завышены намеренно! Никакой стимул не в силах за один месяц до начала нового года заставить людей выложиться настолько, чтобы угодить такими показателями.

Пропустив волну колючего смятения, я невольно закусила губы и плавно выпрямилась, больше не решаясь соваться со своими жалкими возражениями. Конечно же, он был прав… И старое начальство из года в год делало все, чтобы сохранить свои места! А сейчас уже не было смысла их прикрывать.

Под давлением пристального внимания шефа, я взволнованно крутила ручку в руках и в какой-то момент случайно ее выронила… Покатившись по полу, она остановилась прямо у его дорогих, идеально начищенных ботинок!

На секунду замешкавшись, я поспешила опуститься на корточки и глухо проронила:

– Простите…

Заливаясь краской смущения, я уже протянула руку, но тут невольно подняла взгляд на мужчину и тут же замерла… Замерла когда увидела, что отразилось в его металлических глазах. Потому что знала, что это! Никогда он не проявлял примитивного интереса. Не кидал намеки или похотливые предложения, но этот взгляд… будоражащий и пугающий, я всегда его улавливала где-то на уровне инстинктов!

Неловко поднявшись, я сразу отступила от этой опасной близости. Не знаю почему… хотелось бежать! Прямо сейчас, или ничто не спасет меня от того, что должно произойти!

Некоторое время Евгений Владимирович держал меня на прицеле своего тяжелого взгляда.

– Может, позвать Николая Григорьевича?.. – выпалила я дрогнувшими губами. – Его мнение будет полезно услышать в этом…

Слова оборвались, потому что шеф вдруг поднялся со своего кожаного кресла и не спеша, но уверенно направился к двери. По телу побежали стягивающие мурашки, когда он запер ее и, глядя на меня в упор, начал приближаться. На ходу Евгений снял свой пиджак и, как только оказался рядом, бросил его в кресло, притянув меня к себе за предплечье.

Я вся задрожала, оказавшись в сильных руках, от волнительного предвкушения и настороженности. Коснувшись моего лица, шеф заправил за ухо выбившуюся прядь медовых локонов, затем скользнул к затылку, и мои длинные волосы каскадом рассыпались по плечам.

Захватив мою шею сзади, шеф выпустил меня из своих объятий и толкнул к столу, на который я оперлась руками. Не смея шелохнуться, я затаила дыхание, чувствуя начальника позади себя и слегка вздрогнула, когда теплая мужская рука опустилась на мое бедро. Мучительно медленно он задрал юбку, нарочно задев чувствительное место между моих ног, и, резко втянув воздух, я судорожно стиснула столешницу пальцами.

– Евгений Владимирович, мне нужно… – выдохнула я отрывисто, пытаясь противиться этому безумию.

Он настойчиво запустил руку в мои волосы и заставил выгнуться.

– Чшш… – коснулось нежной кожи горячее дыхание.

Сорвав несколько пуговиц с петель, шеф просунул руку в вырез моей рубашки и несдержанно сжал грудь, заставляя меня протяжно простонать. Затем вплотную прижался сзади и спустился по животу прямо к горячему чувственному месту. Каменный член, сдерживаемый одними брюками, впился в мои ягодицы, и между ног все задрожало от возбуждения. Сдвинув трусики, проворные пальцы скользнули по влажным складочкам и толчком проникли внутрь меня, где все судорожно сжалось.

Не сдержав стон, я послушно опустилась на стол, когда шеф освободил мои волосы и надавил ладонью между лопаток. Внизу живота тягостно заныло от горячей волны возбуждения. Послышался треск – шеф разорвал мои трусики, как это бывало когда он сильно возбужден, и тут же ворвался в меня на всю глубину. Вскрикнув, я закрыла рот ладошкой, ощутив, как от напряжения испарина выступила на коже. Рывок за рывком, он вбивался в меня, сжимая ягодицы и придавливая к столу. Я была мокрой и податливой, и это безумное влечение завладевало мной, превращая в похотливую куклу, которая готова исполнить все в угоду хозяину!

Он нередко брал меня вот так – жестко и нетерпеливо. Невозможно было предугадать его желания, настроение и намерения. Невозможно было понять – как это будет?.. Но одно я знала наверняка… Это была больная связь. Ведь в то время, как он думал, что я отдаю всю себя ради сохранения места, мое сердце изнывало от любви к этому человеку… И каждый раз мои чувства разбивались о его холодное отчуждение. Потому что шеф никогда не давал забыться. Сохранял дистанцию между нами! И вот уже несколько месяцев я мучилась от этой запретной близости…

Сердце выпрыгивало из груди от ярких спазмов по всему телу. Я дошла до оргазма быстро… Слишком продолжительной была пауза с последнего раза!

В какой-то момент рука любовника, украшенная разветвлением вен, упала на мое запястье и с силой сжала его прямо перед тем, как он напрягся и с низким стоном сделал последний толчок. Тяжело дыша, Евгений задержался во мне лишь на некоторое время, после чего медленно отстранился. Продолжая лежать на столе, я вдруг напряглась, ощутив, что по бедрам потекла вязкая горячая субстанция.

– Не шевелись, – тут же раздался приказ.

Облизнув пересохшие губы, я услышала, как он открыл ящик. Скоро к бедрам прикоснулось что-то холодное и влажное – салфетки, которыми шеф вытер свое семя.

– Все, – коротко осведомил он, сдержанно коснувшись моей поясницы.

Осторожно поднимаясь и оправляя юбку, я проследила за шефом, который не спеша направился в личную уборную. Там также находился душ, и я терпеливо дождалась, пока Евгений выйдет, прежде чем, пряча взгляд, пошла туда сама.

Пока спешно вымывала из себя остатки страсти, все думала о том, что произошло. Как человек предусмотрительный, он никогда раньше не допускал такого! Прикрыв глаза, я тут же жестко одернула себя, не позволяя наивным мыслям закрепиться в сознании. Лучше сейчас принять реальность, чем потом разбитой на осколки зализывать раны! Для него я – никто. Миленькая помощница зама, которая не в силах обуздать свою похоть и влечение! И он слишком явно показывал свое отношение, чтобы у меня остались хоть какие-то сомнения…

В груди тягостно заныло от этих мыслей, раздирающих на клочки мое достоинство… Сколько еще я так протяну?! Сколько еще буду жить с ношей, что изо дня в день кислотой разъедает мою душу?..

Когда вышла из уборной, была совсем подавлена и хотела как можно скорее покинуть кабинет, но замешкалась, встретившись взглядом с Евгением Владимировичем. В желудке что-то свернулось от волнения, когда шеф неожиданно оттолкнулся от стола и направился ко мне. Сцепив руки в замок, я растерянно посмотрела на начальника, который возвысился надо мной.

– Ты в порядке? – склонив голову на бок, он скользнул по мне напряженным взглядом и слегка захватил пальцами мой подбородок.

Я даже оторопела от такого простого вопроса. Настолько привыкла к безучастной дистанции, что сейчас даже не знала, как реагировать!

 

– Да, – отозвалась я, робко улыбнувшись.

Шеф нахмурился и не спеша отстранился, возвращая привычную для нас обоих дистанцию.

– Сегодня я был несдержан…

– Да… ничего!.. – торопливо оборвала я его. – Я… приму таблетки – не беспокойтесь! У меня есть.

Щеки вспыхнули – было очень неудобно обсуждать эту деликатную тему, хотя, вроде, взрослые люди. Но еще хуже было выставить себя растерянной дурочкой!

Шеф же задержал на мне долгий испытующий взгляд и в какой-то момент сухо отозвался:

– Хорошо.

Развернувшись, Евгений уверенным шагом направился к столу.

– Можешь идти, – бросил он на ходу. – Левицкий пусть зайдет, к нему есть вопросы!

Кажется, я должна была уже привыкнуть… Но это оказалось невозможным! Внутри так и горело, так и царапало, что даже дыхание срывалось! Господи, почему так больно?! Каждый раз так больно…

– Хорошо, – тихо произнесла я и, отстраненно глядя перед собой, двинулась к двери.

* * *

Своего непосредственного начальника нашла быстро. Без лишних подробностей передала приказ и направилась к своему рабочему месту. Но не дошла… Встретила по пути Инну – хотела отделаться вежливой улыбкой, да только коллега неожиданно ухватила меня за плечи и затащила в ближайший туалет.

– Эй, ты чего?.. – возмутилась я, настороженно усмехнувшись, и только сейчас отметила ее сияющее от радости лицо.

– Алинка, ты не поверишь! – воскликнула она, еле сдерживая тон. – Хотела потом всем официально рассказать, но распирает – не могу!..

– Да что случилось? – недоумевающе спросила я.

Инна закусила свои растянувшиеся в широкой улыбке губы и на одном дыхании сообщила:

– Я выхожу замуж!

– Что?.. – с искренним восторгом отозвалась я.

Она зажмурилась от слез и закивала головой.

– Да! Егор сделал мне предложение!..

На секунду растерявшись, я порывисто обняла единственную коллегу, с которой так тепло общалась, всем сердцем разделяя ее счастье.

– Боже, я так рада за тебя!.. – призналась я, вытирая навернувшиеся слезы.

– Как думаешь – это моя судьба?.. – тут же беспокойно спросила подруга, так наивно доверяясь постороннему мнению.

– Конечно, – уверенно улыбнулась я, погладив ее по щеке. – Вы созданы друг для друга!

Обменявшись еще парой слов, мы неохотно разошлись – Инна побежала по делам, а я осталась в туалете. Все еще пребывая под впечатлением, повернулась к зеркалу над раковиной и поймала взглядом свое отражение. Блаженная улыбка тут же сошла с лица. Внутри так захлестнуло, как будто кто-то грубо разбудил меня, и жестокое осознание происходящего раскатилось током по нервам…

Боже, что же я делаю?!

Какого черта я творю со своей жизнью? Мне двадцать два – я самодостаточная, образованная, амбициозная, да и, в конце концов, красивая, видная девушка!.. Неужели я настолько не ценю себя, что готова терпеть это унижение? И даже чувства не могли меня оправдать!

Все так ясно предстало в голове и встало на свои места, что я, наконец, четко поняла, что должна делать! Да только где взять столько воли…

* * *

Это утро выдалось особенно тяжелым… Ночь прошла практически без сна – беспокойно ворочаясь, я все взвешивала "за" и "против", боролась с собой и коварным соблазном отложить, найти другой вариант! Но в груди неотступной тупой болью пульсировало напоминание о таблетках, которые я приняла перед сном. Тугой комок застрял в горле и не пропускал эту отраву, но я заставила себя! Наверное, это и послужило крайней точкой и принесло безвозвратную уверенность в своем решении.

На работу пришла сонная и помятая. Упала в рабочее кресло и с редким хладнокровием набросала заявление на увольнение.

Все. Иначе – никак… Иначе я буду постоянно поддаваться этому ядовитому соблазну!

К заму зашла с уверенным стуком. Положила утреннюю почту и не забыла оставить свой листок с заявлением. Занятый утренней суетой, Николай Григорьевич отпустил меня кивком и я спокойно удалилась. Однако я даже в кресло присесть не успела, как его взволнованный голос раздался по селектору! Пришлось вернуться назад и на требование шефа объясниться выдавить заученную речь о месте в новой компании, о карьерном росте и о других придуманных, но не малозначимых причинах.

Разговор был долгим. Шеф пытался уговорить и так, и эдак, и только Бог знает каких сил мне стоило не уступить ему! В итоге сдался он. Обиженно пробубнил о положенном сроке отработки и о том, что окончательная подпись за гендиректором, который, как оказалось, уехал в командировку на две недели.

Моя реакция была предсказуемой. Я и расстроилась, и утешилась. Расстроилась от того, что целых две недели не увижу его и даже где-то испугалась – вдруг могу передумать! Все-таки это неуправляемое притяжение никуда не засунешь… Но в то же время – утешилась, ведь и соблазна, как такового, тоже не будет!

В общем-то, выбора у меня все равно не осталось. В конце концов, это всего лишь две недели! И я очень надеялась, что эти дни зачтут как отработанные…

* * *

Коропоратив был в самом разгаре. Коллеги скинули рабочий дресс-код, позабыли о рутине и теперь отрывались на полную! Вечер устроили прямо в главном фойе здания нашей компании. Заказали музыку, известного тамаду, ресторанную атрибутику и персонал. Так что создавалось полное впечатление, будто я нахожусь в каком-нибудь клубе или в кафе!

Инна не уставала тянуть меня на специально оборудованный танцпол, но я раз за разом отказывалась. Не только потому, что до кондиции не доходила со своей скоростью, но и из-за дурного самочувствия, которое преследовало меня уже неделю.

Так сложилось, что раньше я не принимала противозачаточных таблеток, а потому была не готова к подобным последствиям гормонального вмешательства! Они просто лежали на форс-мажорный случай, которому и пришло время. И вот теперь постоянное недомогание и дискомфорт внизу живота. Очень было похоже на предвестники месячных, да только месячные никак не наступали…

– Слушай, ты весь вечер этот бокал мучить будешь?! – неожиданно раздался веселый голос Инны, которая упала на ближайший стул.

Улыбнувшись подруге, я покрутила тонкую стеклянную ножку, скептически глянув на игристый напиток.