Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона

Tekst
Z serii: Астра #3
26
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 34,68  27,74 
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
Audiobook
Czyta Ведьма
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Audio
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
Audiobook
Czyta Валерия Егорова
21,70 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Астра. Упрямое счастье, или Воспитание маленького дракона
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Гаврилова А., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Пролог

Окна экипажа были зашторены, так что возможности полюбоваться красотами подъездной дороги я не имела. Видеть замок также не могла, но грустить по этому поводу не собиралась. Более того, я была почти счастлива и очень ждала окончания этого путешествия!

Наконец чудо свершилось. Драконья сущность уловила близкое присутствие множества людей, а в следующее мгновение в карете сделалось совсем темно, что означало – мы арку ворот проезжаем.

Дальше – дружный вой десятков труб и не менее дружное «ур-ра» от рядовых и офицеров замкового гарнизона. Экипаж замедлился и очень скоро свернул. А потом остановился и стало ясно – всё, приехали.

Я мысленно ухмыльнулась и нетерпеливо заёрзала на сиденье. Жутко хотелось подстегнуть события – открыть дверцу и выйти из кареты самостоятельно, – но я сдержалась. Вместо этого поёрзала снова, расправила плечи и принялась ждать. И дождалась, разумеется!

Слышала, как их светлость герцог Кернский спешился и передал поводья слуге. Чуяла, как одёрнул камзол, поправил плащ и снял дорожные перчатки. Затем снова звук шагов, и кто-то точно взялся за ручку дверцы.

Щелчок. Плавный, но всё-таки рывок, и… гробовая тишина вместо слов о том, что мы прибыли.

Красивое аристократичное лицо заметно вытянулось, серые глаза сурово блеснули. Герцог Кернский даже подался вперёд, словно намереваясь не выпустить из кареты и, более того, заставить трансформироваться обратно, пока никто не увидел. Но я не далась!

– Ву-у-у, – буркнула деловито.

Тут же соскочила с диванчика и, прежде чем блондин опомнился, протиснулась мимо его ноги и спрыгнула на мощённый булыжником двор.

Тишина, которая наполняла пространство, стала прямо-таки звенящей. А в следующий миг я услышала шумный вздох и радостное:

– Астра!

Стремительно развернувшись, я невольно присела на попу – уж слишком неожиданной эта встреча была. Но тут же опомнилась и вприпрыжку помчалась к ней – к моей большой и доброй Роззи!

Кухарка стояла среди прочей прислуги, и вся эта толпа дружно взвизгнула. Ну а когда народ в панике отпрянул, стало ясно, что всё гораздо лучше, чем могло казаться.

Кроме Роззи тут обнаружились Жакар и Полли. Ну и ещё несколько знакомых по жизни в столичном особняке лиц. То есть часть прислуги вслед за нами в Керн переехала. И это, несомненно, радовало.

– Ой, ты моя хорошая! – воскликнула Роззи, когда я подскочила и попыталась боднуть повариху в колено.

– Астрочка! – поддержала Полли. – Неужели! Неужели нашлась!

– Кхе-кхе, – внёс свою лепту Жакар. Невероятно довольный, как ни странно. – Ну надо же кто вернулся!

– Ву-у! – радостно ответила я. И даже хвостиком, как приличная девочка, вильнула.

Потом скосила взгляд на толстяка-мажордома и, крутанувшись на месте, доверчиво подставила спинку.

Гладьте! Гладьте и чешите! Пока я от недостатка ласки в организме не померла!

Мой манёвр поняли верно. Жакар, Роззи и Полли принялись и гладить, и чесать. А ещё они ласковые слова говорили, и вообще умилялись, в то время как замковая прислуга по-прежнему пыталась проглотить свой шок.

Стражники тоже глаза таращили и дружно держались за рукояти мечей. Думаю, они бы непременно на маленькую красивую меня бросились, если бы ни Вернон.

Просто этот высокопоставленный сотрудник Управления магического надзора сидел на лошади и ухохатывался. Причём чем дальше, тем громче. Зато герцогу Кернскому смеяться совсем не хотелось. Сложив руки на груди, он стоял у кареты и отлично гармонировал с тёмными тучами, которые стремительно заволакивали небо.

И хотя выглядел герцог Кернский поистине грозно, я пугаться не собиралась. Повернулась, одарила взглядом янтарных глаз, потом подумала и, вывернувшись из объятий Роззи, помчалась к нему.

Ты только посмотри, какая я маленькая и красивая! – безмолвно воскликнула я. – Глянь какие у меня крылья! Какой гребень! Лапки! Хвост!

Но герцог Кернский прелесть маленького дракона не оценил. Присел на корточки, обхватил руками мою морду и сказал банальное:

– Совести у тебя нет.

В голосе светлости звучал укор. Словно он сам тут совершенно ни при чём! Словно моя трансформация – вздорное, никем не спровоцированное желание. И это стало поводом фыркнуть, презрительно прищурить глазки и, вырвавшись из захвата, вновь посеменить к Роззи.

– Ас-стра… – попытался урезонить Дан.

Я повернулась, одарила их светлость ещё одним взглядом и продолжила путь.

Тот факт, что возница, который бессменно вёз от самого Рестрича, слегка выпал в осадок и окончательно в моём «оборотничестве» убедился, не волновал ничуточки. Равно как и наличие чемоданов с женской одеждой, которые в данной ситуации смотрелись очень даже подозрительно.

Плевать! Я устала прятаться и жить в вечном страхе разоблачения. Пусть теперь этот вопрос Дантоса заботит. А я… я пока на кухню с инспекцией схожу. Тем более что там, судя по аромату, которым пропиталась Роззи, телячьи котлеты жарят.

– Астра, – снова позвал блондинчик, но я даже глазом не моргнула.

Подошла к Роззи. Привстав на лапах, тыркнулась носом в раскрытую ладонь и сказала жалобно:

– Ву-у-у.

– Обижал? – догадалась кухарка.

Ужасно захотелось кивнуть, но я сдержалась. Вместо этого сделала ну о-очень жалобные глаза и повторила:

– Ву-у-у!

– Ну пойдём, – ответила повелительница сковородок и скалок. – Перекусим, а потом замок посмотрим.

И уже не мне, а Дантосу:

– Ваша светлость, вы не возражаете?

Герцог поджал губы, вздёрнул подбородок и… промолчал.

Глава 1

Замковая кухня оказалась не просто большой, а прямо-таки огромной. Места было столько, что хоть танцы устраивай! А ещё тут имелось несколько печей, добрая дюжина разделочных столов, целый отдельный шкаф с приправами и много чего другого. Включая висящий на стене ряд половников и лопаток, сильно напоминающий военный арсенал.

В общем, зрелище впечатляло. Причём настолько, что я, переступив порог, невольно втянула голову в плечи и подумала: а вдруг погонят? Но быстро вспомнила о том, что я, вообще-то, не абы кто, а любимица самого хозяина! Тут же расслабилась и бодро потопала дальше.

Я шла чётко за Роззи и уже предвкушала встречу с телячьими котлетами. И как-то не подозревала, что реальность окажется гораздо лучше ожиданий. В том смысле, что меня не только котлеткой угостят, но и овощным салатом, и картофельным пюре, и свежайшим ванильным кексиком!

Последний был особенно хорош. Ровный, опрятный, румяный! Вот только насладиться десертом в полной мере не получилось – к моменту, когда я добралась до кексика, в кухне случился аншлаг.

Да-да, сюда подтянулись все! Все те, кто отпрянул от меня в момент приезда. И хотя драконье чутьё подсказывало, что народ по-прежнему боится, стоять и таращиться им это не мешало.

Ну и спрашивать, конечно…

– А это что? – пропищала какая-то девица, из горничных.

– Это кто? – вопросил шёпотом огромный бородач.

– А оно кусается? – поинтересовался мальчишка лет десяти. Потом поправил замызганный поварской колпак и, вытерев рукавом нос, добавил: – И как его зовут?

Сочетание «сопливый нос и рукав» в исполнении… поварёнка мне не понравилось настолько, что я подавилась и ошарашенно вытаращилась на Роззи. В моих глазах застыл закономерный вопрос: этот пацан какое-то отношение к поданному угощению имеет?

Но… увы. Увы, толстушка даром телепата не обладала. Поэтому, вместо того чтобы ответить мне, сказала мальчику:

– Это не оно, а она. И зовут её Астрой. А насчёт кусается – зависит от поведения. Будешь приставать – укусит точно.

Я испытала прилив благодарности. Потом обнюхала кексик и… рискнула продолжить трапезу. Но получилось так себе.

– Роззи, мне кажется, или это в самом деле… – говоривший поперхнулся, но всё-таки закончил, – дракон?

Толпа челяди после этих слов охнула, но не отступила. И тут же загомонила, мол: да быть такого не может! Драконы же большие и огнём дышат! А этот…

Очень захотелось пустить показательную струю дыма, но я опять сдержалась. В последний раз обнюхала надкушенный кексик и, найдя глазами толстопузого Жакара, шагнула к нему.

Вот теперь народ подпрыгнул, но отскочил недалеко – всего на полшага. А в наступившей тишине новый вопрос прозвучал:

– А откуда?

– Откуда-откуда… – передразнила Полли ворчливо. – Из цирка!

Толпа встрепенулась, навострила уши, а я…

– Ву, – сказала тому, кто в столице выполнял обязанности мажордома. – Ву-у-у!

Я намекала на обещанную экскурсию, и дедок понял. Он растянул губы в улыбке и сделал приглашающий жест. Челядь, которая мгновенно оценила ситуацию, тут же расступилась, и мы с Жакаром пошли…

В миг, когда покидали кухню, на Роззи и Полли обрушился целый шквал вопросов, но посочувствовать женщинам я не могла. Вместо этого удивилась. Вот почему, скажите на милость, в замке ничегошеньки про карликового дракона не знают? Почему ни Жакар, ни остальные историей нашего знакомства не поделились?

Объятая этими мыслями, я стрельнула глазами в дедка, и тот, о чудо, сообразил.

– Их светлость попросили помалкивать, – сообщил Жакар шёпотом. – Тем более что возвращения твоего не предвиделось.

Я примерно поняла, куда клонят, но всё равно удивилась. А в следующий миг услышала:

– Их светлость уведомил, что отдаст тебя драхам, когда поймает. И… – толстяк выдержал паузу, – он обещал вернуться в Керн с кузиной.

Всё. На последнем слове выдержка Жакара дала сбой! Мажордом сперва фыркнул, потом крякнул, а ещё через миг раскашлялся в бездарной попытке замаскировать смех. Я же… Нет, я не споткнулась! Просто остановилась и уставилась укоризненно.

 

Прекрасно понимала, что домашние однажды догадаются, и ничуть этой темой не тяготилась, но… Но неужели так сложно подыграть? Взять и притвориться, будто ничего особенного не происходит!

– А вообще мы скучали, – справившись с «кашлем», сказал Жакар. А через миг добавил иным, слегка дрогнувшим голосом: – И очень боялись, что вы не вернётесь.

Нелепого перехода на «вы» я не заметила, а само признание порядком смутило.

– Пуф! – стараясь скрыть это смущение, констатировала я и… продолжила путь в заданном мажордомом направлении.

Давай обсудим тему как-нибудь позже? Когда у меня не будет этого щемящего чувства в груди. И вообще, тут неизведанная территория, а я вроде как хищник. Перед тобой – ладно, но перед другими… мне нужно соответствовать. Я должна осмотреться, обнюхаться, поме… эм, впрочем, нет. Метить новые владения не будем! Но касаемо остального – важно быть в образе! Понимаешь?

Понимал толстяк или нет – не знаю, но спорить с моим желанием не стал. Очень скоро нагнал и зашагал рядом. А потом и обещанную экскурсию начал. Бодро и со знанием дела Жакар вещал что здесь и как. Я же смотрела, слушала и всячески мотала на ус.

Идём. Вместе. Вдвоём. Невероятно довольные друг другом.

Я кокетливо повиливаю попой, а Жакар всё так же рассказывает об устройстве замка и прочих интересных вещах. В процессе рассказа выясняется, что сам дедок родом отсюда, из Керна. Что поступил на службу к семье Дантоса ещё ребёнком, и вот – на службе и состарился.

Ещё узнаю о том, что последние лет пять Жакар наведываться в Керн не спешил. Он неизменно оставался в столице, то есть в отсутствие Дана именно Жакар за особняком присматривал. Но в этот раз толстяк своей привычке изменил. И пусть признаваться не хотел, однако, после очередного выразительного взгляда, всё-таки сказал:

– Да, я пал жертвой любопытства!

Из дальнейшего разговора стало известно: мажордому жуть как хотелось явление кузины увидеть. Настолько, что он даже рискнул намекнуть хозяину, мол, среди сплошных незнакомцев девушке будет совсем тоскливо.

Вот после этой реплики блондинчик приказал Жакару назначить доверенное лицо для управления особняком и двигать в сторону замка. И некоторых других с собой прихватить.

В том, что касается Роззи, её в замок отправили сразу. Причём не столько из-за меня, сколько из-за Дана. Ведь румяная кухарка кормила светлость с самого его рождения и всегда следовала за ним. Так что её приезд в родовое гнездо герцогов Кернских был ожидаем.

Более того, в отличие от Жакара, который фактически не имел тут должности, Роззи являлась полноправной властительницей кухни. И это не могло не радовать – ведь дружить с шефом гораздо выгоднее, чем с каким-нибудь рядовым поваром.

Но… идём!

Сворачиваем, повинуясь изгибу очередного коридора, и идём дальше. Мои когти цокают по мраморной плитке, которой вымощен коридор, а шаги Жакара разносятся едва уловимым эхом.

Последнее, ну то есть эхо, забавляет. Причём забавляет настолько, что в какой-то момент я останавливаюсь, заставляя мажордома на минутку прервать экскурсию, и говорю:

– Ву-у-у.

И… да-да, слышу отражённый от толстых стен ответ!

Идём.

Всё так же вместе, всё так же рядом. По-прежнему гордые и невероятно довольные собой. Погода за время моего… ну всё-таки обеда, совсем испортилась – небо заволокло плотной тёмной пеленой, и на землю посыпался дождь. Эта темень добавила замку мрачности, но я, поразмыслив, решила не пугаться.

И вообще моё настроение неотвратимо стремилось вверх! Просто чем дальше, тем сильней становилось ощущение того, что я не в гости зашла, а домой вернулась.

Но чуть позже, когда мы вышли в огромный нарядный холл – тот самый, что к парадному входу примыкает, – это сказочное ощущение отодвинулось на второй план. А моё внимание, равно как и внимание Жакара, оказалось приковано к троице гостей, которая стояла у двери и, судя по всему, ждала разрешения пересидеть непогоду в замке…

Не будь Дантоса, их бы пустили сразу и без вопросов. Но хозяин вернулся, а значит, всё подчиняется только ему. И плевать, что гости, если судить по одежде и парфюму, не простые, а очень даже знатные. Тот факт, что тут две леди, одна из которых совсем молоденькая, тоже никого не тронул.

В смысле, этот момент не заинтересовал слуг, зато я насторожилась сразу же. Жакар тоже как-то напрягся и замер, чтобы бросить пристальный взгляд на меня и предложить остаться, где стоим. А стояли мы в проходе, причём довольно тёмном, если с холлом сравнивать. И вполне себе близко от входной двери – так, что разговоры и человеческим ухом услышать можно.

Игнорировать столь удачное стечение обстоятельств было невозможно, и я, конечно, согласилась. Осталась рядом с Жакаром, чтобы через пару минут увидеть, как к расфуфыренной, но подмоченной троице подскакивает один из лакеев и, отвесив поклон, сообщает:

– Их светлость герцог Кернский приглашает вас располагаться и чувствовать себя как дома.

И после почтительной паузы:

– Позвольте проводить вас в комнаты.

– Да, – ответил мужчина. – Конечно.

Гости дружно направились к лестнице, а мы с Жакаром переглянулись. Ну а когда остались одни, толстопузый сказал:

– Я не был в Керне пять лет, но не узнать эту семейную чету сложно. Нас посетил граф Итерек с супругой. И, как понимаю, со старшей дочерью.

Вообще, после всего, что случилось между мной и Дантосом, я намеревалась с неделю пожить на кухне. Не из вредности, а так… в воспитательных целях. Но появление графа и графини натолкнуло на здравую мысль – Дантос такой тугодум, что смысла моего демарша всё равно не поймёт. Следовательно, мне лучше выбрать другую тактику. Что-то, что не предполагает разлуки.

В итоге, выслушав пояснения Жакара, я фыркнула и тоже к лестнице зашагала. О том, где найти блондинчика, уже знала – учуяла его в процессе этой продолжительной, но несомненно интересной экскурсии.

Хозяин замка обнаружился именно там, где ожидалось – в уютной круглой гостиной на третьем этаже. Он сидел в одном из кресел, крутил в пальцах бокал с пурпурной жидкостью и хмуро смотрел на пылающий в камине огонь.

А вот Вернон, наоборот, улыбался. И до момента моего появления точно травил байки. Зато когда я протиснула морду в оставленную щель, заставляя дверь открыться, замолчал и отсалютовал бокалом.

– Надо же кто пришёл, – буркнул герцог Кернский, когда я справилась с дверью и приблизилась к камину. – А мы уж не надеялись.

Я прищурила глазки и нервно дёрнула хвостом.

Не надеялись? Тогда понятно. Тогда ясно, почему вы не потрудились переодеться и освежиться с дороги. Вам, мужчинам, в отличие от нас, женщин, запах лошадиного пота, безусловно, приятен. А уж если добавить к нему запах перегара…

– Что?.. – выдохнул Дантос ошарашенно.

Но извиняться за свою резкость я не собиралась. Более того, демонстративно отошла подальше и не менее демонстративно чихнула.

И пока один начинающий алкоголик пытался справиться с валом накативших на него эмоций, другой спросил изумлённо:

– Вы друг друга понимаете?

Вот после этого Дан опомнился. Он залпом допил остатки вина и, не иначе как из вредности, вновь потянулся к графину. И лишь наполнив опустевший бокал, ответил:

– Да, Вернон. Понимаем.

Маг не поверил.

– И как это происходит? – после долгой паузы полюбопытствовал он. – Голос Астры звучит в твоей голове? Или что?

– Нет, никаких голосов я не слышу, – сказал Дантос. – Просто знаю, о чём она думает.

– Просто знаешь? – переспросил маг. И после того, как блондинчик кивнул, новый вопрос задал: – И давно это у вас?

Герцог Кернский задумался…

– Это началось почти сразу. Может, через неделю после того, как Астра в особняке появилась, может, и раньше.

– И чем, на твой взгляд, такое взаимопонимание обусловлено?

– Видимо, связью, о которой говорила провидица из Рассветного. По крайней мере, иного здравого объяснения у меня нет.

Вернон понятливо хмыкнул, я же едва удержалась от рыка и сердитый взгляд в блондинчика метнула. Просто это пророчество ещё одним камнем преткновения стало – за время пути я несколько раз Дантоса спрашивала, а он отшучивался и норовил поцеловать. В конце концов заявил: «Обязательно скажу, малышка. Но после свадьбы».

Свадьбы, согласия на которую я не давала!

Последняя мысль оказалась слишком «громкой». Дан не только услышал, но и повернулся, и глазищами своими серыми сверкнул.

Однако я не стушевалась. Вздёрнула подбородок и хотела обиженно засопеть, но…

– Так и что же сказала Астра? – поинтересовался маг. – Что тебя так возмутило?

Дантос поморщился и хлебнул из бокала. Потом буркнул:

– Астра права. Нам действительно следует освежиться. Тем более… – герцог поморщился опять, – у нас гости. Предлагать им ужинать в одиночестве крайне невежливо, а являться к столу в таком виде – настоящее хамство.

Вернон спорить не стал и даже кивнул. А потом уточнил:

– Граф… как его там?

– Граф Итерек, – подсказал властитель здешних мест. – Зовут его Литэном. А жена, если память не изменяет, Сиция.

– А дочь? Слуга сказал, что они с дочерью.

– Не помню. Она ещё в куклы играла, когда в последний раз её видел.

Вернон ухмыльнулся и, бросив хитрый взгляд на меня, спросил:

– То есть тебе потенциальную невесту привезли? Юную и свежую?

– Итереки просто не угадали с погодой, – попытался смягчить Дан. – Попали под дождь, дорогу немного развезло, и…

Нет. Нет, маг на уловку не купился! Перебил весело:

– Сам-то в это веришь?

– Мм-м… – ответил Дантос. – Мм-м.

В общем, не верил! И не нужно обладать драконьей сущностью, чтобы это понять!

– Нам всё-таки следует освежиться, – блондинчик отставил бокал и поднялся из кресла, – иначе Итереки не поймут.

– Да кто бы спорил? – отозвался брюнет. – Кстати, комнату мою покажешь?

Герцог Кернский уверенно кивнул.

Покои, отведённые Вернону, располагались не в гостевой, а в хозяйской части замка. Но это не удивило – друг как-никак, причём близкий.

Тот факт, что Дантос велел перенести в комнаты мага часть своей гардеробной, тоже воспринимался как должное. Да и что делать, если Вернон прибыл без багажа? Заставлять ходить голышом?

А когда с маленькими житейскими хлопотами было покончено, началось самое любопытное… Едва Вернон и слуги ушли, блондинчик запер внешнюю дверь на засов и, сложив руки на могучей груди, повернулся ко мне.

Я, разумеется, всё это время рядом находилась и покидать личную территорию герцога Кернского не собиралась. В итоге – вот! Оказалась в опасной близости от очень сердитого, местами даже злого, мужчины.

– И как это понимать? – спросил Дантос ровно.

Маленький дракон уставился в потолок и приготовился услышать логичную просьбу превратиться, но нет. Точно знаю – слова вертелись на языке, но Дан всё-таки сдержался. Обычного вопроса о совести или укоров на тему моего поступка также не прозвучало. Вместо этого хозяин замка шумно вздохнул, потом опустил руки и, обогнув замершую в нескольких шагах меня, направился в глубь покоев. Собственно туда, где располагались спальня и ванная.

Я сперва хотела остаться где была, а потом подумала и посеменила следом. Просто гостиную и примыкающий к ней кабинет уже осмотрела, а вот спальню, гардеробную и ванную видела лишь мельком.

Впрочем, вру. Ванную вообще не видела. Но, глядя на убранство остальных комнат, могла поспорить: тот изумительный бассейн, что был в столичном особняке, покажется обшарпанной лужей.

Да-да! Личные покои хозяина замка отличались невероятной роскошью! Причём не вычурной, а сдержанной и стильной: ценные породы дерева, чудный доранский текстиль, не художественная, а прямо-таки ювелирная ковка, и украшенный тонкой резьбой малахит.

Последним были декорированы камины в гостиной и спальне. А ещё малахит присутствовал в качестве медальонов на стенах со светлыми шёлковыми обоями. И, глядя на всё это, я не сомневалась – ванная будет ещё лучше! Но…

– Пожалуйста, – сказал герцог, распахивая дверь и отстраняясь. – Только постарайся недолго, ладно? А то у нас гости, и мне, знаешь ли, тоже нужно успеть.

Я подарила Дантосу ошарашенный взгляд и только после этого сообразила – мне предлагают сделать свои дела и освободить помещение. То есть мыться в компании дракона, как это обычно бывало, никто не собирается.

Моё «почему» было не только безмолвным, но и невысказанным. Ведь и без пояснений ясно – обиделся герцог Кернский, причём сильно. И всё бы хорошо, но… а он ничего сейчас не перепутал? Он всерьёз считает себя пострадавшей стороной?

– Ву-у-у! – Я вложила в этот звук о-очень много слов. Тут же развернулась и направилась в гостиную.

– А что я должен делать? – донеслось вслед. – Радоваться твоему превращению?

 

Маленький дракон невольно зарычал и, подпрыгнув на месте, вновь к человеку повернулся. Потом ударил хвостом и, сделав единственный, но очень опасный шаг навстречу, сообщил:

– Ву-у-у!

Дан не проникся. Хотя выражение его лица чуточку смягчилось.

– Астрид, вопрос нашей свадьбы действительно не обсуждается. Ты становишься герцогиней Кернской, и точка. И вообще… – собеседник снова руки на груди сложил и опять посуровел, – я не понимаю, к чему эта истерика. Да, я тебя не спросил! Но в Рестриче ты была согласна. Более того, кто-то обещал стать самой лучшей женой в мире. Или ты, как всегда, лгала?

Как всегда?!

От переизбытка чувств я зашипела и раскинула крылья. Я не врушка! Пусть иногда я лукавила, но не так много, чтобы говорить это мерзкое «как всегда»! В том же, что касается моего обещания – признаю, но… Но там была одна важная оговорка: если ты в озеро Отречения не полезешь!

Герцог Кернский притворился, что оговорка никакого значения не имеет – в смысле, продолжил мерить меня скептическим взглядом и излучать умеренную степень негодования. И я, конечно, не выдержала! Зарычала, несколько раз подпрыгнула на месте и выпустила две струи дыма из ноздрей. Выбесилась, чтобы вновь развернуться и продолжить путь.

Мне казалось, что знаю этого мужчину достаточно долго и, несмотря на все мои фырчания и обзывалки, всегда считала его умным. И тем удивительней было видеть его прямо-таки ослиное упрямство в вопросе свадьбы.

Или это не он? Или в нём сейчас эмоции говорят?

Нет, гадать я не стала – хватит, и так всю дорогу до Керна на это извела. Просто прошла в гостиную, запрыгнула на диван и, свернувшись там укоризненным калачиком, обиженно закрыла глазки.

И вздрогнула, услышав над самым ухом:

– Астрид…

В голосе блондинчика прозвучала усталость и толика сожаления. Последнее стало поводом приоткрыть один глаз и взглянуть на этого родовитого осла.

– Астрид, ну пожалуйста… – Дан присел на корточки, провёл пальцем по чешуйкам на щеке. – Пожалуйста, перестань…

Угу. А сказать «прости, я был не прав» слабо?

Оказалось, что да.

Оказалось, что к такому шагу мы ещё не готовы.

Так что через полминуты моя сероглазая светлость вздохнула, встала и таки отправилась смывать с себя лошадиный пот и прочие «прелести» дороги. Я же осталась где была – в гостиной, на вполне себе удобном диване. И в размышлениях, причём уже не о Дантосе, а о графе и графине Итерек.

Вот что, если они в самом деле просто не угадали с погодой? Что, если их остановка в замке герцога Кернского никакой подоплёки не имеет? Что, если дочка уже сосватана и вообще? Что, если всё совсем не так, как кажется?

Увы, ответов на эти вопросы я не знала. Но не сомневалась, что всё выяснится, причём очень скоро – буквально за ужином. И пусть маленького дракона на этот ужин как бы не приглашали, но игнорировать сие событие я, разумеется, не собиралась.

Всё началось в примыкающей к малой столовой гостиной. Именно там, на мягких диванах, перед пылающим камином, затаилось графское семейство.

Литэн был сосредоточен и даже чуточку суров, а женщины, наоборот, улыбались и, как и положено в таких случаях, тихо ворковали между собой.

Так было до момента появления хозяина замка и его магически одарённого друга. А потом, когда Дан и Вернон переступили порог, всё изменилось.

На лице графа Итерека тут же расцвела улыбка, а леди замолчали. И пока старшая вставала, чтобы поприветствовать мужчин реверансом и пролепетать о том, как она рада видеть герцога Кернского в добром здравии, вторая сидела и во все глаза на этого самого герцога таращилась.

Девушка опомнилась лишь после того, как её окликнули. Перепуганной птичкой вспорхнула с дивана, очень натурально залилась краской и поспешно повторила манёвр матери – в смысле, в реверансе присела.

И хотя ход был разыгран идеально, и выглядело всё очень естественно, я мысленно поморщилась. Просто драконья сущность подсказала: врёт девчонка. Как есть, врёт!

А в следующую секунду случилось неизбежное – гости заметили проникшего вслед за мужчинами дракона. Заметили, и… Нет. Нет, никаких визгов и забавных попыток грохнуться в обморок не случилось. Мать и дочь ошарашенно охнули, а глава семейства спросил:

– Так это правда? У вас действительно завёлся дракон?

Осведомлённость графа удивления не вызвала: моё появление стало событием, и не разболтать новость замковые слуги просто не могли. Зато следующая реплика заставила навострить ушки.

– Подождите… – Литэн сделал полшага вперёд и чуть нагнулся в намерении рассмотреть меня получше. – Мне чудится или это Астра?

– Откуда вы знаете? – уточнил слегка опешивший Дантос.

А в ответ услышал закономерное:

– Как откуда? Мы её в позапрошлом году в цирке видели.

Мм-м… А труппа толстяка Шеша в Керне действительно бывала. До герцогского замка артисты не добрались, но добрую половину земель исколесили.

– То есть это в самом деле Астра? – подала голос графиня.

Ну а получив утвердительный ответ, всплеснула руками и расплылась в улыбке.

В общем, талант и поклонники встретились. И если вторые глядели с любопытством, то талант удовольствия от этого рандеву не получал. Впрочем, желания покусать тоже не имелось, так что, несмотря на притворство Катарины – а именно так эту юную леди звали, – вечер обещал стать неплохим.

Более того, поначалу он таким и был!

После расшаркиваний в гостиной, которые включали в себя знакомство Дантоса и Вернона с графской дочкой, случилось явление слуги, объявившего, что кушать подано. Дальше – плавное перемещение в столовую, восторги по поводу меню и поданного вина. Затем символические расспросы про столицу и жизнь в этом неспокойном городе. Ну а когда принесли десерт, прозвучал вопрос о планах…

– До весны я точно здесь, – сказал герцог Кернский. – Впрочем, вполне вероятно, что и на лето в замке останусь.

Граф Итерек, который сей вопрос инициировал, заинтересованно приподнял брови, но Дантос пояснять не спешил. Вместо ответа скосил взгляд на «дремлющую» возле напольной вазы меня, потом глянул на Вернона, подхватил бокал и только после этого заговорил:

– Я соскучился по Керну. К тому же вести дела герцогства, находясь в сотнях лиг, не очень удобно. Ну и ещё один момент… сюда должен прибыть один очень важный для меня человек, но я не знаю, когда именно он соизволит приехать.

На последних словах блондинчик вновь в мою сторону покосился, словно желая убедиться в том, что я осознала: речь о «кузине»! И я даже зевнула, давая понять – да-да, слышу. А потом нарочито громко клацнула зубами и в оба глаза уставилась на гостей.

Угу, маленький дракон «проснулся». И причиной тому отнюдь не десерт. Меня заинтересовала реакция графского семейства на новости. Она была… странной.

После слов об «одном человеке» все трое Итереков сильно напряглись, но, когда Дантос замолчал, уточняющих вопросов не последовало. И это при том, что вопросы тут сами собой напрашивались. Более того – они были уместны и никаких этикетов не нарушали!

Ну и ещё кое-что… Сиция и Катарина вспыхнули бешеным любопытством – таким, от которого впору заёрзать на стуле. Но даже это любопытство нарушить наступившую тишину не заставило.

Последнее навело на мысль – Итерекам прекрасно известно и про кузину, и про матримониальные планы герцога Кернского. А молчат для того, чтобы не дать Дантосу повод соскочить на нежелательную тему. Не позволить погрузиться в воспоминания о той, которую в Керне, как понимаю, видеть всё-таки не желают.

А спустя ещё минуту стало совершенно ясно – нет, визит графского семейства не случаен. И да, виды на Дантоса у них действительно имеются.

– Ваша светлость, я хотел писать письмо, но раз уж вы вернулись, позвольте обратиться лично… – Литэн застыл, а удостоившись уверенного кивка, улыбнулся и продолжил: – Видите ли, последние два года Катарина увлекается живописью. После путешествия в столицу и посещения Императорского музея, она взялась составлять каталог этой… мм-м… как её…

– Живописи посткуфаранского периода, – опустив ресницы, пролепетала девушка.

– Да! – подхватил граф. – Куфа… эм… ну, в общем, Катарина картины описывает. Для музея. И так как у вас самая большая и интересная коллекция в округе, то… ваше разрешение, ваш вклад в составление этого каталога…

– Но там порядка двухсот картин, – сказал Дантос и тут же замолчал.

В общем, не знаю, как он, а я ситуацию просчитала быстро! Двести картин, каждую из которых нужно измерить, пристально осмотреть и описать в деталях. Причём текст составить таким образом, чтобы даже тому, кто полотна в глаза не видел, было ясно, о чём речь.