3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Любовь на выходные

Tekst
133
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Варя, защищаясь, ответила:

– Я собираюсь в нем загорать, а не то, что ты подумала!

– Да то, что я подумала, ты даже представить себе не можешь! Ты еще не видела купальник мисс-подруги-хозяина, мой по сравнению с ней – монашеская ряса!

– Ладно, – сменила гнев на милость Янка, – Все равно Вадим твой наряд не оценит, так что надевай все остальное и быстренько идем завтракать. Мы последние.

На террасе первого этажа под завтрак был накрыт большой стол. Большинство гостей и, правда, уже успело выпить чая и съесть рогаликов со всевозможными начинками. Поэтому Варя с Яной с удобством расположились на мягком диванчике и умиротворенно пили вкусный чай со сдобой. Утро было замечательным. Солнце уже ощутимо нагрело воздух, но все равно чувствовалась свежесть от залива, шум которого Варя теперь явственно слышала, в отличие от вчерашнего вечера.

Было самое время для ровного загара, чем и воспользовались немногочисленные гостьи, и, конечно же, условная хозяйка дома – мисс-как-ее-там. Бассейн и лежанки около него хорошо просматривались с террасы, и Варя прекрасно видела ровный коричневый загар девушки, покрывавший ее идеальную кожу, красивый модный купальник с лифчиком пуш-ап, подчеркивающий грудь и стринги, едва просматривающиеся на попе, без малейших признаков целлюлита.

Красотка с журнальной обложки, а спал ее кавалер все равно со мной, – самодовольно подумала Варя и тут же самокритично себе ответила, – это потому что был хороший коньяк и темная ночь, когда все кошки серы и не видно целлюлита на попе! А еще, – самокритично добавила она в копилку черных мыслей, – она его разозлила и он таким образом отомстил. Не больше!

– Ну, пошли искупнемся? – жизнерадостно предложила Янка.

Варя запоздало спохватилась:

– А где все мужчины?

– Они затеяли барбекю.

И, правда, метрах в ста от бассейна несколько мужчин столпились вокруг огромного, сверкающего сталью монстра, что-то оживленно обсуждая. Макса Еремина среди них не было.

– А наш гостеприимный хозяин изволит готовить яхту к послеобеденной прогулке, – угадала ее невысказанный вопрос Янка.

Уже ничему не удивляясь, Варя лишь лениво заметила:

– У него и яхта есть?

– И не говори, Варечка, мечта, а не мужик. Жаль занят уже, а то мы бы «ух»! – подхватила подруга.

– Ну, ты может быть и «ух», – ответила Варя, почти не покраснев, – А я – пас, такой мужчина мне не по зубам.

– Не заговаривай мне зубы, от вас двоих вчера только что искры не летели! Варечка, ну попробуй, флиртани с ним разок, тебе понравится, вот увидишь! – взмолилась подруга.

– Да ты что? Сначала уговариваешь меня вить гнездо с Вадимом, а теперь толкаешь в гнездо порока и разврата? – опешила девушка.

– Варечка, твой Вадим ни рыба, ни мясо. Да, он хороший мужик, но Макс настоящий альфа-самец, понимаешь?

– Я понимаю, что ты спятила.

Варя отбрыкивалась от подруги и одновременно чувствовала небольшое облегчение. Значит это не она такая безвольная девица легкого поведения, а он – альфа-самец. С ним согласны переспать все девушки в радиусе пяти километров. И она, как видно, тоже. Это физиология и пляска гормонов.

А Яна продолжала:

– Да, Варечка, да. Несмотря на практически гражданский брак с Лешиком, я решилась бы попробовать неизвестное, но очень манящее блюдо под названием Макс Еремин.

– Вот ты и пробуй, а я пас!

– Ну, как знаешь. Пошли купаться.

Вдоволь наплававшись и навизжавшись в бассейне, который был достаточно внушительных размеров, девушки улеглись загорать. На двух свободных шезлонгах лежали большие махровые полотенца, чуть-чуть поменьше тех простыней, что им были выданы вчера в сауне. Тщательно вытершись, Варя подумала, что купальник быстро высохнет на солнце и улеглась с чувством выполненного долга.

Солнце уже припекало вовсю, мысли ее текли медленно и вяло. Она думала о том, что очень удобно, когда из бассейна можно было вылезти двумя способами. В глубокой зоне были предусмотрены две лесенки по бокам, а кому не хотелось заниматься акробатическими трюками, мог банально выйти по пологому пандусу. Никаких ступенек. Дно и стены бассейна были выложены красивой изумрудной с зеленью плиткой, создающей иллюзию морской воды.

Да и сам участок был на удивление гармоничным. Практически сразу за бассейном начинался небольшая, но очень симпатичная зеленая лужайка, а за ней поднимался настоящий сосновый бор. Между соснами шумел, переливался всеми красками и ослеплял своим великолепием залив. Тот, что мне пытался якобы показать Макс прошлой ночью, – вспомнила она, – вот мошенник. Но и это уже думалось привычной, разморенной на солнце, ленцой.

Раздались осторожные шаги, ее шезлонг загородила чья-то тень. Через минуту молчания невидимые руки стали смазывать кремом ее спину. Варя умилилась – Вадим все еще пытался загладить свою вину, и сам захотел намазать ее кремом от загара. На людях! Что ему было совсем несвойственно. Какой он милый, и какая неблагодарная она.

Впрочем, ее мысленное самобичевание довольно быстро закончилось. С каждой следующей секундой Варя начинала подозревать что-то неладное. Слишком уверенными и сильными были руки, слишком ласкающими движениями они втирали в ее кожу крем, слишком… И когда неведомый и такой услужливый некто по хозяйски расстегнул застежку лифчика, Варю осенило. Она буквально взвилась над шезлонгом, придерживая рукой верхнюю часть купальника. Черт! Перед ней на корточках сидел Макс Еремин с руками, вымазанными кремом, и довольно улыбаясь, смотрел на нее.

– Ты что? – от возмущения Варя не могла найти слов, – Ты совсем?

– Я всего лишь спасаю тебя от палящего солнца. Нельзя быть такой беспечной!

Одновременно с довольной физиономией Макса она видела смеющуюся Янку на соседнем шезлонге, которая, вот лиса, лицезрела с самого начала того, кто мазал ей спину. И, что было значительно хуже, – Вадима, который подходил к ним с вопросительным выражением на лице.

Я его убью! – с холодной яростью подумала она. Она не знала, что говорить Вадиму, а Макс вообще не собирался оправдываться, и лишь, ухмыляясь, смотрел на нее. Положение спасла Янка.

– А что, уважаемый хозяин дома всем мажет спину кремом, или только избранным? – промурлыкала она своим фирменным соблазняющим тоном. Эту интонацию Варя называла интонацией кошки, которой захотелось ласковой хозяйской руки.

Макс откликнулся немедленно:

– Хозяин дома мажет спинку и все остальные части тела все красивым девушкам в этом доме, – и легко и непринужденно поднялся.

Яна немедленно выставила ногу прямо перед носом Вадима. Длина и красота данной части тела несколько сбила его с мысли, и к Варе он подсел уже совершенно в своей обычной манере.

– А Макс своего не упустит, – совершенно по-свойски сказал он.

– То есть? – опешила Варя.

– Да он не пропускает ни одной красивой юбки вокруг себя. Его в свое время видели с такими красотками, что… – и Вадим даже махнул рукой, будто сожалея, что ему слов не хватает для описания всех прелестей этих неведомых девушек. – Да и его нынешняя пассия на высоте, ну ты ее видела.

Весь этот пассаж Варя слушала с возрастающим недоумением. Он что, ее так утешает? Дескать, успокойся, барин слегка поразвлекся, сама виновата, потому что красивая? Даже видя, что Макс точно такими же сильными и уверенными движениями смазывает красивые ноги подруги, Варя кипела от возмущения. Бабник!

Но вслух она ничего говорить не стала, пообещав себе, что при первой же возможности выскажет этому плейбою все, что хотелось сказать в данной ситуации.

Спокойное времяпрепровождение у бассейна кончилось. Теплая компания выразила желание заняться подвижными играми. На лужайке на специальные столбы мигом была натянута волейбольная сетка и вскоре все мысли Вари были заняты только тем, как половчее отбить мяч, и не сплоховать при подаче.

К сожалению, бессовестный Еремин играл за команду противника, да еще и в одних шортах, что очень отвлекало девушку. Солнце блестело на его загорелой и мокрой от пота груди, мышцы рельефно напрягались при каждом броске, и Варя могла только бесконечно повторять сквозь зубы:

– Альфа-самец, дьявол его задери, альфа-самец.

Игроки в волейбол так увлеклись матчем, что шашлыки и курица-барбекю, приготовленные на универсальном монстрообразном устройстве, получились слегка зажаристыми. Но все так проголодались, что и мясо и овощи-гриль улетели вмиг. Даже Варя, которой совершенно не хотелось есть, попробовала понемногу всего, а вина благоразумно пить не стала, ограничившись виноградным соком. И все равно, через какое-то время ощутила тяжесть в желудке.

После обеда по программе была запланирована прогулка на яхте. Но пока все поели, пока спустя некоторое время с не меньшим аппетитом попили кофе, пока слегка отдохнули, на яхте вышли уже ближе к пяти часам вечера. Впрочем, время значение не имело, ибо погода была великолепная, и самым благоразумным было действительно переждать послеобеденную жару в тени большого дома.

Белоснежная красавица-яхта стояла на причале в излучине залива. Здесь же стояли и другие суда, остальных, далеко не бедных обитателей здешних мест. В оснащении и оформлении судов каждый хозяин изощрился по полной программе. Здесь были и огромные яхты, больше похожие на пассажирские пароходы, и скромные парусные суденышки, рассчитанные едва ли на трех человек.

Яхта Макса была чем-то средним между теми и другими, чем сразу понравилась Варе. Стремились ввысь громадины парусов, солнце сияло сквозь них смягченным светом, ослепительно голубое небо завораживало своей чистотой. На левом борте элегантно и строго было выведено название «Эспада». Внутри пахло кожей и деревом, лестница с палубы вела в большой салон со столом и мягкими диванами по периметру, слева была маленькая кухня с барной стойкой, слева двери в технические помещения.

Никто из гостей не захотел оставаться в салоне и все расположились на палубе. Макс встал за штурвал и неторопливо, но уверенно вывел яхту в море. Вскоре он доверил управление Олегу, как поняла Варя, одному из своих давних друзей, а сам принялся объяснять и демонстрировать принципы управления парусами восхищенным зрителям, в основном, конечно дамам.

 

Хорошо, что при этом он был, по крайней мере, одетым, ворчливо про себя заметила Варя. Ей, поначалу, также как все, восторгавшейся порывами ветра и брызгами моря, постепенно становилось нехорошо. Все остальные дамы устроили фотосессию, принимая различные соблазнительные позы то на фоне парусов, то на носу, то облокотившись на ограждения. Особенно преуспела в этом подруга Макса, выгибая бедро и вскидывая руки как профессиональная фотомодель.

Варе же было не до фотосессий. Ее начинало мутить. Все съеденные за обедом вкусняшки медленно, но верно перемещались в желудке, желая выбраться наружу. Она медленно и осторожно побрела вниз, думая только об одном, как бы ее не стошнило прямо здесь, у всех на виду. Ее мутило все сильнее, и, спустившись в салон, она осторожно легла на один из диванов. Полежав некоторое время, она поняла, что лучше ей не становится, но тошнота, кажется, отступала. Вот и славно, – оптимистично подумала Варя, значит, просить тазик у хозяина не придется.

Почти следом за ней спустились Яна и Вадим. Яна тут же заохала и заахала и сразу побежала за Максом. Варя даже не успела ее остановить. Вадим, с озабоченным видом намочил полотенце холодной водой и положил на лоб. Так что, когда Яна привела Макса, Варя предстала перед ним во всей красе: бледная с зеленцой, свернувшаяся калачиком и с тряпкой на лбу.

Ну и плевать, – подумала она. И как страус трусливо зарылась лицом в подушки дивана.

– Так, так, так, – раздался знакомый голос, и знакомые руки хозяина яхты бесцеремонно повернули Варино лицо к свету. В знак протеста она зажмурилась. – Налицо, точнее, на лице морская болезнь. Уважаемая Варвара, и давно это с вами происходит?

– Что давно? – Она была вынуждена открыть глаза, чего, скорее всего, и добивался Макс.

– Давно у вас появилась склонность к морской болезни?

– Да не было у меня никакой склонности, пока не появились вы со своей яхтой!

– Значит все дело в моей «Эспаде»? Придется прервать нашу увеселительную прогулку.

И тут Варя испугалась. Она совершенно не хотела прерывать всеобщее веселье и еще больше не хотела привлекать излишнее внимание.

– Не надо из-за меня ничего прерывать! Пожалуйста, продолжайте веселиться, я тут полежу на диванчике и скоро оклемаюсь. Меня даже уже почти не тошнит!

Последнюю фразу она произнесла, умоляюще глядя на Макса. Тот, нахмурившись, молча смотрел на нее.

– И не надо меня за борт выбрасывать, если вдруг эта идея посетила вашу голову!

– Варя, не говори глупостей, – вклинился Вадим, – Как ты могла подумать, что наш гостеприимный хозяин захочет выкинуть тебя в воду?

После этой тирады Варя услышала отчетливый смешок Янки. А Макс, не поворачивая головы, ответил:

– Девушка шутит. Никто не собирается выкидывать ее за борт, хотя, может быть, многие проблемы сразу бы разрешились.

Варя отвернула от всех голову, показывая всем видом – «делайте со мной, что хотите».

– Предлагаю компромиссный вариант! Если прогулку прерывать не имеет смысла и пиратский вариант нам тоже не подходит по многим причинам – значит только таблетки.

– Яд? – слабо проговорила Варя.

Вадим опять не удержался от замечания:

– Я поражаюсь твоему чувству юмора. Шутить над такими вещами!

– Ну, пока что не яд, – ответил Макс. – Отличные таблетки от укачивания. Правда их нужно принимать заранее, но и так они тоже работают. Однако есть один побочный эффект…

– Судороги и понос? – предположила Варя. Янка рассмеялась в голос.

– Нет, – Макс оставался серьезным, хотя уголки губ у него уже подрагивали, и Варя это отлично видела. – Просто легкий снотворный эффект. Проще говоря, сейчас ты заснешь, а проснешься уже вечером, на суше и под одеялом!

– Замечательно, дайте мне упаковочку.

– Упаковочку не дам, а штуки три придется съесть.

Пока Макс ходил за таблетками, Вадим попытался выразить свое сочувствие, погладив Варю по щеке и прошептав «бедная, бедная, выздоравливай». Макс вернулся со стаканом воды, таблетками, подушкой и одеялом. Деловито засунул подушку ей под голову, укрыл одеялом и сунул таблетки под нос:

– Пей.

Она без возражений быстро проглотила таблетки, запила их водой и легла под пушистое одеяло, блаженно обняв подушку руками. Проводив глазами вышедших мужчин, она взяла за руки Янку:

– Посидишь со мной?

– Конечно! Только такая особа как ты может подхватить морскую болезнь, вместо того, чтобы флиртовать с классным мужиком!

– Но я с ним пофлиртовала сейчас, разве нет?

– Ага! Выбросьте меня за борт! – передразнила она ее. – Жалкий лепет умирающей. Ладно, ничего не хочу слушать, отдыхай.

Варя еще несколько минут рассматривала внутреннее убранство каюты, а потом ее глаза закрылись, и она погрузилась в сон. Яна, вздохнув, тихо вышла.

Далее события разворачивались более чем занимательно. И хотя Янка потом клялась и божилась, что все произошло случайно, и никто ничего такого не планировал, Варя ей не поверила ни на грош.

После того, как она уснула, точнее во время всего процесса ее лечения и засыпания, веселье на яхте продолжалось. Завершилась длительная фотосессия, в которой приняли участие все без исключения девушки, кроме Вари, разумеется. Потом выяснилось, что гостеприимный хозяин захватил остатки обеденного пиршества и все с удовольствием подкрепились. Тут же пошло в ход и припасенное шампанское.

После серии продолжительных тостов гости обнаружили, что приближается суша. Оказывается, где-то в перерыве между шашлыком и шампанским Макс умудрился повернуть яхту к берегу.

Якорь бросили не на главной стоянке, с которой отходили, а на личном причале Макса. Никто не спросил причину такой перемены, а Еремин не удосужился никому ничего объяснить. Когда Вадим и Яна спустились в каюту за Варей, та так крепко спала, что будить ее не стали.

Вскоре на участке вовсю гремела музыка. Гости разбрелись по дому, кто-то танцевал на веранде, мужчин заинтересовала кальянная и бильярд, девушки опять наведались в сауну. Когда Вадим, уже порядочно наигравшись, и продегустировав бутылку коллекционного вина, пошел в строну пирса, Яна его окликнула. Она сидела на краю бассейна, завернувшись в белую простыню, и болтала в воде ногами.

– Вадик, ты не за Варей ли пошел?

– Яна, я столько раз тебя просил не называть меня Вадиком, – раздраженно произнес он. – Мое имя Вадим! И никаких сокращений! Да, я за Варей.

– Прости Вадим, дорогой, – в тоне Яны появились мурлыкающие нотки. – Я думаю, Варенька не захочет, чтобы ты видел ее в таком виде, после сна, помятую, ослабевшую. А может ее там все-таки стошнило? – понизив голос, добавила она.

Вадим растерянно остановился.

– Что же тогда делать?

– Давай я проведаю Варю и если она проснулась – помогу дойти до вашей комнаты, – сладким голосом пропела она, – Ни о чем не беспокойся, ешь, пей и веселись!

Если бы Вадим был чуть потрезвее и повнимательнее, от него не ускользнула бы ехидная улыбочка, мимолетно посетившая Янкино лицо. Но он настолько расслабился от всего того, что выпил и вдохнул, что даже обрадовался, когда вместо него проблему взялся решить кто-то другой.

Яна, потуже затянув полотенце на груди, направилась не на пирс, а в противоположную сторону – на террасу. Найдя Макса в окружении его давних знакомых, она многозначительно подняла брови и выразительно повела головой. Тот легко поднялся и подошел.

– Макс, надо бы пойти проверить как там Варенька, что-то ее долго нет. Но я такая пьяная, что боюсь даже дорогу не найду, а Вадим вообще не в состоянии ходить.

В процессе тирады Яна провела указательным пальцем по его груди и посмотрела прямо в глаза. Макс ответил на пристальный взгляд, помолчал мгновение и сказал:

– Конечно, я схожу.

– Я надеюсь на тебя, и думаю, что Варя будет в надежных руках, – эти слова она произносила, все также пристально глядя на него.

– Несомненно, тебе не о чем беспокоиться.

Макс взял руку Яны и галантно поцеловал. Безмолвный диалог, состоявшийся между ними, был понятен обоим. Проводив глазами фигуру мужчины, идущего в сторону пирса, она усмехнулась и издевательски протянула:

– Отдыхай, Вадик.

* * *

Варя опять проснулась от поцелуя. Уверенная, что в этот раз это точно Вадим, она ответила и вскоре в панике открыла глаза. Не узнать поцелуй Макса было нельзя. Он по-хозяйски завладел ее ртом и успел положить руку на плечо. Увидев, с кем целуется, Варя тут же отшатнулась.

– Привет, – негромко сказал Макс и убрал прядку волос с ее лица. – Как ты себя чувствуешь?

– На удивление хорошо. А что тут делаешь ты? – Варя торопливо пригладила волосы.

– Вообще-то это моя яхта, забыла?

– Как такое забудешь! Нет, я имела в виду здесь, в каюте? Где все? Морская прогулка уже кончилась? Который час?

Она задавала вопросы Максу, а сама лихорадочно пыталась сообразить, как она выглядит и почему в салоне так темно.

– Отвечаю по порядку. Дело движется к ночи, а ты все не просыпалась, и я решил посмотреть, как дела.

– Посмотрел?

– Вполне.

– Тогда можешь возвращаться обратно, я сейчас выйду.

– И это твоя благодарность в ответ на гостеприимство хозяина?

При этих словах Макс сел на диванчик рядом с ней, и уже не таясь, провел рукой по ее щеке. Варя попыталась отмахнуться, но не смогла сдвинуть его руку ни на сантиметр.

– Ну, хорошо, – сдалась она после минутной борьбы. – Выражусь предельно четко и ясно. То, что мы сделали прошлой ночью, было не красиво и аморально. Я не собираюсь это повторять!

– Понятно, – откликнулся Макс. Его голос сразу поскучнел. – Я так и думал. Ну что ж, если ты не передумала…

– Нет, не передумала, – резко перебила его девушка.

– Тогда мне остается только одно… Выбросить тебя за борт!

– Что? – не поверила она своим ушам. За какой борт?

Далее события разворачивались стремительно. Макс подхватил ее вместе с одеялом и понес к выходу.

– Макс пусти! Не шути так! Это не смешно! – Варя колотила руками по широкой спине Еремина, – Ты сошел с ума!

Когда он выбрался на палубу и подошел к ограждению, она на секунду поверила, что он действительно бросит ее в воду. В наказание за отказ. Она уже почти ощутила холодный всплеск воды… но неожиданно приземлилась на что-то мягкое.

Ошарашено оглядевшись, она увидела, что хитрый Еремин основательно подготовился. На корму яхты он набросал теплые покрывала и гору подушек из салона и теперь опрокинул ее навзничь на это королевское ложе.

– Что ты себе позволяешь? – попробовала возмутиться Варя, но Макс приложил палец к ее губам и прошептал – Т-с-с-с. Посмотри, – добавил он, поворачивая ее лицом к заливу.

Варвара замерла. Солнце клонилось к закату, и все небо полыхало миллионами оттенков красного – багряным, алым, пурпурным. Проблески оранжевого, желтого и золотого лишь усиливали ошеломляющую картину буйства солнечных красок. Все это многократно отражалось в воде и на мгновение ослепило Варю своей красотой. Она замерла, не в силах поверить в это чудо и как-то сама собой ответила, не сопротивляясь, на второй поцелуй Макса.

Этот поцелуй был долгий и сладкий, нежный и всепоглощающий. Сначала его губы касались лишь кончиков ее губ, не смея проникать дальше. Такой Макс – выпрашивающий и осторожный, был совершенно не знаком, поэтому она сама, набравшись смелости, робко коснулась языком его губ. И все. Она пропала. Пропало все вокруг. Остались только они вдвоем. Нежный поцелуй длился бесконечно.

Также неторопливо Макс уложил Варю на покрывало и стал раздевать, бережно снимая рубашку и шорты, и целуя освобождавшиеся от одежды части тела. Когда она захотела снять купальник и запуталась в завязках на спине, он негромко сказал:

– Подожди, я сам, – и, перевернув ее на живот, стал очень медленно снимать верхнюю часть ее купальника, целуя каждый сантиметр кожи. У Вари как будто оголились все нервы на спине. Она ощущала каждый легкий поцелуй, каждое касание языка. Потом она услышала легкий звук снимаемой одежды, и вскоре Макс почти полностью лег на нее. Совершенно не ощущая его тяжести, она чувствовала, как от неторопливых поцелуев шеи, рук и спины ее охватывает тягучее томление.

Она пыталась отвечать на поцелуи, и хотела повернуться к нему лицом, но Макс нежно, но твердо не дал ей этого сделать. Мало того, взял ее руки и поднял наверх. И теперь ничто не мешало ему беспрепятственно трогать ее грудь, нежно сжимать и гладить набухшие соски, вызывая своими ласками глухие Варины стоны. Она попыталась изогнуться и вжаться в его бедра, но добилась лишь того, что Макс слегка согнул ее ноги и рукой коснулся самого сокровенного места, мгновенно вызвав, острое, почти болезненное удовольствие.

 

После этой короткой ласки он немного ослабил давление тела, чем Варя немедленно воспользовалась, и, вцепившись руками в бортик палубы, выгнулась до предела. И когда Макс вошел в нее сзади, она почти сразу же поймала ритм его телодвижений, которыми несло обоих к ослепительному финалу. Ей оставалось лишь удержаться на коленях и добраться до вожделенного конца вместе с ним. Ритм его ударов отзывался в каждой клеточке ее тела, и она уже даже не кричала, а глухо стонала, не в силах сдерживать рвущееся наружу наслаждение.

Кончили они одновременно. Макс остановился, тяжело дыша, и лег сверху. Варя лежала, не в силах ни пошевелиться, ни сказать что-либо. Почувствовав поцелуй за ухом, она, наконец, повернула лицо к Максу и поцеловала его в ответ, изумленная и благодарная, пытаясь выразить без слов, как ей понравилось то, что они только что сделали. Он успел выйти из нее и лечь рядом, прежде чем раздался громкий и визгливый крик:

– Что тут происходит?

* * *

Илона! Варя вдруг вспомнила имя подруги Макса. Весь день оно вылетало у нее из головы и сейчас, при звуках ее голоса, это имя само возникло в сознании. Как я так могла вляпаться, – следующая мысль уже не отпускала ее. Она вообще плохо соображала, и еще не могла отойти от бурной сцены любви. Наверное, надо прикрыться, – посетила ее еще одна гениальная мысль.

– Нет, вы посмотрите, что, блин, тут твориться, а? – не унималась девица. – Ах ты, бабник недоделанный, трахальщик… И тут блондинистая киса так замысловато выругалась, что Варя успела только охнуть.

Макс невозмутимо натянул трусы, взял Илону за локоть и буквально потащил ее с яхты. Та была вынуждена бежать за ним, быстро перебирая ногами на шпильках и чуть не падая. Что ей вполголоса говорил Макс, Варя не слышала, зато хорошо улавливала крики Илоны, становившиеся все громче, потом наступил финал – девушка воскликнула:

– Вот, мерзавец! – и занесла руку для удара. Однако тот молниеносно перехватил руку и заломил назад. Варя непроизвольно поморщилась, ощущая, как, наверное, больно сейчас неудачливой сопернице. После нескольких слов, которые ей сказал мужчина прямо в лицо, Илона сникла, высвободила свою руку и, зарыдав, побрела в сторону дома. Мужчина посмотрел ей вслед, спустился в каюту, и вскоре, как ни в чем, ни бывало вернулся к Варе.

– Ну, на чем мы остановились? – невозмутимо спросил он. Потрясенная девушка молчала. – Извини за этот маленький инцидент.

– А ты страшный человек, – медленно ответила Варя. – Так бесцеремонно вытурить девушку, при явной своей вине, это надо уметь.

– Давай я не буду обсуждать с тобой отношения со своими бывшими девушками! – резко возразил Макс, выбирая из кучи покрывал самое большое.

– Да ради бога, можешь не обсуждать. Только сейчас сюда явится Вадим, и уже я не захочу ничего обсуждать ни с тобой, ни с ним! – также резко ответила Варя. Ее несло. Слишком внезапными были переходы от страсти к абсолютной неге и обратно в эмоции скандала.

– Не явится! – лениво процедил Макс в ответ.

– Как это?

– Судя по всему, твой хахаль немного трусоват. Сейчас он услышит все подробности в изложении Илоны, сядет в машину и уедет. А завтра пришлет тебе гневную СМС-ку, какая ты нехорошая женщина.

Варя хотела аргументировано возразить, но внезапно поняла, что Еремин по-своему прав. Вадим сюда не придет. Она поступила подло и гадко, переспав с хозяином дома, но ее возлюбленный не придет сюда, и не будет выяснять отношения. Бета-самец, черт бы побрал этот мир животных! И ей туда идти не хотелось. Показываться на людях после такого адюльтера было выше ее сил.

Макс, взяв покрывало, распахнул его и позвал Варю:

– Иди сюда, – и она, не возражая и не споря, позволила завернуть себя и обнять. Они долго сидели молча, любуясь на уходящий закат.

Варя не выдержала первая.

– Со мной такое первый раз.

– Что первый раз? Первый раз такой секс или первый раз такая сцена?

– Первый раз я позволила себе так грубо обидеть человека, который ничего плохого мне, в сущности, не сделал.

Макс зевнул и потянулся.

– Послушай Варя, в жизни мы совершаем очень много таких поступков, за которые нам потом бывает стыдно. Но мне лично стыдиться нечего. Я не жалею ни об одной минуте, проведенной с тобой. А ты?

Прежде чем ответить, Варя долго молчала.

– Наверное, тоже не жалею. Когда я была с тобой…

– Когда мы занимались сексом, – перебивая, уточнил Макс. Варя закрыла ему рот ладонью, которую он тут же поцеловал.

– Не перебивай. Я почувствовала, что это очень правильно, что так и должно быть. Что такое удовольствие не может быть нехорошим и не красивым.

– Поздравляю. – Макс взял Варину руку и стал целовать ее всю, начиная с кончиков пальцев. – Ты повзрослела. Все правильно, нам нечего стыдиться. Поэтому пойдем в дом, я что-то очень захотел спать.

Варя не сопротивлялась. Будь, что будет, решила она. Пока она искала разбросанную по палубе одежду и в спешке натягивала на себя, Макс успел одеться и унести покрывала с подушками вниз в каюту.

Не без опасения пересекая участок, Варя с удивлением увидела тихий темный дом. Судя по всему, Макс тоже был слегка озадачен.

– Такое ощущение, что все свалили в город. Это было бы слишком хорошо, – со смехом заметил он. – Подожди минутку, – шепнул он Варе и пошел в сторону паркинга.

– Нет только машины твоего благоверного. Остальные все спят. Надеюсь, он увез Илону, решив таким образом все наши проблемы.

– А разве у нас есть проблемы и разве есть МЫ? – на всякий случай уточнила Варя.

– Варюш, я сейчас очень хочу спать, давай отложим выяснения отношений до утра, а? – проникновенно попросил Макс. – Завтра и решим, есть мы или нас нет, а также другие проблемы нашего бытия.

– Хорошо, веди меня в твое логово разврата!

– Никакого разврата не будет, только если развратный поцелуй в щечку. – С этими словами Макс привел ее в свою спальню, ту самую, в которой началось Варино падение в сладкую пугающую пропасть. Она заснула крепко и безо всяких сновидений, уютно устроившись в объятиях так неожиданно обретенного возлюбленного.

Утро она проспала. Когда ее поцеловали, был уже практически день. Пусть это будет Макс, – взмолилась она, не открывая глаз, – пожалуйста!

– Просыпайся соня, проспишь все интересное, – раздался голос Макса.

Это было на самом деле! Все, что произошло вчера, было не в моем разгулявшемся воображении, а на самом деле! – подумала она и открыла глаза.

Потом, вспоминая этот третий день своего знакомства с Максом Ереминым, Варя каждый раз испытывала ощущение необыкновенного счастья. Оказалось, что с утра все гости, включая Яну с Лешиком, деликатно уехали, предоставляя им время побыть вдвоем. Вадим действительно прислал СМС-ку, которую Варя малодушно не стала читать. А вот подруга прислала ободряющее послание «Так держать!» и подмигивающий смайлик.

Весь остаток воскресенья был посвящен ничегонеделанию. После позднего завтрака из чая и круассанов, они немного повалялись в кровати. Потом он вытащил ее в бассейн и не просто так поплавать, а с умыслом. Умысел его состоял в том, чтобы купаться без одежды, на что Варя конечно же, не согласилась.

Но оказывается, хитрый Еремин запланировал кое-что прямо в бассейне, на пологом спуске, и купальник совершенно не стал для этого помехой. Сначала они оба легли так, чтобы вода доставала только до пояса. Потом как то незаметно стали целоваться. Ну, и, конечно же, после поцелуев никто из них не стал бежать в кровать, и все произошло в изумрудных водах бассейна.

Она вообще не могла ему отказать в этот день ни в чем. Не встречая до сих пор такого напора, такой бездны обаяния и юмора, она просто потеряла голову. После бассейна они загорали, и теперь уже Макс обмазал ее кремом с ног до головы. Потом им внезапно захотелось есть, и они вместе попытались соорудить обед из остатков вчерашнего пиршества. Потом снова была любовь, уже на диване в гостиной, потому что до спальни дойти они не смогли…

Оба, не сговариваясь, старались не обсуждать вчерашний инцидент. Разговаривали на отвлеченные темы, он много шутил, она хохотала. Когда она внезапно спохватилась, что ей пора бы возвращаться домой, Макс предложил отвезти ее завтра прямо на работу. Желая продлить такое внезапно выпавшее счастье, она согласилась. И уже ночью, после очень нежного и продолжительного секса, когда Макс, уже привычно обняв ее, уснул, она подумала, что расплачиваться за этот восхитительный уик-энд ей придется разбитым сердцем.