Закон подлости никто не отменял

Tekst
6
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Закон подлости никто не отменял
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

1.

Мы надели самые нарядные костюмы и выстроились возле трёх кибиток, принадлежащих труппе. Я жмурилась от яркого солнца, Марика глупо хихикала, а мадам Фиория, предсказательница, тяжко вздыхала:

– Ох, не к добру это. Ох, зря мы сюда пришли.

На предсказательницу сразу зашикали. Директор даже тростью погрозил, но мадам обвела окружавшие нас замковые стены расфокусированным взглядом и прямо-таки взвыла:

– Как же всё плохо!

Воздух вокруг Фиории неожиданно заискрился, что означало пробуждение дара. Предсказательница перешла от актёрской игры к настоящему ясновидению и…

– А всё ты! – и перст, указующий в мою сторону. – Всё из-за тебя!

Я изобразила испуг, смешанный с изумлением, а директор труппы пошёл пятнами. Он был единственным, кто сознавал всю подозрительность нашей «случайной» встречи. Хотя, с другой стороны, а что такого особенного приключилось? Ну вышла к артистам во время одной из стоянок молодая девушка с полной потерей памяти, и что?

Отца-мать не помню, документов при себе нет, а то, что сама слишком чистая, не похожая на бродяжку… ну, не преступление, верно?

Другое дело, что в замок Ризель мы тоже попали именно благодаря моим научениям. Собственно, ради проникновения в логово графа Арзанского я и затеяла это всё.

– У-у-у! Погубительница! – страшным, но тихим голосом взвыла Фиория.

Одна проблема – невзирая на искорки истинного дара, предсказания мадам сбывались настолько редко, что артисты замогильного воя совершенно не испугались.

Бородатая женщина – Зиза – и вовсе пихнула товарку в бок и бухнула строго:

– Ну-ка уймись.

Взгляд предсказательницы сразу вернулся в нормальное, не расфокусированное состояние. Она проморгалась и уточнила:

– А? Что-то произошло?

Народ дружно отмахнулся, а директор погрозил тростью уже мне. Я сделала большие глаза – да разве может какая-то юная скромная девица нести опасность?

Но директор дураком не был и хищно раздул ноздри. В ответ я скривилась, показывая, что ничего ужасного делать не собираюсь. Я ведь не самоубийца. Мне вражда с хозяином здешних земель ни к чему.

Пока мы с директором переглядывались, случилось важное – из далёкого проёма, ведущего в хозяйственную часть замка, вышли двое – управляющий и, собственно, граф Арзанский.

Кто-то из наших предупреждающе свистнул, и мы все снова вытянулись, принимая важные позы. Наконец, мужчины приблизились, и управляющий сообщил:

– Вот, ваше сиятельство. Те самые артисты.

Граф посмотрел кисло.

– Хочешь сказать, что это лучшие?

– Конечно, нет, – отозвался управляющий. – Откуда взять лучших? Лучших разобрали до нас.

Наша пёстрая толпа возмущённо приосанилась. Понятно, что до труппы королевского театра нам далеко, но можно быть хоть чуть повежливей?

– Почему «до»? – граф скис ещё больше. – Почему мы не успели?

– Так вы не желали, – сообщил управляющий. – Категорически отказывались участвовать во всём этом, как вы изволили назвать, балагане.

На лице графа Арзанского было большими буквами написано, что он и сейчас не желает. Но в целом понимает, что лучше с нами, чем без нас.

Впрочем, он всё же усомнился:

– А может его величество к нам и не заедет? Может нам и не придётся его развлекать?

Управляющий промолчал, ведь вопрос был риторическим – да, такое тоже возможно. Более того, вероятность приезда короля, который и являлся большим поклонником театрализованных действий и циркового веселья, в отдалённый мрачноватый замок крайне мала.

Но!

– Ваше сиятельство, Закон подлости ещё никто не отменял, – пробормотал управляющий.

Мои слова, кстати. Я скромно проронила эту фразу, когда управляющий торговался с нашим директором. Слуга графа тоже до последнего сомневался в необходимости найма, но страх перед монархом и здравый смысл всё же победили.

Тогда победили! А сейчас…

Впрочем, после недолгой хмурой паузы граф Арзанский произнёс:

– Ну, хорошо.

Подумал, окинул нашу компанию новым пристальным взглядом и обратился к директору:

– Кто тут у вас вообще?

Руководитель труппы прямо-таки растёкся в поклоне. Он едва не протёр брусчатку заднего двора своим животом. Затем торопливо выразил радость по поводу нашего пребывания в замке Ризель и начал с гордостью рассказывать кто есть кто.

Зиза, мадам Фиория, Марика… Акробаты, каучуковый мальчик и гибкая, немного пугающая заклинательница змей. Силачи Виз и Ром, фокусник Дивьер и человек-оркестр Густав…

– А это кто? – граф кивнул в мою сторону.

Надо же какой дотошный. Я-то была убеждена, что в такой толпе и не заметят.

– Она… – на щеках директора снова проступили нервные пятна. – Никто. В смысле Сюзи пока ничего не умеет, она… просто красивая.

Граф хмыкнул, скользнул взглядом по моему платью и головному убору, украшенному крупными зачарованными цветами.

– Такое чувство, что я вас где-то видел, – произнёс он.

Тут я удивилась по-настоящему. И лицо моё вытянулось без всякого притворства.

Запомнил, серьёзно? Надо же. А ведь мы действительно виделись, но мельком и, в общем-то, давно.

Перед мысленным взором сразу замелькали картинки той встречи, но тема узнавания была уже закрыта. Граф был слишком занят, чтобы вспоминать какую-то там девицу. Тем более он тогда признал меня странной, и вообще послал – причём нецензурно и далеко.

Сказал и даже не понял, насколько ему повезло. Очень повезло, что у меня в тот момент резерв был выпотрошен почти в минус! В противном случае я бы ему ответила. Ух как ответила!

Но… забыли. Что было, то прошло.

Я даже зла на него не держу.

Арзанский посмотрел на нас опять, и снова, и в третий раз, и в четвёртый…

– Сколько времени мне придётся терпеть их в своём замке? – наконец, уточнил он.

Вопрос опять-таки риторический, потому что…

– Да кто же знает, ваше сиятельство? – управляющий развёл руками. – Как мне объяснили, король никогда не соблюдает расписание собственных поездок. Может закончить поездку раньше, а может быть и позже. Мы отпустим артистов как только минует опасность его визита.

Граф в который раз поморщился, но тут в его голову пришла «светлая» мысль:

– Погоди. Они ведь могут разместиться снаружи? – и он кивнул в сторону большого луга, расположенного с восточной стороны.

Объективно, там было всё для стоянки труппы бродячих артистов, включая протекавшую недалеко мелкую речку. Но всем хотелось пожить хоть какое-то время за стеной, в цивилизации. А уж мне-то как хотелось! При том, что иного способа проникнуть в замок не придумывалось. Не в служанки же мне идти?

– Кхм, – сказал управляющий.

– О, конечно, мы можем! – натянуто, с фальшивым оптимизмом, подтвердил директор.

Секунда паники, и я вышла из положения грубым, зато действенным способом. Наклонилась к мечтательной Марике – она, кстати, показывала номер с птицами, – и сказала тихо, но так, чтобы все услышали:

– Можем. К тому же граф Вэмар тоже никого ещё не нанял, а он, говорят, пощедрее этого…

Марика глянула шокировано, ведь у меня потеря памяти, и до сего момента я очень редко озвучивала связные мысли.

Однако моей целью была не цирковая девчонка, а нагловатый титулованный жмот. И финт удался!

Граф Арзанский недобро сверкнул глазищами, быстро всё сопоставил и оценил перспективу остаться без артистов. Ведь даже если Вэмар не перекупит, покинуть какой-то луг гораздо проще, нежели выехать за пределы этих стен.

– Хорошо. Договорились. – Рявкнул граф, очень недовольный дополнительными людьми на своей территории.

И уже управляющему:

– Размести их!

– А оплата-то, ваше сиятельство. Оплата! – опомнился директор, когда Арзанский уже развернулся и поспешил прочь.

Граф махнул рукой, показывая, что всё будет, и артисты облегчённо выдохнули. И всё бы ничего, только Фиорию опять переклинило:

– У-у-у, как всё плохо, – вокруг предсказательницы вновь закружились магические искры. – Зачем мы только сюда пришли…

2.

Нас разместили без прикрас – на том же внутреннем дворе, где проходили «смотрины». Там был небольшой навес с коновязью, где встали лошади. Кибитки передвинули ближе к стене, и прямо на брусчатке разбили несколько шатров.

Двор был узким, шатров поставили меньше обычного, и пришлось потесниться. Меня поселили вместе с Марикой, Зизой и змеиной заклинательницей. К счастью, зверинец, включая тех самых змей, расположили в другом месте. В этом плане всё было хорошо.

Из плохого – во двор выходила кухонная вытяжка, и пространство то и дело наполнялось соблазнительными ароматами. Мы нюхали и завидовали, завидовали и нюхали, и украдкой глотали слюну.

Причём на саму кухню нас не допустили. Под крики дородной поварихи рабочие соорудили второй навес, где наскоро сложили два временных очага, чтобы мы имели возможность вскипятить чай и приготовить пищу.

Эти бытовые хлопоты напоминали чёрную дыру и полностью поглотили следующие два дня, однако не помещали директору вызвать меня и устроить допрос.

– Сюзи, как насчёт объяснений? – воскликнул он.

Я сделала большие непонимающие глаза и пожала плечами.

– Сюзи, что происходит? – продолжил раздражаться директор. – Вы с его сиятельством знакомы?

– Да откуда ж мне знать? – намекая на потерю памяти, ответила я.

Кстати, я всё-таки не лгала. Назвать ту нашу встречу знакомством сложно, и я правда не в курсе как её интерпретировать.

Ведь мы даже не представились друг другу. Рик Арзанский вывалился из камышей в самый разгар динамического медитативного ритуала, который я проводила в водах священного озера, расположенного на землях графства…

На мне была длинная пурпурного цвета сорочка, волосы пребывали в хаосе, а взгляд был направлен глубоко в тонкий мир.

 

С помощью этой медитации я искала то, что искала, и мне почти удалось, а тут граф изволил вломиться в пропитанные магией воды, да ещё на лошади, причём взмыленной.

Конечно, я сбилась! Разумеется, не обрадовалась! Он тоже радости не испытал!

Нарычал на меня. Нашипел. А мой разум к тому моменту ещё не до конца вернулся из тонкого мира, и… Короче нет, мы не знакомы.

– Слушай, это же ты привела нас сюда. Это ты рассказала, что нас могут нанять, если постараться, – напомнил директор уже с претензией. – Если ты втравила нас в неприятности… Или хочешь использовать в своих целях…

Он потряс пальцем, а я привычно сделала большие глаза.

Хотела уйти от разговора, применить стратегию, которую использовала все эти три недели пребывания в труппе. Но притворяться надоело, к тому же бывают случаи, когда лучше всё расставить по своим местам.

В итоге я ответила:

– Успокойся. Тебе и артистам ничего не грозит. Мои планы самые мирные и никого из вас не касаются.

На щеках и шее циркача проступили знакомые пятна.

– Но Фиория сказала…

– Да она вообще ничего в предсказаниях не понимает! – я позволила собственной магии проступить, и глаза сверкнули синеватым светом.

Собеседник подпрыгнул, а потом заявил, опять-таки с претензией:

– Так и знал, что ты магичка!

Угу, знал он, как же. Да я запрятала свою магию так далеко, что ни одна ищейка не найдёт!

– Расслабься и не лезь, – повторила я с непробиваемым спокойствием.

Труппе действительно ничего не угрожало. Единственным человеком, кто мог нарваться на неприятности, оставалась я сама.

Директор, кажется, понял. Он шумно втянул воздух и обмяк, даже круглый живот словно обвис, отдавшись во власть силы тяготения.

– Сюзи, а ты… вообще Сюзи? – прозвучал новый, совершенно неуместный вопрос.

Я фыркнула:

– Ну разумеется!

Ну разумеется нет. Кто же идёт на такое дело под собственным именем? Мне, как показала практика, и внешность следовало изменить, но увы. Собираясь примкнуть к труппе, я решила, что другая внешность – это слишком сложно, и вообще лишнее. Впрочем, Арзанский меня всё же не узнал, значит всё опять-таки хорошо.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?