Вера в ближнего

Tekst
Z serii: Читер #6
88
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Вера в ближнего
Вера в ближнего
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 44,69  35,75 
Вера в ближнего
Audio
Вера в ближнего
Audiobook
Czyta Александр Хошабаев
26,97 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Вера в ближнего
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1
Жизнь девятая. «Не бойся, они не сработают»

– Я видел все. Я видел то, о чем даже рассказывать не хочется. Потому что ни один нормальный человек мне не поверит. Да и ненормальный тоже. Я даже видел такое, во что и сам не верю. Сегодня я видел, как серые твари пытались порвать элитного нолда. Большая стая серых против огромного железного человека. И еще они там вырезали всех, кто под руку попался. И смотрел я на это с такого места – лучше не придумаешь. Даже не из первого ряда. Можно сказать, что я из персональной ложи на этот спектакль любовался. Там только попкорна не хватало и стекла бронированного. Но я не жалуюсь, я почти всем доволен. Мне нравятся редкие зрелища. У меня зависимость. Смотрел бы на них и смотрел. Как ты там говорил? «Они не сработают»? Так ведь было? И вот прямо сейчас мы любуемся на атомный взрыв. Красиво выглядит. Спасибо тебе, Читер. Рядом с тобой всегда есть на что посмотреть.

– Ты ошибаешься. Это не атомный взрыв.

– Ну да. Конечно. Не атомный. А я тогда подводный летчик из бронеконной дивизии. По-твоему, что, это петарда с дерьмом хлопнула?

– По-моему, ты раздуваешь из мухи слона.

– Это я-то раздуваю? Мне что, делать нечего?

– Ну… непохоже, что ты сейчас чем-то сильно занят.

– Читер, дружище, да нас только что за километр ударной волной зашвырнуло. Мы ведь улетели вместе с машиной. Круто улетели. Тополиный пух по сильному ветру так не летает, как мы улетели. Я и взрывы разные видел, и другого дерьма насмотрелся, но с таким сталкиваюсь впервые. Это не простой взрыв, это взрыв атомный.

– Не преувеличивай. Никуда мы не летали. Ты просто не справился с управлением на крутом повороте. Такое бывает.

– Частично согласен. Я сделал все, что мог, но чертовски трудно справляться с управлением, когда поблизости взрываются атомные снаряды.

– Клоун, ты по жизни кто? Ты ведь механик, а не сапер. В механике ты, может, и спец, но не во взрывах. Там, под крепостью, столько тонн всякого добра лежало… Да там… Как бы тебе объяснить. Черти тянули к себе все, что взрывается. Эти недоразвитые сидели на тысячах снарядов и тоннах взрывчатки. Там этого добра на мировую войну хватит. Поездами они это завозили, что ли? Там просто нереальная гора взрывчатки. Я, когда землю просвечивал, за голову хватался. Это все равно что жить на пороховом погребе. Вот оно и шарахнуло. Это не атомный взрыв, это просто очень большой обычный взрыв.

– Ага, ну да, конечно, как скажешь. Просто очень большой взрыв, такое случается. И почему я впервые слышу про то, что там было много обычной взрывчатки?

– Вообще-то мы с тобой важным делом занимались, а не болтали.

– Но про атомные снаряды ты ведь рассказать успел, да?

– Клоун, про атомные – это было важно. А про остальное – мелочи. Некогда отвлекаться на всякую ерунду.

– Ерунду? Мелочи, говоришь? Да эти самые мелочи только что снесли нас с дороги. Из-за этих самых ни разу неатомных мелочей мы с тобой висим на краю обрыва. И еще эти мелочи очень даже бодро поднимают мне шкалу радиации. Да и тебе, думаю, тоже. Я, конечно, не великий спец в ядерной физике, но как-то это странно, когда после простого взрыва по мне отрабатывают все эти гамма, бета и альфы с нейтронами. Это не просто дерьмо, это дерьмище. При обычном взрыве такого не бывает.

– Все нормально, – упорно стоял на своем Читер. – При таком взрыве корпуса снарядов не выдержали и разлетелись. Я тоже не физик, но тут и дураку понятно, что в корпусах были килограммы фонящей грязи. Эту грязь разнесло на пыль, если не на атомы. Вот этой пылью нас и накрыло.

– Ну да, взрыв, по-твоему, ни капли не атомный, но дышим мы почему-то плутонием. По-твоему, это нормально, да? Вот как же с тобой, Читер, сложно спорить… Ты готов ведро дерьма выхлебать, доказывая, что это яблочное повидло. Вот никак тебя с места не сдвинуть, как баран рогами упираешься.

– Только давай не будем про «сдвинуть», – попросил Читер. – Вдруг накаркаешь…

Тема и правда из тех, которую в данной ситуации упоминать страшновато. Бронированный грузовик, на котором парочка уходила из крепости Чертей, очень не вовремя и очень резко вошел в крутой поворот, подставив накренившийся бок под ударную волну. Несмотря на то что удалились чуть ли не на километр, досталось ему неслабо. Тяжеленную машину подтолкнуло так, что снесло с дороги, будто ящик картонный. Перевернувшись несколько раз, она замерла брюхом кверху на краю десятиметрового берегового обрыва. Под ним сейчас стремительно снижался уровень водохранилища. Плотина, получившая при взрыве значительные повреждения, больше не могла сдерживать воду, и та бурным потоком растекалась вниз по ущелью. Процесс развивался быстро и, должно быть, шумно. Однако оглушенные уши работали скверно, и потому казалось, что все происходит в полной тишине.

Но то, что рев потока не слышен, – ерунда. Полностью безобидная ерунда, не заслуживающая внимания. А вот положение, в котором застыл грузовик, сильно напрягало. Кабина, обвешанная тяжелым металлом, неустойчиво зависла, не сказать, что над пропастью, но лететь прилично. А внизу, после падения, окажешься на таком течении, против которого выгрести нереально.

А если при этом еще и покалечит, попахивает гарантированным сливом.

И в игровом смысле – отправка на воскрешение, и в самом что ни на есть прямом.

Потому что сольешься в том самом потоке. Затащит в водоворот, протолкнет через переплетение арматуры и бетонных обломков, после чего сбросит с высоты остатков немаленькой дамбы.

Несмотря на то что ни Читер, ни Клоун не заработали серьезные травмы, покидать машину они не торопились. И дело тут, конечно, не в том, что обоим нравится щекотать нервишки, пребывая на грани грандиозного падения с перспективой нехорошего исхода. Увы, но одна дверца кабины оказалась заблокирована обломками деревьев. Раньше они росли на краю обрыва, но их смела машина, когда переворачивалась. Вторая свободна и даже слегка приоткрылась сама по себе – замок не выдержал. Однако она нависала над водой, которая протекала дюжиной метров ниже. Выбраться через нее физически крепкий человек сможет, но тут мешают два момента.

Первый: Читер с Клоуном не слабаки, но оба сейчас далеко не в первоклассной форме. Жизненные превратности последних часов здорово потрепали.

Второй момент: перемещение двух человек сместит центр тяжести грузовика. А машина сейчас пребывает в состоянии неустойчивого равновесия. Где-то металл поскрипывает нехорошо, где-то зловеще хрустит подминаемый грунт. В такой ситуации страшновато совершать какие-либо телодвижения. Вот и валяются оба на потолке кабины, развлекая друг друга разговорами на тему поражающих факторов ядерного взрыва.

– Если прямо щас не выберемся, дерьма наедимся. – Клоун наконец озвучил очевидное. – Радиация – фигня. Шкала растет медленно, помереть от этого мы вряд ли успеем. Но как механик скажу тебе точно: машина долго так лежать не станет.

Читер указал вниз:

– Тут люк есть.

– Я надеюсь, ты это шутишь, а не всерьез, – заявил Клоун. – Это не люк, это дерьмо. Он в землю упирается. И эта дверь нам не светит, там с пилой и топором выбираться придется. Значит, остается вот эта. А я, блин, вообще ни разу не акробат. И еще мне очень хреново. Не факт, что выберусь. Надо было спек приберечь для такого случая. На спеке я бы отсюда ракетой улетел.

– Без спека мы бы не выбрались из крепости, – устало ответил Читер.

– Твоя правда, – согласился Клоун. – Но как-то это обидно. И скажу тебе как человек, который знает о машинах все. Если мы сейчас не свалим, то сами свалимся. Прямо сейчас свалимся. Мы ведь тут не просто так, мы ведь на детских соплях держимся. Тут не скала и даже не плотный грунт, тут дерьмо. А техника тяжелая, долго так не провисим.

– И что предлагаешь? – спросил Читер.

– Как это что? Я же сказал – сваливать надо.

– Это понятно. Непонятно – как…

– Как сможем. Ты ничего не поломал?

– Да я вообще ни к чему не прикасался, – тупо ответил Читер.

– Вообще-то я о твоих костях. Они целые? – терпеливым голосом человека, привыкшего общаться с заторможенными психами, уточнил Клоун.

– Не знаю. Вроде нет. Не уверен. После спека я вообще не уверен, что живой. И в голове каша…

– Угу. Есть такое. Побочный эффект. И это еще учти, что главный отходняк не пошел. Вот там дерьма наедимся, если не успеем забиться в тихое местечко. Э? Ты куда это намылился?

– Как это куда? – удивился Читер. – Ты ведь сам сказал, что сваливать надо. Вот я и сваливаю.

– Ты так вниз свалишься, а не отсюда свалишь. На вот, держись за ремень. Хоть и дерьмовая страховка, но это лучше, чем вообще без страховки. Как выберешься наверх, меня придержишь.

– Понял.

– А это что за дерьмо?! – вскинулся Клоун. – Ты зачем рюкзак взял?!

– Там моды, я их не брошу.

– И правда, дерьмо. И тащить нельзя, и бросать страшно. Давай ты без рюкзака сначала попробуешь. Ну а там затащишь его наверх на ремне, а потом уже меня.

– Ну давай так, – нехотя согласился Читер.

Оба спутника и в лучшие времена не отличались рекордными показателями Ловкости и завязанными на нее умениями, а уж сейчас и подавно на трюки неспособны. Потому выбирались долго и незрелищно, сопровождая процесс жалобами на тяжкую жизнь. Спасибо грузовику, несмотря на опасения Клоуна, падать он не торопился. Хотя скрежет, им издаваемый, и то и дело осыпающаяся в воду земля торопили товарищей так, как кнуту рабовладельца не снилось.

Наконец наверху оказались Читер, Клоун и драгоценный рюкзак. Парни расселись было между колес, дух переводя, но тут машина наконец решила, что с нее достаточно. Заскрипела непрерывно, задрожала, горизонт начал наклоняться, а земля внизу посыпалась шумно, сплошной лавиной.

Оба, не сговариваясь, вскочили и понеслись прочь с обезьяньим проворством. То, что днище перевернутого грузовика не очень-то приспособлено для забегов, ничуть не смущало. Читер под конец даже изобразил нечто, похожее на рекордный прыжок. В конце, правда, не удержался на ногах, неловко прокатился по земле. Но со стороны, должно быть, выглядело это не совсем позорно.

 

Вскочив, тут же метнулся назад, к дверному проему. Спасибо, что створка при ударе распахнулась, не пришлось с ней возиться.

– Ты куда?! – завопил вслед Клоун.

– Там второй рюкзак! – ответил Читер, не оборачиваясь.

И в этом миг кабина начала стремительно наклоняться. Машина уже не просто заваливалась, сползая с края, она натурально начала падать. Понимая, что уже ничего не успевает, Читер ухватил первое, что под руку подвернулось, и отчаянно рванул назад, попытавшись выскочить столь же эффектно.

Получилось плохо. Можно сказать – вообще не получилось. Запнулся в последний миг, полетел не управляемо, а будто под зад пнули. Всем телом приложился о край обрыва, успев осознать, что выскочил поздновато. Машина уже летела вниз, и теперь придется отправляться следом, удержаться здесь невозможно.

Спасибо Клоуну – успел подскочить и ухватить за шиворот. Так и вытащил, будто котенка нашкодившего, после чего немедленно отругал:

– Дерьмо! Не делай так больше! Я тебе что, жонглер? Хрен я поймаю, а не тебя, если повторить захочется.

– Рюкзак… – чуть ли не плача простонал Читер.

– Да в задницу его, к дерьму поближе, – заявил Клоун. – Это стаб, потом, как фон спадет, вернемся сюда с аквалангами и все достанем. Никуда оно не денется. А это что за хрень?

– Ты о чем? – не понял Читер.

– Дружище, я это к тому спросил, что кузов набит отборным оружием, лучшими патронами, потрохами из мертвяков и модами. Но ты чуть жизнь не слил только ради того, чтобы вытащить оттуда плечевую турель нолда. На хрена тебе это дерьмо так срочно понадобилось?

– Разве это дерьмо? Когда мы собирали добро, ты сам сказал, что ее надо прихватить.

– Так это я подумал, что в хозяйстве такое получится пристроить. А может, и не получится. Просто предположил. Я ведь никогда такие штуки не видел. Да их, наверное, никто не видел. Это ведь не простое дерьмо, это дерьмо с элитного нолда. С элитного, мать его!

– Ты в механизмах разбираешься, вот и с этим разберешься, – уверенно заявил Читер.

За спиной сверкнула вспышка, почти одновременно с ней дрогнула земля, и лишь потом барабанные перепонки вдавило грохотом сильнейшего взрыва.

Оба обернулись, уставились на громадную багровую тучу, вздымающуюся над крепостью Чертей.

Клоун покачал головой:

– «Они не сработают, они просто сгорят, это почти как воздушный шарик хлопнуть». Ты ведь так говорил? Да? А я вот говорил, что заливать атомные бомбы бензином – это полностью дерьмовая идея.

– Сваливать надо, – сказал Читер.

– Согласен. Радиация растет, а это хреново.

– Нас убьет не радиация, – заявил на это Читер. – Мы только что огорчили много нехороших личностей.

– Ты о Чертях?

– Боюсь, Черти сейчас самая последняя наша проблема…

Глава 2
Жизнь девятая. Власть меняется

Идти было тяжело. Увы, но организм игроков не очень-то отличается от организмов обычных людей. Особенно если дело касается мощного допинга, к которому можно отнести спек. Прием столь мощного стимулятора кратковременно приделывает крылья к лопаткам и реактивный двигатель пониже точки их прикрепления. Но по истечении срока действия приходится расплачиваться колоссальным упадком сил. А если ты при этом потрепан жизненными неурядицами – тебя ожидают куда более неприятные последствия.

И Клоуна и Читера потрепало так, как Тузик грелку не трепал. Новая одежда, которую они нашли в крепости, уже успела обзавестись прорехами и запачкалась в крови, просочившейся из ран. Золотое ядро регенерации оперативно справлялось с мелкими повреждениями, но вот очистить тряпье оно не способно. Так что парочка сейчас благоухала на всю округу. А это очень плохо, это все равно что изрезать себя опасной бритвой, после чего заняться дайвингом на рифе, кишащем акулами-людоедами.

Даже хуже, ибо грохот рвущихся боеприпасов и клубы дыма привлекают тварей за несколько километров. Пусть в этой местности плотность их популяции невелика, но все они сейчас торопятся к центру событий. И горе тем игрокам, которые окажутся на их пути. Спастись смогут лишь самые сильные и хорошо вооруженные.

И везучие.

Первый раз нарвались, не успев и на полкилометра от машины удалиться. Навстречу выскочила тройка бегунов. Ерундовый противник, но только не в том случае, когда встречаешь его с пустыми руками.

У Читера из оружия сохранился только револьвер, хранимый в инвентаре. Все остальное или в крепости осталось, или в грузовике. Привязка, увы, не позволяет использовать потерянные предметы немедленно, приходится ждать, пока Система разместит их в тайнике, который сформируется неподалеку от тебя. А это, увы, небыстрый процесс.

Стрелять – последнее дело. При помощи пуль можно избавиться от мелких неприятностей, но заработать крупные. Так что Клоун к случившемуся был подготовлен получше. Хотя надо признать, что его решение забрать из грузовика монтировку вместо куда более смертоносных вещей нельзя считать идеальным. Ну да ладно, ведь странность нескорых решений можно списать на шок, на стремительность событий, за которыми нелегко успеть, ну и на то, что ухватил первое под руку попавшееся.

Самого прыткого бегуна Клоун метко отоварил в голову. Второго грубо снес с ног Читер. Ухватил за кургузый ствол плечевую турель нолда и использовал ее как дубину, весом килограммов в двадцать пять, если не больше.

Сам себе удивился в очередной раз. Надо быть совсем уж контуженным, чтобы ухватить столь тяжеленную штуку, когда в кузове хватало разных мечей, топоров и прочих удобных вещиц. Все они весили на порядок меньше. Наверняка смертоубийственное оружие, но использовать его можно только таким вот варварским способом. К тому же лишь переполненная неестественной силой рука прокачанного игрока способна устраивать фехтовальные поединки с эдакой гирей.

Мертвяк, тесно познакомившись с технологической мощью элитного нолда, отлетел метра на три. Ну а там получил добивающий удар, на чем и угомонился. Последнего, чуть отставшего, легко забили с двух сторон, после чего продолжили путь. Но теперь старались не мчаться сломя голову, а скрываться при любой возможности. Схватка с противниками посерьезнее для почти безоружных игроков – это очень плохо. Там разве что на умения останется надеяться.

– У тебя карта есть? – тяжело дыша, спросил Клоун.

Как раз добрались до жиденького лесочка, в котором хватало кустов, прикрывающих от враждебных взглядов. Значит, можно слегка расслабиться.

– Есть, – ответил Читер.

– Поблизости нет деревни или хутора? Надо хотя бы топор найти. С монтировкой тут ходить – это как от волчар соломинкой для коктейля отмахиваться. Несерьезно.

– Клоун, тут стаб, тут рядом нет ничего свежего, кроме крепости. Нам надо просто быстро отсюда сваливать. Как можно дальше.

– Я так понял, тебя не радиация пугает. Читер, может, поделишься, от чего нам надо так резко сваливаешь? Не то чтобы мне очень интересно, просто мало ли… вдруг что-то полезное подскажу.

– Сваливать надо от всех. У нас тут друзей нет и не может быть. Ты разве сам не понял?

– И что я такое должен понять? – спросил Клоун.

– Ну, про Чертей ты и так все прекрасно понимаешь. А еще я тебе рассказывал о задании Водяного. И я тут подумал… Может, он и пророк, но все знать никто не может. Он видит лишь вероятности, причем не все. Именно во мне он разглядел высокую вероятность нагнуть Чертей.

– И с этим он чертовски угадал, – ухмыльнулся Клоун.

– Да, не прогадал, – согласился Читер. – Но я только сегодня понял, что этот хитрый жучара о многом помалкивал. О снарядах атомных он даже не заикнулся. А ведь это не тайна, об этом на тот момент только я не знал, потому что не местный. Почему он о них промолчал? Это ведь не мелочь. Думаю, что Водяной хотел снаряды прибрать. Представляешь, о чем он размечтался?

– Непись с атомной бомбой? Я не расист, но это как-то дерьмово звучит, – ответил Клоун.

– А теперь нет никакой бомбы, – мрачно заявил Читер. – И я уверен, что Водяному это не понравится. Он может сильно разозлиться. На нас разозлиться. А его я боюсь побольше, чем Чертей.

– И чем он так страшен? – спросил Клоун.

– Тем, что очень продуманный. Он по кубикам выстраивал эту пирамиду, пытаясь расположить каждый так, чтобы в итоге Черти исчезли, а ему достался их арсенал. Но что-то пошло не так. Очень может быть, что Водяной сейчас сильно злится и думает над тем, кого назначить виноватым. Ведь за это кто-то должен ответить. Если попадемся ему под горячую руку, нам точно хана. Да и потом, как остынет, лучше в этом регионе не задерживаться. Хотя я и так это не планировал. Так что быстро сваливаем, находим Марта и перебираемся дальше на восток.

– Ага, конечно, быстрым шагом и прямой дорогой к Няше, – кивнул Клоун и, споткнувшись о выпирающий из земли корень, выругался любимым словечком.

Или страхи Читера были преувеличены, или у организации неписей не было возможности оперативно развернуть сплошные цепи охотников и загонщиков, но за все время поспешного отступления парочка нарывалась только на зараженных. Наколотили больше десятка бегунов и сумели упокоить одного мелкого лотерейщика. В схватке с ним заработали несколько несерьезных ран, которые почти мгновенно перестали кровоточить. Ядра регенерации продолжали работать на полную мощность, молниеносно справляясь с незначительными повреждениями.

Пару раз пришлось отсиживаться, скрываясь от крупных тварей, но обошлось – не заметили. Людей не видели, но и не стремились к встречам с ними, избегая дорог.

Стычками приключения не ограничились. Читер бежал не куда ветром несло, а целенаправленно. Стаб этот был открыт лишь с двух сторон, только там начинались стандартные кластеры. С третьей тянулось черное болото, в котором без проводника с особым даром делать нечего, с четвертой тоже простиралась чернота, но сухая и не слишком протяженная.

Вот к ней и направлялся, надеясь, что это собьет со следа возможную погоню. На мертвых кластерах не все поисковые умения работают, а те, которые работают, не всегда выдают полноценную информацию.

Для парочки израненных и вымотанных беглецов пятикилометровый переход по черноте оказался серьезнейшим испытанием. Несмотря на равнинную местность, почти два часа потратить пришлось. К границе выбрались уже в кромешной тьме. Спасибо, что Читер не поскупился на карты, и потому ночь не смогла сбить его с пути.

Завидев во мраке силуэты первых домов, Клоун взмолился:

– Давай зайдем! Я уже дерьмо готов жрать! Я руку хочу себе отгрызть!

Метаболизм у игроков разогнан, как у профессиональных спортсменов. Если не сильнее. А разогнанная регенерация усугубляет ситуацию на порядки. Восстанавливая организмы, она потребляет прорву энергии. Если не подкидывать в ее топку калорийную еду, она начинает пожирать тела. Рискуешь остаться дистрофиком, потерявшим жировые ткани и мускулатуру, а то и погибнуть от истощения. Не так давно Читер с этим явлением уже сталкивался, и повторять неприятный опыт не хотелось.

Потому без возражений направился к ближайшему дому, пару раз врезав Вспышкой, пытаясь засветить опасные биологические объекты. Ничего крупнее мелких грызунов не проявилось, значит, можно мародерствовать спокойно.

Внимание! Сработало умение Кладоискатель! Зафиксировано местоположение тайника низкого уровня!

Система, по итогам сражения в крепости Чертей вывалив килотонну архивированных логов, все последующие часы себя ничем не проявляла. Так что Читер даже успел отвыкнуть от ее вездесущего присутствия. До такой степени позабыл, где находится, что при виде выскочившей из ниоткуда красной надписи вздрогнул. Но тут же расслабился и невесело улыбнулся.

Всего лишь на тайник наткнулся. Причем – несерьезный. К тому же располагается он в выбранном для взлома доме. Удобно, не надо отвлекаться, можно будет вычистить его параллельно с поисками еды.

С порога еще раз активировал Вспышку в режиме подсветки предметов, отличающихся от фона. После чего выдал информацию Клоуну:

– В подвале вижу банки с консервацией и вроде бы бочку с капустой квашеной. Холодильник не открывай, кластер несвежий. На полках крупы, сахар и какие-то жестянки. В самой большой комнате есть бар с напитками.

– Это мы удачно зашли! – обрадовался товарищ, безошибочно направившись к погребу.

Спустя несколько минут расположились в той самой большой комнате, без разбора набивая желудки маринованными овощами и скромно закидывая туда же кусочки тушенки. Увы, ее всего лишь одну банку нашли, что для пары изголодавшихся игроков – жалкие слезы.

 

Читер, утолив первый голод, направился к бару.

– И мне плесни чего-нибудь покрепче, – попросил в спину Клоун. – Только споран развести не забудь. Хотя… можно и без спорана. Устал я сегодня. Настроение какое-то алкоголическое…

Но Читер не прикоснулся к напиткам. Вместо этого пошарил по стенке, разбираясь с устройством тайника. Открыв скрытую за баром нишу, вытащил обрез двуствольного ружья и пластиковый пакетик с десятком патронов.

Клоун, узрев находку, кивнул:

– Дерьмо, конечно, но сгодится. Хотя, думаю, утром наши тайники появятся, и свое вернем. У меня автомат привязан. Он хороший, привык я к нему.

Читер хрустнул соленым огурцом. В тот же миг в окнах слева от него сверкнуло. Оба молниеносно обернулись и молча таращились несколько секунд.

Наконец зазвенели стекла под напором ударной волны, после чего Клоун неуверенно произнес:

– Это не в крепости. Это вообще в другой стороне. Что-то приличное шарахнуло.

– Угу, – кивнул Читер. – «Ночь длинных ножей».

– Ты это о чем? – не понял Клоун.

– О том, что в регионе власть меняется. Крепости у Чертей больше нет. Атомной дубинки тоже нет. И костяк организации улетел на респ в полном составе. Остался только народ на местах. Водяной и те, кто с ним дружат, заранее предполагали, что так будет. Они к этому готовились не один день. И не сомневаюсь, что подготовились качественно. Прямо сейчас они режут Чертей везде, где видят. А те ведь на местах слабоваты. Ты же их видел, там ничего серьезного.

– Цыплята, – кивнул Клоун.

– Да, – продолжил Читер. – Им ведь не надо быть сильными. У них, если что не так, сразу злого папочку из крепости вызывали. А ведь папочки больше нет, значит, звать его бесполезно. Минимум через несколько часов первые старшие Черти начнут воскресать. И окажутся они раскиданными по всему региону, по разным свежим кластерам. Не удивлюсь, если Водяной станет отслеживать все перезагрузки, чтобы вылавливать оживших Чертей снова и снова. Да и Водяной не монополист в этом деле. Их ведь не только неписи резать будут, их здесь все не любят. Дубинки атомной боялись, вот и не трогали. А дубинки больше нет. И не только дубинки. Вот и понеслось…

Клоун кивнул:

– Да, с этим не поспоришь. Я как-то не подумал. Дерьма после такого много выплеснется. Надо и правда валить отсюда в темпе, пока и нас волна не накрыла. Резать-то будут Чертей, но под руку лучше не попадаться. Смена власти – это всегда все сложно. Я попадал под такое пару раз. Ох меня и сливали… как маленького сливали… И, главное, ни за что. Я даже расклады не понимал, что да как. Просто не повезло попасть под анархию. Старая власть уже сдувалась, а новая еще не заработала. Самый неприятный момент.

– Да я тоже и десятой доли не понимаю, что тут и как, – продолжил Читер. – Тут и неписи, и Черти, и разборки между разными неписями, и даже сама Система замешана. А что у нее на уме, это вообще никто не знает. Чем дальше отсюда мы окажемся, тем спокойнее.

– Я не понял, для чего ты сюда Систему приплел? – удивился Клоун.

– Так ведь это она меня почти под ручку провела в крепость. Думаешь, без нее я бы полез тогда к Марту внаглую? Я ведь не настолько тупой, понимал, что подставляюсь. Но меня туда не под ручку вели, меня прям за шкирку тянули. Вовремя подсказки давала и даже особое задание подкинула, когда час пришел.

– Какой час? Ты о чем?

– Да я о снарядах. Все говорят, что Система уважает баланс. И еще говорят, что она не может уследить за всем. И если где-то баланс нарушается, она сама не вмешивается. Нельзя ей вмешиваться, если правила не нарушены. Она ищет тех, кто может баланс поправить. Вот и нашла… меня. Ей атомные снаряды в руках у толпы ненормальных не нужны. Думаю, они ей вообще не нужны. Но раз так сложилось, отменить атомное оружие Система не может. Зато может пытаться влиять на нас так, чтобы мы сами с этим оружием как-то разобрались. Вот сейчас она, получается, моими руками сработала…

Не успел Читер договорить, как вспыхнул пространный лог, огненно-красный как никогда.

Внимание! Выполнены следующие подразделы текущего задания (неограниченное выполнение): выжить, узнать тайное, помочь. Поздравляем!

Вы имеете право выбрать бонус.

Первый вариант бонуса: одна попытка задать правильный вопрос.

Второй вариант бонуса: вы получаете способность Радикальная отрядная привязка. Она обнуляет участникам вашего отряда привязку к региону. Пояснение: при активации способности все члены вашего отряда, находящиеся в одном регионе с вами, привяжутся к текущему региону с максимально возможным территориальным лимитом воскрешений для данного игрока. Откат способности: 500 дней. Каждый уровень Ментальной силы уменьшает откат способности на один день (текущий уровень Ментальной силы не учитывается при активации способности. Увеличение уровня Ментальной силы до истечения срока отката при расчете времени не учитывается).

Внимание! Рекомендация. Исходя из вашего стиля игры настоятельно рекомендуется принять второй вариант бонуса. На принятие решения вам дается 240 часов. По истечении 240 часов выбор бонуса будет произведен принудительно, случайным образом.

Играйте внимательно. Это вознаграждается.

– Что это с тобой? – нахмурился Клоун. – У тебя глаза стеклянными стали.

Читер, вспомнив, как похожую ситуацию наблюдал однажды с Няшей, вдаваться в подробности не стал. Только время потратит на объяснения, ведь любопытный спутник не успокоится, пока все не вытянет.

Потому ответил нейтрально:

– Да так… призадумался.

– Угу, заметно. Прям как статуя великого мыслителя. Кстати, а как ты Марта искать собираешься?

Читер пожал плечами:

– Перекантоваться надо хоть денек, в себя прийти. А лучше два или три дня, за это время он точно воскреснет. Потом, как и до этого, походить по всем трем частям региона. Не думаю, что его второй раз под контроль взять смогут. Чертям сейчас не до того, у них других дел полно. И вообще, редкая ситуация: что ты, что я первый раз такую группу захвата увидели. Так что, как только чат с ним оживет, сразу и найдем.

– А получше ничего не придумал? – уточнил Клоун.

Читер снова пожал плечами:

– Это рабочий метод. Проверено.

– Эх… Ничего ты не понимаешь. Ну да ладно, так уж и быть, я тебе объясню, как надо искать слившихся. Дай только до стаба добраться. Кстати, далеко до ближайшего?

– По прямой двенадцать километров, – ответил Читер.

– Часа за три пешком доберемся, – сказал на это Клоун. – Главное, чтобы по пути не нарваться на Чертей, неписей Водяного или еще на какое-нибудь дерьмо. Тут под шумок много кто пострелять захочет. Люди всякие бывают, у некоторых указательный палец постоянно чешется. В обычное время они сдерживаются, а как начинается анархия, так сразу все дерьмо и лезет.

– До ребят с зудом в пальцах еще дожить надо, – заявил Читер, настороженно оглядываясь в сторону прихожей.

– Нам что-то может помешать? – также насторожился Клоун, уставившись в том же направлении.

– Да, может. Не что-то, а кто-то. Ты заметил, что в деревне нет мелких мертвяков?

– Только не надо говорить, что их крупный мертвяк разогнал. Нам лишнее дерьмо не нужно.

– Да, ты угадал. Он рядом. И он знает, что мы здесь.

– Дерьмо!

– Угу, оно самое. Готовься, он собирается к нам вломиться.

– Да чтоб он холерой простудился! У меня только монтировка!

– Держи револьвер.

– Револьвер?! Да из него только застрелиться!

– У меня еще обрез есть, – стараясь говорить как можно спокойнее, заявил Читер. – Спасибо тайнику.

– А что за мертвяк? – жадно уточнил Клоун.

– Не знаю точно. Моя Вспышка с подробностями плохо дружит. Похоже на рубера. Или кто-то чуток поменьше.

– На рубера похож?! – охнул Клоун. – Ты что, собрался воевать против рубера монтировкой и вот этими пукалками?

– А у нас есть другие варианты? – рассеянно спросил Читер, копаясь в пакете с патронами.

Проклятый грузовик, в котором остался меч, способный даже элите шкуру подпортить! Проклятый тайник с никчемным содержимым! Проклятый Континент, щедро подкидывающий такие шуточки!

А что тут по патронам? Всего лишь три пулевых. Да и пули сомнительные.

Клоун прав, с таким арсеналом только в голову стреляться.