Плюшевая тайна

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Frauke Scheunemann, Antje Szillat Illustrations by Nikolai Renger

PAULE UND SNEAKERS HELDEN AUF VIER PFOTEN

© Гилярова И.Н., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Пролог. Такса – надёжный друг

Просто невероятно! Я стоял как громом поражённый и не мог поверить своим ушам! И всё-таки это была правда, горькая правда: мой лучший друг Сникерс, глава Кошачьей команды по спасению детей, находчивый и бесстрашный кот… Он… он пропал!

В такую тяжёлую ситуацию ККСД ещё не попадала. Мы прекрасно знали, что именно случилось с нашим предводителем. Сникерса похитили! Жутко коварные и опасные преступники!


Во всяком случае, так заявил Джонни. Он тут же объявил себя новым главой ККСД. Услышав это, я разозлился.

– Я против! – решительно гавкнул я.



Джонни, вскочив на груду старых автомобильных шин, уже собрался произнести речь.

– Что ты сказал, щенок? – сердито переспросил он.

Ладно, пусть он так меня называет. Ведь я действительно подросший щенок таксы. Единственная собака в кошачьей команде. Но кто сказал, что такса не может быть хорошим детективом? Я готов с этим поспорить! Гафф, гафф!

– Я имею в виду, что ты поторопился занять место Сникерса. Уверен, ты и хвостом махнуть не успеешь, как Сникерс вернётся.

– Пауль прав! – мяукнула рядом со мной Минка.

Меня поддержали и несколько других кошек.



Но Джонни так и остался сидеть на месте предводителя.

– Сникерс попал в лапы к похитителям. Судя по тому, что мы знаем о них, его ждёт… – Тут он сделал паузу и, тихо всхлипнув, добавил: – Друзья, нам надо крепиться! Нет никаких сомнений, что мы никогда больше не увидим нашего любимого и уважаемого Сникерса!

Что тут началось! Кошки печально замяукали. Я в растерянности смотрел на их грустные мордочки. В глазах Минки стояли слёзы.

– Бедный старина Сникерс! – мяукнула беленькая Труди.

– Вообще-то, он был уже не очень молод, – заметила Клео. – Наверное, инстинкты подвели.

Что значит «был»?! Сникерс ведь не умер! Неужели кошки сошли с ума?!

– Мне неприятно это говорить, но лучше бы я был членом Собачьей команды по спасению детей! – возмущённо гавкнул я, глядя на кошек. – Сказать вам почему? Потому что собаки знают, что такое дружба и единство. И они не станут списывать со счетов своего друга, если тот попал в лапы бандитов.

Да-да! Вот так! И пускай кошки выгонят меня из их команды. Я в одиночку отправлюсь искать Сникерса и спасу его. Ведь я такса и надёжный друг.

ГАФФ-ГАФФ!

Глава 1. В поисках приключений

УУА-А-А! Р-Р-РА-А-АВ!

Я ворочался в своей корзинке, стараясь улечься поудобнее и немножко вздремнуть. Вообще-то сегодня ночью я прекрасно выспался, но в обед я уже устал как собака!

Интересно, почему я так вымотался? Ну да, около часа я носился с моими любимыми хозяевами, близнецами Фипсом и Билле. Каждый раз, когда эти двое возвращаются из школы, они бегут в сад, чтобы провести со мной время.

Так было и сегодня. Я бегал за палкой и играл с близнецами в игру «Поймай шляпу», причём шляпой служила бейсболка Фипса, а не настоящая шляпа с широкими полями, какую любил напялить на себя мой бывший хозяин Манфред. Потом Билле построила полосу препятствий: положила метлу на пару корзинок, поставила на бок садовый шезлонг и натянула бельевую верёвку между двумя стульями. Я раз пять пробежал по полосе препятствий, пока окончательно не выдохся. Мой язык почти доставал до земли. (Хотя это легко объяснить: у меня очень короткие лапки.)

Но для такого выносливого щенка, как я, это ерунда! Я трачу гораздо больше сил, когда мчусь следом за Сникерсом по нашему кварталу, чтобы помочь попавшим в беду детям. Как вы уже наверняка знаете, мы с моим рыжим другом члены Кошачьей команды по спасению детей. В неё входит примерно тридцать кошек и одна такса, то есть я. Меня даже прозвали почётным котом!

Обычно у нашей команды много дел, но в последнее время наступило затишье. Конечно, хорошо, что у детей всё благополучно, но я начал терять спортивную форму. Да и скучновато стало! Я мечтал о настоящем приключении!

Я медленно выбрался из корзинки и поплёлся по коридору. Судя по запаху, долетавшему из кухни, там меня ждало вкусное угощение.

Да, я не ошибся! Дора, мама близнецов, положила мне в миску только что отваренный рубец. Ням-ням, вкуснятина! Надо немедленно подкрепиться, тогда будет намного легче искать приключения.

Только я склонился над миской, как распахнулась дверь и в кухню ворвались Билле и Фипс! Ура, у них закончился урок музыки! Я забыл про рубец и с восторгом запрыгал возле ног Билле. Поесть я люблю, но ещё больше люблю играть.

– Пауль, сколько же в тебе энергии! – Билле присела на корточки и почесала у меня за ушами. – Разве ты не наигрался сегодня днём?

Конечно, нет! Усталость мигом улетучилась, и я стал носиться вокруг близнецов в надежде, что они поймут меня и выйдут со мной на улицу.

Фипс сразу смекнул, в чём дело.

– Бери поводок, сестрёнка, Пауль хочет гулять. Мне после игры на блок-флейте тоже хочется подышать свежим воздухом.

УР-Р-Р! ГАФФ-ГАФФ! Блок-флейта! Ужас! Один раз я был на уроке музыки вместе с ребятами. Бедные мои уши! Не знаю, зачем люди придумали блок-флейту! Понятно, почему после занятий Фипсу хочется послушать пение птиц в парке.

Может, мне повезёт и я встречу на прогулке Сникерса? Вдруг он наконец сообщит мне, что нас ждёт новое приключение?

– Мам, мы погуляем с Паулем в парке, хорошо? – спросила Билле Дору.

– Конечно! – ответила та. – Вы уже сделали домашнее задание?

– ДА! – хором крикнули дети и подмигнули друг другу. Хорошо, что Дора этого не видела.

Билле достала мой поводок, и я весело завилял хвостом. Вперёд, на прогулку!

Выйдя в сад, я сразу понял, что здесь недавно пробегал Сникерс. Я ещё мог чуять его запах.

След вёл от нашего дома к задней калитке, за которой начинался большой парк. Это было фантастически удобно, потому что я мог тайком убегать на заседания ККСД.

Я шёл по следу Сникерса. Вот кот пролез под калиткой и – ррраз! – побежал к ближайшему дереву. Там я поднял ногу и оставил свою метку, а заодно и огляделся по сторонам. Но толстого кота поблизости не было.

Ну и ладно. В парке и без Сникерса много всего интересного. Например, вон за тем старым деревом прячется белка – она наверняка мне обрадовалась. А на краю цветочной клумбы находится кроличья нора.

Тем временем меня догнали Билле и Фипс. Они спорили, нужно ли посадить меня на поводок. Жаль, что я не умею говорить на их языке, иначе я бы легко объяснил им, что поводок мне ни к чему. Недавно Торстен, муж Доры и отец близнецов, купил мне собачью шлейку. Она удобней, чем дурацкий ошейник, но без поводка всё равно лучше всего!



Билле с Фипсом всё ещё спорили насчёт поводка, как вдруг мимо нас пробежала маленькая девочка. Да что там, она неслась на всех парах! И при этом так громко ревела, что я даже вздрогнул.

– Пушок! Пушок! – кричала она.

Сколько шума от такой малышки! Неужели нельзя вести себя потише?

Билле с Фипсом удивлённо переглянулись. В следующее мгновение Фипс побежал за девочкой и, быстро догнав её, схватил за рукав. Я решил, что он сделает ей справедливое замечание.

Но я ошибся. Фипс взял девочку за руку и ласково погладил по голове:

– Тише, тише, малышка! Что случилось?

Девочка посмотрела на него красными от слёз глазками. Всхлипнув, она с трудом проговорила:

– П-пушок! Мой бедный Пушок! Его отняли у меня! Пушо-о-о-ок! – Больше она не смогла ничего сказать, потому что снова зарыдала.

Клянусь моей любимой резиновой косточкой! Кажется, ребёнку нужна помощь!

Глава 2. Важный вопрос

– Эй, малявка! – раздалось прямо у меня над головой.

Посмотрев наверх, я увидел сидящего на дереве Сникерса.

Я должен был бы обрадоваться нашей встрече, ведь я ждал её. Но его обидное обращение «малявка» ужасно меня разозлило. Терпеть не могу, когда он меня так называет! Да, согласен, я ещё очень молодой пёс, но уже не крошечный щенок. У меня начался переходный возраст. Кроме того, я больше этого толстого котяры. Разве что Сникерс более упитанный.

В любом случае, я НЕ МАЛЯВКА!

– Ты можешь ненадолго убежать от ребят? – спросил Сникерс.

– Нет! – проворчал я. Может, так кот поймёт, что я обиделся.

– Но почему? Фипс и Билле сейчас заняты этой сиреной. Кстати, у маленькой плаксы наверняка есть веская причина для нытья.

Можно подумать, что старина Сникерс не любит детей. Но это не так! Честное слово! У Сникерса огромное и доброе сердце, и он обожает детей. Именно он основал ККСД. Но вот над манерой выражаться ему стоит поработать. Первый год жизни он провёл на улице, поэтому его воспитание оставляет желать лучшего. К счастью, Сникерсу улыбнулась удача, и он нашёл любящих хозяев. Вот уже много лет он живёт в нашем доме, но, несмотря на это, он так и остался грубияном.



– Пошли! – сказал мне Сникерс. – Надо обсудить важный вопрос!

Мне стало интересно. Неужели нас ждут приключения? Что ж, в таком случае, пожалуй, забуду о «малявке».

– Ладно, – согласился я. – Идём вон в те кусты. Билли и Фипс подумают, что я отошёл по своим делам.

 


– Как скажешь, малявка!

УРРРР! Я НЕ МАЛЯВКА!!!

В кустах я учуял запах Мюллера и Мейера, моих знакомых псов. Мы часто встречаемся во время прогулок в парке.

– Ну, так что? – спросил Сникерс.

Какой странный вопрос! Разве он сам не хотел рассказать мне что-то важное?

– Кажется, в этих кустах совсем недавно побывали Мюллер с Мейером, – ответил я, потому что больше ничего не пришло мне в голову.

– Я не это имел в виду, – раздражённо проговорил Сникерс. – Я хочу знать, почему ревёт девчонка, маляв…

– Я не малявка! – перебил я кота. – И я не хочу, чтобы ты меня так называл!

Сникерс пронзил меня сердитым взглядом. Мне сразу стало не по себе, хотя вообще-то мы лучшие друзья.

– Ну хорошо, Пауль, раз для тебя это так важно, я больше не буду называть тебя малявкой, – примирительным тоном сказал кот.

Что-что? Я не ослышался? Неужели Сникерс вот так просто согласился со мной?

– А теперь расскажи, пожалуйста, что случилось у маленькой девочки?

Ах, вот оно что. Сникерсу, как и мне, не терпелось взяться за новое расследование.

– Она плачет из-за какого-то Пушка, – объяснил я.

– Вот как? – заинтересовался кот. – А кто это? Её пёс? Он что, убежал? Или его отдали в приют для животных, потому что у её отца внезапно началась аллергия на собачью шерсть?

Клянусь своей мисочкой, у Сникерса богатое воображение!

– Честно говоря, я не знаю, кто такой Пушок, – признался я. И почему я сам не задался этими вопросами?

– Ясно, – кивнул Сникерс. – Тогда возвращайся к своим хозяевам и навостри уши. А я попробую найти удобную стратегическую позицию на ближайшем дереве, чтобы тоже услышать подроб-ности.

Не самый плохой план. Я вылез из кустов и помчался к близнецам. Они всё ещё разговаривали с рыдавшей девочкой.

Я подбежал как раз в тот момент, когда Билле с сочувствием сказала:

– Йела, ты наверняка его где-то потеряла. Не думаю, что кто-то решил украсть твою плюшевую собачку, тем более что у неё порвано одно ухо.

– Да, не обижайся, но вряд ли Пушок очень уж ценный, чтобы похищать его, – добавил Фипс.

Маленькая Йела скрестила руки на груди и высоко подняла голову. Её лицо было мокрым от слёз, но голос звучал теперь совсем по-другому.

– Хотите сказать, что я вру? – сердито проговорила она. – Что я сама потеряла Пушка и не хочу в этом признаваться?

– Нет! Конечно, нет! – заверил её Фипс.

– Мы вовсе так не думаем, – поддержала его Билле.

Малышка громко засопела и ещё выше вскинула подбородок.

– Дураки вы! – выкрикнула она и, развернувшись, пошла прочь.

– Ничего себе! – проворчала Билле. – Мы хотели помочь, а в итоге оказались дураками!

Фипс кивнул:

– Ну и вредная же эта девчонка! Думаю, всё так и было: она потеряла Пушка, но признаться в этом не хочет. Кому вообще нужна старая плюшевая игрушка?

Билле пожала плечами, и ребята решили вернуться домой.

– Может, мама уже испекла наш любимый шоколадный торт? – сказала Билле и облизнулась.

Фипс довольно погладил живот.

– О да, я бы сейчас съел большо-о-ой кусок шоколадного торта!

Мы помчались галопом домой. Я даже не успел взглянуть на Сникерса и понять, слышал ли он со своего дерева разговор детей. Впрочем, я наверняка увижусь с ним в саду.

Когда мы почти дошли до калитки, нам повстречались Мюллер с Мейером. Они гуляли со своей хозяйкой, очень болтливой дамой. Она тут же заговорила Билле и Фипса. Хотя ребятам не терпелось добраться до шоколадного торта, они были такими вежливыми, что не могли просто так от неё отделаться.

– Привет, Пауль, ты уже слышал о происшествии в парке? – спросил Мейер.

Я решил, что под «происшествием» он имел в виду пропажу плюшевой собаки Йелы, и кивнул.

– Какой нелепый кошмар! – сказал Мюллер. – Не так ли?

– Да уж, – усмехнулся я. – Громкий скандал! У меня до сих пор звенит в ушах от крика девчонки.

Мюллер с Мейером как-то странно посмотрели на меня.

– Чего вы на меня так уставились? – спросил я.

– Вот уж не ожидал от тебя, Пауль, – ответил Мюллер. – Ты ведь совсем недавно сам был щенком, и тебя легко мог обидеть тот, кто старше. На твоём месте я бы посочувствовал маленькой Йеле.

О чём это они? Разве я когда-нибудь терял резиновую косточку, а потом придумывал, что её якобы украли?

Я решил, что не буду спорить с друзьями и, изобразив сочувствие, сказал:

– Разумеется, мне жаль Йелу. Она потеряла Пушка и…

– Она его не потеряла! – перебил меня Мейер. – Пушка украли! Вырвали прямо из её рук!

ГАФФ-ГАФФ! Неужели это правда?!

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?