Фастфуд

Tekst
Z serii: Корм #2
40
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Фастфуд
Фастфуд
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,21  23,37 
Фастфуд
Audio
Фастфуд
Audiobook
Czyta Артем Мрак
17,05 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Слушай, я вот одну вещь не понял. Я здесь убил троих, ты видел.

– Да и вечная память им, – не дослушав, отмахнулся Бес. – Тут смерть, это как деталь пейзажа. Я в эти дела не лезу, даже стараюсь не думать. И ты таки сам знать должен, полиции здесь тоже нет. Всё нормально.

– Вообще-то это совсем ненормально, но я не об этом, – продолжил Грешник. – Из двоих выпало по контейнеру, как всегда, а из третьего два. Ты не в курсе, за что мне такая щедрость?

– Ты такой опасный человек, но таки не знаешь самые простые вещи, – рассмеялся Бес. – Эти не совсем хорошие люди убивают таких, как ты, чтобы сделать выгодный бизнес. Они на вас больше зарабатывают, чем на животных и друг друге. Но и ты тоже можешь зарабатывать на них больше. Понял? Это и в ту сторону работает, и в другую.

Грешник покачал головой:

– Я их несколько раз убивал, но впервые такое вижу. Похоже, большие дополнительные заработки таким, как я, не светят.

– Вот только не надо мне тут говорить неумные вещи. Всё тебе светит. Смотри вокруг. Смотри глазами. Что ты видишь? Ты видишь самое начало чего-то. Я не знаю что это. Ты тоже не знаешь. Но смотри глазами и увидишь, что тут есть правила. И по правилам этим дальше всё должно изменяться. По правилам мы тут ещё мелкие. Недоразвитые. Нет серьёзности. Но уже от нуля отходить начинаем. Вот и повышается твой заработок. Дальше будет ещё больше. И не редко, а всегда. Не давай себя убить и таки когда-нибудь станешь богатым человеком.

– Понял, благодарю.

– Твоё благодарю не звенит. Как станешь богатым, не забывай, кто тебя умным вещам научил. И сюда ещё заходи, помни дорогу.

– Не забуду.

Грешник направился было прочь, но его окликнули.

– Я Бактр. А она Заха.

Грешник обернулся к арабу:

– Я понял, ты уже говорил.

Тот, уставившись мрачно, добавил:

– Телефон. Хочу купить. Ты у них забрал три. И браслета три. Тебе это много. Я один комплект куплю.

Грешнику не пришлось долго рассматривать араба и его спутницу. С первого взгляда понятно, что у них с деньгами не просто плохо, а очень плохо. И вообще, если мясо осталось без телефона, это много о чём говорит.

– У вас вообще нет телефонов?

– Есть, – ответил Бактр. – Один телефон. Один браслет. А нас двое. Надо ещё. У тебя есть. Продай.

Попроси такой человек у Грешника что-либо иное, он бы, возможно, отказал, или хотя бы поколебался. Но телефон – святое. К тому же Сяо его не продать – проверено.

Стащил со спины рюкзак, вытащил телефон с браслетом, протянул Бактру:

– Держи.

– Сколько?

– Бесплатно.

Бактр покачал головой:

– Не надо так со мной. Я не попрошайка. Назови цену.

– У тебя ничего нет, чтобы заплатить. Бери.

Араб усмехнулся с превосходством:

– Никогда такое не говори, если точно не знаешь.

Пошарив в кармане, вытащил грязно-жёлтый кристалл размером с голубиное яйцо. Две пирамидки, сросшиеся основаниями. Грани заметно искажённые, дефектов множество, окраска невзрачная и неравномерная. В общем, выглядит дешёвкой из заурядной минералогической коллекции.

Однако следующие слова Бактра это впечатление исправили:

– Это рядовой кристалл. Они выглядят по-разному, но цена одна. Старик даёт за него семьдесят шесть монет. С Бесом я доторговался до семидесяти девяти. Даю два таких за телефон и браслет. Это хорошая цена.

Глядя на кристалл, Грешник, думая о своём, уточнил то, что и сам знал:

– Они нужны для того, чтобы предметы испытания делать?

– Да. Если есть в рецепте кристалл такой.

– Грешник, я у тебя их сразу выкуплю, мы договоримся, – резко заволновался Бес, осознав, что на его глазах намечается сторонняя сделка.

А тот, колебался.

Полторы с лишним сотни монет – небольшие деньги, но и лишними не будут. Можно обменять на те же символы развития, ведь их всегда не хватает, а Бес отдаёт чуть дешевле, чем Сяо. Однако сильно с такой суммы при местных ценах не разжиреешь.

С другой стороны, этот араб – необычный тип. Явно не из загона сбежавший, и явно не рудокоп, с киркой добывающий кристаллы. На Мощь он совсем не похож: у того одежда запыленная; обувь о камни сбита; покрытые ссадинами и царапинами руки выдают начинающего шахтёра. И на охотника тоже не тянет. Плюс такие трофеи Грешнику ни разу не выпадали из дичи, а уж он набил её немало. Один нашёл в полицейской машине, но ведь это совсем другое.

Бактр непрост. Мясо, но мясо нестандартное. Непохож на серьёзного бойца, но как-то сумел здесь устроиться. И то, что изначально выглядело попаданием в ловушку, теперь смотрится иначе. Араб ведь не стал удирать сразу же после уничтожения троицы головорезов, он даже с места при этом не сдвинулся. Плюс, судя по некоторым моментам, до появления Грешника о чём-то торговался с Бесом.

Явно продуманный тип. Причём свой, не кастовый. Как он сумел устроиться здесь? Чем живёт?

Всё это очень интересно.

Решившись, ответил:

– Я отдам телефон. И браслет. Но не за кристаллы.

Глаза Бактра сузились:

– У меня нет ничего, кроме камней.

– Зато у тебя есть кое-что другое.

– Что?

– Информация. Я хочу знать, откуда ты эти кристаллы берёшь. Хочу получить твою карту. Я хочу знать всё, что знаешь ты.

Глава 7

Пространство Ксай. Ярус 1. Команда 2. Локация Северный Тсот Кхалунг.

Россыпь Бактра

Пока Грешник отлёживался после ранения, а затем заново обзаводился оружием и снаряжением, остальные участники на месте не стояли. Тут, как на старте онлайн игры – всё меняется стремительно. Достижение, при котором он вырвался далеко вперёд, оставив за спиной всех прочих, успело обесцениться. Если верить Бесу, как минимум двое обогнали его по уровням: некие Порнозаяц и Резак. Причём по кровавым делам они теперь тоже в лидерах, а это означает, что оба продвигались вперёд, обливаясь потом и кровью, а не добывали знаки и символы из неких безопасных источников.

Если двое прилично его опередили, сколько же насчитывается тех, кто наступают на пятки и вот-вот оставят Грешника позади? Один из убитых возле торга уже достиг пятого уровня, двое других – четвёртого. Вряд ли эта троица из лидеров шайки, они больше походили на средних, непримечательных боевиков. Оружие не самое лучшее, великих богатств по карманам не держали, из относительно дорогих предметов только кираса. Из трофейных контейнеров достались две книги: на копьё и топор. Обе на базовые навыки – ничего ценного. Однако при столь никчемном имуществе параметры у всех противников приличные.

Получается, участники всё сильнее и сильнее втягиваются в навязанную им игру. Находят разные возможности для развития, прогрессируют массово. А расти по цифрам здесь проще, чем находить хорошее снаряжение. Показатели Грешника уже не смотрятся запредельными, если и дальше станет прохлаждаться, вскоре его начнут перегонять массово.

Столкнуться с изначально опасными противниками, у которых сейчас ловкость, сила и всё прочее окажется прилично выше, да с навыками далеко не нулевых рангов – нехорошая перспектива. Как он по себе понял – это действительно работает, даёт преимущества. Не сказать, что в сверхчеловека превращает, но чем дальше, тем больше от них будет толку, если верить кукловодам. Так что, надо срочно прогрессировать.

Однако это не так-то просто. Нельзя просто взять и отправиться в лес, где сотнями косить всех встреченных обезьян из лука. Макаки прекрасно знают, с кем можно связываться, а от кого следует держаться подальше, потому массово на глаза не показываются. Чем выше растёшь, тем реже встречаются. Разве что лидеры не всегда убираются с пути Грешника заблаговременно, но они встречаются нечасто. Ну и варанам, похоже, безразличен уровень противника: или без раздумий бросаются на всё живое, или шипят, нехорошо поглядывают, не торопятся отступать. Но это низовые твари, трофеев из них выпадает маловато, да и сами рептилии попадаются далеко не на каждом шагу. Наткнуться на них можно только возле пресной воды, а здесь нет ни рек, ни приличных озёр.

В общем, перспективы быстрого развития туманны. Заниматься этим надо, но непонятно – каким образом.

Зато перспектива глобального наводнения всё ближе и ближе. Пора перебираться поближе к северу. В идеале – обосноваться под самой границей. Стратегически оптимальная позиция. Можно перейти на следующий ярус в последний момент без суеты и риска опоздать, успев накопить побольше информации и трофеев.

Дорогу на север Грешник не знает. То, что получилось разглядеть с отвалов рудника и близлежащих возвышенностей, говорит о том, что дальше холмы становятся серьёзнее. Это уже больше на горы похоже, стеной стоят. Где через них перебираться – непонятно.

Да здесь куда ни плюнь – всё непонятно. Потому информация – стратегический ресурс.

Бактр наверняка способен ответить на некоторые вопросы. Как минимум, расскажет о том, где добываются ценные кристаллы. Возможно, это знание Грешнику не понадобится, но и лишним не будет.

Араб по пути ничего не говорил. Шагал молча, быстро и без остановок. Сначала шли по лабиринту рудничных сооружений, затем по тропе между отвалами пустой породы, дальше пробирались по беспощадно разбитой грунтовке, петляющей по лесу. Состояние дороги столь ужасающее, что по ней не всякий внедорожник проедет. В засохшей грязи не счесть следов от мелкой живности, иногда попадались отпечатки крупных кошачьих лап, бычьих копыт и «оттиски от тарелок», оставленные слонами. Радовало, что крупные существа отмечались здесь нечасто, ведь встреча с тигром свежа в памяти, и Грешник сильно сомневался, что даже с обновлёнными навыками и хорошим оружием сумеет повторить такую победу.

А уж не заработать при этом очередную порцию ранений – и вовсе фантастика.

По неказистой дороге продвигались пару километров, после чего свернули налево, к горам на севере. Дальше тянулось то, что хотелось назвать слоновьей тропой. Это потому что всё утоптано этими гигантами и завалено их навозом. Судя по состоянию последнего и прочим признакам, эти гиганты появляются здесь ежедневно. Грешник даже начал прикидывать свои шансы победить столь огромную добычу.

 

Но нет, на слонов не наткнулись, зато наткнулись на одиночного гака. Совсем уж неказистого: брюхо болтается ниже колен иссушённым мешком, сильно хромает на левую ногу, половина морды снесена вместе с глазом, превратившись в сплошную рану, кишащую жадными до крови насекомыми.

Несмотря на плачевный вид и откровенно неравные силы, тварь проявила агрессию. Бросилась на четвёрку участников издали, едва их заметив. А ведь понимать должна, что не на единичного нулёвку лезет. Или мозги повреждены, или решила убиться, дабы покончить со страданиями. Грешник было перехватил гуань поудобнее, но пускать оружие в ход не пришлось. Бактр, по-прежнему ничего не говоря, резко ускорился и встретил гака мощным и точным ударом кулаком в подбородок. Нет, не убил, зато оглушил знатно, свалил на лопатки. И тут же склонился и замолотил обеими руками, превращая уродливую башку в отбивную.

Четверть минуты, и по-хозяйски подхватив выпавший контейнер, направился дальше. А Грешник, оценив точность и силу ударов, заподозрил, что араб не только вложился в рукопашный бой, а и до этого умел кулаками помахать. Первичное впечатление, составленное по результатам осмотра сидящей фигуры, оказалось обманчивым. Да, может и не самый опасный боец, но уж точно не рохля. Телосложение и отточенная моторика подсказывали, что Бактр мог быть неплохим боксёром ещё до того, как сюда попал. А старые навыки сейчас работали ничуть не хуже новых, если сравнивать с низкими классами и рангами.

Разумеется, при условии, что ты их открыл при помощи книг.

Но рукопашный бой учить не нужно. Даже обделённому корму дозволено отбиваться без оружия.

Со слоновьей тропы свернули в нехоженый лес. Но, похоже, двигались не наобум, потому что, несмотря на крутизну склона и пересечённую местность, ни разу не пришлось обходить серьёзные преграды. Да и намётанный глаз Грешника то и дело примечал на лесной подстилке неясные отпечатки подошв.

Бактр уже не первый раз здесь ходит, но при этом тропку не натоптал. Шифруется, меняет маршруты, передвигаясь по широкой полосе. Сработает это лишь против самого невнимательного следопыта, но всё равно лишний плюс для выживания.

Спуск затянулся. Может по расстоянию не больше километра, а вот по времени – всё куда значительнее. Если на ровной местности такую дистанцию можно преодолеть минут за десять, не напрягаясь, здесь чуть ли не в два раза больше затратили. Крутизна склона мешала, вынуждая местами двигаться не напрямик, а «змейкой».

И склон этот в итоге оказался бортом речной долины. Сама река обнаружилась внизу. Бактр вывел группу к берегу мелководного потока шириной не больше дюжины метров. Мелкой растительности здесь наблюдалось немного, её кто-то выкосил на корню, расчистив обширное пространство вокруг крохотной хижины, под боком которой пристроился огромный навес.

Араб обернулся и впервые за всё время пути подал голос:

– Это мой лагерь. Ничего не трогайте, если я не разрешу. И не заходите в кусты, там я капканов понаставил.

– Где ты их взял? – спросил Грешник, с интересом осматриваясь по сторонам.

– Они здесь были.

– Так это, получается, хижина охотников? – спросила Рыська.

Бактр покачал головой:

– Не совсем. Я назвал их браконьерами. Я слышал, слонов везде запрещено убивать, а они убивали. Я бивни нашёл. И самих браконьеров тоже нашёл. От них только кости остались.

– Такое здесь бывает, – кивнул Грешник. – А оружие у них было?

– Только нож и мачете. Нож у меня, мачете я продал Сяо.

– Понятно. Так что там насчёт кристаллов и остального?

Бактр указал на реку, вода в которой стремительно струилась над каменистым дном:

– А ещё браконьеры мыли в этой луже золото и драгоценные камни. От них лотки остались и колода из досок. Сейчас я тебе всё покажу.

Сидя на берегу, Бактр указал на воду:

– Я пришёл сюда по реке. Сверху. Там по берегу тропа есть. Тропа плохая, но лучше по ней идти, чем по лесу. Здесь был человек. Участник. И два кота: один очень большой, как барс, второй поменьше. Виверровые коты называются, так телефон про них сказал. Коты мёртвые. Их убил человек. Участник не такой, как мы, а кастовый. Коты успели его порвать, человек был сильно изранен и без сознания. Так и умер, я не смог ему помочь. Над дверью в хижине есть, как бы, полка. На ней я нашёл коробочку с золотым песком и один кристалл. Торговец берёт золото, это все знают, а такой кристалл я увидел впервые. Но понял, что это тоже деньги.

То, что золото – ценность, Грешник услышал впервые, но сделал вид, что относится к тем самым «всем», которые это знают. И в то, что и кастовый участник, и виверровые коты, искалечив друг дружку, умерли сами, без вмешательства араба, тоже попытался поверить с самым невозмутимым видом.

Это не его дело, разбираться, кто кого здесь добивал. Он не судья. Да и неизвестно, как бы сам поступил в ситуации, когда прикончить истекающего кровью участника, – означает заработать шанс на выживание. Судя по тому, что Бактр даже сейчас, на четвёртый день, сражается голыми кулаками, в этой жизни ему не очень-то везло на полезные подарки.

– Взял лоток, начал промывать камни и песок, – продолжил араб. – Если копать вон там и вон там, часто попадаются золотые песчинки. Иногда кристаллы. Они не такие тяжёлые, как золото, но увесистые, сразу с лотка не смываются. Надо в конце внимательно смотреть каждый оставшийся камень. Вот так я их и добываю. Колодой добывать не могу, к ней насос нужен, а я не смог его завести. Наверное, сломан.

– Так ты увидел кристалл, коробочку с золотом, промывочную колоду и лотки, а потом решил попробовать? – уточнил Грешник. – До этого про такую добычу ничего не знал?

Бактр помедлил несколько секунд, пожевал челюстью, после чего нехотя бросил:

– Знал.

– Откуда? Из телефона?

– Нет. Там, – рука рассказчика указала на север. – Река стекает с большой плотины. И недалеко от неё я встретил участников. Они там моют кристаллы и золото. У них подсмотрел, научился. Для этого навык не нужен, любой справится.

– А чего с ними не остался?

– Мне там не понравилось, – неопределённо ответил Бактр.

Грешник не стал выяснять детали, его куда больше волновали другие вопросы:

– Ты далековато от моря ушёл. Откуда-то узнал, что здесь можно по-простому зарабатывать?

Араб покачал головой:

– Нет здесь ничего простого. Моешь и оглядываешься постоянно. Шайтан побери эту воду. Журчит громко. Из-за этого разное мерещится. Везде опасно. И я сюда шёл не затем, чтобы лотком в воде трясти. Я хотел найти дорогу на север.

– Получается, там пройти нельзя? Горы не дают? – уточнил Грешник.

– Почему нельзя? Можно, если ноги есть. Наверное, можно. Там, дальше, водохранилище, за ним ущелье, а в нём река. По ней, наверное, можно пройти. Но не дадут.

– Кто не даст?

– Эти люди, которые в лагере наверху, пытались. Их тогда было шесть человек. Они поднялись по склону, дошли до плотины. И дальше пройти не смогли. Вернулось только четверо. Теперь моют золото с кристаллами и думают, что делать дальше.

– Так что там, у плотины? Кто не даёт пройти? – уточнил Грешник.

– Это были крокодилы, – ответил Бактр. – Их там много, наверху.

– Большие?

– Говорят, не очень. Но ещё говорят, что весь берег покрыт этими тварями. И по суши они носятся так быстро, что трудно убежать. Их догнали. Вот и потеряли троих.

– Троих? Ты ведь говорил, что их вначале было шестеро, а вернулись трое.

– Да, так и было. Наверху, на плотине, ещё одного встретили. Получилось, вернулись четверо.

– И как он там выживал?

– Не он, а она. Девушка из другой группы. Они вышли к берегу озера дальше, не с юга, а с запада. Пытались где-то там через горы перебраться, но не получилось. Спустились к озеру, нашли там причал с лодками. Это то водохранилище, которое за плотиной. Добрались до начала озера, на севере. Там в него река втекает. Река такая же мелкая, много камней и упавших деревьев, дальше на лодке не смогли пройти. Бросили её. Шли пешком, пока не наткнулись на обезьян. Не макаки, как здесь, а хуже. Больше размером, много, злые. Пришлось бежать. До лодки добежала только она. Ей повезло, в воду обезьяны не полезли. Вернулась назад, но не нашла тот берег с причалом. Говорит, там очень сложные берега, как лабиринт. И почти везде скалы, обрывы, трудно выбраться. Было темно, пропустила нужную протоку. Поплыла дальше, до дамбы добралась. Там тоже причал есть. Вышла на берег, сразу появились крокодилы. На дамбе есть какие-то постройки. Что-то техническое, я не разбираюсь. Снова повезло ей, на крышу залезла, не достали. Представляешь?

– Да, везучая, – признал Грешник.

– Это ещё не всё. Ей потом ещё раз повезло. Когда пришли те шестеро, крокодилы перестали её сторожить, погнались за ними. Она не растерялась, спустилась и успела до леса добраться. А потом пошла вниз по реке. Так и наткнулась на тех троих выживших. Поэтому их четверо стало. Это она мне сказала, что через горы, наверное, можно перебраться. Они со склона, перед тем как спуститься к озеру, видели, что ущелье с рекой прорезает их полностью. Так им показалось, она не уверена.

– И почему они по склону не перебрались? Зачем спустились к озеру?

– Ты видел горы вдали? – спросил Бактр и сам же ответил: – Они не очень высокие, но обрывы со всех сторон. Это даже не горы, а широкие колонны. Скалы и обрывы, скалы и обрывы. Где-то можно пройти, но недалеко. Они потеряли время, но проход не нашли. Надоело искать, спустились к воде. Та девушка говорила, что даже если дальше, по реке, берега в обрывах, можно попробовать идти по самой реке. Она мелкая, как и здесь. Я тут только одну яму нашёл, где мне по грудь. Почти везде по колено или меньше. Там, наверное, также.

Грешнику идея прорываться через владения крокодилов не показалась перспективной, потому задал напрашивающийся вопрос:

– А про другие проходы не слышал?

Бактр указал на восток:

– Там мимо рудника дорога идёт. Она выходит к другой дороге, а та уже в горы сворачивает. Наверное, на другую сторону. Эти, из Бойни, так говорили.

– Поделились информацией? – удивился Грешник.

– Нет, между собой говорили, а я слушал. Они любители языки почесать. Нас за людей не считают, не стесняются, что угодно выболтать могут.

– И что, на другую сторону уже ездили? Что там за горами?

Бактр покачал головой:

– Пока что нет, не ездили. Вроде бы не смогли. Мост над ручьём сломан. Говорят, взорван. Можно спокойно пешком перейти, но они не хотят бросать машины. Сейчас ищут материалы и грамотных людей, чтобы починить. Я спрашивал у Беса, он сказал, что через день или два может и починят. Не раньше. Надо подождать и попробовать пройти, когда эти сынки проституток проедут.

– А если они там пост оставят? – спросил Грешник.

– Тогда не знаю, что делать. Но через горы я точно не полезу. Там даже альпинист лезть не станет. Плохие скалы, сильно крутые, все в пещерах, обваливаются. И долго лезть, даже если уметь лазить и найти место, где камни под руками не отваливаются. Времени не так много осталось и никто не знает, что там за горами. Может что-то похуже, чем здесь, а до конца яруса оттуда ещё далеко.

– Значит, ты думаешь пересидеть здесь два дня, а потом попытаться через мост рвануть? – уточнил Грешник.

– Да я сам ещё не знаю, что думать. Пока сижу на одном месте. Слушаю, что говорят. Смотрю. Прикидываю разные варианты. И я так понимаю, что в Бойне не совсем тупые. Догадываются, что многим захочется через тот мост пройти. Ты прав, они могут оставить засаду. Начнут ловить самых торопливых. Они мясо любят ловить.

– Вот-вот, логичный ход, – подтвердил Грешник. – А что дальше, к западу и к востоку? Может там попроще варианты есть?

– Может и есть, – кивнул Бактр. – Даже точно есть. Но общей карты яруса нет даже у высоких каст. Есть только какие-то способы связи, что-то они про дальние места знают, но не всё. Есть там проходы, так говорят, но везде какие-то сложности. Вроде всё как здесь. Пройти можно, но почти всегда что-то сильно мешает. Разное слышал.

– Не знаешь, какой уровень у местных крокодилов? – сменил тему Грешник.

Араб усмехнулся:

– Чтобы это узнать, надо убить хотя бы одного, или живого телефоном проверить. Эти шестеро не убивали и не проверяли, они просто убегали. А я крокодилов даже не видел. Говорят, они метра по три или четыре. Я думаю, они ошибаются. От страха всегда больше кажется. Что, хочешь там попробовать пройти? Если так, тебе надо в верхний лагерь, поговорить с той девушкой. Она про лодку всё расскажет. Без лодки обходить озеро по берегу слишком долго. И там тоже скалы мешают. Обязательно поговори, может ещё что-то полезное скажет.

 

– Благодарю, Бактр. Телефон и браслет ты честно заработал. Можно ещё вопрос?

– Смотря какой.

– Того гака ты убивал врукопашную. Но у тебя минимум два кристалла, плюс золото. Это далеко за сотню монет, а базовый навык дубин у Сяо стоит меньше. Думаю, у Беса ещё дешевле можно взять. Почему не стал брать?

Бактр воздел кулаки:

– Видишь? Они всегда при мне. С самого начала. Силу надо. Ловкость надо. Урон надо. В них вкладываюсь. Про навык да, я думаю. Присмотрел кое-что у Беса: книги на меч и саблю. Если вон ту ямку выкопаю до коренной скалы, и всё там промою, обязательно найду кристалл. Или два. Ну и золото соберу. Вернусь к руднику, обменяюсь. Я с Бесом уже почти договорился.

– И не боишься туда-сюда ходить? Там ведь нехорошие люди караулят.

Араб небрежно отмахнулся:

– Плохо они караулят. Им неинтересно на одном месте сидеть. Надо быть совсем тупым, чтобы таким попасться. А у меня голова работает, я знаю, как ходить, что говорить и что делать. Меня им не достать. Так ты точно решил наверх идти?

– Надо подумать, – уклончиво ответил Грешник.

– Если надумаешь, зайди ко мне. Или скажи. Я телефон свой дам. Мясо не может звонить, но может принимать сообщения и звонки. И передавать сообщения может. Кастовым одно сообщение в день передаётся, другому мясу можно отправить три. Напиши мне, или сам сюда приходи. У меня консервы всякие есть. И рис. И мука для лепёшек. И печка земляная. Хорошо готовлю, вкусно, тебе понравится.

Отойдя от лагеря браконьеров на тысячу шагов, Грешник остановился и подал знак Рыське не шевелиться. Простоял с минуту, вслушиваясь, но ничего подозрительного не засёк. Ни намёка на то, что Бактр крадётся следом.

И зачем ему красться? Да мало ли зачем. Этот восточный мужчина с самого начала показался слишком мутным. Непонятно, что от такого можно ожидать. И сведеньям, полученным от него, полностью верить нельзя. Не хотелось бы идти дальше, когда тебя преследует непонятный тип, надо сразу такое пресекать.

Причину остановки объяснять Рыське не стал. Вместо этого сразу перешёл к делу:

– Я думаю попробовать пройти на север по реке. Вариант с мостом за рудником мне не нравится, а других пока нет. Ты сама как считаешь?

Девушка пожала плечами:

– Не знаю, но тут, вроде, нечего думать. Ты же прав, нет других вариантов. Я, если что, с тобой. Можно?

– Странный вопрос. Мы, вроде как, вдвоём идём, если ты не передумала. Я ведь честное слово давал, что проведу кое-кого до самого выхода.

– Извини. Я просто не представляю, как там пройду. Я крокодилов с детства боюсь, я там тебе только мешать буду.

– Серьёзно думаешь, что я их люблю? Не угадала. Но я очень хочу побыстрее пройти на север, а уж через них или мимо них, это как получится. Но не волнуйся раньше времени, сейчас нам туда направляться рановато. Непонятно, сколько такая дорога займёт, а мне не хочется застрять ночью на озере с крокодилами, или в ущелье с большими обезьянами. Предлагаю вернуться наверх и сместиться чуть на юг, к тем лесам, по которым мы утром выбирались. Там макаки водятся, и вараны есть, а тут почти пусто, за всё время один покалеченный гак попался. Надо набить побольше знаков и символов, чтобы тебя усилить.

– Зачем меня? – удивилась Рыська. – За что такая щедрость? Тебе ведь самому усиливаться надо.

– Всем надо, но так получилось, что тебе это сейчас нужнее.

– Почему? – продолжала не понимать девушка.

– Да потому что я слово дал, что доведу тебя до выхода. Но ты пойми, я ведь не водитель с личным тяжёлым танком, нам пешком идти придётся, а здесь, сама понимаешь, это непростое дело. У тебя почти всё на нулях, приподнять много чего можно, причём на начальных показателях это стоит недорого. А вот я уже прилично набрал, мне увеличение параметров подороже, чем тебе, обходится. Раз уж идём вдвоём, для нас выгоднее вариант, когда я останусь на том же уровне, а ты серьёзно усилишься; чем если я еле-еле приподнимусь, а ты осталась такой же слабачкой. По затратам и то, и то одинаково выйдет, но в сумме мы с тобой больше выигрываем во втором варианте. Так больше шансов, что дойдём оба, и ты при этом будешь мне помощницей, а не балластом. Чистая математика, никакой щедрости.

– И надолго мы в тот лес вернёмся? Грешник, там до города близко. Опасно, можно на людей нарваться.

– Жить мы там не останемся, не переживай. Знаю я в тех местах один домик, вокруг него раньше от обезьян прохода не было. Поохотимся немного и до темноты снова сюда спустимся. Заночуем у реки, а с рассветом махнём на север. Для начала поговорим с той девушкой, которая единственная из группы спаслась. Но это вряд ли надолго задержит. Так у нас на переход через горы останется полный световой день. Если повезёт, до темноты на другую сторону хребта успеем перебраться.

– Крокодилы, большие обезьяны, и ты это за день думаешь пройти?.. – с сомнением уточнила Рыська.

– Это только наброски плана. Завтра по обстановке посмотрим.