3 książki za 35 oszczędź od 50%

S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор

Tekst
Z serii: S-T-I-K-S
44
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,84  32,67 
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
Audio
S-T-I-K-S. Зовите меня форс-мажор
Audiobook
Czyta Дмитрий Полонецкий
21,18 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

С городом Трэш и правда не ошибся. Провонявший мертвечиной, от подвалов до последних этажей заваленный костями людей и начинающих зараженных.

Там и сям чернели остовы сгоревших домов, которые никто никогда не пытался потушить. Местами наблюдались следы борьбы: пулевые отметины на стенах и стеклах, разбросанные гильзы, расстрелянные машины.

Один раз встретился сожженный неведомым оружием танк. Ни одной пробоины в броне заметить не удалось, будто исполинской паяльной лампой обжарили. Пару раз на глаза попадалась разгромленная техника туземцев: обшитый железом грузовик и так же кустарно укрепленный уазик-«буханка».

Заглядывая в магазины и торговые центры, Трэш начал сожалеть о том, что потащил с собой столько мяса.

Ноша невеликая, но бессмысленная. Здесь повсюду хватало тушенки и рыбных консервов, также полакомился головкой сыра. Не особо к нему охоч, но и не прочь закинуть в пасть время от времени. Тем более что сырая говядина изрядно приелась, хотелось забить ее грубый вкус чем-то цивилизованным.

Посуда попадалась, но – все не то. Ковшики, кастрюльки мелкие, чайники. А ведь Трэшу даже ведерная емкость – ни о чем.

Зато наткнулся на строительный гипермаркет. Брать ничего не стал, но вдумчиво побродил, приметив полезные в хозяйстве предметы. Та же подложка под ламинированный пол здесь лежит огромными рулонами, всех сортов. А ее, если руки имеются, можно превратить в защиту от тепловизоров. И тогда не придется опасаться, что тебя засечет дрон, что прилет оранжевой «Эммы» станет для тебя неприятной неожиданностью.

Уже одной этой находкой окупил дорогу. Не зря сходил.

Дальше встретился полицейский участок. Судя по его виду, здесь случился нешуточный бой. Причем стреляли не только находящиеся снаружи, от укрывавшихся за стенами тоже прилетало. Должно быть, мародеры из аборигенов старались обобрать богатое место в первые часы, когда опасные зараженные еще не заполонили город. И когда попавшие в мир смерти люди еще не обратились. А город пытался жить прежней жизнью, правоохранители делали то, за что им выдают зарплату. То есть охраняли правопорядок.

Вот и устроили бой. И, судя по некоторым уликам, проиграли с разгромным счетом.

В этом нет ничего удивительного. Аборигены толк в мародерстве знают, потому как поголовно нехорошим делом промышляют.

Ну да куда им деваться – жизнь заставляет.

Трэш, не удержавшись, побродил по участку, но убедился, что здесь разве что гильзами можно разжиться. Не сказать, что его сильно интересует огнестрельное оружие, но кое-какие планы на этот счет имеются. Надо присматриваться, запасаться.

Глядишь – пригодится.

Дальше потянулись кварталы жилых домов, где магазинов хватало, но ассортимент товаров не впечатлял. Нет выбора нужных предметов, нарваться на посуду огромных размеров маловероятно.

Обыскал большой ресторан, но простенькой емкости нужного размера на кухне не обнаружил. Присмотрел там парочку кастрюль; если ничего другого не подвернется, придется за ними вернуться.

Попытался обойти бесперспективный район и наткнулся на промышленное предприятие. Вдруг пришла мысль, что на территории предприятия могут найтись ценные инструменты и оборудование. А также имелся шанс, что владельцы заботились о централизованном питании работников. Если есть столовая или что-то в этом роде, с посудой там должно быть получше, чем в ресторанах. Ведь кормить толпу людей однотипной едой – это не то же самое, что под заказ готовить блюда мелкими порциями.

Столовую Трэш не нашел, зато узнал, чем именно занималось предприятие. И это стало бонусом, на который он и не рассчитывал.

Цеха и складские помещения оказались завалены бронежилетами – готовыми и частично готовыми. Были здесь и материалы для их производства: кевларовая ткань и броневые пластины. Добра этого имелось много, и хотелось заграбастать его побольше.

Желательно – взять все. До последней ниточки.

Но возникает неизбежный вопрос: как утащить такой груз?

Ну да ладно. Никто эти сокровища не украдет, раз до сих пор не польстились. Вон даже готовые бронежилеты не забрали. Должно быть, аборигены еще не в курсе, что здесь можно неплохо поживиться. Завод выглядит столь невзрачно, что надо сильно захотеть найти большую кастрюлю, чтобы сюда полезть.

Трэш вернется в город со всей стаей и возьмет столько, сколько нужно. А пока ограничится стопкой металлокерамических пластин, завернутых в рулон кевлара. Неуклюжий тюк получился, но нетяжелый, нести несложно.

* * *

Казан приемлемого размера Трэш обнаружил в ресторане, специализирующемся на кухне одной из азиатских стран. Крышки, к сожалению, не было, да и без нее сгодится. Или можно приспособить в качестве заменителя широченный эмалированный таз, примеченный в одном из хозяйственных магазинов.

Ну что же, первая часть плана выполнена. Он нашел то, что искал.

Пора приступать ко второй.

Трэш направился к жилым кварталам и уже через пару минут высмотрел то, что требовалось. Стандартная парочка слаборазвитых зараженных. Стоят себе на месте, покачиваются, не знают еще, что их жизнь вот-вот круто изменится.

Точнее, не жизнь, а существование.

Появившись перед ними, Трэш без предисловий бросил приказ:

– Вы теперь в моей стае, шагайте за мной.

Один из мертвяков перепуганно уточнил:

– А кто будет твоим Вторым?

– У меня уже есть Второй. Он далеко отсюда, вечером с ним познакомитесь, если успеем дойти до моего логова.

Зараженные на эти слова отреагировали странно: молча переглянулись и так же молча помчались прочь.

Да что это с ними?..

Трэш, махнув рукой на странности парочки, нашел новых кандидатов. Но история повторилась. Узнав, что Второй находится далеко, и эти мертвяки тут же задали стрекача.

Определенно происходит что-то необъяснимое. Пожалуй, Трэш неправильно понял суть стаи. Иерархия здесь нелинейная, Второй важен для некоторых вещей, включая прием новых членов.

И что же теперь делать? Для реализации второй части плана Трэшу требуются руки, а не грабли корявые. Однако никто не торопится их ему предоставлять.

Ладно. Он попробует еще несколько раз. Вдруг он нарвался на ненормальных мертвяков, а среди прочих отыщутся покладистые?

Ну а если не отыщутся, придется решать, что делать дальше. Выбрать из местных зараженных нового Второго? Но не будет ли это означать, что прежний Второй да и Третий покинут стаю? Трэш даже сейчас может наблюдать то, что окружает Второго и Третьего, их глазами. Пусть картинка мутноватая, но различать получается многое. И это на таком расстоянии и спустя столько времени после того, как он ушел в черноту.

Не хотелось бы прерывать столь важный эксперимент всего лишь ради пары новых рабочих рук.

К которым скорее всего придется приноравливаться заново.

* * *

Не успев приступить к дальнейшим поискам, Трэш приметил картину, показавшуюся ему знакомой. В одном из дворов вокруг здания котельной наблюдалась подозрительная активность зараженных. Несколько десятков мелких мертвяков слонялись вдоль стен и пытались ломиться в двери, парочка самых развитых прыгали, будто искалеченные жизнью обезьяны. Им почему-то очень хотелось добраться до расположенных под крышей окошек.

Да, такое он уже видел. Однажды. Только там была не котельная, а трансформаторная будка. В ней скрывалась женщина с иммунитетом. Не из аборигенов, а недавно попавшая сюда. Совершенно не приспособленная к новой жизни. Ничего не понимала, вела себя бестолково, то и дело глупости совершала. Но по мере сил помогала Трэшу, сумела ненавязчиво создать для него уютный личный мирок, где всегда хватало горячей баранины, приготовленной с солью и специями.

Та женщина погибла, пытаясь его спасти.

Трэш так и не узнал, как же ее звали.

Ее младенца он похоронил своими лапами, на глазах у матери. Его имя тоже неизвестно…

Обоих забрал этот злобный мир. И Трэша он заберет, если он продолжит таращиться на суету всей этой мелочи, не поглядывая по сторонам. Здесь воспоминаниям предаваться можно только в безопасных местах. Если такие вообще существуют.

Приблизившись к котельной, Трэш радостным голосом заявил:

– Ух ты! Радость-то какая! Столько еды бегает, а я как раз решил подкрепиться! Даже не знаю, с кого начать!

Зараженные, выслушав это сообщение, даже оборачиваться не стали. Побежали прочь, по голосу осознав, что от такого голодающего следует держаться как можно дальше.

А Трэш, осмотрев двери, потянул из ножен меч. Зря он, что ли, его тащил? Пора испытать в деле.

Дверь металлическая, крепкая, толпа мертвяков только краску на ней поцарапать сумела. Но первым же ударом Трэш прорубил ее насквозь. Поработал оружием, как рычагом, грубо расширив пробоину, после чего повторил несколько раз.

Минуту забавлялся, изуродовав дверь до неузнаваемости. А затем выбил ее остатки ударом ноги и зычно прокричал:

– Выходи давай! Я этих урчащих ребят разогнал уже, тут все спокойно!

Подождал с полминуты и повторил уже менее любезным тоном:

– Я знаю, что ты тут. Могу зайти сам, разнести там все, найти тебя и вытащить на улицу. Ты сам понимаешь, что такая задержка плохо отразится на моем к тебе отношении. Ты хорошенечко подумай: вот надо ли тебе меня злить? Даю тебе минуту, после чего стану нехорошим. Считай до шестидесяти и думай. Хорошенько думай.

Мысленно отсчитав шестьдесят секунд, Трэш было вздохнул печально, готовясь начинать поиски в тесноте технических помещений, но человек показался сам.

Мужчина средних лет выбрался из дверного проема, зажмурился, прикрыл лицо рукой. Внутри слишком темно, пыльные окошки почти не пропускают свет, а электричества давно нет. Немудрено, что глаза отвыкли от нагрузки.

Встав у человека за спиной, дабы тот, осознав, кто с ним общается, не юркнул назад, во мрак котельной, Трэш миролюбиво произнес:

 

– Не торопись оглядываться, тебе это не понравится.

– Почему? – приглушенно спросил мужчина.

– Понимаешь, дело в том, что я выгляжу не очень хорошо. Страшновато выгляжу. Ты испугаться можешь. Так испугаться, как никогда в жизни не пугался. Просто отдышись немного, успокойся. И пойми, что я тебе не враг. Хотел бы убить, сразу бы убил, без разговоров.

Мужчина обернулся и вскрикнул, схватившись за сердце.

– Ну вот. Я же предупреждал, – печальным голосом заявил Трэш. – Успокойся, тебе сказано. Инфаркт получишь. Сказал же, я тебя не обижу.

Спасенный выглядел не очень. Похоже, всю пыль по котельной на себя собрал, да и грязь где-то нашел. Глаза дикие, лицо нездорово осунулось, губы запекшиеся, потемневшие.

– И сколько же ты там просидел? – поинтересовался Трэш.

Тот продолжал таращиться безумно, даже не попытавшись ответить.

Вздохнув, Трэш повторил:

– Сколько ты проторчал в этой котельной? Глухонемой, что ли? Или не понимаешь, что я говорю?

Вот что за человек? Даже с той запуганной женщиной общаться получалось куда продуктивнее, хотя дар речи на тот момент у Трэша отсутствовал. Человеческой речи, разумеется. Зараженные всегда понимали его прекрасно, как и он их. А с ней беседы приходилось проводить при помощи записок, используя вместо бумаги фанерные листы.

Губы мужчины дрогнули, он еле слышно пролепетал:

– Я только что в эту котельную попал. Сегодня. С час назад… наверное…

– Да? – недоверчиво произнес Трэш. – А выглядишь так, будто тебя там эти «милые товарищи» неделю в осаде продержали. Ты голодный и давно воду не пил, это заметно.

Кивнув, человек торопливо заговорил:

– Да, я долго просидел. Но я сидел не здесь. Там сидел, в доме… в смысле в квартире. Выпил всю воду, которая была. Воды совсем не осталось. Голод – это ничего, голод можно потерпеть. А без воды невозможно. Хотел в другую квартиру забраться. Найти там воду. Но эти… эти оставались там… в доме. В подъезде. Заметили сразу. Успел выскочить через окно. Чуть ноги не сломал. Не смог уйти, ноги отбило сильно. В себя прийти не дали. Они тут повсюду, со всех сторон выбегали. Вот и пришлось…

– Понятно. Котельная подвернулась вовремя, – закончил незамысловатую историю Трэш.

– Да. Удачно получилось. Двери крепкие.

– Ладно, иди за мной. Ну чего вылупился? Иди давай, без меня тебя здесь за пять минут до костей обглодают. Вот до таких костей.

Трэш указал на останки, в изобилии разбросанные возле машины, припаркованной у ближайшего подъезда.

Мужчина кивнул:

– Да… Это был сосед мой. Новый сосед. Я даже не знаю, как его зовут. И не узнаю…

– А тебя как звать? – спросил Трэш.

– Виктор.

– Ты иди за мной и слушай то, что я говорю. Виктор, у тебя сейчас в голове много вопросов. Или вообще вопросов нет, и ты считаешь все это затянувшимся кошмарным сном. Но это, увы, не сон. Ты попал в место, выйти из которого никогда не сможешь. Это, как ты уже понял, не слишком приятное место. Сейчас тебе повезло, ты встретил меня. Может, я не выгляжу командой спасения, но так уж получилось, что спас тебя именно я. И намотай на ус, что больше спасателей не будет. Здесь их вообще не бывает. А если услышишь крики издали, что кто-то собирает выживших для эвакуации, держись от такого крикуна подальше.

– Почему? – не понял Виктор.

– Долго объяснять. Просто запомни, что, если пойдешь на крики, попадешь в такое место, в сравнении с которым этот город покажется раем.

Трэш легким толчком снес запертую на замок дверь небольшого магазина и указал на опустевший проем:

– Заходи, Виктор. Чувствуй себя как дома. Напитки слева, угощайся. Для тебя сегодня все бесплатно. Акция тут такая. По всему городу…

Мужчина проскочил мимо Трэша, ухватил первую попавшуюся бутылку, свернул пробку, припал к горловине с такой жадностью, что тут же подавился. Но продолжил пить, даже не откашлявшись до конца.

Да уж, жажда – скверное дело. Не так давно сам страдал, не забылись мучения.

Трэш нагреб с полок консервных банок, начал их вскрывать когтем одну за другой, отправляя содержимое в рот. Питаться так неудобно, куда эффективнее вываливать содержимое в таз, откуда поедать по мере наполнения. Так и рассыпается меньше, и чище будешь. Но он не стал утруждать себя, да и забавно наблюдать реакцию Виктора. Тот, продолжая выдаивать содержимое бутылки, опасливо косился на угрожающего спутника, расправлявшегося с жестянками с такой легкостью, будто это не металл, а бумага.

– Смотри не лопни, – усмехнулся Трэш. – Да пей, пей, не надо бутылками разбрасываться. Мне не жалко, если хочешь, лопайся. Но лучше пожуй. Тебе и это надо. Вон консервы, выбирай. На другое не смотри. Консервы долго храниться могут без холодильников, а вот с остальной едой не всегда так.

– Я не голоден. Меня мутит.

– Тебе надо поесть, иначе свалишься скоро. Вот, возьми эти. Извини, ложки нет, руками придется. И заодно послушай, что я расскажу. Да не смотри ты так, жуй давай. Как я уже говорил, команд спасения здесь нет. Выхода тоже нет. Ты здесь застрял навсегда. И еще тебе не повезло оказаться в месте, где друзей у тебя нет и быть не может. Здесь все хотят твоей смерти. И эти твари, которых ты называешь зомби, и нормальные с виду люди. Со мной тебе крупно повезло, считай, что в казино выиграл. Это значит, что твоя жизнь мне не нужна. Но и другом считать меня не торопись. Статус друга заслужить надо, не доверяй тем, кто с ходу в друзья набивается. Дело в том, что ты мне нужен. Твоя помощь нужна. Я отниму у тебя несколько часов времени, после чего помогу выбраться из города и объясню, что делать дальше. Если тебя это устраивает, мы сейчас займемся моими делами. Твоя помощь мне не помешает. А как разделаемся с ними, займемся твоими. Если тебя что-то не устраивает, я оставлю тебя в этом магазине. Пей воду, кушай консервы, ни в чем себе не отказывай. Но дальше ты будешь выкручиваться в одиночку. Все понял?

– Что я должен делать? – нервничая, спросил Виктор.

– Для начала ты должен хорошо поесть. Потом мы пойдем в хозяйственный магазин, это недалеко. Там ты выберешь себе короткий нож с крепким лезвием.

– Это как? Я что, должен кого-то убить?

Трэш покачал головой:

– Нет, убивать буду я.

Глава 6

Осторожно выглянув из-за угла, Трэш разглядел троицу зараженных, о присутствии которых его перед этим предупредило обоняние. Хотя не факт. Очень может быть, что обоняние здесь ни при чем.

Он так до сих пор и не разобрался, откуда узнает с такой точностью о том, что рядом находятся безобидные животные, или люди, или зараженные и многое другое. С органами чувств – сплошная загадка. Будто в голову встроили радар, засекающий многие объекты независимо от того, как они себя ведут и где находятся.

Парочка мертвяков – так себе, ничего из себя не представляет. На них даже одежда частично уцелела. Третий заметно их перерос, больше на лысую гориллу похож, чем на человека. Но опасен он только для тех людей, которые безоружны. Если не глупить и не паниковать, такого можно завалить даже из пистолета.

Приняв решение, Трэш выскочил из-за угла и помчался к зараженным. На бегу взмахнул правой рукой, метнув в цель меч с таким расчетом, чтобы он, вращаясь, понесся горизонтально.

Не промахнулся, тяжеленная железяка попала четко, сбив с ног вожака стайки. Двое других рванули было прочь, но куда им тягаться с элитой. Трэш догнал их играючи и уложил парой ударов.

Вернулся к поверженному лидеру. Меч попал неудачно, тупой стороной врезавшись в основание шеи. Но удар оказался столь силен, что повредил позвоночник, и теперь мертвяк не мог подняться на ноги. Сучил бестолково передними конечностями, однако все усилия привели лишь к тому, что с живота на спину перевернулся.

Трэш присел, взмахнул лапой, стукнул когтями по уродливой морде, с треском вминая кости черепа в мозг.

Все, с этим тоже покончено.

Не оборачиваясь, крикнул:

– Виктор, ну где ты там?

Мужчина вышел из-за того же угла, суетливо приблизился к ближайшему телу, без намеков и прямых приказов присел, неловко заработал ножом.

Ну наконец-то научился справляться самостоятельно! А то напрягать уже своей нерасторопностью начал. Вначале его стошнило от одной лишь инструкции. Потом, когда дело дошло до практики, стошнило еще раз. И постоянно приходилось заставлять его тщательно осматривать споровые мешки. Спешка и небрежность могут привести к тому, что в черной паутине останутся трофеи, из-за которых Трэш и устроил охоту на мертвых обитателей мертвого города.

Пока все шло прекрасно. В городе зараженных полным-полно, и, если бы не медлительность Виктора, можно за час по полсотне убивать, не напрягаясь. То, что зараженные боялись элитника и, следовательно, не горели желанием видеть его рядом, почти не мешало. Самых прытких Трэш сносил броском меча, всех прочих нагонял в несколько секунд.

Лишь одному удалось избежать стандартной участи, да и то ничего он от этого не выиграл. Слишком высоко развился, до стадии изменения конечностей, когда походка становится прыгающей. Мертвяк успел отреагировать на звук полета меча и почти увернулся. Но не до конца, меч слегка задел его, и этого хватило, чтобы сбить с ног. Однако он вскочил и стремительно помчался прочь.

Вот только Трэш бегал быстрее и потому настиг его метров через пятьдесят, где и закончил дело голыми руками.

За пару часов охоты набралось около сотни споранов и под десяток горошин. Что делать с последними, Трэш не представлял себе, но выбрасывать не стал.

Туземцы такие трофеи ценят выше споранов. Глядишь, и ему сгодятся.

– Ну что там? – нетерпеливо спросил Трэш.

Раздражающе медленно копошащийся Виктор тихо ответил:

– Еще одна маленькая желтая штуковина. С первого еще две большие зеленые, вон с того – одна. А в этом пусто, только эта труха черная.

– Ничего страшного, нам уже хватит.

– Хватит? В смысле – все? Ты больше не будешь их убивать? – Виктор резко оживился, обрадовался.

– В твоих же интересах эту охоту продлить, но да, мы сворачиваемся. Иди за мной, кое-что тебе покажу. Без этого ты здесь не выживешь.

– Без чего? – не понял Виктор.

– Без кое-какого знания. Самого важного знания. Просто иди за мной и все увидишь.

* * *

Не успели и на сотню шагов уйти, как пришлось сделать остановку за первым же углом. Здесь, во дворе, окруженном уныло-серыми многоэтажными домами, стояла полицейская машина.

Похоже, водитель, двигаясь по дороге, на которой невозможно развить высокую скорость из-за многочисленных преград, просто не стал сворачивать при очередном повороте. Машина перескочила через бордюр, проехала по газону и выкатилась на детскую площадку, где остановилась, столкнувшись с массивной металлической горкой.

Столь непрофессиональное вождение Трэш мог объяснить лишь тем, что человек за рулем дошел до той черты, за которой начинают урчать и обожать сырое мясо. Место здесь ничем не примечательное, рядовой жилой район из однотипных многоэтажек. Мародерам такие кварталы неинтересны, так что машина могла не попасться им на глаза.

А это открывало кое-какие перспективы.

Почему бы не помочь Виктору, если это не займет много времени?

Содрав с автомобиля крышу, Трэш изучил взглядом содержимое салона и приказал:

– Забери автомат.

Тот, послушавшись, спросил:

– И куда его?

– На плечо повесь. Он теперь твой.

– Мой?

– Тебя что, мама в детстве часто головой вниз роняла? Еще не понял, куда попал? Здесь такое место, что лучше без трусов ходи, чем без оружия.

– Понял. Извини, у меня от всего этого в голове кавардак.

– Я все понимаю, но тебе, Виктор, с этим кавардаком надо что-то делать. Иначе долго здесь не проживешь.

– Да понял я, понял.

– Вот и хорошо, что понял. Пользоваться автоматом умеешь?

– Да. Но давно не стрелял.

– Это даже хорошо, – одобрил Трэш.

– Что же тут хорошего? – удивился Виктор.

– Понимаешь, тут стрелять – самое последнее дело. Не торопись с этим. Стрелять здесь надо только тогда, когда ничего другого не остается. У зараженных тонкий слух, они могут издалека услышать звук выстрела, точно определить место и прибежать. Да и надежды на оружие мало. Некоторым из тварей такой автомат даже шкуру не поцарапает. Автомат может решить одну проблему, но при этом добавить две. Не забывай это. Ладно, пошли дальше.

Следующую остановку сделали в продуктовом магазине. Здесь Трэш приказал Виктору сделать из разрезанной пластиковой бутылки емкость с обращенной внутрь горловиной. В такой удобно фильтровать живец.

Затем отдал новый приказ:

– Выбери бутылку самого лучшего алкоголя.

– Какого?

– Без разницы, лишь бы крепкий.

– Бухать будем, что ли?

 

– Просто делай то, что я говорю. Эх, совсем забыл. Кое-чего не хватает.

– Ты о чем? – не понял Виктор.

– Еще бинт нужен или марля. Ладно, ты выбирай алкоголь, а я сейчас принесу. Тут аптека есть, за углом, это пара шагов.

В аптеке пришлось задержаться. Сперва Трэш не пролез в хитроумную дверь, пришлось от души все раскурочить. Потом не сразу нашел нужное.

Только ухватил когтями упаковку бинта, как по ушам ударил треск автоматной очереди.

Опрометью выскочив из аптеки, Трэш понесся к магазину, проклиная себя всеми нехорошими выражениями. Вот не надо было Виктора оставлять одного даже на минутку. Это ведь и правда опасное место, не следовало надеяться, что все вокруг разбежались из-за присутствия элитника. Опыт последних часов показывает, что многие зараженные замечают его лишь тогда, когда в голову им прилетает смертельная оплеуха.

Заскочив в магазин, чуть не споткнулся о валяющееся тело. К счастью, не Виктор – явный зараженный. Не сказать, что совсем слабак, но до сильного ему еще далеко. И развиться уже не сможет, голова разбита пулей.

Нехорошо уставившись на Виктора, Трэш приказал:

– Опусти автомат и никогда его на меня не наводи.

– Извини, – сказал тот, подчиняясь. – Я не на тебя наводил, я на дверь.

– Зачем ты стрелял?

– А что мне было делать?! – с нотками истерики ответил Виктор.

Трэш указал на тело:

– Посмотри на него. Одежда почти целая, просто сильно грязная. А сам похож на обычного человека, который давно не мылся. Это неопасный зараженный. Ты бы мог закрыться в подсобке до моего возвращения. Или убить его ножом, без шума. Я ведь тебя предупреждал, что стрелять можно только в крайних случаях.

– Так это и был крайний случай. Этот урод появился молча. Неожиданно появился. И накинулся на меня. Он ведь мог меня укусить, и я бы стал таким же, как он. Что мне оставалось делать? Да черт возьми, меня колотит, как подумаю, что он мог…

– Ничего бы с тобой не случилось, – перебил Виктора Трэш. – С чего ты взял, что станешь таким же, как они?

– Это ведь зомби. Один укус, и ты становишься такой же тварью.

Трэш ухмыльнулся:

– Откуда ты такой чуши понабрался?

– Ну так зомби же… – продолжал лепетать свое Виктор.

– Это никакой не зомби. Зомби – это мертвец ходячий. Посмотри, разве он похож на мертвеца?

– Похож.

– Тебе зрение лечить надо. Это не мертвец, это живое существо. Во всем виноват паразит, захвативший тело человека. Он подчиняет его и постепенно изменяет. Это зараженный человек, или просто зараженный. Даже если он тебя от головы до ног покусает, ты таким не станешь.

– Но почему? Как тогда эта зараза распространяется?

– Здесь вся атмосфера отравлена. Я не разбираюсь в подробностях, но наши биологи говорят, что все пропитано особыми спорами. Все, кто подышал местным воздухом, получают порцию этой заразы. Несколько спор вдохнуть – обычно без последствий. Но если хапнул много – это все, ты попал. На людей эта гадость в основном действует очень плохо. – Трэш опять указал на тело. – Но некоторые из них сохраняют разум и не меняются внешне. Таких счастливчиков очень мало, и ты один из них. Считай, что в лотерею выиграл. И ты даже своего счастья не понимаешь. Ты вообще ничего не понимаешь.

– Так объясни.

– Я – плохой учитель. Да и тема эта не моя. Я – специалист по технике, а тебе нужен биолог или медик. Ты уже не тот Виктор. В тебе многое поменялось. Если я тебе руку оторву, она за месяц заново вырастет.

– Да иди ты с такими шутками…

– Это не шутка. Твой организм уже не такой, как раньше. Ты сохранил разум, но получил часть из того, что получают эти. – Трэш вновь указал на тело зараженного. – В том числе регенерацию и обновление клеток. На вид твой биологический возраст между сорока и пятьюдесятью. Спустя несколько месяцев ты станешь выглядеть лет на тридцать. И это не только внешние изменения, внутренне ты тоже сможешь омолодиться. И это навсегда. Такие люди, как ты, в теории живут вечно: не стареют, не болеют, быстро залечивая раны. Но не надо радоваться раньше времени. Это очень опасное место, здесь даже день непросто прожить. Одна ошибка, и ты умрешь. Насильственной смертью умрешь. Поэтому всегда делай то, что я говорю.

– Да понял я, понял. Просто испугался. Тут любой испугается. Этот урод как попер на меня, как заурчит…

– Страх тоже может убивать. Здесь все может тебя убить. А теперь я научу тебя самому полезному, что тебе надо знать.

– Чему?

– Тому, как делать то, без чего тебе не выжить. Это должны знать все, у кого есть иммунитет на паразита. Для этого тебе потребуется алкоголь, бинт и споран из тела развитого зараженного.

Спустя пару минут Трэш довольным тоном произнес:

– Это называется живец. Выпей глоток.

– Что?! – вскинулся Виктор. – ЭТО ПИТЬ?! Ты что, издеваешься?!

– Это не шутки, все очень серьезно. Я не знаю, как долго ты протянешь без живца, но рано или поздно тебе станет очень плохо, а потом умрешь. Сейчас сходим в туристический магазин, перельем живец во флягу. Носи его все время с собой. Когда почувствуешь негативные симптомы, выпей немного.

– Да я уже их ощущаю, как представлю, что это придется пить…

– Твое отвращение основано на незнании некоторых вещей. Не надо считать, что людоедством занимаешься. Затылочные наросты не содержат ткани животного происхождения. Это что-то вроде гриба, который растет на телах зараженных. Совершенно иная форма жизни. Наши биологи даже не все согласны, что это вообще можно считать жизнью. Никогда еще с подобным не сталкивались, на Земле нет аналогов. Ни на моей, ни на твоей Земле.

– Это ты о чем? – не понял Виктор.

– Забудь. Ты и так слишком много узнал за короткий срок. Некоторые знания для тебя сейчас лишние. Постой минуту.

– А ты куда?

– Я слышу зараженных. Набежали на твои выстрелы. Некоторые меня почуяли и ушли, но некоторые слишком глупые. Топчутся снаружи, чего-то ждут. Я их убью, ты соберешь с них добычу, и мы пойдем в туристический магазин. Тебе нужна нормальная одежда, рюкзак и фляга.

* * *

Слух у Трэша такой, будто вместо ушей звуковые локаторы. Издали услышал шум мотора, безошибочно засек направление, присел, изо всех сил размечтался превратиться в невидимку и скомандовал при этом:

– Ложись быстро и не высовывайся.

Виктор подчинился и спросил:

– Что-то не так?

– Впереди дорога, и по ней едет машина.

– Тогда почему мы прячемся? Зомби разве умеют водить?

– Зомби не могут использовать транспорт. А вот люди – запросто. И люди – самый опасный враг для тебя. Здесь, в этих местах, от всех держись подальше, и от людей. Иначе бесконечно жить не получится.

– Кто это такие? Зачем я им?

– Это может быть кто угодно. В том числе такие ребята, которые запросто прикончат тебя только для того, чтобы забрать автомат и флягу с живцом. Я понимаю, что сейчас живец не кажется тебе великой ценностью, но привыкай к тому, что без него тебе теперь, как без воды. Смерть не быстрая, но очень неприятная. Иногда случается даже кое-что похуже смерти…

– Ты о чем?

– Неважно. Поднимайся, машина проехала.

– Проехала? Я ее даже не услышал.

– Зато я услышал. Проведу тебя за дорогу, а там расставаться придется.

– Расставаться? А ты куда? Мне с тобой нельзя остаться?

– Все, кто идет со мной, долго не живут. Нехорошая у меня дорога. Не переживай, я объясню тебе, что делать дальше. Если будешь четко выполнять то, что сказано, скорее всего выживешь.

* * *

Порыв ветра донес запашок разлагающейся плоти. Должно быть, навевает со стороны деревни, мимо которой прошли минут двадцать назад. Трэш тогда издали почуял неладное, а затем даже разглядеть некоторые подробности сумел.

Похоже, там поработали местные экспедиционники. Вылили несколько ведер отравы, накрыв облаком аэрозоли стаю пировавших зараженных. Тела их там и сям валялись на околице, парочка самых выносливых сумела уползти на луг, тянувшийся вдоль чахлой речушки. Там в итоге и разлеглись, ведь с параличом дыхания (а то и сердца) далеко не уйдешь.

Потому и пришлось уводить Виктора дальше, а не прощаться сразу после пересечения дороги. Ведь оставлять неопытного человека рядом с развалами падали – слишком опасно. Такой запах для зараженных – все равно что кровь в море для акул. Издалека примчатся.

Остановившись, Трэш оценил открывшуюся картину. Березовый лесок здесь заканчивался, зато начинался сосновый. Достаточно светлый, чтобы свободно по нему передвигаться, но и всяких кустарников хватает, издали человека разглядеть не так-то просто.