Za darmo

Государыня for real

Tekst
3
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5. Дневники смутного времени

Екатерина

«4 июля.

Всё просто супер. Я придумала самую прикольную за последние 780 тысяч лет идею.

За мою сообразительность потомки будут именовать меня «вишенкой на торте династии Романовых».

Решила вести дневник, чтобы мои будущие биографы ничего не напутали.

Пишу на оборотной стороне народных сердечек с признаниями, поэтому тексты будут короткими. Краткость – сестра таланта и все такое. Так что зовите меня Екатерина Чехова. Шутка. Я по-прежнему Екатерина Романова. И останусь ей. Не буду я больше миссис Маунтбаттен-Виндзор. Подам на развод, как только электричество вернется. Я бы и сейчас отправила заявление, но сервер ЦСК МВД, понятно, не работает.

Каждую секунду поглядываю на свой Перстень – вдруг всё само собой починится и он внезапно включится?! Но нет, бирюлька бирюлькой. Экран темный, ничем не отличается от малахита. Как будто это обыкновенное глупое кольцо. Не понимаю женщин, которые носят украшения просто ради украшения. Бред. Зачем?! Как дикари какие-то. Папуасы.

В общем, очень жду возвращения электричества. А пока мы с Иваном только целуемся. Ждем официального расторжения моего брака, чтобы повысить ставки, если вы понимаете, о чем я.

Ах да, я же должна буду дать интервью Левинсону про развод. Откуда он вообще знал, что мы с Генри расстанемся??? Он что, колдун??? Неохота мне перед всем честным народом распинаться про свою личную жизнь. Меня это все уже достало еще во время шоу «Вел. кн. Live».

Но я так мечтаю развестись, что готова уже чуть ли не раздеться перед камерой. Если это поможет мне раздеться перед моим новым возлюбленным. (Дорогие биографы, не показывайте эту строчку моему отцу! Вот Василисе – сколько угодно. Она как раз наверняка все это одобрит. Во имя Нептуна и всех рыб мирового океана, неужели я с годами стала копией своей матери?!! Поверить не могу!)

Короче, пусть Левинсон подавится, я ему хоть 780 тысяч интервью про развод дам. Только бы он выполнил свою миссию в Венесуэле!!!

Интересно, что там у них с Семеном в джунглях-то творится? Мадам Ст. мне проходу не дает».

«Все еще 4 июля.

Тьфу ты, поняла, что о главном-то и не сказала. Взяла новое сердечко.

Итак, вот что я должна устроить в самое ближайшее время. Праздник воздушных шаров!

Как вам идейка? Копирайт – Екатерина Третья. Придумано самолично, вот этой самой непричесанной головой (ну разучилась я без советов Разумного зеркала косы плести, что теперь, стричься, что ли? вернется электричество, причешусь, не беспокойтесь).

Народ сейчас жутко унылый. Бродят по улицам, как будто весь мир рухнул.

Нет, ну их можно понять. А значит, и простить за то, что они орут на меня каждый раз, когда я выхожу на улицу. Но ничего, всё изменится, когда я устрою Праздник воздушных шаров.

Смысл в том, чтобы отвлечь людей от мрачных мыслей.

В последние годы шары были запрещены. Мешали квадрикам летать. В общем, квадрики сейчас не летают, птицы все куда-то подевались, а у нас в Зимнем обнаружился громадный запас воздушных шариков – Иван нашел в подвале. Судя по датам, это всё Василиса накупила, когда я родилась. Тоже мне, женщина-праздник. Лучше бы себе порядочности и материнского инстинкта прикупила. А то как поняла, что с ребенком возиться – это не в свете софитов блистать, так сразу свинтила в Африку. И зачем только папенька ее нашел! Да еще и Соньку приволок! Хотя Иван говорит, я должна быть мягче к сестре. Я без матери росла, она без отца.

Ну не знаю. Соньке небось дурацкий престол никто в нагрузку не давал. Папенька приводил ее ко мне знакомиться. Я с ней и разговаривать не стала. И на коронацию не позвала. Ничего у нас с ней общего. Зря Ренненкампф думал, что она заговор дворцовый могла учинить. Не нужен ей никакой дворец. Хиппи чистой воды. Я, может, тоже хочу слоняться в сандалиях туда-сюда и цветочки в волосы вплетать.

Так, кажется, я опять отвлеклась.

И бумажка у меня опять закончи…»

«По-прежнему 4 июля.

Так вот!!! Праздник воздушных шаров!!!

Я так себе это представляю.

Народ собирается на Дворцовой площади, со мной во главе. Все весело и дружно надувают разноцветные шары, пишут на них всякие хорошие пожелания и выпускают в небо. Очень может быть, что наши шарики увидят и с Луны – мне кажется, она стала такой большой, явно приблизилась к Земле. Как-то там наши лунные блокадники справляются? У Головастикова наверняка уже нервный срыв случился, и не один. Небось всех там изводит.

В общем, после запуска шаров я говорю что-нибудь вдохновляющее в духе моей пра-и так далее-бабушки Екатерины Второй. Мне все аплодируют. Радость льется через край, настроение у людей резко поднимается. Меня перестают ненавидеть, начинают звать в гости на жидкий чай и пироги с крапивой. Мадам Ст. говорит, пироги с крапивой это довольно вкусно. Особенно если больше есть нечего. Обещала взять у подружек рецепт. А то греча у нас почти закончилась.

Кстати о мадам Ст. Вот кто меня реально раздражает! Она бывает просто невыносима. Недавно, например. Сидим мы с Иваном в моей Опочивальне. И под словом «сидим» я имею в виду страстно целуемся. Тут мадам бесцеремонно врывается в дверь! Якобы ей постельное белье срочно нужно менять. Согнала нас с кровати. Иван со стыда чуть не умер, такой щепетильный – это, кстати, он настаивает, что я сперва должна развестись, а потом уже мы перейдем на следующий уровень. Лично я отомстила бы Генри по полной программе прямо сейчас. И вот в тот светлый вечер я была очень близка к победе!

Короче, я вежливо указала мадам Ст. на тот факт, что она стелила свежие простыни всего три дня назад. И заботливо спросила, зачем же ей утруждать себя лишней домашней работой. Однако этот танк в накрахмаленной юбке ничем не остановишь. Она рассвирепела и заявила, что стиркой снимает стресс и не мне ей указывать, сколько раз в неделю менять наволочки, будь я хоть государыней всея Вселенной. Она забрала с собой Ивана и заставила его натаскать воды из Невы. Потом он еще приволок ей очередную груду народных записочек для растопки, чтобы вскипятить в печи воду для стирки. По дороге в подвал он обнаружил те самые воздушные шарики.

Мадам загрузила Ивана так, что бедняга еле дополз до своей кровати. На меня у него сил уже не оставалось.

Начинаю сочувствовать Семену. Я уже готова сбежать от его мамаши хоть в Венесуэлу, хоть на Марс.

Хм, получается, мне даже повезло, что моя настоящая мать знать меня не желает? По крайней мере, никто ко мне не лезет, когда я расстегиваю рубашку классного парня.

Папенька никогда не позволял себе ничего подобного. Деликатнейший человек.

Хотя вот сейчас я была бы не против, если бы год назад он стукнул кулаком по столу и крикнул: «Выйдешь только за Ивана Воронихина! Он порядочный парень, из хорошей семьи и к тому же ужасно похож на меня. Знать не желаю никакого английского рыжика!»

Ну почему папенька не удержал меня от дурацкого брака?»

«5 июля.

Проблемка!!!

Очень большая проблемка, дамы и господа!!!

Иван пришел сегодня утром ко мне в Опочивальню. Я подумала – чтобы продолжить с того места, на котором мы остановились в прошлый раз. Но нет. Он уселся в кресло и сказал, что Праздник воздушных шаров под угрозой срыва. Ведь для запуска шариков в небо нужен гелий. Иначе они будут просто лениво валяться на брусчатке, совсем как я сейчас в кровати. Эффекта не будет.

Я взволновалась, вскочила в одной футболке – и тут, конечно же, снова она. Мадам во всей своей стокилограммовой красе. Неодобрительно так посмотрела на мои голые ноги и позвала всех завтракать.

Если это можно назвать завтраком – запеканка из рисовых листов, прослоенных все теми же елкокапустными побегами. Рисовую бумагу мадам Ст. отыскала в кабинете моего отца – он по старинке распечатывал документы на принтере. Ну, его можно простить, почти 50, пожилой человек! Для растопки тоненькие листочки не годятся, а в еду еще куда ни шло. Хотя и гадость редкостная – безвкусные, склизкие, бррр!

Я немного покапризничала за столом, похныкала, что вот бы сейчас блинов со взбитыми сливками. Мадам Ст. пробурчала, что она бы и сама не отказалась от взбитых сливок, но кроме рисовой бумаги и елкокапусты во дворце ничего нет, она и так старается как может, а некоторые неблагодарные принцессы плохо воспитаны, о чем она не преминет сообщить Николаю Константинычу, как только его увидит.

Иван же воскликнул: «Эврика! Катя, ты чудо!» – и сказал, что я навела его на отличную мысль. Ведь в баллончиках со взбитыми сливками используется гелий. Все производства сейчас стоят, а значит, кондитерские фабрики вполне могут дать нам баллоны с гелием для Праздника.

Поскачем к «Абрикосову и сыновьям» прямо сейчас!»

«Вечер 5 июля.

Фирмой «Абрикосов и сыновья» управляет довольно вредная девица Аграфена Абрикосова. Долго уговаривали ее дать нам гелий. В конце концов, она согласилась – в обмен на расторжение контракта, вообразите только!

Дело в том, что пару месяцев назад Семен заключил с ними от моего имени договор. Я дала им право печатать мой портрет на особой серии мороженого в честь моей коронации – они там напридумывали всякие дикие вкусы, пломбир со вкусом щей, эскимо со вкусом тыквенной каши, бред. Взамен они должны были перечислять мне 10% доходов с продажи этой серии мороженого. Я рассчитывала хоть немного заработать на этой сделке!

А теперь Аграфена потребовала разорвать контракт. Говорит, мой рейтинг сейчас так упал, что подрывает репутацию компании! Короче, не хотят они больше видеть мою царственную физиономию на своих десертах.

Я ей, конечно, колко так ответила: «Можно подумать, вы за последние полтора месяца хоть один десерт произвели! Было бы что дискредитировать!» – но потом скисла. Совсем как их мороженое со вкусом квашеной капусты. Переговоры за меня заканчивал Иван.

Потом он меня утешал в Малахитовой гостиной, что вот проведем мы Праздник, так мой рейтинг взлетит вместе с шарами до небес, и вся семья Абрикосовых еще локти будет кусать, что упустили такое потрясающее лицо компании.

 

Ну, тут я снова стала хныкать, что никакое у меня не потрясающее лицо, раз я никому не нужна, ни матери своей, ни мужу, ни даже вот Абрикосовым не нужна. Никого я не могу вдохновить, поскольку сама не знаю, что делать. Всех только разочаровываю. Если бы референдум был сегодня, меня бы точно никто не выбрал. Хожу целыми днями в Перстне, хоть он и не работает, потому что надеюсь, что он включится и это будет значить, что все само собой наладилось.

Иван тогда ласково погладил меня по голове и сказал: «Да ты только посмотри на себя в зеркало, ты же удивительная. У тебя профиль Клеопатры и глаза Афины». Я взглянула в выключенное Разумное зеркало и еще больше расстроилась: «Какая-то старуха, а не двадцатишестилетняя барышня». «Это просто еще один потухший экран, – спокойно отозвался Иван. Он всегда спокоен. – Во дворце полно глупых, но честных старых зеркал с обыкновенной амальгамой, и все скажут, что ты прекрасна».

Разве он не прелесть??? Генри мне никогда ничего приятного не говорил. Не припомню. Дурацкая английская сдержанность!!!

Только-только я потянулась к Ивану, как угадайте кто вошел? Да-да, снова тень матери Столыпина!

Невозможная женщина».

«6 июля.

Еще одна идея!!!

Наверное, это у меня от голода открылся какой-то новый центр в мозге.

Сплошные гениальности.

Я придумала, как нейтрализовать мадам Ст. Мы ее усадили за невиданное шитье. Я решила, что мне нужен гигантский воздушный шар. Помните на старинных картинках аэростаты с корзинками? Вместо корзинки возьму свою хрустальную коронационную платформу. На нее – несколько баллонов с гелием, нашу верную печурку из Метрдотельской кухни и самое главное – полотняный купол.

Вот как я поднимусь на прежнюю высоту! Прикольно, да? Буду декламировать народу свою вдохновляющую речь чуть ли не из космоса.

Вопрос, где взять столько ткани для купола, решился очень просто. Я отдала мадам Ст. все старые мамины платья, которые папенька зачем-то бережно хранил все эти годы. И все мои бальные платья, вряд ли они мне пригодятся в ближайшее время. Ну кому придет в голову устраивать бал в такое кризисное время? Глупая трата всех ресурсов. К тому же прием во дворце – мероприятие элитное, только для избранных, верно? А папенька говорил, что нужно быть ближе к народу.

Мадам зарылась в платья, как заяц в капусту (фу, меня от слова «капуста» до конца жизни будет трясти). Кроит, наметывает, до нас с Иваном ей и дела нет.

Впрочем, и нам тоже не до любовных игр. Принтеры-то не работают! Вручную делаем объявления о Празднике воздушных шаров. Запястье правой руки горит огнем.

Все, не могу больше писать».

«8 июля.

Поверить не могу! Просто не могу поверить в это хамство, в эту наглость! Да как они смеют!

В общем, сегодня с утра мы с Иваном поскакали в Центр помощи – не на Литейный, туда я больше не вернусь, а на Большой проспект Петербургской стороны. Вы же знаете этот офис «Владычицы» – возле стеклянного особняка Левинсона.

Короче говоря, нас там даже на порог не пустили. Не успели мы с спрыгнуть с коней и отстегнуть седельные сумки с листовками, как выскакивает очередной боярин в этой глупейшей меховой шапке и давай кричать, что они закрыты. Я говорю: «Что значит закрыты? Вы же должны работать круглосуточно!» А он: «Все жалобы направляйте Его благородию барону Бланку! В Сибирь!»

Так и не пустил нас. И листовки отказался брать для распространения.

Пришлось нам встать на Тучковом мосту и самим эти листовки предлагать прохожим. Проведу свой Праздник любой ценой! Хочу вдохновить народ! Я решила изменить мужу, но не стране. Останусь верна ей, даже если до конца жизни придется листовки на мосту раздавать.

Унизительное занятие, доложу я вам.

Как будто себя продаешь.

Ох, и как же мы были счастливы с электронной почтой! И не замечали этого ежедневного счастья!»

«18 июля.

Отчет о Празднике воздушных шаров. По-военному лаконичный.

1) На праздник никто не пришел. Мы с Иваном были на всей Дворцовой площади одни-одинешеньки, если не считать Харитона и вездесущей мадам Столыпиной. Сами надули все шары и написали на них одно и то же пожелание: «Пусть вернется электричество». Я на одном шарике приписала «и Генри», но потом стерла. Ну его, этого Генри.

Иван старался развеселить меня, вдыхал гелий и говорил тоненьким голоском. Я не могла удержаться от смеха, несмотря на тоску, разочарование и бесконечный, бесконечный голод. В какой-то момент почувствовала себя ребенком, к которому никто не пришел на день рождения. И которого к тому же лишили торта ни за что.

113 лет назад в Российской империи ввели День гнева. А сегодня родился еще и День игнора.

2) В конце праздника к воротам Зимнего промаршировал Флоп. Посмотрел по сторонам, поинтересовался, почему столько шариков и никого нет. Пошутил, что я устроила бета-тестирование своего правления и получила отчет об ошибках с кучей багов. Я чуть не разревелась. Иван строго спросил, зачем Флоп явился, если даже не знал о празднике. Оказывается, Флоп принес письмо от деда, на этот раз адресованное лично мне.

Я открыла конверт (он пахнул крыжовником), и вот тут уже расплакалась навзрыд.

Дедуля сообщал, что он с 11-го июня держит оборону южных границ империи. Испанские корабли подошли к самому побережью Черного моря. Дед в тот же день написал морскому министру, военному министру и премьер-министру Бланку, но ни один из них до сих пор не ответил. Офицеры из местных военных частей отказались действовать без приказа сверху. Жандармерия тоже.

Тогда дед сам возглавил сопротивление.

Он собрал киношников. Кинодеятели-то сразу поняли, что с испанской инквизицией им не по пути. Кого еще и сжигать на кострах, как не создателей эфемерных движущихся картинок! Сотни крепких операторов, образованных сценаристов, креативных режиссеров, пожилых, но опытных консультантов военных картин заняли позицию на Гвидоне – насыпном острове, строящемся по проекту Ивана в Черном море в полутора километрах от берега. Это комплекс универсальных локаций, и в нем есть все: средневековые замки, деревянные теремки, китайские пагоды, американские небоскребы, лондонские пабы. Есть там и пушки с ядрами, завезенные для съемки очередного исторического фильма. Остальное оружие оказалось бутафорским. Деду приходится сражаться с испанцами, как говорится, дедовскими методами.

Отдельный спецотряд он сформировал из знаменитых актеров, сыгравших воинов в разных известных киношках. Спартак там у него, Конан-варвар, Илья Муромец, супергагент Яков Связкин. Правда, в жизни они все оказались довольно слабенькими, дед их в армрестлинге всех победил.

Женский батальон, составленный из актрис сериала «Пляжные амазонки», защищает берег. Батальоном командует бабуля Мадлен. Дед пишет, что она похожа на скандинавскую богиню Снотру (не помню, кто это, а Интерсетка не работает).

Пока до высадки испанцев на побережье дело не дошло. Дедуля не пропускает корабли дальше острова. Однако силы уже на исходе. Хотя с питанием (и вином, конечно) у них там получше, чем у нас – все-таки плодородная Черноморская губерния.

3) Я так расстроилась из-за всего, что не хотела идти домой. Решила все-таки подняться на своем хрустально-воздушном шаре. Стало жаль мадам Ст., которая столько сил вложила в купол. И вообще нужно было проветриться. Иван начал потихоньку топить нашу переносную печку старыми сердечками, лоскутное полотнище надулось – такая красота! Разноцветное, нарядное, сочетающее в себе все тенденции моды конца 80-х – начала 90-х. Василиса, как вы поняли, обожает все яркое. А Дворцовая площадь с ее терракотовыми зданиями, честно говоря, скучновато смотрится, хоть и величественно. Мой аэростат ее мгновенно преобразил.

Наверху было классно. Бриз, солнце, свежесть, цветные шарики в облаках, цветные блики в Неве. Мужественный Иван. К площади стал подтягиваться народ, привлеченный моим чудо-аэростатом.

Да, всё было просто супер.

Пока я не увидела в Финском заливе Непобедимую Армаду.

Ветер, унесший наши воздушные шарики прочь, надувал паруса испанских кораблей.

Десятки каравелл и галеонов приближались к столице.

Итак, это официально Третья мировая война. И на Россию нападают со всех сторон».

* * *

«8 августа. Санкт-Петербург.

Уровень секретности документа: Высшая Императорская тайна.

Передать лично в руки Его Благородию премьер-министру Российской империи барону Бланку.

Милостивый Государь Борис Ильич!

Надеюсь, сие письмо застанет Вас в добром здравии и благополучии. Посылаю его с моим хорошим знакомым, известным под именем Флоп. Сей пылкий юноша годы положил на добросовестную службу системным администратором Зимнего дворца, а ныне он с не меньшим рвением трудится на ответственном посту курьера Почтового ведомства Российской империи. Флоп не раз доказал свою преданность Родине; ему я осмелюсь доверить историческую миссию доставки бесценного послания, могущего послужить единственным ключиком к спасению Отечества.

Позвольте также отметить, Ваше Благородие, что оформление спецдоставки в Санкт-Петербургском отделении Почтовой службы Российской империи обошлось мне в кругленькую сумму, что позволяет надеяться на качественное исполнение моего заказа. Для оплаты дорогостоящей услуги «Личное сопровождение письма курьером» я не пожалела фамильной тиары моей прапрапрабабушки Марии Федоровны – это та тиара, которая с жемчужинами и бриллиантами; Вы могли видеть ее на моих официальных портретах. Или в своих любимых учебниках истории.

Итак, к делу, Милостивый Государь.

Я, правящая императрица Екатерина III Николаевна Романова, обращаюсь к Правительству Российской империи с просьбой, нет, с требованием немедленно прислать войска для защиты Столицы Российской империи от нашествия испанских конкистадоров. Непобедимая Армада пришвартовалась в Финском заливе; нужно ей противостоять.

На данный момент город находится в ужасающем положении. Мы обороняемся при помощи подручных средств. Офицеры и солдаты военных частей в окрестностях Санкт-Петербурга бездействуют, ссылаясь на отсутствие приказа военного министра. Жандармерия бездействует, ссылаясь на отсутствие приказа министра внутренних дел. Более того! В это невозможно поверить, но даже агенты моей собственной Личной Канцелярии отказываются мне подчиняться, поскольку по Уставу они обязаны слушаться барона Ренненкампфа. А между тем, г-н Ренненкампф, вопреки моему прямому распоряжению, давно покинул Столицу – отправился в погоню за Алексеем Поповичем, несмотря на тот факт, что лучшие умы Академии наук признали г-на Поповича невиновным.

Вы изволите заметить, и совершенно справедливо: правящий монарх в России давно уже не является единоличным главнокомандующим; офицеры не обязаны и даже не имеют права меня слушаться без одобрения премьер-министра; но есть же исключительные ситуации! Сейчас как раз такая. Конституция Российской империи устанавливает, что в случае недоступности премьер-министра функции командования принимает на себя двухпалатный парламент. Но что делать, если и парламент недоступен? Конституция не знает. Я так думаю, что в этом варианте, будучи официальным лидером нации, я должна принять на себя статус единоличного главнокомандующего.

Вынуждена также донести до Вашего сведения, Милостивый Государь, что представители Исторического общества, Ваши воспитанники, также заняли необычайно пассивную позицию, похожую на забастовку. Они не желают применять свои знания и навыки для защиты родного города от агрессора. И это после всех Ваших реконструкций! После всех этих широко разрекламированных, зрелищных битв древности, которые Ваше Общество устраивало каждые три месяца! Когда напряжение спадет, мы еще поговорим с Вами по поводу недопустимого поведения членов Общества, которое на сей момент больше напоминает недружелюбную секту, уж простите за резкость, Милостивый Государь.

Но Вы вообразите! Захватчикам сейчас противостоят только и исключительно мирные жители. Горожане сплотились перед лицом страшной опасности, нависшей над любимой Империей. Я не в силах скрыть гордость за стойкость петербуржцев!

Мы строим на улицах баррикады из бесполезных нынче квадрокоптеров и гироскутеров.

Мы собрали по всему городу и восстановили старинные пушки и ядра, украшавшие городские набережные; обстреливаем ими вражеские корабли. Даже пушку Петропавловки взяли в оборот.

Мы раскололи мою коронационную платформу на тысячи острых хрустальных осколков и используем их против испанцев – как метательное оружие, удивительно эффективное. Потом только поняли, что хрустальную платформу с куполом и печкой можно было использовать как боевой летательный аппарат для воздушной атаки на испанцев. Но было поздно, платформу к этому моменту мы уже разбили.

 

Мы обустроили убежище для женщин и детей под землей, на бывших станциях метрополитена. Конечно, за последние годы мощные городские сервера заняли почти всё место на перронах (как жаль, что они сейчас не работают!); но мы сумели разместить там все необходимое: спальные мешки, оставшиеся запасы провианта. Я раздала всем доспехи и оружие из Рыцарского зала Нового Эрмитажа. Но его катастрофически не хватает.

Каждый день я с болью гляжу на громадные русские корабли, обездвиженные, парализованные из-за отсутствия электричества. Они победили бы пресловутую Непобедимую Армаду за несколько секунд. Могучий имперский флот сейчас – как Нептун, попавший в плен, связанный, вынужденный смотреть, как по его морскому трону безнаказанно ползают крабы и медузы, коих он мог бы уничтожить одним движением своего трезубца. Скорее бы, скорее бы заработали магниты!

Милостивый Государь! Не слышно ли, как продвигается работа по строительству Сибирского Магнита? Вы же изволите находиться буквально в нескольких километрах от сего объекта. К несчастью, я уже очень давно не получала никаких известий от папеньки. Почтовому ведомству очень мешают испанские лазутчики, развернувшие активную деятельность на дорогах Империи. Скорее всего, послания Николая Констаниновича перехватывают вместе с остальными письмами. Волнуюсь. И еще волнуюсь, удастся ли Флопу прорваться аж до самого Иркутска.

Барон, вся Столица очень рассчитывает на Вашу немедленную помощь. Не знаю, сколько нам еще удастся продержаться здесь.

Засим остаюсь на страже интересов Российской Империи, до последней капли крови,

Екатерина Р.

P. S. Милостивый Государь, потрудитесь сообщить, получали ли Вы аналогичное письмо с просьбой о помощи от моего деда Константина Алексеевича. Если нет, то в таком случае сегодня же отправляйте войска и к Черному морю – неприятель атакует Шепси.

P. P. S. Также считаю нужным донести до Вашего сведения, что актриса Василиса Горшкова, более известная как Василиса Прекрасная, 3 дня назад сбежала к испанцам и находится сейчас на одном из их галеонов.

P.P. P. S. Барон! Умоляю! Пришлите помощь, и поскорее, пожалуйста! И спасите дедушку!

Резолюция премьер-министра: отказать в прошении

* * *

«17 августа 2017 года

ВСЕОБЩАЯ ГАЗЕТА «ФАКЕЛ»

Специальный выпуск

АРХИВАЖНЫЙ МАНИФЕСТ

Мы, Борис Второй, Биг Босс Российской Империи, объявляем волею Нашей верным подданным:

1) Сим Манифестом упраздняются должности императора Российской Империи и премьер-министра Российской Империи.

2) Отныне у страны есть только один руководитель, лидер и глава – Биг Босс Российской Империи.

3) Сей Манифест провозглашает Нас, Бориса Ильича Бланка, Биг Боссом Российской Империи.

4) Под Нашим Верховным Руководством страна меняет курс на консервативный патриотизм.

5) Сей Манифест упраздняет партию «Вольнодумцы». В Государственной Думе и Государственном Сенате остается только одна партия «За Веру, Царя и Отечество».

6) Сей Манифест переименовывает партию «За Веру, Царя и Отечество» в партию «За Веру, Биг Босса и Отечество».

7) Любые противники Сего Манифеста будут жестоко, но справедливо наказаны в соответствии со статьей Уголовного Уложения Российской Империи «Подрыв государственного строя».

8) Все представители бывшей императорской семьи Романовых объявляются вне закона, лишаются всех выплат из бюджета, в том числе пенсий, и подлежат немедленному изгнанию из страны.

9) Все работы по строительству магнитов в Сибири и в Венесуэле подлежат немедленному прекращению как опасные, несущие под собой непредсказуемые последствия и могущие навредить Отечеству.

10) Правительство Российской империи в срок до 2 октября текущего года представляет на рассмотрение Биг Боссу План развития Империи с учетом отсутствия электричества, на основе архивных государственных документов 1533–1584 гг. (правление Ивана IV Васильевича).

11) В каждом населенном пункте, численность населения которого превышает 50 человек, следует в течение трех месяцев установить золотые скульптуры Биг Босса Российской Империи Бориса Второго на добровольные пожертвования подданных. За несдачу добровольных пожертвований устанавливается наказание в виде конфискации всего имущества гражданина Российской Империи.

12) Начиная с 18 августа текущего года, следует провести Всеобщую классификацию населения, которая разделит всех граждан Российской Империи на две категории: Слуги и Господа. Слугой будет считаться тот, кто хотя бы единожды обратился в Центр помощи гражданам, пострадавшим от Великого электрического краха. Господином – тот, кто ни разу в Центр помощи не обратился.

13) Новый Свод законов для Слуг и Господ Российской Империи будет издан в течение трех месяцев.

14) Все граждане Российской Империи обязаны оказывать всемерную помощь любым представителям Великой Испанской Империи, оказавшимся на территории Российской Империи. Сопротивление представителям Великой Испанской Империи в любых их действиях запрещено.

15) Сей Манифест обязателен к исполнению всеми гражданами Российской Империи.

Подпись:

Биг Босс Российской Империи Борис Второй »

* * *

18 августа

Луна. Отельный комплекс «Эрмитаж»

Ангел

Доброй ночи-доброй ночи-доброй ночи, милые мои инопланетяшки! С вами восемьдесят восьмой выпуск видеодневника Ангела Головастикова, вашего лучшего друга, звезды эфира и межзвездного пространства.

У меня для вас плохая новость, наивные вы мои инопланетные слизни. Вы смотрите одну из последних моих видеозаписей. Две страшных, гадких, противных угрозы нависли над вашим беззащитным красавчиком.

Во-первых, лунный реголит. Ну вот он как раз не то чтобы навис, скорее уж я над ним навис, потому что это песок, который покрывает всю поверхность проклятой Луны. Он тут повсюду, друзьяшки мои склизкие, буквально везде. В том числе и у меня в легких. И ведь это не тот мягкий пляжный песочек, невинный, как на моей родной Земле. Нет, наивняшки мои, реголит – это мириады острых каменных иголок, крошечных и жестоких, кромсающих меня изнутри и снаружи. В бронхах будто кактусовая плантация. Я и говорю-то с трудом, слышите, какой у меня стал брутальный хриплый голос? Наверное, у меня аллергия именно на эту колючую дрянь, а вовсе не на кокосы… Потому что кокосы давно у нас закончились, а красное пятно на щеке, как видите, разрослось на всё лицо и даже, кажется, на шею… Этот проклятый реголит меня скоро прикончит.

Если мои товарищи по несчастью не сделают это раньше.

Милые вы мои инопланетяшки, вам и невдомек, какими безжалостными могут быть земные людишки! До чего только не доходит людская жадность и крохоборство!

Да, я в одиночку слопал все продукты, которые наш Паблушка припас для всеобщего «последнего пира». Да, я знал, что никто не имел права трогать все эти замороженные булочки, консервированную ветчину и великую и могучую гречу. Да, Пабло предупредил всех, что мерзкая водянистая картошка и нечто под названием «витаминная смесь», которую мы между собой называем «кислая жижа», – это всё, что мы можем себе позволить в ближайшие полгода.

Но! Друзьяшки! Разве ваш лучший друг не заслужил себе маленький гонорарчик за то добро, которое делал все это время? Ангел Головастиков щедро облил милостью всех постояльцев-лунатиков до единого! Да я буквально утопил наш отель в культурных событиях! Еще чуть-чуть, и наш герметичный купол треснул бы от количества светских развлечений!

Я пел им жизнеутверждающие песни. Кое-кто из неблагодарной публики выкрикивал, что у меня слуха и голоса не больше, чем у вас, инопланетных слизней – но я ехидненько так сказал: «А как же тогда быть с моим участием в песенном конкурсе на «Всемогущем» в юности, а?» Поставил этих хамов трамвайных на место. И пусть они потом пищали, что я не прошел в том конкурсе дальше первого тура, факт остается фактом: голос и слух у меня просто обескураживающие, как восторженно выразился наш режиссер Василий Иваныч.

Дальше. Я устроил в холле отеля потрясающую выставку собственных картин. Поверите ли – впервые взял в руки кисть и краски. Сделал их сам из своей косметики, того же реголита и топлива для генераторов, за что снова получил незаслуженный нагоняй от паршивца Паблушки. Но это мелочи, выеденного яйца не стоит. Кстати, яичко-то я бы сейчас скушал всмяточку, с жидким желточком, как расплавленное солнце… Так о чем я? Ах да, рисовал я первый раз в жизни, а такая роскошь получилась! Планета Земля – ну просто как настоящая! Немного неправильной формы, круг у меня не вышел, но астроном Федя сказал, что на самом деле Земля и не должна быть круглой, она овальная, так что все классненько. В общем, творческое наследие мое пополнилось еще и живописными полотнами. Талантливый человек талантлив во всем! Это я про себя, разумеется. Надеюсь, моя биография как первого лунного художника будет изучаться в ваших слизнячьих школах, милашки мои славные? Ваши маленькие зеленые слизнячки должны знать имя лучшего живописца Солнечной системы!