3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Любовь на выходные

Tekst
136
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Варя тяжело поднялась с кресла и Ксения в который раз удивилась – как Макс предпочел ей – блестящей, остроумной и сексуальной Ксении эту филологическую нескладеху с дивным именем Варвара. Что у этих мужиков в голове? Точнее, что у них в штанах, горько поправила саму себя главный редактор. Посмотрев на уходящую девушку, она вспомнила еще кое-что, и почти со сладостным удовольствием набрала знакомый номер.

Варвара, ошеломленная и ничего не соображающая, медленно спускалась по лестнице. Ее приревновала и уволила начальница! Из-за мужика! Рассказать Янке – не поверит. Вот это феерические итоги выходных! Давнего кавалера нет, работы нет, в плюсе только обаятельный и классный любовник, и то, скорее всего, ненадолго. Как будто читая ее мысли на расстоянии, позвонил Макс.

– Как поговорили? – без всяких вступлений спросил он.

– Ты не поверишь, – вяло откликнулась Варя, все еще погруженная в свои переживания.

– Ну, с тобой я готов поверить во все, – оптимистично ответил он.

– Ксения устроила мне сцену ревности и уволила. Макс, почему ты не предупредил, что у вас что-то было? – наконец догадалась спросить она.

– С Завьяловой? – по телефону прозвучал визг тормозов и Макс выругался.

– С тобой все в порядке? – она сразу переключилась от своих проблем.

– Не обращай внимания, ты в редакции?

– Да, уже выхожу.

– Подожди меня пару минут, я сейчас буду.

Варя нажала на отбой и выругала себя за болтливый язык. Вот сразу как на духу выложила все свои проблемы, а ее бойфренд мог попасть в аварию. Чертова идиотка!

Когда она спустилась с крыльца, ее ждал еще один сюрприз. Около машин стояла Илона. Бывшая любовница Еремина выглядела шикарно – разноцветное коротенькое платьице, грива волос, тщательно уложенная в художественном беспорядке, в руках что-то сумчато-дольче-габанистое и боевой макияж. А вот в тщательно накрашенных глазах было не скрываемое желание боя. Варя разумно решила обойти эту боевую самку по широкой параболе, но Илона уловила ее маневр и двинулась наперерез. Она не церемонилась:

– Ах ты с… подзаборная! Думаешь, увела мужика и вся в шоколаде будешь ходить? Трахнет он тебя пару раз, а потом ко мне вернется! Особенно посмотрев на твою рожу расцарапанную.

И растопырив пальцы, Илона кинулась на Варю. Этого она уже выдержать не могла и позорно побежала прочь. Но бежать было особо некуда – Илона ждала ее как раз на выходе с тротуара на улицу, а все остальное пространство было тесно заставлено машинами. И все-таки Варя побежала к машинам, надеясь протиснуться мимо них на волю. Не тут-то было! Илона ловко заблокировала ее между машинами и попыталась стукнуть своей невесомой сумкой. Варя несколько ударов встретила руками, а потом просто вырвала эту злосчастную сумку из рук и выбросила прочь. Содержимое сумки вывалилось на асфальт и это еще больше разъярило соперницу.

– Ах ты б…, – нецензурно выругалась блондинка и вцепилась в волосы Вари так, что у нее слезы брызнули из глаз.

– Стоять, – вдруг раздался громовой голос Макса.

Наконец-то, примчался мой рыцарь и сейчас спасет от этого дракона! – подумала она, и попыталась снять цепкие ручонки Илоны со своей головы. Та не отцеплялась, продолжая ругаться.

Макс, не долго думая, сам схватил Илону за волосы и видимо так больно, что девушка сразу выпустила Варину голову и схватила его за руки.

– Максик, Максик, больно, ты чего? Максик, отпусти, – заревела она, – Я пошутила, Максик.

– Я что тебе говорил? – Еремин повернул ее хилое тельце к себе, тщательно выговаривая слова. – Я тебе говорил, чтобы ты больше не появлялась на моем горизонте? Не слышу ответа! – и он опять сильно дернул свою бывшую пассию за прическу.

– Макс, – попробовала вмешаться Варя, с ужасом смотря на эту сцену.

– Варя помолчи, пожалуйста, – ответил он.

Илона ревела, без каких-либо проблесков разума:

– Отпусти, больно.

– Значит так, красавица моя. Я вижу тебя в последний раз. Если ты еще раз позволишь себе что-то подобное, особенно в адрес Вари – ты не только в агентстве работы лишишься, но в городе работы не найдешь. Тебе понятно?

Илона проскулила что-то неразборчивое.

– Не слышу, тебе понятно? – спросил он громче, не выпуская волос.

– Понятно. Отпусти, – вдруг послышалось нечто разумное из ее уст.

– А теперь пошла вон! – он, наконец, отпустил ее и брезгливо встряхнул руками.

Илона неуверенно пошла прочь, наклонилась, чтобы поднять свою сумочку собрать все барахло, и почему-то посмотрела вверх на третий этаж редакции. Макс и Варя посмотрели туда же и увидели, что у окна стоит Ксения Завьялова.

– Идем в машину, коротко скомандовал Макс.

– Но… – попыталась возразить Варя.

– Иди, пожалуйста, в машину! – повысил голос мужчина. И она, уже не пытаясь возражать, пошла за ним.

Сев в машину, они никуда не поехали. Макс, открыв стекло, закурил.

– Ты куришь? – удивилась Варя.

– Только когда выпью, – мрачно пошутил он. Докурив, он тщательно затушил сигарету и оставил ее в пепельнице.

Он повернулся к ней:

– Ты как?

– Хреново, – поежилась Варя. Ее знобило, несмотря на июньскую жару.

– Ты не пострадала? – он ласково убрал ее волосы и тщательно изучил лицо.

– Нет. Я…

– Тебе было неприятно наблюдать за мной? – проницательно угадал он.

– Это было ужасно, – созналась Варя, – я думала, ты ее покалечишь.

– Я тщательно контролировал свои движения. А что, по-твоему, я должен был сделать с истерящей женщиной?

– Я не знаю, – растерялась Варя.

– Ты не знаешь, а я знаю. Никто не имеет права так себя вести.

– Ты и со мной так будешь обращаться? – не стерпела она.

– А у тебя сейчас истерика?

– Не знаю!

– Смотри, у тебя сейчас истерика, а ты только кулаки стискиваешь и гримасы корчишь, чтобы не заплакать.

– Какой ты проницательный! А не пошел бы ты со своей проницательностью…

И Варя разревелась. Все напряжение этого утра, начиная с разговора с Ксенией и заканчивая безобразной дракой на парковке, нахлынуло на нее, и теперь она рыдала, чуть ли не подвывая во весь голос.

– Варюш, – начал Макс и положил руку на ее плечо.

– Не трогай меня, – дернула плечом Варя. – Разбирайся со своими бабами как-нибудь сам. Я уже по твоей милости работу потеряла и почти жениха!

– «Почти жениха» – это Вадима твоего? – зло спросил Макс.

Варя рыдала, уже не обращая внимания на его реплики.

– Я тебя сейчас домой отвезу, – через паузу добавил он и завел мотор.

Они ехали молча, только девушка периодически всхлипывала и остро жалела, что не взяла с собой даже сумочки. Еремин достал из загашника несколько салфеток и дал ей.

– Спасибо, – автоматически сказала она, принимая салфетки.

– Черт, – выругался он, увидев ее заплаканное лицо. Он припарковался у ее дома, в густой тени сиреневых кустов

– Варюш, прости меня, пожалуйста, что так тебя напугал! – он обхватил ее лицо руками и стал беспорядочно целовать в щеки, губы и подборок.

– Я так испугалась! – лепетала Варя, явно не понимая, что ей делать. – Ты стал таким страшным! Я совсем тебя не знаю!

– Варюша, я обычный мужчина, и очень не люблю, когда кто-то посягает на мою территорию и мою женщину. Я бы твоему Вадиму морду набил, честное слово, если бы он сам не слинял.

– Ты с ума сошел! Ты дикий орангутанг! Так нельзя!

– Можно, Варюша, можно! – он, наконец, расцепил ее руки, обнял за плечи и поцеловал в губы.

После всех событий Варя уже физически не могла сопротивляться и отдалась поцелую, почти не участвуя в нем, пассивно разрешая хозяйничать его языку и губам.

– Иди сюда, – жарко шепнул Макс и, отодвинув свое сиденье назад, посадил Варю к себе на колени верхом.

– Что ты делаешь? – слабо охнула Варя.

– Мирюсь, – он пробежался руками по ее ногам и задрал платье почти до пояса

– Что, прямо здесь? – не поверила Варя.

– А где? Все психологи советуют решать конфликты в паре, не отходя от кассы!

– Психологи не это имеют в виду, – сопротивлялась она, уперев руки ему в грудь.

– А я – это! – он начал расстегивать пуговицы платья у нее на груди.

– Давай хотя бы поднимемся в квартиру, – не сдавалась Варя. Ее охватила паника. Делать это в машине, среди бела дня…

– А вдруг ты передумаешь? Я не хочу рисковать, – он, наконец, расстегнул вверх платья и добрался до лифчика.

– Я не передумаю, честно, – она пыталась воззвать к голосу разума.

– Отлично. Тогда расслабься и получай удовольствие, – он, наконец, расстегнул лифчик и впился губами в ее грудь. Варю пронзила молния, и она буквально подпрыгнула.

– Ш-ш-ш, моя девочка, спокойнее, – сразу отозвался Макс и начал легонько посасывать другую грудь.

О господи, этого еще не хватало! Варина истерика мгновенно переросла в дикое возбуждение, и она чувствовала, как места поцелуев начинают гореть жарким огнем. Макс тем временем расстегнул свою рубашку, и прижался к Варе.

– Ты дрожишь, – шепнул он и сильно поцеловал в шею. Она, обхватив его плечи руками, лихорадочно гладила их, изо всех сил вжимаясь в сильное горячее тело.

Макс обнял ее, спустил руки в трусики и скользнул пальцами глубже, где уже начала скапливаться предательская влага. Он тронул самое чувствительное место и стал растирать его медленными дразнящими движениями.

Варю опять пронзила молния, и она впилась ногтями в его плечи.

– Что ты делаешь? – прошептала она.

– А как ты думаешь? – он ввел несколько пальцев еще глубже и сделал несколько движений вперед-назад.

Варя простонала, не сдерживая себя. Макс вынул руку, и обеими руками легко разорвал ее трусики. Потом расстегнул брюки, вынул презерватив из кармана, и через минуту Варя буквально закричала от его движения – его член показался настолько большим, что, казалось, еще одна секунда, и она не выдержит этого давления.

 

Ему было достаточно сделать несколько движений бедрами, ввинчиваясь в ее податливую плоть, и Варя низко застонала, без слов признавая свое поражение в этой битве. Он сумел кончить почти прямо за ней.

– А ты умеешь утешить девушку, – хрипло призналась она через минуту. Она сидела верхом на Максе, он был в ней, платье было расстегнуто до пояса и разорванные трусики валялись на полу машины. Поздравляю тебя, Варя, – сказал она самой себе, – тебя трахнули в машине и тебе это понравилось. Ты извращенка.

– Всегда к твоим услугам, – также хрипло отозвался Макс и поцеловал ее в шею. Она неуверенно сползла с него, подобрала трусики и уселась на свое место. В голове было звонко и пусто, истерика и спонтанный секс в машине выбили все предохранители сознания. Макс посмотрел на нее и улыбнулся – Варя таращилась на переднее стекло и явно не вспоминала недавнюю эпическую битву на стоянке.

– Пошли? – он открыл дверь машины.

– Пошли, – легко согласилась она.

Глава 3. Сомнения

Они опять оказались у нее дома. Варя на автопилоте поставила чайник и тут же на кухне села. Ноги ее не держали.

– Что сказала тебе Ксения? – Макс деловито вытаскивал чашки, ложки и варенье из шкафа.

– Лучше клубничное, его надо доедать, – сил, чтобы встать и самой накрыть на стол, не было, – Сказала, что я соплюха, и чтобы не смела отбивать тебя у нее. А еще, что ты никогда не смешиваешь личное с работой.

Она слегка задумалась, и потом спросила:

– Максим, а разве вы знакомы уже не тысячу лет? Я это к тому, что если бы вы хотели переспать, то ведь переспали бы, да?

– Ты смотришь в самую суть, – усмехнулся он. – Было бы желание, а повод найдется.

– Значит, повода не было?

– Да и желания особого не было. Ксения сама по себе хищница, а не добыча. Вот с тобой стоило поговорить пять минут, и охота началась. А ты, как доверчивый кролик попала во все мои ловушки, и потопталась во всех силках. Сладкий, пушистый и милый кролик.

Он присел перед ней на корточки и протянул ладонь:

– Мир?

Она подала руку и тревожно посмотрела на него:

– А другие твои бывшие в порядке?

– В полном порядке, а твои?

– Что, мои? – не поняла она.

– Твои бывшие, включая Вадима, не появятся на горизонте?

Варя аж поперхнулась.

– Макс, ну какие бывшие! Как ты себе это представляешь?

– Вот именно, солнышко, – он одновременно отвечал на ее вопрос и размышлял вслух. – Сложно представить, что Илона появилась около редакции сама по себе. Кто-то подсказал ей эту блестящую идею, и я догадываюсь, кто. Поэтому мы быстренько пьем с тобой чай, ты остаешься дома, а я еду разбирать ситуацию, которая мне стала порядком надоедать.

Он чмокнул ее в затылок:

– Заодно куплю хорошего чаю, твой совершенно невозможно пить.

– Хорошо, – покладисто согласилась Варвара, с удивлением понимая, что и ей на самом деле нужно отдохнуть, и вкусный чай тоже не помешает. Хотела добавить, что не мешало бы еще купить хлеба, но застеснялась. Их разговор напоминал беседу двух давно знающих друг друга любовников. Но ключи от дома вручила, справедливо рассудив, что может от всех переживаний уснуть и не услышать звонка в дверь.

Макс ехал в редакцию, по пути обдумывая будущий разговор. По любому выходило плохо – вмешательства в свои личные дела он не любил и не терпел даже в шестнадцать лет со стороны родителей. А подстава с Илоной на стоянке, если это было дело рук Ксении, в чем он уже не сомневался, вообще была подлостью.

Он пару секунд подумал, звонить или нет Завьяловой, но решил, что трусостью она никогда не отличалась. Он видел, что она внимательно следила за сценой на стоянке, она его взгляд заметила, дальнейшее было не трудно предсказать. Так и было – Ксения никуда не ушла. Она сидела в кабинете и ждала его.

Он сел напротив и долго изучал ее, будто увидев впервые. Отличный профессионал, специалист своего дела. «Олесю» она подняла буквально с нуля. Когда Максим пришел к ней – главному редактору новостного еженедельника, и предложил раскрутить глянцевый женский журнал, она долго сомневалась. И ее прельстила не зарплата вдвое выше, и даже не полная свобода действий, а интересная задача, которую никто в городе еще не выполнял.

Пять лет неустанного труда, рекордные тиражи, очередь из рекламодателей, работа рука об руку и вот такой неожиданный фортель!

– Илона – твоя работа? – через долгую паузу спросил он.

Ксения не стала отрицать очевидного:

– Моя.

– Зачем?

– Обычная бабская ревность.

– Ты хотела сказать подлость? Ревность – когда ты выдираешь волосы у соперницы, а не звонишь другой, чтобы она сделала для тебя всю работу.

– Может быть.

Ксения закурила сигарету, и Еремин с удовлетворением заметил, что пальцы у нее дрожат. Значит, Ксюша не так невозмутима, как хочет показаться.

– Что за цирк с увольнением?

– Она не справилась с редакционным заданием.

– Чушь, и мы оба это знаем.

– Твоя Варвара Николаевна не такой ценный кадр, чтобы ее нельзя было заменить кем-то другим, – мягко и очень вкрадчиво заметила она.

– Ты намекаешь, что тебя я никем заменить не смогу? – так же обманчиво мягко спросил Макс.

– Я лучшая в своем деле. Я сделала этот журнал тем, что он есть.

– Уже нет, – отрезал он. Его мягкость как рукой сняло. – Ты допустила ошибку, позволив эмоциям навредить работе.

– А по-твоему, я должна была смотреть, как ты спишь с этой…

– А еще ты позволяешь себе предъявлять мне претензии! – он повысил голос, перебив ее.

– Извини, я слишком близко к сердцу приняла эту твою эскападу. Я надеялась, что все-таки мы с тобой когда-нибудь… – она не стала договаривать и невысказанная мысль тяжело повисла между ними.

Макс смотрел на Ксению и думал, что она красивая молодая женщина, умная, деловая, с циничным чувством юмора и не без внимания поклонников. И почему-то опустилась до такой пошлой бабской сцены. Как все-таки хочется женщинам сначала сделать проблему на пустом месте, а потом пытаться ее разрешить!

Она смотрела на него в надежде, услышать те самые слова, ради которых рисковала карьерой – «ты нужна мне». Ее ожидания не оправдались.

– Нет. «Между нами» и «нас» не будет. А извиняться ты будешь перед Варварой.

– Иначе что?

– Иначе ты уволена.

Ксения вздрогнула как от удара. Роковые слова были произнесены, рубикон перейден, а она надеялась, что пять лет каторжного труда оправдают ее минутную слабость. Зря надеялась. Все мужики одинаковы – ради смазливой мордашки готовы все спустить псу под хвост. Дружбу, профессионализм и самоотверженность.

Она обманывала себя, и в глубине души это понимала. Настоящий мужчина никогда не потерпит посягательства на его территорию, а она это сделала. И ей разрешают извиниться только из-за ее беззаветной преданности журналу. Она сделала крупную ставку и пока проиграла, и теперь ей придется признать поражение и уползти в нору, зализывая раны.

– Хорошо, я извинюсь. Надеюсь, это я смогу сделать не публично?

Ей хотелось закричать – «пожалей меня хоть в этом, не топи окончательно!»

– Как хочешь, – Еремин встал, давая понять, что разговор окончен. – Завтра созвонимся по номеру. Пока.

– Пока, – отозвалась Ксения и тяжело уселась в кресло. Вот теперь можно и поплакать. Как, как пронырливая Варвара познакомилась с Ереминым? У них абсолютно разные круги общения, разные вкусы, разное все! Она не молоденькая фитоняшка, не «мисс», не модель – сплошное «не». Как она умудрилась подцепить Макса? Она не успокоится, пока не узнает все о ней и этом нелепом романе. И извинения Варя получит, от этого еще никто не умирал.

* * *

Весь вечер Максим ловил себя на мысли, что ему хочется позвонить Варе и узнать, как дела, но он обрывал себя, не понимая, чем вызвано это желание. Что он нашел в этой девушке? Почему эти бабские разборки, которые еще неделю назад насмешили бы его, сейчас – разозлили до крайности? Девицы за него дрались только в школе, и тогда, ему, дураку, это нравилось. Хотя, надо признать, у него тоже были драки из-за девчонок.

В итоге – Варя, скорее всего, спит, после всего, что случилось, а он, вместо того, чтобы сосредоточиться и решать мелкую текучку дел, волнуется за нее.

Такую соню еще поискать надо, – подумал он и понял, что ему совершенно не хочется возвращаться в свою холостяцкую берлогу, а хочется поскорее расправиться с делами и вернуться к Варе, пока она бог весть что себе не надумала.

С каких это пор его стали волновать переживания девушки? Пусть умненькой и сексуальной, с чувством юмора и искренней. Да, искренность и честность – качества настолько редко встречающееся в девушках, что он стал считать это реликтом. Вот и разгадка. Ему надоели ужимки и прыжки предыдущих девиц, захотелось свежести и непосредственности. Чего и получил по полной программе с дополнительной нагрузкой в виде ревности Ксении и выходки Илоны.

Все-таки странно. Ксения равнодушно смотрела на всех его бывших, даже фотографии иногда помещала в светскую хронику. А на Варвару взъелась. И плевать она хотела на ее карьеру! Тут что-то другое. Что-то она уловила своим чутьем, за которое ее и взял в свое время Макс. Чутье и дикую работоспособность вкупе с профессионализмом. Жаль, если она не справится со своими эмоциями. Придется увольнять. А не хотелось бы.

Может, просто, не потерпела соперницу у себя под носом? Или пресловутый кризис женщины 35 – «все подружки по парам»? Максу надоело думать про Завьялову и он вернулся мыслями к Варе.

Сейчас она – главная в повестке дня. Макс, сам себе удивляясь, заехал в супермаркет и закупил продуктов, которых в холодильнике у девушки было маловато. Даже про заварку не забыл, вспомнив утренний чай на скорую руку. Он стал гурманом, несмотря на суровую школу жизни в виде студенческой общаги и армии, а может, благодаря им.

Открыв дверь выданным ключом, он вошел практически не слышно, и услышал занимательный телефонный разговор. Варя, наверное, еще не совсем проснулась, потому что разговаривала хрипло и не охотно. То, что на другом конце трубки был Вадим, он догадался почти сразу.

Варвара проспала почти до самого вечера. Она настолько была ошарашена всеми событиями, что уснула почти мгновенно и сны видела резкие и неприятные: ей нужно было куда-то бежать, за ней гнались, а ноги и руки не слушались и застывали в воздухе. Поэтому, когда ее разбудил звонок, она спросонья сильно рявкнула, не подумав, кто это мог звонить и по какому поводу.

По закону подлости это оказался Вадим.

– Что, уже бесишься? – мигом отреагировал он. – Бросил тебя твой красавчик, не звонит и не пишет? Бедная, бедная Варенька, – добавил он таким голосом, как будто хотел расчленить «бедную» Вареньку прямо сейчас.

– Что тебе нужно? – Варя не стала оправдываться и извиняться.

Вадим слегка опешил, но быстро взял себя в руки и с тихой яростью сказал:

– Мне нужно, чтобы ты забрала свои вещи из моей квартиры и желательно побыстрее.

– А что за спешка? – лениво поинтересовалась Варя, ища глазами часы, чтобы узнать время.

– Хочу побыстрее избавиться от тебя, – неестественно быстро ответил Вадим, как будто ожидая этого вопроса.

– Ну, быстро не получится. Я никуда не поеду, на ночь глядя, а завтра – может быть.

– Поторопись, иначе я выставлю твои вещи вон.

– Даже так? – Варваре вдруг стало весело и она села в кровати. – Вот так развесишь на кустах всю нашу совместно прожитую жизнь?

– А есть другие варианты? – Вадим мгновенно уловил веселье в ее голосе и поменял тон.

Макс в коридоре напрягся.

– Вадим, ну какие варианты! Все у нас шло ко дну, причем так медленно и скучно, что я думала, финала вообще не будет. Спасибо доброму человеку, помог разобраться.

– Добрый человек это кобель твой Еремин? – опять разозлился Вадим.

– Ну, насколько мой, я не могу тебе сказать, он из тех мужчин, которые чьими-то не бывают. А за вещами я заеду на днях. Не торопись резать мое белье. Лучше опять напейся.

– Сука, – коротко ответил Вадим и отключился.

Голос Вари у Вадима вызывал острое желание напиться. Зря он ей позвонил, зря слал эти гребаные СМС. Зря они вообще потащились на эту дачу, где Карамышева так быстро подцепила богатого мужика. Никогда Вадима так не унижали! И, главное, сделать он ничего не может – против Еремина шансов нет, как ни старайся.

Варя положила сотовый, сладко потянулась и увидела Макса, стоящего в дверях. На мгновение удивилась, а потом вспомнила, что сама дала ему ключи.

– Слышал? – с наигранной ноткой возмущения спросила она.

– Ага. Твой бывший рвет и мечет. Правильно, я бы тоже вел себя неадекватно, упустив такую девушку.

Он подошел к кровати и сел на край.

– Ты действительно думаешь, что я не твой?

 

– Ты так сформулировал, что я не знаю как отвечать.

Варя робко коснулась его лица, разгладила напряженные морщинки на лбу и большим пальцем прошлась по губам.

– Не надо твоих филологических штучек, отвечай прямо и не затейливо.

Он поцеловал ее палец и наконец, сделал то, чего хотел весь вечер – обнял за плечи и коротко и шумно поцеловал. Варя была такая сонная и родная, что ему уже было не важно, что она ответит. Важно было, как она его еще раз поцелует и прижмется, как будто он дороже ей всего на свете. Варя ответила на поцелуй, немного отстранилась и внимательно посмотрела ему в глаза:

– А я твоя?

– Да.

– Тогда вопрос о твоей типовой принадлежности снимается с повестки дня.

– Я же просил без твоих филологических штучек! – притворно зарычал Макс и повалил ее на кровать.

– Я не могу выбросить из головы восемь лет филфака по требованию сексуального маньяка, – отбиваясь, засмеялась Варя.

– Можешь, можешь. И я сейчас покажу, как это делается.

Пакеты с продуктами были забыты. Бедная родительская кровать опять подверглась тяжелому испытанию на прочность.

* * *

Утром Варя проснулась с ощущением счастья. Она несколько минут лежала с закрытыми глазами, анализируя произошедшее вчера, и удивлялась, почему она так равнодушно думает о скандале с Ксенией и драке на стоянке. Наверное, потому, что рядом лежит и ровно сопит такой большой, уютный и почти родной мужчина. Он как ураган ворвался в ее жизнь и занял, как оказалось, пустующую нишу в душе так прочно, что очень хотелось верить, что это надолго. Не обольщайся, – пригрозила Варя самой себе. Вполне возможно, что Макс исчезнет из ее жизни уже через неделю, а она будет перебирать драгоценные воспоминания их ночей.

Она открыла глаза, повернулась на бок и долго смотрела на Макса. Ее герой-любовник занял почти всю кровать, разбросав руки и ноги. Она бережно обвела кончиком пальца контур его лица, нос и губы. Хотя она делала это медленно, и почти не касаясь, Макс открыл один глаз и хрипло проговорил:

– Ты разве не знаешь, как нужно правильно будить мужчину?

Варя улыбнулась и поцеловала его в губы:

– Доброе утро!

Он ответил на поцелуй, но заметил:

– А целовать лучше ниже и прицельней, – и когда Варя округлила глаза, вздохнул и сказал, – Только не говори, что ты этим никогда не занималась.

До Вари, наконец, дошло, что он имел ввиду, и она немедленно покраснела и помотала головой.

– Ладно, обсудим это потом, а сейчас сделаем все традиционным способом, – и властно подмял ее под себя. Задрав ее руки за голову, он целовал ее долго и неторопливо, заодно просыпаясь и будя ее и себя окончательно. Она жадно отвечала на поцелуи, не стесняясь и не рассуждая, что будет дальше и как. Запутавшись в ее сорочке, которую она надела ночью, не привыкнув спать без белья, он с невнятным ругательством и не особо бережно снял ее.

– Зачем надевать эти тряпки, если все равно их приходится снимать? – прорычал он, целуя ее грудь.

Варя выгнулась, обхватила его голову руками и простонала:

– Я девушка приличная, я голой спать не могу.

Макс оторвался от ее груди:

– А я значит не приличный, если могу спать без трусов?

– Не просто не приличный, а самый настоящий варвар! – Варя ловко выскользнула из под него и уселась сверху, – Пришел, увидел и переспал!

– Какие мы смелые! – он подхватил ее за попку и придвинул поближе к себе, – Посмотрим, надолго ли хватит твоей смелости, – не глядя, он протянул руку к тумбочке и нашарил презерватив.

Удивительная легкость и свобода охватили Варю, когда она, не торопясь, с остановками, поцелуями и ласками «объезжала» Макса. Ей безумно нравилось самой устанавливать темп, целовать и ласкать мужчину, которого она до недавнего времени не знала вообще, а теперь даже капельки пота, стекавшие по его груди, казались ей упоительными, и она слизывала их, не забывая двигать бедрами.

Наконец Макс не выдержал и со стоном:

– Так мы никогда не закончим, – уложил ее на кровать и за несколько минут энергичных движений довел и себя и ее до оргазма.

Чуть позже, за утренним (новым, с обалденным вкусом) чаем, Варя, глядя как Макс, со здоровым аппетитом уминает бутерброды с маслом и колбасой, спросила:

– Ну что с моей работой? Я могу отдыхать, свесив ножки и ничего не делая?

– Увы, отдохнуть не получится, ты не уволена и будешь пахать как лошадь, оправдывая свою и мою репутацию.

– Спасибо, большой босс, – шутливо проговорила она и тут же серьезно сказала, – Теперь мне кровь из носу нужно написать эту заметку о кино, плюс еще несколько полос следующего журнала – за мной. Туристический обзор, как правильно загорать и еще кое-что по мелочи. Все в отпусках, работать придется все лето, я пока еще полноценного отпуска не заслужила, – протараторила она, видя, как нахмурился Максим.

– Спроси, когда у меня был полноценный отпуск.

– Спрашиваю – когда?

– Пять лет назад, когда помогал родителям переезжать.

– Это даже не отпуск. Это порывы благородной сыновней души, – ответила Варя, – А куда переехали твои родители?

– Я купил им дом в Латвии, под Ригой. Недалеко от нас, а условия жизни совсем другие.

– Ты молодец, – искренне похвалила его девушка. – И родители твои смелые люди, что решились на переезд в таком возрасте. Мои тоже предпочитают жить по полгода на даче. Там у нас полноценный дом, который отец построил своими руками. Кстати, там я и провожу в основном свои отпуска.

– А как же красочные красоты Парижа и феерические снега Альп, о которых ты пишешь в «Олесе»? Тебе разве не интересно, что там происходит на самом деле?

– Конечно, интересно, особенно в Париже, – рассмеялась Варя, и от избытка чувств взлохматила ему волосы, – Но будучи аспиранткой кафедры русского языка, я не могла себе позволить Париж. А потом, на вольных хлебах фриланса, тем более. Но мне с избытком хватает и журнала! Поверь, я так часто искала в интернете все основные столицы Европы, что знаю про них практически все.

Она вскочила и стала собирать посуду со стола.

– И вообще, не заговаривай мне зубы. Мне надо работать, а ты своим голым торсом меня отвлекаешь!

– И насколько я тебя отвлекаю, – тут же повелся Макс, встал и обнял Варю за спину.

– Очень сильно отвлекаешь, – призналась она ему тихо. – Больше думать не могу ни о чем.

– Правильная девочка! – похвалил ее Макс, и задрал подол халатика. – Всегда мне говори только правду… – и, не обнаружив на ней нижнего белья, – И не надевай трусиков на завтрак! – с чувством проговорил он и очень медленно погладил ее попку, исследовав ладонями все выпуклости и изгибы.

Варя шумно задышала и простонала:

– Ну, Макс!

– Значит, план такой! – вслух сказал Макс, а про себя подумал – сейчас я тебя имею на кухне, потом мы идем в спальню и смотрим, сколько осталось презервативов, потом… Остановись, Еремин! Не пугай девушку!

– Кстати, писать ты можешь в любом месте? – спросил Макс.

– Теоретически да, в любом месте, где есть интернет. Но заехать в редакцию надо по любому.

– Ну вот, заедешь, все обсудишь, получишь ценные указания, выполнишь их как трудолюбивая пчелка, а в пятницу мы с тобой едем ко мне.

– Куда к тебе?

– Туда, где мы познакомились. Заодно и дату отметим, – он, улыбаясь, смотрел, как Варя заливается краской.

Она прекрасно помнила, КАК они познакомились и что делали в ночь знакомства.

– Безудержный и беспощадный секс, – задумчиво проговорила Варя, целуя Макса в шею.

– Очень беспощадный и совсем безудержный, – подтвердил он, в ответ, целуя уже в губы.

Минуту они шумно целовались, страстно, сильно, боясь остановиться. Первой отстранилась Варя.

– Все, дальше я уже не выдержу. Езжай, работай в свою газетную империю, а я буду изучать методы отшелушивания кожи перед загаром.

– А ее надо отшелушивать? – машинально удивился Макс, хватая последний бутерброд с тарелки и скрываясь в спальне.

– Представь себе, – крикнула ему Варя.

– Век живи, век учись, – отозвался он в ответ.

– Дурочкой помрешь, – уже себе под нос ответила она.

Вот несносный тип, до всего ему есть дело! Как она раньше жила без него, его язвительных шуток и подколов? Если подумать, ни одни человек в мире еще не заставлял ее одновременно смеяться и сердиться, плакать и через минуту стонать от удовольствия.

Неужели это и есть счастье? Она счастлива, потому что есть человек, которому она небезразлична, хотя бы в плане секса. Человек, от слов которого она мгновенно загорается и которого не может игнорировать.

После того, как Макс ушел, время полетело с ужасающей быстротой. Ей очень захотелось доделать все хвосты и отдыхать на даче по настоящему, без работы и интернета. Поэтому день оказался плотно наполнен звонками, электронными письмами, скайпом и чашками крепкого черного сладкого чая.