Сердце Мира

Tekst
16
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сердце Мира
Сердце Мира
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,32  19,46 
Сердце Мира
Audio
Сердце Мира
Audiobook
Czyta Дмитрий Шабров
13,38 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

Завидев приближающийся отряд храмовой стражи, в деревне суетливо забегали испуганные жители, из ворот опрометью выскочил азат, распростерся в пыли, приняв жалкую, покорную позу. Его обступили солдаты. Зардрак подъехал поближе и, не покидая седла, скомандовал:

– Подними голову.

Испуганно выполнив приказ, крестьянин поспешно затараторил:

– Великий, я Тигир Праум Скатор, старший азат деревни Риева, и рад приветствовать тебя в нашем селении!

– Что-то я не вижу твоей большой радости, – криво усмехнулся Зардрак.

– Великий, – взвыл перепуганный крестьянин, – мы живем в постоянном страхе. Повсюду одни еретики, никто теперь не боится гнева богов. Твои солдаты сжигают целые деревни, мы тоже страшимся такой участи.

– У вас в селении есть те, кто предается риумской ереси или ведет торг с проклятыми Одиноким Богом цохванами?

– Великий, в нашей Риеве все чтят Одинокого Бога. У нас есть орудия из серого металла, которые продают нечестивые цохваны, но мы их покупаем у проезжих торговцев, никто из нас не ходил к Большому озеру, в Ноттингем.

Глядя в перепуганные глаза крестьянина, Зардрак прекрасно понимал, что тот говорит далеко не всю правду. Наверняка кое-кто здесь проводил риумские ритуалы, слишком много их оберегов развешано в этих краях. Да и с цохванами они торговали, естественно, сами, не переплачивая бродячим посредникам. Такому искушению невозможно противостоять ни одному жадному крестьянину. По всей деревне сушились огромные связки весьма специфических трав. Благодаря Валету жрец теперь знал, что их можно отдать на съедение рохо, так может делать любой цохван в Ноттингеме, а взамен получить ценные вещи, в том числе и стальные орудия.

В данной ситуации можно было поступить по-разному. Первый выход – сжечь деревню дотла, перебить почти всех обитателей. Второй – наказать только азата и нескольких особо подозрительных крестьян. Третий – ограничиться строгим устным внушением, пусть не забывают, кто настоящий хозяин этих мест. Посмотрев на азата еще раз, Зардрак наконец принял решение. Не похоже, что здесь очень сильны еретики, поселение исконно шоквутское. Надо умерить свой гнев, иначе на юге Вертины не останется ни одной уцелевшей деревни, а без подданных эта местность потеряет всякую ценность.

– Хорошо, – кивнул атон. – Если здесь и впрямь так почитают Одинокого Бога, то вам не причинят никакого вреда. Я, Зардрак акх Даутор, Великий Настоятель Заоблачного храма, прибыл со своими ближайшими помощниками для объезда окрестных поселений. Сейчас ты разместишь храмовых стражников и соберешь своих людей. Мы дружно проведем торжественную хвалу Одинокому Богу, потом я буду вершить справедливый суд по всем накопившимся тяжбам. Да, и приготовь зрелых эйко, тех, кому пора становиться ирранами, мы окажем им эту милость.

– Да, великий, – подобострастно проговорил успокоившийся Тигир, – мы все сделаем очень быстро и хорошо, ты будешь нами доволен.

Отпустив азата, Зардрак развернулся к своим спутникам– Туксу, Валету и младшему атону Огиру акх Жевару:

– Деревню жечь не будем. Проведем торжественную хвалу, немного попируем, окажем честь местным эйко.

Валет не сдержал довольной ухмылки, такая жизнь ему все более нравилась. Зардрак едва сдержал свое раздражение, этот человек внушал ему немалое отвращение, но нельзя было не признать его немалую пользу. В Интере он спас своего хозяина, не дав выскочить из дома, когда на улице поднялся страшный шум. Младший атон, которого этот цохван не успел вовремя остановить, был тяжело ранен удивительным оружием. Приходится скрывать свои чувства и всячески награждать неприятного слугу, но с этим легко смириться.

Зардрак подозвал старшего офицера стражников, велел взять большую часть отряда и немедленно отправиться к соседней деревне, про нее было известно совершенно точно – там царит оголтелая риумская ересь. Семь десятков солдат даже без нуров легко справятся с нечестивыми мятежниками, темноту окрасит зарево пожара. Это зрелище еще более укрепит верноподданнические чувства обитателей ближайших селений, они трижды задумаются, прежде чем примкнуть к мятежникам и еретикам.

Тем временем жители торопливо собирались на пыльной деревенской площади. Наступал вечер, большая часть крестьян уже вернулась с полей, почти все были на месте. Тигир с парой младших азатов подогнал к атону группу молодых девушек.

– Великий, вот наши прекрасные эйко, ждущие своего часа!

Осмотрев перепуганных девчонок, Зардрак лениво указал пальцем на двух выбранных кандидаток в ирраны:

– Этих я возьму себе, вымойте их получше, чем остальных. Другими девками займутся мои приближенные.

– Но, великий! – удивился Тигир. – Твои избранницы совсем худые, здесь есть гораздо более толстые эйко!

– Ничего, меня вполне устраивают эти, – улыбнувшись, сказал Зардрак и еле слышно добавил: – Они хоть немного похожи на Сату Неомо Кайю.

Запретный Мир еще никогда не видел подобного зрелища– по лесной дороге двигался грозный отряд всадников на единорогах. Даже без учета волшебных животных в этом странном войске было много необычного. Каждого воина защищали великолепные доспехи из крепкой стали или титана, у многих поддета тонкая кольчуга. Все детали брони тщательно зачернены, не дают предательского блеска. Каждый воин держал в специальном седельном гнезде короткую пику или массивный арн, они не будут сильно мешать при движении в лесных зарослях. Сбоку наготове крепились луки или арбалеты, свисали мечи и секиры, оружия у всех хватало. В середине колонны двигались две красивые девушки, защищенные крепкими кольчугами двойного плетения. Возле них держалось с десяток бойцов, не отставая от подопечных ни на один шаг. Замыкал отряд табун из двух десятков неоседланных единорогов, защищенных кольчужными попонами и навьюченных провизией, палатками, запасным оружием и стрелами.

Отряд ноттингемцев покинул свой город еще неделю назад. С той поры они значительно удалились от дома, но серьезных стычек пока еще не было. Робин вел маленькое войско причудливыми зигзагами, стараясь захватить в движении как можно большие территории, но у похода была и определенная конечная точка – храм Рогеса. По пути ноттингемцы не пропускали ни одной деревни – в некоторых их встречали очень хорошо, в других приходилось показывать силу, вешать азатов и иминов на воротах. Убили несколько схваченных послушников и младших атонов, а также трех нуров, но боями это назвать было нельзя, никто из воинов не получил ни царапины.

Передовой дозор насторожился, бойцы приготовили оружие: на тропе показался суфим с парой наездников. Солдаты помчались вперед, окружили незнакомцев, заставили спешиться. Робин подскакал к месту действия, посмотрел на перепуганную парочку. Молодой парень и совсем юная девушка с тонкой фигуркой и огромными, страшно перепуганными глазами.

– Кто вы такие? – спросил вождь.

– Дорк Ратон Скатор, – мрачно ответил парень, – а она Эйна Праум Ирда, дочь старшего азата. Мы идем из деревни Риевы.

– А что делаете здесь? Ночь уже на носу, до следующей деревни вы засветло не успеете.

– Мы… мы простые торговцы, – неуверенно ответил Дорк.

– Интересные дела, – усмехнулся Робин, – у вас отсутствуют товары, нет никаких вещей, седла – и того нет. Странные нынче пошли торговцы. Мне сдается, что ты врешь!

Глаза парня изумленно расширились, он наконец очнулся настолько, что смог спокойно рассмотреть странных солдат и их волшебных животных.

– Да кто вы такие? – охнул Дорк.

– Я Робин Игнатов, а это солдаты из города Ноттингема.

– Правда? – изумился парень.

– Посмотри сам, неужели мы похожи на храмовую стражу?

Девушка потрясенно вскрикнула, а Дорк засмеялся и радостно сообщил:

– Как замечательно, мы же шли как раз к вам, в Ноттингем.

– Зачем?

– Все говорят, что у вас нет власти атонов, никто не обижает крестьян, даже наоборот, вы помогаете им освоиться на новой земле, даете инструменты и скот. Вот мы и решили отправиться к вам.

– Странно это, – Робин покачал головой, – зачем же так спешить? Неужели нельзя было спокойно собраться в дорогу? Вы не взяли с собой ничего, кроме полудохлого быка.

– Нам было некогда, – вздохнул Дорк. – В Риеву сегодня нагрянул сам Зардрак акх Даутор. Он не стал никого убивать, но собрался провести посвящение наших эйко. А я с Эйной… мы… мы давно хотим быть вместе. Но она дочь старшего азата, а я сын простой дэйко, никто этого не позволит. Мы договорились бежать, но завтра, однако тут появился этот атон. Для меня ненавистна сама мысль, что он будет сжимать в своих объятиях мою Эйну!

– Я сама подговорила его бежать немедленно, – всхлипнула девушка. – Это моя вина.

Робин улыбнулся, перед ним было очередное подтверждение правильности его миролюбивой политики. В Ноттингем бежали самые смелые, инициативные люди, еще не забитые до состояния тупой скотины. Эта парочка не посчиталась с многовековыми обычаями, не испугал их и гнев страшного жреца, ради своего счастья они готовы были идти на что угодно. Такие люди пригодятся, с ними надо непременно дружить, потому что враги из них получаются самые страшные.

– Где ваша деревня? – спросил Робин.

– Осталась позади, мы идем уже почти час.

– Она большая?

– Да, тридцать дворов.

– Много там солдат у Зардрака?

– Около сотни, наверное. Но большая часть сразу ушла к Фарге.

– Зачем?

– Не знаю, наверное, сожгут. Там живут одни мрины, они начали возвращать свою старую веру, выгнали недавно сборщиков дани.

Робин обернулся к солдатам-проводникам, хорошо знакомым с местностью:

– Вы знаете, где это?

– Да! К Фарге ведет единственная тропа, но можно хорошо сократить путь через лес, пока довольно светло.

– Отлично! – Робин повернулся к влюбленной парочке, протянул пару стальных метательных ножей, достав их из седельной сумки:

– Вот, Дорк, возьми себе. В ближайшей деревне сразу обменяй на нормального суфима и еду, до Ноттингема ехать еще далеко. Старайтесь выбраться ближе к Стайре, вдоль нее идет самая удобная и безопасная дорога. Когда приедете, спросишь Мавра, вас к нему сразу отведут. Расскажешь о нашей встрече, передай, что все в порядке и поход идет по плану. Понял?

 

– Да!

– Ну все, Дорк, езжай дальше. И береги свою Эйну! – Робин погрозил пальцем. – Вернусь в Ноттингем, обязательно проверю, не дай бог, девчонка будет чем-нибудь обижена!

– Что вы! – воскликнул Дорк. – Дороже ее нет для меня человека! Спасибо вам огромное!

– Не за что, прощай!

Отряд ноттингемцев спешил изо всех сил, но у врага была очень большая фора времени. Когда передовой дозор показался из леса, начали загораться первые дома, в деревне вовсю хозяйничали храмовые стражники. С ходу оценив обстановку, Робин воскликнул:

– Развернуться вдоль леса, приготовить луки и арбалеты. Шевелитесь!

Стражники быстро заметили появление новых персонажей, но в сумерках тяжело было рассмотреть подробности. Впрочем, опытные воины немедленно бросили грабить деревню и начали подтягиваться к окраине, собираясь атаковать противника плотной массой. Офицер медлил, неизвестно, что это за люди, возможно, отряд таких же храмовых стражников, хотя ему здесь неоткуда взяться. Кроме того, его настораживали необычно большой размер всадников и странная поступь животных. Тьма скрывала пришельцев, но понятно было, что это необычные солдаты. Командир уже было решил вступить с ними в переговоры, но тут полетели первые стрелы, противник явственно обозначил свои враждебные намерения.

Робин выпустил три стрелы. Обученный Ромфаниум не шевелился, замер статуей, боясь сбить седоку прицел. Вокруг щелкали луки и арбалеты. В несколько мгновений враг получил сотню жалящих гостинцев. Стражники выставили копья и арны, помчались вперед, вытягиваясь в тупой клин. И тут сказалась неповоротливость суфимов. Ноттингемцы успели выпустить несколько сотен стрел, прежде чем Робин залихватски свистнул и помчался вдоль опушки. Грациозные единороги легко развернулись и понеслись в разные стороны, уходя из-под удара. Отряд разделился на две части, удалившиеся друг от друга в разные стороны. Враги с гневными криками осаживали разогнавшихся быков, стражники понимали, что их удар пришелся в пустое место. Стремительные ноттингемцы, обойдя слуг атонов с двух сторон, не прекращали обстрел. Стражники, потеряв скорость, могли им помешать только гневными воплями.

Стрелять из седла – великое искусство. Ноттингемцы пока не были столь искушенными, чтобы метать стрелы на скаку. Они останавливались, стреляли, отъезжали подальше, вновь стреляли. Стражники сыпались один за другим, рев раненых быков слился в сплошной гул. Робин не успел ополовинить свой колчан, когда враги побежали – их осталось не более десятка. Вслед убегающим стражникам продолжали нестись смертоносные стрелы, в лесу скрылись считаные единицы. Ноттингемцы добили спешенных врагов и повернули к горящей деревне, чтобы помочь жителям справиться с пожарами. Надо было спешить, Робин надеялся еще до утра успеть нагрянуть в Риеву и проведать своих давних приятелей. Такого сюрприза атоны не ожидают.

– Прости нас, великий! – Старший азат Риевы Тигир Праум Скатор униженно корчился у ног Зардрака.

– И почему же я тебя должен прощать?! – рявкнул ничего не понимающий жрец.

– Не доглядел, – всхлипнул крестьянин.

– Чего не доглядел?

– Великий, эйко, которую ты выбрал для себя, сбежала в лес.

– Как?! – изумился Зардрак. – Зачем же ей бежать от такой чести?

– Великий, это моя глупая дочь, Эйна Праум Ирда. Она водила дружбу с Дорком Ратоном Скатором, сыном презренной дэйко. Я наказал Эйну и его, запретил им даже приближаться друг к другу, но тщетно. Дочь предала меня, сбежала с этим оборванцем, опозорила всю нашу деревню! Мне нет прощения!

Зардрак угрюмо молчал. То, что здесь сейчас произошло, было огромным святотатством. Ни одна эйко не должна противиться воле владык гор. Ночь она могла провести с любым, кого выберет атон, и только жрец имел право снять с нее белую заколку, распустив волосы при людях. Этот древний, нерушимый обычай наглядно показывал народу, кто их господа. Любые нарушения права первой ночи карались немедленно и беспощадно. Зардраку иногда приходилось убивать людей только за то, что эйко успела с кем-то согрешить до него. Проступок на первый взгляд совсем нестрашный, что возьмешь с глупой девчонки, но в этом вопросе нельзя было оставлять безнаказанной ни одну мелочь. Все должны помнить своих владык и не покушаться даже на каплю их незыблемой власти, ведь любой мятеж возникает из крохотных капель неповиновения. Нет большего преступления, чем посягательство на привилегии правителей. Проклятье, а ведь он твердо решил не свирепствовать в этой деревне! Теперь придется наказать глупых беглецов, а если их не догонят, то родственников. Придется немного повременить с посвящением остальных эйко, пусть сластолюбец Валет погрызет пока себе локти. Зардрак уже приготовился произнести суровую речь, как вдруг послышался шум, на площадь вылетел стражник на взмыленном, вконец загнанном суфиме. Едва остановившись, несчастное животное, хрипя, завалилось на бок и умерло. Солдат успел выскочить из седла и подбежал к атону.

– Великий, – испуганно вскрикнул он, – на нас напали цохваны!

– Как? – изумился Зардрак. – Откуда они здесь взялись?

– Не знаю, великий, но их очень много! Мы захватили деревню еретиков без особого сопротивления, но затем налетели страшные всадники на огромных зелми, они легко нас разбили, боюсь, что я единственный, кто смог уйти от погони.

Зардрак не раздумывал ни мгновения. Он сразу понял, что надо уходить и как можно быстрее. Если воины Ноттингема действительно передвигаются на ужасающих единорогах, то нельзя терять времени. В темноте надо удалиться подальше, затеряться в лесу. Промедление может стоить жизни.

– Уходим отсюда! – скомандовал жрец. – Заберите в деревне всех суфимов, мы будем гнать их как можно быстрее, не жалея животных.

Приказ был исполнен за несколько минут. В отряде Зардрака осталось всего семь воинов из горных кланов и пять храмовых стражников. Всего в отряде Верховного атона было теперь шестнадцать человек. С такими силами остается только бежать без оглядки до самого Кораллиума, где есть серьезные силы, которые могут противостоять наглому вторжению. Обернувшись к мрачным нурам, атон отдал короткий ментальный приказ. Медлительных монстров придется оставить, они только задержат продвижение. Пусть хоть накажут напоследок грязную деревню, где народ обнаглел до того, что покушается на священные права жрецов.

Всадники поспешно скрылись в лесу. Нуры, оставшись без своего хозяина, поспешили выполнить его последний приказ. Они громили деревню более часа, пока с противоположной стороны поляны не показались наездники на сказочных животных. Им хватило нескольких минут, чтобы расстрелять неповоротливых монстров. Уцелевшие крестьяне, воя и причитая, бродили по развалинам своих жилищ, они проклинали Зардрака и всех атонов. К утру делегация жителей попросила Робина принять деревню Риеву под свою защиту, обещая взамен полное повиновение.

Глава 7

Храм Рогеса был основан почти сто лет назад на месте древнего святилища риумов. Работники атонов выворотили из земли огромные каменные столбы, разбили их на прямоугольные блоки для фундамента главного святилища. Места здесь были неспокойные, весь храмовый комплекс с набором служебных зданий и казарм окружала высокая бревенчатая стена, на ней постоянно дежурили нанятые охотники. По окрестностям целыми днями бродили сильные патрули, мимо них не пройдет большой отряд врага. С мелким войском легко справится немалый гарнизон храмовой стражи, усиленный несколькими священными нурами.

За свою более чем вековую историю храм уже шесть раз подвергался нападению мятежных мринов и фанатичных риумов, однажды его надолго осадила орда диких хафидов, рискнувших удалиться от реки в поисках богатой добычи. Но никто не смог разорить это крепкое гнездо почитателей Одинокого Бога. Стены содержались в образцовом порядке, солдат хорошо кормили и не экономили на крепкой амуниции. Они легко отбивали все атаки врагов, заставляя их искать добычу полегче, а пару раз сами одержали победу, устроив удачные вылазки.

Старший настоятель стоял на высокой стене, глядя, как из леса показывается вереница новых врагов. В этот раз все было по-другому. Он ясно видел, что это вовсе не дикари и не мятежные крестьяне. Всадники шли организованной колонной, их амуниция и оружие были великолепны, а огромные единороги вызывали страх. Враг был очень опасен, атона не обманывало их малое число. После страшного поражения под Ноттингемом храм Рогеса лишился многих своих людей, но гарнизон оставался еще сильным. Под командованием настоятеля оставалось более сотни стражников, десяток охотников и восемь нуров. При храме было два десятка младших атонов и послушников, около сорока преданных слуг. Настоятель понимал, что на удачную вылазку рассчитывать не приходится, но надеялся, что им удастся усидеть в храме, не пустив врага за стены.

Он сейчас сильно жалел, что не уделял раньше должного внимания обороноспособности храма. Чего ему стоило в свое время отправить несколько послушников на обучение к инженерам Заоблачного храма? Теперь они могли бы иметь на стенах собственные дальнобойные баллисты. Да и ров совсем обмелел, местами в нем осталось воды по пояс, давно следовало бы его углубить, а то скоро негде будет жить лягушкам. И к чему было беречь храмовую казну? На нее можно было нанять на весенние месяцы десятка три охотников с хорошими луками и добрым запасом стрел. Как бездарно потрачено бесценное время!

Все мы сильны задним умом.

Робин остановился на дистанции полета стрелы, внимательно посмотрел в сторону храма. На стене суетились защитники, блестели бронзовые кирасы, дымили костры под котлами с кипятком и смолой. Один охотник не удержался, поднял лук. Вождь презрительно проследил за полетом стрелы, которая вонзилась в землю, не долетев двух десятков шагов до цели.

– Ну и? – усмехнулся Хонда. – Что будем с ними делать?

– Сейчас мы ворвемся за стены, и горе тем, кто не успеет сбежать!

– Хороший план! Долго придумывал?

– Минуты хватило.

– Однако! А не мог бы ты объяснить свой гениальный замысел поподробнее?

– Иди за мной, сам все сейчас поймешь.

Робин развернул единорога и поспешил к Сате. Девушка сидела на своем зелми, пристально глядя в сторону храма.

– Ну как? – спросил он девушку.

– Я не вижу здесь ничего сложного, – уверенно ответила исса. – Там есть один сильный атон и несколько мелких носителей Силы, но они не представляют для нас никакой опасности. Стены защищены, их специально обливали водой, набранной из колодца в Сердце Мира.

– Ты можешь вышибить эти ворота?

– Да, Робин, это не сложно, они сделаны из простого дерева, я с ним легко могу сделать все, что угодно.

– Милая, их надо разрушить как можно быстрее.

– Хорошо, мне потребуется несколько минут. Я могу повредить и стены, хочешь?

– Нет, Сата, побереги силы, кто знает, что будет дальше. Они тебе не помешают в любом случае.

– Хорошо. Я открою ворота, потом задержусь в десмериуме, пока ты не одержишь полную победу. Я прослежу, чтобы никто не помешал тебе действиями из Верхнего Среза. Надо торопиться, сильный атон не ждет немедленного нападения, я могу покинуть ролиум незаметно и напасть неожиданно, мне не смогут помешать.

– Хорошо, давай. Ты с Анитой останешься здесь, вас будут охранять десять всадников под командой Ахмеда.

Под прикрытием тел единорогов на земле расстелили несколько одеял. Робин поцеловал свою иссу, сурово погрозил ей пальцем, напоминая об осторожности. Сата послушно кивнула, легла на спину, рядом присела Анита и начала отбивать Ритм Возвращения.

Робин выждал минуты две, давая Сате время, затем вскочил на единорога:

– Все за мной, приготовиться к стрельбе.

Колонна всадников помчалась к воротам.

Настоятель нахмурился. Необычный враг вел себя странно. Весь отряд сбился в кучу, всадники бестолково топтались на месте, не пытаясь приблизиться к стенам, но и не отходя к лесу. Их действия были совершенно непонятны, может, они передумали осаждать святой храм? Это не жалкая крестьянская деревенька, высокие стены, набранные из толстых бревен, способны смутить любого противника. Но тут цохваны двинулись вперед.

Настоятель увидел приготовленные луки, храмовые стражники не нуждались в дополнительных приказах, они поспешно подняли свои щиты и присели за гребнем стены, обстрел не принесет им ущерба. Но тут случилось страшное! На поле, прямо перед лавиной несущихся всадников, сверкнула голубая ослепительная вспышка, из нее вынеслось что-то стремительное, неуловимое и ударило в ворота. Сила удара была столь велика, что створки напрочь вырвало с петель и унесло в глубь крепости. Потрясенный настоятель оторопело проследил, как они перелетели через крышу казармы, и только тут понял – против храма действует могущественная исса. Мощь ее была просто невероятной, она смогла незаметно для атона перейти в десмериум и вынесла ворота одним-единственным ударом, несмотря на все защитные обереги.

 

– Сата Неомо Кайя! – испуганно вскрикнул настоятель.

Он даже не подумал о том, что необходимо покинуть ролиум, чтобы вступить в схватку. С этой иссой не смог справиться сам Зардрак, а настоятель по сравнению с ним просто беспомощный мышонок. Оставалась одна надежда – пойти на вылазку, туда, где замерла небольшая группа врагов, охраняющих застывшее тело волшебницы. Но настоятель понимал, убить иссу не удастся! Более того, храм Рогеса лишился ворот, если не случится чудо, он падет, причем очень скоро.

Чуда не случилось.

Всадники без всяких помех ворвались во внутренний двор храма. Защитники на стенах представляли собой отличные мишени, с этой стороны их ничего не защищало. Начался беспощадный расстрел. В первую очередь пали все охотники, у них не было доспехов, а ноттингемцы спешили выбить опасных лучников. Высота собственных стен сыграла со стражниками плохую шутку. Прыгать вниз было опасно, без переломов тут не обойтись, а лестниц было всего две. Напротив каждой замерли несколько всадников, хладнокровно расстреливая спускающихся солдат.

Некоторые защитники завертели своими пращами, но нанести существенный ущерб бронированным всадникам не смогли. Это было избиение младенцев. Только в одном месте часть стражников смогла как-то организоваться – прикрываясь щитами, они спустились вниз, бросились на врагов. Но ловкие наездники не приняли честного боя, рассыпались в стороны, окружая смельчаков со всех сторон. Луки и арбалеты били без перерыва. Рассеяв все очаги организованного сопротивления, ноттингемцы взялись за пики, выбивая уцелевших одиночек. Резня заняла не более десяти минут. Храм Рогеса бесславно пал, его не защитили высокие стены и сильные стражники, так выручавшие при нашествиях мятежников и еретиков. Настоятель, не ожидавший от врагов такого быстрого победоносного штурма, оставил всех нуров в крепком загоне, где их перестреляли без всякого риска.

Робин немедля поспешил к иссе. Сата уже очнулась и встретила его, сидя в седле.

– Робин, ты не пострадал?

– Да нет, все прошло отлично, у нас никто не получил серьезных ран. Как ты?

– Нормально.

– Не устала?

– Нет, я ведь ударила всего один раз.

– Никто не пробовал помешать?

– Нет, все прошло хорошо. Можно мне посмотреть храм?

– Не стоит, там могут скрываться уцелевшие враги, да и нечем там любоваться, одни трупы и кровь повсюду.

– Я не чувствую больше присутствия атонов. Их всех убили?

– Да, в первую очередь.

– Я так и подумала, ведь они ничего не успели предпринять.

– У них не было доспехов, а их фигуры в черном хорошо выделялись среди солдат.

– Робин, ты захватил крепость с великой легкостью. – Сата усмехнулась. – Я так горда своим мужчиной!

– Без тебя пришлось бы повозиться, – улыбнулся вождь. – Я так и не понял, куда делись ворота, их унесло очень далеко.

– Робин, мне никогда еще не приходилось сталкиваться с защитой атонов, и я на всякий случай ударила со всей силы. Сама удивилась, когда ворота унесло на такое расстояние.

– Ты точно не устала?

– Нет. Я ведь послушалась тебя и больше не пыталась атаковать. Робин, а что мы будем делать дальше?

– Сейчас ребята соберут все ценное, а потом сожжем. Раньше я хотел после захвата крепости вернуться в Ноттингем, но теперь передумал. Слишком легко все получилось. До Кораллиума осталось примерно два дневных перехода, хочу туда наведаться, в гости.

– Робин, – изумилась Сата, – но там множество солдат и нуров, атоны непременно сгонят жителей в ополчение. У тебя же меньше ста воинов!

– Милая, я не говорю, что собираюсь захватить город, не такой уж я глупец. Мы просто им покажемся, устроим небольшой переполох, пусть знают, кто здесь хозяин. Так ты точно не устала?

– Ну… – глаза девушки лукаво блеснули. – Есть одно верное средство восстановить силы любой женщины, оно подходит и для иссы.

– Какое же? – смеющийся Робин прикинулся полным поленом.

– Говорят, тут неподалеку есть большая деревня мринов. Там можно хорошо вымыться, мне надоела постоянная дорожная грязь.

– Всего-то! – разочарованно произнес Робин. – Чтобы вернуть силы, тебе надо вымыться? Я-то уж было подумал…

– Ты правильно подумал! – Девушка не сдержала улыбки. – Вернуть силы ты мне поможешь позже, после того как я хорошенко искупаюсь.

Изобразив самую плотоядную ухмылку, Робин хрипло заявил:

– Я легко помогу тебе прямо сейчас, запах женского пота меня никогда еще не останавливал. В крайнем случае, буду закрывать нос, но от дела отлынивать не стану.

– Бесстыжий, – фыркнула Сата.

Подъехавший Хонда услышал последние слова, слух у него был великолепный, он тут же вник в тему и отвесил комментарий:

– Повсюду бой и смерть, а у этих по-прежнему только одно на уме. Там до хрена добра захватили, доспехи, посуду, всякое барахло. Несколько тонн будет, с собой столько не утащить, суфимов здесь мало, да и с ними мы не сможем так быстро двигаться.

– Утопим в ближайшем озере или раздадим крестьянам, оставлять ничего не будем. Храм надо сжечь.

– Это мы быстро организуем!

– Вот и давай, нечего здесь уши греть.

– Будем возвращаться?

– Нет. Отправимся в Кораллиум.

– А что мы там делать будем? – ничуть не удивился Хонда.

– Убивать всех, кто не успеет сбежать.

– И когда ты только успеваешь составлять свои гениальные планы?

Мрины встретили пришельцев насторожено, но когда они осознали, что быки с богатейшей поклажей переходят в их полную собственность, начался буйный праздник. На деревенской площади разожгли несколько огромных костров, рядом разделывали коз и суфимов, к такой закуске выставляли запасы спиртного. Робин оставил на страже два десятка бойцов, остальным запретил напиваться до смерти и обижать местных дам. Правда, вскоре окончательно понял, что скорее те обидят его солдат – ошалев от обилия столь великолепных кавалеров, и девицы, и матроны напрочь позабыли про такое понятие, как женская скромность.

Робин с наслаждением воспользовался услугами местной бани, оказал честь старшему азату деревни, перекусив за его столом. К тому времени подоспела посвежевшая Сата, за ней шел неразлучный телохранитель – мрачный Ахмед. Одну ее он оставлял только в бане и туалете, да и то предварительно тщательно осматривал эти заведения. Прижавшись к Робину, девушка бросила на него короткий взгляд, но сказал он многое. Извинившись перед азатами, вождь подхватил со стола маленький узелок яств, кивнул Ахмеду… Понятливый телохранитель моментально испарился, присоединяясь к празднику. Взяв девушку за руку, Робин вышел из ворот деревни, на ходу бросил часовым:

– Если что, мы будем неподалеку.

– Там может быть опасно, – удивился старший дозорный.

– Нет. В окрестностях пасутся единороги, они никого не подпустят к деревне.

Выйдя на травянистый бережок маленькой речки, Робин расстелил припасенное одеяло, усадил Сату, взялся за узелок:

– Сейчас перекусим, а то ты вечно вымоешься до дыр, а о еде никогда не подумаешь. Иногда мне кажется, что не заставляй, так ты вообще есть перестанешь.

– Помнишь, как ты меня кормил из ложечки?

– Еще бы! Я эту икру на всю жизнь запомнил, а о Петровиче вообще молчу!

– Мы спокойно можем поужинать и позже, – тихо шепнула Сата, в притворном смущении потупив глаза.

– Ну все, – вздохнул Робин, – ты сама напросилась! Сейчас я выковыряю тебя из этой консервной банки!

– Робин, я не понимаю, что ты говоришь?

– Все ты понимаешь! Я хочу стащить с тебя эту окаянную кольчугу.

– Подожди, не спеши, я тебе помогу.

В темноте долго лязгал крепкий металл, любовники поспешно избавлялись от своих бронированных оболочек, ласковые слова девушки перемежались с отчаянными проклятиями Робина – стальная сбруя не спешила покидать тела хозяев, доспехи требовали неспешного обращения. С одеждой дело обстояло проще, ночь выдалась на удивление теплой, так что без нее вполне можно было обойтись. По окончании трудоемкого процесса разоблачения его участники были столь возбуждены, что дополнительного разогрева не потребовалось, девушка только охнула, когда мужское тело нетерпеливо придавило ее к земле. Всякие связные разговоры на некоторое время затихли, возлюбленные наслаждались друг другом. Робин едва успевал запечатывать уста волшебницы поцелуями, серьезно опасаясь, что на ее крики сбегутся любопытные единороги, в ночной тишине слышно было очень далеко. Но не всегда удавалось сохранить тишину, возбужденная Сата была уже не прежней зеленой девчонкой, краснеющей по малейшему поводу. Робин иногда забывал с ней про все на свете, в том числе и о том, что надо быть поосторожнее. Оставалось надеяться на то, что единороги временно оглохнут или проявят щепетильность.