Академия Стихий. Покорение Огня

Tekst
325
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Академия Стихий. Покорение Огня
Академия Стихий. Покорение Огня
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,96  25,57 
Академия Стихий. Покорение Огня
Audio
Академия Стихий. Покорение Огня
Audiobook
Czyta Алевтина Жарова
17,76 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Привет, – сказала она почти спокойно. Тут же кивнула на хрюкающего на кровати Каста и добавила самым страдальческим тоном: – Ты даже не представляешь, как он меня достал!

Все. Я не выдержала – закрыла лицо руками и расхохоталась.

– Не смешно! – возмутилась Лерра.

В голосе огневички прозвучали нотки неподдельной обиды, и я едва не сползла по стеночке. Блин! Она наваляла Касту! И Селена, бедняжка, под горячую руку попала! Боже, как все-таки интересно жить! И да, Лерра, безусловно, очаровательна!

Увы, насладиться моментом мне не дали. Не успела я отсмеяться, как Лерра ухватила за локоть и поволокла вглубь палаты. Помещение было просторным, рассчитанным человек на десять, так что уголок, в котором можно пошептаться, имелся.

Каст наш демарш точно видел, но вмешиваться не стал – он по-прежнему лежал на кровати и все так же похрюкивал от смеха.

– Что с нами произошло? – едва мы оказались в том самом условно-укромном уголке, выдохнула красноволосая. – Как так получилось, что меня вырубило? И что было дальше?

Та-ак… кажется, я начинаю понимать причины их с рыжим ссоры.

– А сама не помнишь? – спросила я. – Совсем-совсем?

Телохранительница резко погрустнела и отрицательно покачала головой.

Смеяться мне расхотелось. Просто я представляла ее состояние, но при этом понимала – я не имею права говорить. Всю правду рассказывать точно нельзя. Версия, которую озвучили студентам, Лерру не удовлетворит. А в каком виде эту ситуацию преподнесли Совету Магов, я понятия не имею.

И что делать?

К счастью, мычать и мяться не пришлось – послышался уверенный стук в дверь, а еще через миг на пороге возник лорд Глун, собственной аристократической персоной.

Пижон резко успокоился и сел, а мы с Леррой дружно уставились на декана факультета Огня и куратора первого курса по совместительству.

– Доброго вечера, – бросил Эмиль.

Он взглянул сперва на Каста, после на нас с Леррой и обратился именно к телохранительнице:

– Я очень рад, что вы очнулись. Нам необходимо кое-что обсудить.

С этими словами декан извлек из рукава мантии свернутый в трубочку листок и, прикрыв дверь в палату, направился в наш угол.

Лерра тут же приободрилась, зато я – наоборот. Мое сердце испуганно сжалось, в коленях появилась предельно неуместная слабость, и воздуха хватать перестало. Кто там недавно хотел увидеть фон Глуна? Так вот – получите, распишитесь, а в следующий раз желайте с умом! Ибо желаниям, как известно, свойственно сбываться.

К счастью, скрыть свою реакцию на появление лорда декана мне удалось. Еще я смогла изобразить беззаботную улыбку и благополучно улизнуть на другой конец помещения, к рыжему.

Мысленно убеждая себя в том, что мне совершенно плевать на Эмиля и тот факт, что он собирается о чем-то шептаться с этой удивительно красивой, родовитой и боевой девицей, присела на краешек Кастовой койки.

– Привет, – сказала я.

– Ну надо же, – не без ехидства протянул король нашего факультета. – Меня все-таки заметили.

Я с деланым удивлением заломила бровь, а парень столь же «искренне» фыркнул. И никак не среагировал на дистанцию, которую я выбрала. То есть он даже не попытался подсесть ближе и уж тем более водрузить свои лапищи на мою талию.

Этот момент заставил насторожиться – нетипичное поведение всегда пугает. Но загадка разрешилась практически сразу…

– Я тебя подвел, – даря натянутую улыбку, прошептал рыжий. – Прости.

Черт! Только этого не хватало!

– Не смей себя винить, – сказала я и, понимая, что приставать реально не будет, сама к нему придвинулась. – Ты не всесилен и предсказать, что именно…

– Кончай, – перебил Каст. Он посмурнел, но по-прежнему пытался улыбаться. – Вы с Леррой влипли из-за меня. Я должен был если не предотвратить, то позаботиться, а вместо этого пребывал в состоянии овоща.

Я не выдержала, поморщилась. Жутко захотелось обнять парня, чтобы хоть как-то поддержать, но я все-таки не решилась. Вместо этого протянула руку и ухватилась за кончик его длиннющей косы. Всегда мечтала это сделать, с самого первого дня.

– Ты не виноват, – предельно серьезным тоном повторила я. – И Дорс не виноват, что помочь не сумел. Просто Фиртон оказался хитрей и опытней.

– Да уж… – протянул пижон. – Да уж…

Некоторое время мы молчали и дружно таращились на Глуна с Леррой. Наш декан стоял с выражением каменного спокойствия на лице, а телохранительница, хмурясь, читала поданную Глуном бумагу. Закралось подозрение, что девушке предоставлен тот самый отчет, который отправился в Совет Магов. Ну а тот факт, что всей правды о нашем спасении ей не расскажут, был более чем очевиден.

– Как тебе новость про Глуна? – наклонившись к самому уху, шепнул Каст. И пояснил совсем тихо: – То, что он стихийник.

Я пожала плечами.

Как-как… Да никак! По мне, на фоне того, что Глун вообще не Глун, а шпион Норрийской империи, весть о его магических способностях – ерунда полная.

Но сказать об этом Касту я, конечно, не могла. Зато не постеснялась прояснить один мучивший меня вопрос:

– Ты всегда говорил, что Глун очень сильный, – напомнила рыжему я. – Но о том, что он способен управляться со всеми четырьмя стихиями, ты не знал?

– Нет. Не знал, – признался пижон.

Я недоуменно нахмурилась. Как так? Ведь если опасался, значит, что-то все-таки чувствовал. Или нет? Или я снова чего-то не понимаю?

А Каст словно мысли прочитал. Ухмыльнулся напряженно, пояснил:

– Я ощущал, что Глун очень силен, но о природе его силы не догадывался. Думал, он огневик с невероятным уровнем дара. Не больше.

– Ясно.

Выспрашивать дальше я не стала. Уточнять, в курсе ли Каст, что наш декан водит знакомство с богиней Воды, – тоже. Просто секрет не мой, а о чужих секретах лучше помалкивать. Вот и я «заклеила» ротик.

И вообще на другую тему свернула.

– А Дорс? Как ты выяснил, что Дорса не будет в академии до утра?

Губы рыжего тронула новая, в этот раз не напряженная, а очень даже радостная улыбка.

– Кшерианец просветил, – сдал призрака пижон.

Та-ак… Та-ак!

– По собственной инициативе или?.. – попыталась выяснить я.

Рыжий хмыкнул и промолчал.

В общем, ясно! Ясно, что ничего не ясно. И оба – и Каст, и Зяба – заслуживают хорошей взбучки, которая, конечно, не состоится.

– Гады вы, – вслух заключила я.

Каст не обиделся, наоборот – просиял и обнял за плечи. В этом жесте не было даже намека на сексуальный подтекст, и я облегченно выдохнула. А в следующий миг сердце кольнуло сожаление. Ну почему я не влюбилась в рыжего? Он ведь такое солнышко… временами.

– Дарья!

Оклик Эмиля фон Глуна был подобен грому среди ясного неба, и я невольно вздрогнула. Мой собеседник тоже равнодушным не остался – резко убрал руку и притворился, будто ничего не было.

Но декана нашего факультета эти маневры совершенно не впечатлили.

– Дарья, у тебя через неделю сдача реферата по теории боевой магии. Ты уверена, что успеваешь его написать?

Бли-ин! Клянусь – на моем лице ни один мускул не дрогнул! То есть я ничем не выдала тот факт, что слышу про этот реферат впервые! Тем не менее я отчетливо видела, как в глазах Каста вспыхнули искорки смеха. А еще рыжий губу закусил, в явном стремлении не расхохотаться в голос.

Вот ведь… Штирлиц поларский! Как его вообще могли отправить на это дело, если он даже такую элементарную эмоцию, как ревность, скрыть не в состоянии?

Увы, несмотря на то, что прокол как бы не мой, меня с головой накрыло смущение. Дурак. Нет, ну какой же он дурак!

– Успеваю, лорд Глун, – ровно ответила я.

– Да неужели?

В голосе куратора и декана прозвучали высокомерные нотки, и я не выдержала – вскочила! Бросила быстрый взгляд на напоминающего ледяную скульптуру Эмиля, на замершую в легком офигении Лерру.

Короче, все ясно – жизни мне теперь не дадут. Но, блин, почему я не возмущена, а наоборот?

– Дарья! – вновь окликнул Глун, и я кивнула, желая показать – поняла, черт вас всех побери! Ухожу!

Но прежде чем покинуть палату и отправиться в общежитие, наклонилась к рыжему и шепнула:

– Каст, прости, что жалуюсь, но твоя бывшая меня со свету сживает.

– Я уже понял, – ответил резко посерьезневший парень. – Разберусь.

Глава вторая

На родной чердак я вернулась в состоянии того же раздрая, в каком пребывала большую часть дня. Но если раньше я задавалась вопросом, как задушить в себе интерес к Эмилю фон Глуну, то теперь на меня навалились и все остальные. Те самые, благодаря которым я проворочалась добрую половину ночи и встала в состоянии зомби.

Мысли лезли в голову с удивительным упорством, и это несмотря на то, что я твердо решила не нервничать и вообще от ситуации абстрагироваться. Причем большая их часть была посвящена нашему вчерашнему разговору…

В тот момент я не то чтобы не соображала, что делаю, но скажем так – к декану шла на адреналине. И лишь когда аудиенция закончилась, в полной мере осознала, как рисковала.

Глун же не просто препод. Он – шпион Норрийской империи, да еще маг-стихийник в придачу. А тут я, вся такая красивая, с угрозами и шантажом. Эмиль мог стереть меня в порошок и, объективно говоря, был бы прав! А он проявил… нет, не мягкотелость, но снисхождение точно.

Вторым поводом нервно кусать губы было осознание – Эмиль реально не подозревал о том, что я в курсе его фантазий. Даже не догадывался, что все эти эротические приключения были совместными. Этот момент подводил к следующему вопросу – и что теперь будет? Как Глун станет реагировать на меня в реале?

Сегодняшний день завесу этой тайны приоткрыл, но лишь отчасти. Объективно говоря, я по-прежнему не знала, чего именно от шпиона имперского ждать.

И, несмотря на сегодняшнее, одна часть моего сознания по-прежнему шептала: да ничего! Лорд декан – взрослый состоявшийся мужчина и от произошедшего попросту отмахнется. Другая часть искренне смеялась над такими выводами. Вернее, не смеялась, а ухохатывалась.

 

«Что ты знаешь о мужских фантазиях, Дашка? – истерично вопрошала она. И тут же добавляла: – Ты всерьез считаешь, будто в их мозгах сплошная ваниль и тонны розовых бантиков? Нет, ты действительно веришь в то, что, воображая женщину, мужчина мечтает прежде всего о поцелуях и только через пару месяцев осмеливается задуматься о чем-то большем?»

Увы и ах, но я слишком хорошо понимала: подобный взгляд на мужские фантазии – абсурд полный. Вот убейте, но они совсем другими категориями мыслят, да и вообще только об одном думают! А лорд декан… о поцелуях.

Странно? Угу. Но вполне объяснимо: просто Эмиль фон Глун – романтик, причем настоящий. А может ли настоящий романтик взять и забить на тот факт, что предмет его фантазий эти самые фантазии видел?

Ответ очевиден – нет. И самое гадкое, что романтик он, судя по всему, только глубоко внутри. То есть предсказать его поведение невозможно.

А еще совершенно неясна ситуация с самими фантазиями…

Картины, которые рисовало воображение Эмиля, были, конечно, определенного содержания, но вот вопрос – как так получилось, что, кроме нашей близости, я видела такие вещи, как, например, портреты над столом? А то внутреннее знание, что зеркальная ванная примыкает к спальне, которую я делю с фон Глуном? Откуда оно взялось?

И если углубиться в последние эпизоды, то это что же получается? Шпион имперский мечтает спать со мной в своем замке и на постоянной основе, да? И как к этому относиться? И как не нервничать, думая об этом?

Нет, я не понимала! В результате чего проворочалась полночи, но ответов так и не нашла. Утром хотела обсудить некоторые из этих моментов с Зябой, но диверсия в общежитии водников с темы сбила. Зато теперь преград не было…

Именно это осознание вырвало из легкого оцепенения, заставило развернуться к двери и решительно задвинуть все три щеколды. После сбросить туфли, сгрузить на пол сумку с учебниками и, подхватив на руки встречавшего меня Кузьму, поспешить к большому напольному зеркалу.

– Зяба! – на ходу позвала я. – Зяба, ты здесь?

В ответ услышала предельно недовольное:

– Что еще?

От такого тона я едва не споткнулась и чуть не выронила довольно увесистого «котика». Но тут же собралась, сказала ровно:

– Разговор есть.

– Тема? – отчеканил призрак.

Я опешила во второй раз и теперь скрывать удивления не стала.

– Зяб, у тебя все в порядке? – осторожно поинтересовалась я.

– Да, – бросил монстр. И повторил требовательно: – Тема?

За два с лишним месяца нашего знакомства я к закидонам призрака в общем-то привыкла. Поэтому не обиделась и сказала как есть:

– Хочу обсудить с тобой кое-какие моменты виденных мною «снов». – И чтобы отмести неуместные иллюзии, пояснила: – Моменты технического характера.

Лишь теперь чешуйчатый кшерианец изволил проявиться и подарить мне строгий, несколько напряженный взгляд. Однако голос Зябы прозвучал гораздо мягче, нежели раньше:

– Что именно?

Я вздохнула, выдержала короткую паузу и начала озвучивать вопросы. И, глядя на выражение «лица» собеседника, сразу же пришла к выводу – ничего сверхъестественного в ситуации нет.

– Это игры разума, Даша, – сообщил призрак, едва я замолчала. – Видишь ли, чтобы создать в воображении образ, представлять каждую деталь совершенно не обязательно. Например, такие маловажные вещи, как интерьер, зачастую сами из памяти выплывают.

– То есть показывать мне портреты основателей Норрийской империи Глун не собирался? – решилась уточнить я.

Кракозябр отрицательно качнул головой и продолжил:

– Знания о расположении комнат и прочем тоже не с потолка взялись. Видишь ли, у каждой, в том числе воображаемой, ситуации есть предыстория. Прежде чем представить тебя в своей спальне, Глун, безусловно, задумался о том, как именно ты в этой спальне оказалась и на каких правах там находишься. И невольно наделил вымышленный образ некоторыми знаниями. То есть если ты находишься в его замке давно, то не можешь не знать расположения комнат, понимаешь?

Моего ответа Зябе не требовалось, но я все-таки кивнула. А он подвел итог:

– Ну а когда «вымысел» и «реальность» совместились, знания, которыми Глун наделил воображаемый образ, стали доступны и тебе.

Я снова кивнула и невольно закусила губу.

Картина определенно прояснилась, но был один эпизод, который в озвученную Зябой схему совершенно не вписывался…

«Сон», который случился после того, как сработала ловушка на высшей магии и Каст фактически в открытую обвинил Глуна в убийстве. В ту ночь мне «приснилось», будто Глун бесится в своем кабинете, причем злили его не подозрения рыжего, а тот факт, что я могла пострадать. Как подобное могло попасть в фантазию? Нет, не понимаю.

Призрак мои сомнения заметил, спросил несколько нервно:

– Что-то еще?

Я нахмурилась и рассказала. А в ответ услышала уже знакомое:

– Игры разума. Тут, по всей видимости, одно на другое наложилось.

– В смысле? – не постеснялась уточнить я.

– В смысле сперва он буйствовал из-за ловушки, а потом задумался о тебе. В итоге две мысленные конструкции сошлись в одну, и ты получила знание, которое тебе не предназначалось.

Я не выдержала, присвистнула – ну ничего себе гибрид.

– Не удивляйся, – вновь подал голос Зяба. – Это обычное дело. И подобные моменты фактически главная причина, почему телепатия в нашем мире не слишком популярна. Соприкосновение сознаний – всегда риск, даже в тех случаях, когда телепатический сеанс проводится осознанно.

М-да, дела. Интересно, а Эмиль понимает, что я в процессе «снов» не только эротику «видеть» могла?

Впрочем, о чем это я? Он же коренной поларец. Следовательно, не понимать такой банальности просто не может. А раз так, то… почему я до сих пор жива, а? Ведь совершенно ясно, что в процессе наших «телепатических сеансов» я могла узнать самые страшные секреты «партии»!

– Еще вопросы? – встрял в мои размышления кшерианец.

Я задумалась на миг и мотнула головой. Нет, вопросов нет. В смысле, есть, но это уже из области философии.

– Отлично, – сообщил Кракозябр и… исчез.

Да-да! Просто взял и пропал. Причем до того резко, что я невольно вздрогнула, чем слегка напугала Кузьму, которого, как и прежде, держала на руках.

– Мм-м? – тут же среагировал Кузя.

Я подарила «котику» недоуменный взгляд, после опять на зеркало взглянула. В зеркальной глади, в кои-то веки, отражался чердак и я сама – Дарья Андреевна Лукина, кареглазая блондинка, уроженка мира Земля и невольная студентка Академии Стихий по совместительству.

И пусть к вывертам призрака я действительно уже привыкла, но промолчать не смогла…

– Зяб, ты чем-то занят?

– Угу, – хмуро ответили мне.

– А чем именно?

Монстр не проявился, но я расслышала раздраженное фырканье. Спустя еще секунду из зеркала фактически рявкнули:

– Ты сказала, что вопросов больше нет. А раз так, будь добра – отстань!

Все. Вот теперь я действительно прифигела и изумленно вытаращилась на Кузьму.

– Ты что-нибудь понял? – тихо спросила я у «котика».

Твир отчетливо шмыгнул носом и действительно пояснил:

– Схему переселения составля-яет. Сло-ожную.

Я сперва «зависла», а потом сообразила. Да, конечно. Нам ведь нужно переселить Кракозябра в другое, менее тяжелое и более компактное, зеркало. И тот факт, что мы уходим не на Землю, а в империю, этой необходимости не отменяет.

Вот только нормально сказать Кракозябр не мог? Без рыков и истерик?

В общем, я все-таки обиделась. Шумно вздохнула, опустила твира на пол и отправилась за брошенной у двери сумкой. Раз общаться со мной никто не хочет, возьму и отдамся учебе! Тем более что необходимости осваивать магию побег в Норрийскую империю не отменяет. Как, впрочем, и предстоящую сессию.

Кстати…

Я невольно запнулась на ходу и тихонечко застонала, сообразив, – я все-таки дура. Я же стребовала с Глуна обещание забрать нас из конфедерации, а про остальное даже не спросила. И я понятия не имею, когда наш побег состоится! Ясно в этой ситуации лишь одно – все случится только после того, как Глун закончит свою шпионскую миссию.

А когда это будет-то? Ведь точно не завтра. И что, если мне в действительности не одна-единственная сессия светит, а полноценные пять лет?

Последняя мысль искренне огорчила. Просто вспомнилось, сколько всего произошло со мной за эти два с небольшим месяца, и стало совершенно ясно: даже если Совет Магов вдруг возьмет и забудет об иномирянке, мои шансы дожить до диплома катастрофически малы. С такой-то везучестью!

А без магии шансов вообще нет. Так что… учиться. Да-да, опять и снова!

Тяжело вздохнув, я продолжила путь к двери. Там подхватила сумку и направилась к письменному столу. Намерения были предельно просты: проштудировать учебник по физике Огня, чтобы привести запоротый конспект в приличный вид, а после снова засесть за украденные из библиотеки методички.

Однако планы оказались неосуществимы. Как только я раскрыла физику Огня и погрузилась в изучение темы, раздался стук в дверь. А расположившийся на краешке моего стола Кузьма поднял голову, повел носом и сообщил:

– Глу-у-ун прише-ел.

Дверь я открывала с чувством затаенного страха, просто понятия не имела, чего от этого визита ждать. В какой-то момент подумалось – вот сейчас-то меня за вчерашнюю наглость и прибьют! Но декан, стоявший на последней ступеньке узкой чердачной лестницы, выглядел вполне миролюбиво.

Одно «но» – разрешения войти этот миролюбивый тип не спросил. Он переступил порог раньше, чем я успела открыть рот или отстраниться. Но столкновения все-таки не случилось, я оказалась быстрей.

Сердце мое мгновенно подпрыгнуло к горлу, а само горло пересохло. Но виду, что что-то не в порядке, я не подала.

Глун же повел себя так, словно не ко мне, а к себе домой завалился – закрыл дверь, задвинул щеколды, вежливо кивнул и бодренько направился вглубь чердака. К коктейлю моих эмоций тут же добавилось изумление. Однако, как вскоре выяснилось, главные потрясения были впереди!

– Ну что там у тебя? – подходя к зеркалу, спросил Эмиль.

– С мертвой точки сдвинулся, – отозвался Зяба. И тут же добавил: – Сейчас попробую текущую схему показать.

На чердаке воцарилась тишина. Фон Глун застыл суровым изваянием, а Кузьма, лежавший на краю письменного стола, поднялся, спрыгнул на пол и посеменил к зеркалу. Реакция твира вывела из ступора, и я тоже к зеркалу устремилась. И замерла на полдороги, увидав… ну, собственно, схему.

Я логики в этом скоплении линий, черточек, кружков и квадратов, не нашла. А Штирлиц поларский неопределенно хмыкнул и сделал еще один шаг к обители Зябы в явном стремлении рассмотреть схему получше.

– Вот тут противоречие, – через минуту сказал он, указав на один из участков. – И тут.

– Знаю, – отозвался монстр. – Над ними-то сейчас и бьюсь.

Глун кивнул, принимая слова призрака, и обернулся.

– Даша, бумагу и карандаш дай, – сказал он.

После чего передернул плечами и начал стягивать форменную мантию, даже не намекая, а сообщая открытым текстом, что этот визит не пять минут продлится.

– А… – начала было я, но тут же замолчала. Жутко любопытно, но, блин! Лучше я попозже у Кракозябра все подробности выспрошу!

Вот только декан мою скромность не оценил. Обернулся и спросил самым нейтральным тоном:

– Что тебя удивляет?

– Все! – не сдержавшись, выпалила я.

Губы Эмиля тронула легкая снисходительная улыбка.

– Даша, ну ты же понимаешь, что я не потащу с собой это зеркало. Это невозможно. Следовательно, нам необходимо переселить твоего друга в зеркало поменьше. Сам он с расчетами справляется, но медленно. Разумеется, я вынужден подключиться к его работе.

Все. Аут! И шок сменяется диким, безудержным возмущением! Эмиль издевается, да? Ведь это я предложила Зябе переселиться! Это моя идея!

– Проблемы? – ворвался в водоворот моих мыслей Глун.

Дико хотелось воскликнуть – да! Но я прикрыла глаза, шумно втянула ноздрями воздух… Так. Спокойно. Спокойно, я сказала!

Даша, успокойся и включи мозг! О чем он еще говорил? Ну, кроме того, что ты как бы бездарь и элементарных вещей не понимаешь?

– Вы спешите? – распахнув глаза, выдохнула я.

К счастью, цепляться к словам Глун не стал. Ответил по существу:

– Теперь – да. – И прежде чем я успела задать уточняющий вопрос, продолжил: – Увы, обстоятельства начали складываться крайне неудачно. А твое знание, даже если вообразить, что ты действительно умеешь держать язык за зубами, ставит меня на грань разоблачения. Так что да, я спешу. И вопрос переселения твоего друга в другое зеркало очень важен.

 

Я от этой тирады слегка выпала из реальности, а куратор первого курса и декан факультета Огня по совместительству, кажется, наоборот, приободрился.

– Бумагу и карандаш дай, – спустя минуту ровно напомнил он.

Я хмуро устремилась к столу. Отыскала среди завалов тетрадь формата А4, выдернула несколько листков. Тут же нашла карандаш и книгу, которую можно подложить, чтобы писать было удобнее, и протянула все это добро Эмилю.

– Благодарю, – нейтрально сказал он, и… все.

То есть действительно все! Предоставив то, что от меня требовалось, я попала в настоящий игнор. Причем общий.

Глун кивнул проявившемуся Кракозябру и отправился за стулом. После поставил стул напротив зеркала, сел и принялся перерисовывать не то схему, не то проблемные участки. В процессе переговаривался со ставшим вновь невидимым Зябой, изредка кидал взгляды на твира, который теперь лежал у зеркала с таким видом, словно понимал и вообще посоветовать мог, а я… Я стояла и искренне офигевала.

Это вообще что? Это вообще как?!

Понятия не имею, сколько мой шок длился, но вырвал из него все тот же Глун.

– Дарья? – окликнул норриец. – Что-то не так?

Я чуть не застонала – он еще спрашивает!

Но пускаться в выяснения не хотелось совершенно, еще меньше хотелось показаться дурой. Поэтому я изобразила беззаботную улыбку, обогнула стол, села и попыталась вновь погрузиться в учебник по физике Огня.

Вот только декан нашего факультета мою выдержку снова не оценил.

– Реферат по теории боевой магии готовишь? – словно невзначай спросил он. И прежде чем я успела сообразить, о чем речь, добавил: – Очень рад, Дарья, что ты не утратила чувства ответственности. Без него в нашем деле никак. Без этого магию не освоить. Так что действительно рад.

В этот миг стало ясно – надо мной в самом деле издеваются! Причем с самым непробиваемым видом.

И это взбесило!

– Реферат? – старательно изображая испуг, переспросила я. – То есть вы не шутили?

Лорд декан притворно смутился и отрицательно качнул головой. А я столь же «искренне» погрустнела. Но это не помешало спросить уже вслух:

– Вы издеваетесь?

Уголки его губ дрогнули, но улыбки так и не случилось.

– Дарья, это не шутки, – сказал Эмиль. – Магия – это прежде всего старание. А теоретический аспект очень важен, хотя за молодостью лет этого обычно не понимают.

Молодостью лет? Блин! Какая интересная формулировка!

– А вам сколько? – вновь не сдержалась я.

Глун усмехнулся, прищурил глаза и ответил далеко не сразу…

– Тридцать один.

Черт! Я, конечно, примерно так его возраст и определяла, но все равно удивительно.

– Что-то опять не так? – спросил Эмиль.

– Вы тему реферата не озвучили, – отбросив притворство, зло процедила я.

Вот теперь фон Глун улыбку прятать не стал…

– Особенности магического боя в условиях повышенной влажности воздуха. Объем не менее двадцати страниц, исторические примеры обязательны.

Послышалось красноречивое шипение, и я не сразу сообразила, что это именно я на змеиный язык перешла. А норриец подарил еще одну широкую улыбку и вернулся к изучению перерисованной схемы.

Продолжать разговор я не стала. Не потому, что сказать нечего, просто поняла – именно этого Эмиль и ждет! В смысле, он хочет, чтобы разговор продолжился. А мои эмоции явно доставляют ему удовольствие.

И только одно непонятно – зачем это все? Глун мстит за то, что подглядела его фантазии, или, как и Каст, попросту не умеет ухаживать?

А может быть, это попытка объяснить мне, что питать иллюзий насчет его отношения не стоит? Желание показать: Даша, в действительности ты для меня никто, так что закатай губу, пока не поздно?

Вот только к чему тогда те две сцены ревности, которые я сегодня пронаблюдала? Или это не ревность была?

Черт! Запуталась!

Да, я запуталась и тут же пришла к выводу, что ломать мозг над этой задачкой не буду. Принципиально! И реферат писать не стану! Потому что это задание мне исключительно из вредности подсунули. А я не хочу, я не согласна везде быть крайней!

С сопением и шипением я опять уткнулась в учебник по «Физике огня» в твердом намерении не отвлекаться. Сперва даже получалось, а потом, когда Глун и Кракозябр начали вполголоса обсуждать схему, вновь не выдержала.

– А вам обязательно здесь эти вопросы решать? – спросила я, обращаясь к обоим сразу. – Или в комнатах лорда декана зеркал нет?

Ответил мне, как ни странно, Зяба.

– Зеркала есть, но обсудить можем только здесь.

Я подарила призраку удивленный взгляд, а тот вздохнул, сказал ворчливо:

– Утром мы с Кузьмой попробовали один вариант, и у нас не получилось. И теперь я не могу проявляться в зеркалах, кроме этого, и изображение только тут показать способен.

– Вы с Кузьмой? – тихо переспросила я.

– Ну да. У меня-то магии нет, а у него пусть специфическая, но имеется. Вот и поэкспериментировали.

Я мысленно застонала. Блин! Мальчишки!

– Надеюсь, это все неприятности? Или вы еще что-то сломали?

– Все, – буркнул призрак, чтобы тут же переключиться на Глуна. – Если вплести сюда умеренный поток магии Земли, то…

Дальше я не поняла. Собственно, все их обсуждение было для меня сродни ребусу. Куча знакомых по большому счету слов, но общий смысл неуловим. Высшая материя, блин. Ядерная физика для профессионалов!

А еще стало совершенно ясно, что этот визит Глуна на мой чердак не последний. От этого осознания сердце опять подпрыгнуло к горлу, а щеки обдало жаром. Хочу ли я видеть декана чаще, чем сейчас?

Увы, однозначного ответа на данный вопрос я найти не смогла.

Когда я вернулась с ужина, синеглазого брюнета в комнате уже не было. Этот факт стал поводом подкатить к Кракозябру в намерении прояснить ситуацию. Вот только говорить со мной эта помесь крокодила с не пойми чем опять отказалась. Меня, мягко говоря, попросили не мешать.

Зато Кузьма прямо-таки жаждал общения. Быстренько стрескав три бутерброда и пирожок, которые я принесла из столовой, твир принялся ходить вокруг меня и дарить ну о-очень жалобные взгляды.

Я же, покосившись на заваленный учебниками стол и придя к выводу, что никуда они не денутся, подхватила «котика» и направилась к дивану.

– Мы уе-едем, – писклявым голоском сообщил Кузьма.

Он не спрашивал, утверждал, но я все равно ответила:

– Да. Уедем.

– Глун сказал, что ско-оро.

Черт. Мне ведь не мерещится, что даже мой «котик» больше меня о планах норрийца знает? И как к этой ситуации относиться, а? Расслабиться и получать удовольствие?

Нет, так дело не пойдет. Нужно поговорить с Глуном, найти точку равновесия, обсудить и вообще внести ясность. По крайней мере, в вопросы, касающиеся побега.

Что до остального… Если не считать неприкрытой ревности, Эмиль делает вид, будто ничего не случилось. Полагаю, мне следует вести себя так же. Ну и ладно! Ну и пусть! Бегать за деканом я в любом случае не собиралась.

Да и вообще, о каких амурах может идти речь, когда такие дела вокруг творятся?

К тому же мне без малого двадцать один, а Глуну уже за тридцать. И характер у него опять-таки сволочнее некуда. Да и кто знает, может быть, у него в Норрийской империи невеста есть или вообще жена?

Последняя мысль заставила поморщиться и закусить губу. И лишь почувствовав во рту привкус крови, я поняла – если выяснится, что Глун женат, то я за себя не отвечаю. Самолично глаза ему выцарапаю! И оторву все, до чего дотянусь!

Вечер прошел нервно, и за учебники я так и не села. Ночь не принесла ничего, кроме бессмысленных размытых образов и тревог. Утро следующего дня подарком тоже не стало: та же столовая, очередная волна неприязненных взглядов, бессмысленная болтовня Велоры и молчаливое сочувствие Кассандры – ну чего здесь хорошего?

А сразу после завтрака случилась она – новая встреча с Эмилем фон Глуном. Но на сей раз не внезапная, а очень даже запланированная, в рамках лекции по теории Огня…

Выводы из ситуации с деканом я сделала, точки над буквами для себя расставила, так что в аудиторию вошла спокойная, как атомный ледокол. Лорд Штирлиц, который к моменту появления студентов уже стоял за кафедрой, был столь же невозмутим и сильно напоминал мраморное изваяние.

Когда учащиеся первого курса расселись по своим местам и раскрыли тетради, демонстрируя полную готовность получать новые знания, Глун улыбнулся и заявил:

– Господа студенты, сегодняшняя тема внеплановая, но я думаю, она будет интересна. – После чего развернулся, шагнул к доске и написал размашистым почерком: «Теория переходов».