3 książki za 35 oszczędź od 50%

Остаться с тобой

Tekst
9
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Остаться с тобой
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Для оформления обложки была использовано стоковая фотография https://unsplash.com/photos/p3fjhzseClE

Большая благодарность всем, кто помогал мне в работе над книгой! Елене Соловьевой за прекрасные обложки, Елене Дженкинз – за консультации по английскому языку, Екатерине Медвинской за подробный рассказа про лошадок, Наталии Степановой и Наташе Гудковой – за скрупулезную вычитку и поиск ошибок. Отдельное спасибо группам в социальной сети вконтакте, где я могла почерпнуть любую информацию о Южной Корее: Современный Сеул ModernSeoul, Храм Дорам_ТВ, Типичный дорамщик, Дорамы онлайн.

И всех своих постоянных читателей и комментаторов благодарю отдельно. Без вас я бы не дописала эту книгу! Она начиналась как средство от осенней хандры и попытка изобразить кинематографический жанр дорам в прозе. И, как мне думается, у меня это получилось!

Все события и персонажи вымышлены и все сходство с реальными – случайно. Название компаний семей Ю и Пак – вымышлены. Названия Национальных парков, архитектурных памятников, улиц, районов Сеула, горных курортов, остальных компаний, имя президента Кореи – реальны, как и экономические и политические события, произошедшие в Южной Корее в 2016-2018 гг.

Серия 1

Последний звонок растянулся на полдня, и когда весь одиннадцатый класс вывалился на улицу, Алена на секунду сощурилась. Непривычно яркое для Питера солнце било прямо в глаза. И на нее сразу же налетел мощный вихрь и стиснул что было силы:

– Доча, поздравляю! Наконец-то закончилась эта канитель!

Алена радостно и растерянно обняла маму. Она никак не ожидала увидеть ее в школе, потому что еще пять дней назад она уехала переводить важные переговоры в Англии.

– Ты что, прямо с самолета примчалась? Я тебя только вечером ждала.

– Да! Прямо из аэропорта приехала. Не могла пропустить такое событие. Как ощущения?

По ощущениям мама явно обгоняла дочку, была не в пример радостнее и оживленнее. Алене же были пока не понятны собственные мысли. С одной стороны чувство, что не надо больше учить кучу всего ненужного и не интересного, приятно грело душу, а с другой – впереди были ЕГЭ и поступление в университет.

– Знаешь, у меня такое ощущение, будто последний звонок это не конец, а начало, – она честно созналась маме.

– Правильно! Начало новой прекрасной жизни, – жизнерадостно подтвердила та, и Алена закатила глаза.

– Мам! Только не начинай, как наша классная толкать речь на полчаса. Я уже наслушалась на десять лет вперед.

– Тогда сядь, а то упадешь, – загадочно сказала мама и усадила ее прямо на свой фиолетовый чемодан, стоявший рядом.

Алена села и с опаской спросила:

– Что случилось?

– Дочка, я выхожу замуж!

– Что?

Если мама решила удивить собственную дочь, то ей это удалось.

– Ты не шутишь?

У Алены еще оставалась слабая надежда, что так мама пытается растормошить ее и развеселить, но увидев ее сияющее лицо, поняла, что все серьезно. Мысли разбежались как тараканы, и она безуспешно пыталась собрать их в кучку:

– Ты, правда, выходишь замуж?

Мама взволнованно кивнула и, не удержавшись, виновато улыбнулась.

– Неужели твой жених – тот симпатичный бизнесмен, с которым ты крутила роман последние два года? Подожди…

Мама молча обняла дочку за плечи и сотня вопросов промелькнуло у той в голове. Один – самый главный, буквально сорвался с языка:

– Ты что, уедешь к нему? Насовсем?

Улыбка мигом пропала.

– Аленушка, ты не рада за меня?

Что тут скажешь? Конечно, Алена была очень рада за свою красивую, веселую и такую молодую мамочку! Она как никто заслуживала счастья, особенно после неудачного романа с ее отцом восемнадцать лет назад. Роман закончился беременностью, а папашка от такого счастья удрал подальше за границу. И хотя мама все эти годы твердила, что благодарна ему за такую прекрасную дочку, Алена знала, что было нелегко растить ребенка одной, будучи еще совсем юной. Мама заслуживала любовь настоящего мужчины, и она не уставала это повторять. Но все равно новость была слишком внезапной и ошеломляющей! Она постаралась скрыть потрясение и улыбнулась как можно шире.

– Я очень рада за тебя, мамуль! Если честно, я очень боялась, что у вас ничего не получится, и ты опять останешься с разбитым сердцем.

Мама мудро улыбнулась и ответила:

– Я тоже не верила, что все будет настолько хорошо. Он сделал предложение еще полгода назад, и все это время я много думала и перебирала тысячу вариантов, пока не остался только один – выйти замуж.

– Сделал предложение полгода назад, и ты ничего не сказала?

Ничего себе, мама умеет хранить секреты!

– Я сомневалась до последнего. Очень долго боялась всех трудностей и проблем, которые нас ждут. А потом поняла главное. Я его очень люблю, – глаза у мамы засияли ярче солнца, и дочка на секунду позавидовала этому свету, а она продолжала, – я так люблю, что готова ко всему, кроме одного. Ты даешь свое согласие?

– А я тут причем? – девушка так оторопела, что даже не поняла вопроса. – Это же ты замуж выходишь, а не я. Почему ты спрашиваешь меня?

– Ты сразу поняла суть проблемы, – мама отвела глаза, – мне придется уехать в другую страну и оставить тебя одну. И если все получится, я уже не вернусь.

Да. Это был удар под дых. Одно дело желать горячо любимой мамочке личного счастья, другое – остаться в одиночестве в неполные 18 лет. Честно говоря, выбор был так себе. Но об этом Алена решила подумать после. Сейчас важно было не расстраивать маму.

– Мам, а ты не думаешь, что я – Алена Ковалева, уже взрослая и почти совершеннолетняя, и сама могу о себе позаботиться, а? Готовить умею, так что с голоду не помру, порядок в доме не обещаю, но буду стараться. Даже на работу могу устроиться! Тетя Оля подкинет мне парочку-другую туристов…

– Вот уж нет! – мама решительно прервала поток ее красноречия. – Лучше сдай ЕГЭ как следует и поступи в университет, на факультет романских языков, как мы и планировали.

– Сдам и поступлю! Зря я, что ли, два года училась в гимназии как проклятая!

– Вот за последние полгода могла бы постараться и побольше, – проницательно заметила мамочка и дочка покраснела.

Конечно, могла. Но не очень хотела. После зимних каникул к ней подошел Майкл и на виду у всего класса предложил встречаться. После этого все уроки и даже подготовка к ЕГЭ ушли на второй план. Повезло, что Майкл играет в молодежной сборной города по футболу и кучу времени проводит на сборах, иначе она бы совсем забросила учебу. Так, стоп!

– Мама, не переводи тему. Когда точно ты выходишь замуж? Летом?

– Нет, осенью. Сначала помолвка, потом подготовка. Все будет не так просто. Но ты же приедешь на свадьбу?

Это хороший вопрос. Скорее всего, осенью она будет очень занятой студенткой университета и вряд ли сможет вот так запросто махнуть в другую страну. Не на пару же дней придется ехать, а минимум на неделю. Но вслух она сказала совсем другое:

– Конечно! Как свадьба мамы может пройти без дочери? Это как если бы я выходила замуж, а ты не пришла.

А вот это Алена ляпнула зря. Мама сразу заволновалась.

– У тебя все будет нормально? Вы же с Майклом еще не…

– Мамуля я уже все знаю про пчелок и цветочки, так что даже не начинай, – такие разговоры ее всегда смущали, и скорее всего, маму тоже, – Если тебя это утешит, мы еще толком не целовались, и он ничего себе такого не позволял.

– До поры до времени все мальчики прилично себя ведут, – вздохнула мама. – Ты, правда, уверена, что сможешь жить без меня?

– Не уверена, – она закусила губу, но увидев побледневшую маму, рассмеялась и продолжила: – но очень хочу попробовать. Не волнуйся за меня!

– А сейчас ты не хочешь съездить со мной? – нерешительно спросила мама. – Посмотрела бы, где я буду жить! Это такая удивительная страна…

– Мамуль! – Алена посмотрела умоляюще, – Мне буквально пару месяцев останется отдохнуть перед универом, если я еще поступлю!

Она не хотела никуда ехать! В ее планах была бурная личная жизнь, поездки за город вдвоем и просто веселое, ни к чему не обязывающее безделье, и в это совершенно не вписывалась совершенно незнакомая страна. О которой не знала ровным счетом ничего. Ноль. Зеро. Чужие люди, чужая культура, чужой язык. А вот будущий отчим (боже, как это странно звучит) ей нравился – полгода назад он специально приезжал в Питер знакомиться с Аленой, и она сразу поняла, какой он серьезный и спокойный, а главное – очень любит маму и не сводит с нее сияющих глаз. Но ехать в его страну было лишним.

Да, она была рада, но не думала, что день Х, когда мамочка упорхнет из гнезда, наступит так быстро. И если быть до конца честной – ей и самой хотелось пожить самостоятельно, да и встречаться с Майклом будет намного легче и удобнее без постоянной родительской опеки. В общем, все минусы и плюсы маминого брака смешались в кучу, и было не понятно, радоваться или огорчаться таким глобальным переменам в семье.

Еще в детстве девочки Вероника Сергеевна Ковалева поняла – способность к языкам передалась той по наследству. Поняла и обрадовалась. Теперь без зазрения совести можно было покупать красивые детские книжки на английском и французском языках и подсовывать их ребенку. А утром перед детским садиком включать короткие песенки с алфавитом или числами, чтобы потом девочка пела всю дорогу. Эти два языка Алена слышала с рождения, поэтому ничего удивительного не было в том, что до девятого класса она училась в гимназии с углубленным изучением английского языка. А в десятом перешла в гимназию с французским уклоном, твердо намереваясь поступить в университет иностранных языков на романский факультет, который в свое время закончила мама.

Правда не все одноклассники хотели того же. Перейдя в новую школу, Алена с удивлением обнаружила себя среди богатеньких детишек, для родителей которых французская гимназия была всего лишь престижем, а не необходимостью. Как, например, для родителей Майкла – парня Алены, или Сони – лучшей подруги. А вот Лиза и Мила – две другие подруги, учили языки также прилежно, как она, хотя поступать планировали в другие ВУЗы.

 

Мама вплотную занялась оформлением документов для грядущего брака и переезда, которых вдруг потребовалось воз и маленькая тележка, а Алена засела за учебники. Занятия в школе кончились, и ЕГЭ по русскому было послезавтра, а потом почти сразу английский, математика и французский. Однако правила на ум не шли. Она сидела за столом и смотрела в окно. Там кипела жизнь, счастливые люди развлекались и гуляли, а она несчастная и одинокая вынуждена была повторять то, что все равно забудет через несколько дней.

Может выложить подругам в общий чат последние новости? Или дождаться личной встречи? Алена представляла их удивление. Ее рука сама собой потянулась к компьютеру, но чудовищным усилием воли была остановлена. Если сейчас она выйдет в интернет – вся подготовка полетит к чертям. Если там окажутся Соня с Милой и Лизой – начнут жаловаться, ныть и жалеть друг друга. Нет. Все это потом. А сейчас нужно готовиться – повторять, зубрить и запоминать!

Она взяла учебники с тетрадями и пересела на кровать. Вот так и окна не было видно, и спина не уставала. Тренировка воли и ума продолжалась почти три часа, но потом Алена сказала себе «хватит», решительно включила компьютер и вошла в беседу в Контакте.

Мила и Лиза были уже тут, и вовсю обсуждали перспективы повеселиться за городом. Конечно, никто разговаривать о ЕГЭ и не собирался! После экзаменов они всем классом собирались съездить на турбазу под Крондштатом. Ее ожидало два дня относительной свободы (под присмотром учителей, конечно), общения, и если повезет – пару часов с Майклом наедине. Алена уже размечталась, как они гуляют в лесу, сидят на цветочной полянке как Эдвард с Беллой, или смотрят на звезды…

– Мальчики, природа, винишко!!!!

– Ага. И классная на стреме

– И наша Аленушка, наконец, поцелует своего Иванушку!

Романтичная Лиза уже несколько месяцев спрашивала Алену – когда же случится это знаменательное событие.

– Все гораздо хуже – она должна поцеловаться с Майклом и я не хочу это видеть!

Это вмешалась прагматичная Мила. Несмотря на имя, она была самой здравомыслящей из всех подруг и никогда ничего не забывала.

– Учти, в домиках будут селить девочку с девочкой, а не как ты думаешь.

Вот ехидна! Алена быстро набрала:

– Ничего я не думаю, точнее, думаю, но не о том!

А эта язва ответила

– А надо бы о том! Ничего, вот проводишь маму к жениху, и будет масса возможностей ближе пообщаться со своим парнем.

Отвечать ничего не хотелось. Не то, чтобы Алена никогда не думала о таком. Еще как думала и даже часто. Но что толку размышлять о серьезных отношениях, если они даже ни разу не целовались как следует. Легкие поцелуи в щечку ведь не считались? Ей хотелось настоящего, романтичного поцелуя, после которого она сразу бы поняла, что любит Майкла, а он – ее.

Третья подруга – Соня, так в чате и не появилась, что было странным. Обычно она почти каждый день болтала с Аленой, выпытывая новые подробности их отношений с Майклом. У самой Сони парня не было, и ей все было интересно.

Две недели тестирования промелькнули как один день. Алена так боялась накануне, что с утра уже уставала от переживаний и во время ЕГЭ просто выдавала автоматом все, что знала. По ее подсчетам набранных баллов для поступления на бюджет должно было хватить. Подвести могла только математика, с которой она была не в ладах. Если баллов будет недостаточно, придется пройти дополнительное собеседование на двух языках, уже в начале августа, в университете.

Алена не могла дождаться поездки на турбазу, чтобы вдоволь пообщаться с Майклом, с которым виделась все это время урывками. Она даже не успела ему рассказать о замужестве мамы, а писать СМС-ки или говорить по телефону не хотела.

Поэтому очень надеялась на грядущую поездку. Окончание ЕГЭ и удачные мамины хлопоты с документами они отпраздновали в летнем кафе на Невском, и Алена с чувством выполненного долга выпила две чашки своего любимого горячего шоколада и съела большой кусок чизкейка. Ненавистные лишние два килограмма, налипшие за зиму, бесследно растворились за дни усердной подготовки, и снова можно было поглощать пирожные тоннами.

Искрящиеся зайчики июньского солнца прыгали по кружевной скатерти и белым чашкам, запах кофе струился из открытых дверей кафе и долетал до столиков на тротуаре, мир был прекрасен и удивителен. А когда мама с загадочным видом достала из сумочки новенький смартфон – Алена и вовсе решила, что прямо сейчас у нее начнется новая жизнь – почти выпускницы, почти студентки, и почти самостоятельной взрослой девушки.

На следующее утро она первый раз встала без будильника, быстренько проглотила завтрак, приготовленный мамой, и застыла перед зеркалом. Почти две недели она пробегала мимо него, не глядя. На ЕГЭ просто натягивала удобный костюм тройку – юбку, блузку и жилет, дома быстренько переодевалась в джинсовые шорты и майку. Но сейчас был особый случай и ничего из привычной одежды не подходило для поездки за город. Собственно, удобных вариантов было не так много – любимые обтягивающие мягкие джинсы, голубой топик и синяя трикотажная кофта.

Оставалось лицо. И на Алену опять напал кошмарный и неотвратимый выбор – что делать с лицом? Оставить как есть темно-русые брови и светлые ресницы, или подкрасить? Навести блеск на бледно-розовые губы или так сойдет? Краситься в лес – глупо. Но ее увидит Майкл, значит она должна быть красивой? Ну почему ей не передались от мамочки ее темные брови и реснички? Почему ее лицо в естественном состоянии напоминает белое пятно с серыми глазами? Жизнь – боль, в который раз сделала она вывод, и стремление быть красивой как всегда победило над тягой к естественности.

– Не забудь взять тоник, чтобы смыть косметику, – шепнула все понимающая мама и вручила пакетик с флакончиком и салфетками.

За что Алена любила свою маму – она не читает нотации, а понимает с полуслова. И не только за это любила, конечно.

Вся толпа двух классов гимназии собралась у школы, одноклассники веселились как могли, в сторонке стояли напряженные родители и учителя, которым выпало «счастье» сопровождать отпрысков за город.

Мила и Лиза надели джинсы, как и Алена, а вот Сонька выпендрилась и явилась в обтягивающих лосинах и очень коротенькой кофточке розового цвета. Все мальчики их класса, да и не только, дружно уставились на ее попу, на что она, такое ощущение, и рассчитывала.

– Какой кайф от того, что все пялятся на твой зад? – как всегда прямая Мила не упустила случая подколоть Соню, а та с ответом не задержалась:

– У кого нет задницы, тому не понять.

Началось! Эти двое вечно спорили, поэтому Алена решила придушить начавшуюся ссору в зародыше, зная, что инстаграме Сони постоянно мелькали ее селфи в фитнес-центре:

– Мила, Соня эту попу целый год в тренажерке качала, надо же показать товар лицом!

Черт! Кажется, она еще больше подлила масла в огонь. Мила странно хрюкнула, пряча усмешку, а Соня зло зыркнула глазами. Слава богу, подошел Майкл и обнял Алену за талию. Все мысли тут же выветрились из головы.

– Привет! – она повернулась и обняла любимого за плечи.

– Привет, – Майкл чмокнул ее в нос и прижал к себе.

– Вы так хорошо смотритесь вместе! – кто-то сфотографировал их и тут же раздались крики:

– Все в автобус, пора ехать!

Пока два часа ехали на автобусе, Алена вполуха слушала звонкоголосую девушку-гида, а Майкл немедленно уснул, удобно устроившись на ее плече. Он вообще обладал феноменальной способностью мгновенно засыпать в людных местах, что неоднократно было проверено в кино. И ел он всегда за троих – сказывались усиленные тренировки и сборы. А Алена вспомнила, что мама и с будущим мужем встретились случайно именно на такой экскурсии.

Мама Алены, Вероника Сергеевна – переводчик-синхронист и отлично знает три языка – английский, французский и немецкий. В основном она работает с бизнесменами из Европы и Америки, но в последний день очередного заказа ее работодатели проводили переговоры с предпринимателями из Южной Кореи. У них был собственный переводчик, поэтому мама решила заняться культурной программой, и незаметно для себя целый день провела в обществе приятного и очень молчаливого корейца, который внимательно слушал все ее восторженные реплики на английском. Потом он смущенно признался, что не понимал и половины, но был готов часами слушать красивую беловолосую женщину с серыми глазами.

Вспомнив эту романтичную историю любви, Алена заодно припомнила свое знакомство с Майклом. В первый год в новой школе на нее никто особого внимания не обращал. Сказать, что она боялась учиться в классе, где было больше богатеньких школьников, чем действительно знающих языки детей, это значит сильно приукрасить реальность. Но первый день в новом классе прошел на удивление гладко – почти все отнеслись к ней равнодушно, зато Майкл поздоровался первым. После этого она надеялась, что симпатичный блондин с короткой стрижкой будет общаться с ней и дальше, но тщетно. Его приветствие было обычной вежливостью.

И когда через год после новогодних каникул приветливый парень подошел и предложил встречаться, Алена, конечно, очень сильно удивилась, но и обрадовалась тоже. Вот, собственно и все. Не очень романтично. Они ходили в кино, на каток, сидели в кафешках, пару раз обнимались. Разве это можно было назвать настоящими отношениями? Алена искоса посмотрела на спящего парня. Все-таки, что она в нем нашла? Учеба его никогда не интересовала, он еле-еле получал тройки в гимназии, но зато активно играл в футбол, забивал голы, был в первой пятерке рейтинга футболистов юношеской сборной, и его уже зачислили в Институт физкультуры и спорта.

Был ли он тем самым, кто нужен ей и кому нужна она? Он прикольный, умел вовремя пошутить, и на редких свиданиях между сборами с ним можно было неплохо поболтать. Алена снова вздохнула. Надо быть честной с собой – ей было лестно, что самый симпатичный мальчик в классе выбрал ее, а не, допустим, Соньку. И хоть чувство это было не самым хорошим, но душу оно грело. Только романтики в их отношениях почти не было. Может, на турбазе получится погулять под звездами и просто поговорить?

Пообедали в большой и помпезно обставленной столовой, где еще кое-де болтались надувные шары, оставленные, наверное, с какой–то свадьбы. Потом было главное событие поездки – пейнтбол. Алена никогда раньше в него не играла и не видела смысла учиться стрелять по людям. Попробовала бегать вместе с Майклом, но не успевала за ним, и он велел отсидеться в кустах, где ее буквально через несколько минут подстрелила Сонька, играющая за противника. А могла бы и пожалеть лучшую подругу!

Многочисленные селфи в обнимку с одноклассниками после пейтбола ее настроения не улучшили. Несмотря на то, что это была последняя поездка класса куда-то вместе, никакой нежности и ностальгии она не испытывала. За два года Алена подружилась только с Милой и Лизой, а полгода назад к ним добавились Соня и Майкл. Не то, чтобы она была недружелюбной или интровертом. Ей элементарно не хватало времени общаться с большим количеством людей. В десятом классе она много занималась с мамой, а в одиннадцатом – ходила на курсы при университете иностранных языков, куда сейчас собиралась поступать. Трех подруг и парня хватало за глаза.

Вечером, одурев от свежего соснового воздуха, все поужинали и собрались у вечернего костра. Тут же появилась гитара, жареный хлеб на палочках, пошли разговоры за жизнь, потом, естественно, куда же без этого, самые храбрые достали выпивку, неведомо какими путями протащенную втайне от взрослых. К ночи почти все были веселые, кроме девушки. Алена после любой капли спиртного засыпала почти сразу, поэтому даже не притрагивалась к бутылкам одноклассников.

Она все еще надеялась, что сможет погулять вместе хотя бы по территории базы и попыталась оттащить Майкла от костра, но Соня вдруг подбила всех играть в бутылочку. Пьяные и веселые – одноклассники с радостью согласились. А Алена чуть не заплакала – ну почему опять ничего не складывается? Лиза с Милой уже ушли спать, а она все еще сидит среди нетрезвых одноклассников и на что–то надеется!

На первом же поцелуе Майкла с девочкой из параллельного класса она сломалась. Пускай это был поцелуй в щеку, все равно – пошел к черту ее парень с его заскоками, вместе с ее глупыми мечтами! Она будет гулять одна, и сегодня никто больше не заставит ее страдать! Тем более такой бесчувственный и недогадливый чурбан.

Она решила прогуляться по дорожкам базы и остыть. Романтического вечера, плавно перетекающего в романтическую ночь, не получилось. Народ и не думал спать и ее несколько раз окликнули, приглашая в свои компании, но общаться больше не хотелось. Как бы она не храбрилась, хотелось плакать, так жалко было чувствовать себя одинокой на этом празднике жизни. Огромное ночное небо над головой, усыпанное звездами, темные силуэты деревьев, шелест травы и стрекотание кузнечиков – все это не радовало, а просто кричало об упущенных возможностях.

 

Вволю надышавшись вечерней прохладой она почти с радостью стала возвращаться обратно. Надо было выспаться как следует, а завтра поговорить с Майклом о его поведении и объяснить в доступных выражениях, что он упустил сегодня ночью. Она добежала до своего домика и с облегчением увидела свет в окошке. Значит, Соня уже здесь и ей не придется шариться в потемках! Алена открыла дверь и зашла, успев удивиться, что в коридоре стоит две пары обуви, а не одна. Неужели, Сонька притащила кого-то еще? А кровати всего две, и спать гостям негде. Ответ на свой вопрос она получила почти сразу. Соня привела не подругу.

На кровати целовалась парочка. Алена настолько не ожидала ничего подобного, что в первую минуту ничего не поняла. А потом как будто током ударило – это Майкл целовался с Соней. Это было настолько ясно, насколько и невероятно. Ее Майкл! С ее же подругой! Они лежали и лизались взасос, и это было так противно и тошнотворно, что пришлось прикрыть рот рукой. В то самое время, пока она бродила по тропинкам, мечтая о первом поцелуе, эти сразу перешли к делу.

Соня заметила ее первой и нисколько не удивившись, улыбнулась и почти пропела:

– Место уже занято, подруга.

А Майкл бессмысленно таращился в пустоту, пьяным, ничего не соображающим взглядом.

Алена развернулась и побежала прочь, не разбирая дороги. Рыдания сдавили горло, и казалось, там была содрана кожа – так жгло внутри. Она не верила, не могла поверить тому, что увидела только что! Как могла Соня целоваться с Майклом, зная, что это ее парень? Она же фотографировала их много раз и шутила над такой трогательной влюбленностью, каждый раз выпытывая подробности встреч.

Предатели! Гнусные, подлые предатели! Алена ненавидела этих двоих так сильно, что хотела непрерывно орать во всю глотку все три матерных слова, которые знала. Внезапно она запнулась и упала, сильно ударившись рукой и вывернув щиколотку. Боль отрезвила и лишила последних сил, и, сидя на земле, она снова заплакала. Почему? Почему это произошло именно с ней и именно в тот день, когда она хотела по-настоящему поцеловаться с Майклом?

Разве возможны такие совпадения? Неужели это двое посмеялись над ней? Неужели это то, что Алена заслуживает за свою нерешительность? Как и когда эта парочка спелась настолько, что стала целоваться, лежа на кровати? А если это произошло просто по пьяни, то было еще отвратительнее!

Алена зарыдала в полный голос, не боясь, что кто-то услышит и вместе со слезами из ее души выходило что–то непонятное. Что-то большое, запутанное и сложное. Что-то, чему не было определения. Вера в людей? В дружбу? В любовь? Может быть, ничего этого и нет на самом деле?

Когда от слез осталась лишь икота она задумалась, куда теперь идти. С Соней – понятно, ночевать и разговаривать она больше не будет. А если придет к девочкам – они будут задавать вопросы, и она может опять разреветься. Алена не хотела никого видеть, но ночевать в лесу было не лучшим выходом. Найти незанятый домик? Пара попыток оказались неудачными, все было заперто. Замерзнуть на турбазе на радость сладкой парочке она не собиралась, поэтому собрала всю волю в кулак и заявилась к Лизе и Миле.

Вопреки ожиданиям, они не стали даже спрашивать, что произошло, а просто сонно выругали за такой поздний визит. Лиза подвинулась к стенке и тут же засопела. Алена легла рядом и подумала, что не уснет до утра, но оказывается, вместе со слезами она выплакала возбуждение и ярость, и вместо них навалилась такая усталость, что сон пришел почти сразу.

Когда рано утром девушка посмотрела на себя в зеркало, ей стало жутковато. В нем отражалось бледное с красными пятнами лицо, с паклей вместо волос и тоскливым выражением глаз. Такой вид испугал даже ее, а подруг – тем более. Все дружно решили, что она заболела, а возражений и не последовало. Так было легче уехать без всяких объяснений, что Алена и сделала.

Она думала, что дома почувствует себя лучше, но стало только хуже. Фотографии Майкла, его подарки, его любимая чашка – все, что попадалось на глаза, яростно уничтожалось и летело в мусорное ведро. Точно также в виртуальную корзину летели совместные фотки на старом телефоне, в инстаграме и контакте. Взрывы ярости давали только временную передышку, а между ними она опять плакала весь оставшийся день, уткнувшись в подушку, и забылась только к вечеру.

Вечером пришла мама и путем вкрадчивых расспросов, на которые получала ответы в основном всхлипами и междометиями, выяснила суть дела. Мудрая Вероника Сергеевна не стала мучить дочку дальше, и оставила в покое.

Следующим утром лучше не стало. Вставать с кровати не хотелось, а хотелось уткнуться носом в стенку и лежать так до скончания веков. В голове девушки против ее воли постоянно прокручивалась ужасная сцена в домике и было не понятно – как? Неужели Соню и Майкла настигла внезапная страсть, и они не смогли сдержать эмоций? Или оба были нетрезвыми и Майкл их перепутал? Обе блондинки, примерно одинакового телосложения. А он был порядочно навеселе. Ее передернуло от отвращения – если бы к ней полез пьяный Майкл, точно спустила бы его с крыльца.

– Доча! – мама тихо вошла в комнату и поставила чашку с горячим какао на тумбочку у кровати.

Даже сквозь слезы Алена непроизвольно улыбнулась – мамуля знала, что может утешить в трудную минуту. Могло утешить в других ситуациях. Но не сегодня. Не сейчас.

– Мам, я хочу побыть одной.

– Я тебя понимаю, Ален. Но этот глупец не стоит твоих слез, поверь своей мудрой мамочке.

Она верила, но правильные и логичные слова никак не влияли на сердце. А ему было больно. Словно в сердечном замке провернули ключ на лишних пол-оборота, и теперь заклинило всю дверь. Не туда и не сюда.

Мама обняла и ласково погладила по голове как маленькую девочку, и от этого бережного движения стало еще хуже и тихие слезы прорвались настоящей истерикой – до икоты и озноба. И все время плача мама бережно держала ее и гладила по голове.

К вечеру второго дня, когда Алена не отвечала на звонки и СМС-ки и не включала компьютер, бездумно лежа в постели, ее посетила лишь одна мысль, предельно ясная и отчетливая. Она не пойдет на выпускной, и больше никогда не увидит этих предателей.

Ей стало настолько легче, что даже появились силы принять душ и попить чаю. Правильно. Выпускной должен быть праздником, а какая радость может быть при виде сладкой парочки? Оставшимся двум подругам она не стала ничего писать, а мама восприняла эту новость спокойно и сделала вид, что выкинутая на ветер кругленькая сумма за ресторан и платье ее нисколько не волнуют. И только на следующий день Алена поняла, почему та не стала возражать.

К ним домой явилась тяжелая артиллерия в виде маминых подруг юности, еще с институтских времен. Именно они в свое время помогли растерянной 19–летней однокурснице Верочке справиться с новорожденной малышкой и вернуться к полноценной учебе после короткого академического отпуска. А потом поддерживали семью на протяжении всех лет. Алена звала их просто – тетя Оля и тетя Света, или феи-крестные.

Тетя Оля была самая решительная из троицы, и именно она произнесла 19 лет назад знаменитые слова, которые потом стали постоянной фразой в их кампании – «нужно поменять концепцию». По ее мнению молоденькая Верочка была не глупой студенткой, залетевшей на первом курсе, а счастливой будущей мамой, у которой есть верные подруги и хлебная специальность – языки.

Тетя Оля была уже третий раз замужем, вела экскурсии с иностранными группами, очередной муж ее обожал и сдувал пылинки, а она любила путешествовать, варить черный и горький кофе и учить своих подруг уму-разуму.