Za darmo

Любимая адептка его величества

Tekst
Z serii: Адептка #1
54
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Любимая адептка его величества
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Когда мы заключали сделку, Филиния сказала:

– Запомни, девочка! Ты не какая-нибудь вертихвостка, а истинная леди, единственная наследница древнего рода Сонтор!

Я тогда кивнула, ничуть не сомневаясь, что с лёгкостью исполню завет новоявленной бабушки. И я его исполняла! Причём добросовестно. Но почему именно я стою сейчас перед алтарём?

В изодранном платье, со связанными руками, а мой как бы жених, который всего час назад был прилично одетым графом, превратился в этакого полуголого варвара с тощим разукрашенным зелёными узорами торсом…

Остальные участники действа, его родственники, тоже преобразились. Это была какая-то очень старая и очень традиционная одежда. Кожаные потёртые штаны, широкие пояса и некие замысловатые узоры на груди и плечах.

Я ощущала себя угодившей к племени дикарей, но молчала довольно долго. Ровно до того момента, как из моего рта вынули кляп!

А потом спросила хрипло:

– Господа, что происходит?

Мне ответил самый старший – лысый и неприятный. Кажется, он приходился графу Брайту двоюродным, лишённым права наследования дядей.

– Вам уже объяснили, леди Маргарита. Вы выходите замуж за Рика Брайта, славного сына нашего клана.

Клана? Это понятие давно устарело, но не суть.

– Я не согласна! – сказала твёрдо и решительно.

Мужчины захмыкали.

– Меня похитили, – продолжила я, словно они не знают. – Я не давала согласия на поездку сюда и на эту свадьбу. Отпустите меня немедленно и верните в академию! В противном случае…

А вот дальше я хотела сказать про закон.

Ведь я не безымянная селянка, меня станут искать и найдут. Брак оспорят, а Брайтов однозначно накажут.

– Ничего не будет, леди Сонтор, – фыркнул старший, перебивая. – У нашего клана есть юридически закреплённые привилегии. Мы имеем право жить по традициям и заветам наших предков, совершать старинные обряды. Это право дано роду Брайтов самим королём!

– Королём Георгом? – на всякий случай уточнила я.

Вот теперь «варвары» рассмеялись.

– Разумеется нет, леди Маргарита, – сказал Рик. Он уже стоял рядом и морально готовился к бракосочетанию. – Георга ещё даже в планах не было. Указ подписан одним из его венценосных предков.

Я начала что-то понимать…

– Так о какой традиции речь? – спросила осторожно.

Оказалось всё просто. В древних привычках Брайтов было брать жён без их на то согласия. Брак скреплялся старинным ритуалом, и корона этот обычай вроде как признавала.

Учитывая некоторые особенности местной бюрократии, я с содроганием поняла, что упомянутое признание – да, возможно.

То есть я сейчас в самом деле могу стать женой Рика.

Я! Женой тщедушного Рика! А-а-а!

– Герцогиня Сонтор вам этого не простит, – выдохнула я. – Понимаете, что она с вами сделает?

Старший небрежно махнул рукой и повторил уже звучавшее:

– Ничего не будет.

– У нашего клана есть право, и оно законно, – Рик тоже решил повторить. – К тому же мы не претендуем на имущество семьи Сонтор, а значит и конфликт не такой уж значительный.

Я заломила бровь, а мужчина скользнул жадным взглядом по моему декольте, и по висящему на груди ценнейшему артефакту:

– При бракосочетании роду Брайт переходит лишь то имущество, что надето в этот момент на невесте.

Отлично. Так вот в чём причина. Решили заполучить дорогущую цацку?

А ведь кулон – далеко не всё, что на мне сейчас есть!

– И часто Брайты женятся по этому доисторическому обычаю?

– Доис… какому? – не понял Рик.

– Древнему! – рявкнула я, сознавая, что начинаю паниковать уже по-настоящему.

Мужчина вздрогнул от моего рыка, но тут же опомнился и улыбнулся.

– Редко. Лет пятьсот такого не было. Вы, леди Маргарита, исключение!

Только исключением я всё же не стала…

Вместо священника-шамана, который должен был провести обряд, из небольшого храмового закутка вышел злющий, мечущий искры король Георг.

Широкоплечий, с тёмными глазами и недлинными волосами цвета мёда, он напоминал варвара куда больше, чем любой из представителей рода Брайтов.

Я залюбовалась на миг и вздохнула, понимая, что сейчас кому-то очень не поздоровится. Эх, а как мирно всё начиналось!

Впрочем, мирно – не лучшее слово.

Всё начиналось так…

Глава 1

– Вы Маргарита, верно? – спросил мужчина, бесцеремонно усаживаясь за мой столик.

Я удивилась безмерно. Во-первых, незнакомец угадал моё имя, во-вторых – в кофейне полно пустых столиков, зачем подсаживаться ко мне?

– Простите? – ответила вопросом на вопрос. – Мы где-то встречались?

– Нет, вряд ли. Вы бы меня запомнили. – Это явно была шутка.

Причём шутка не слишком удачная, потому что правдивая! Уж слишком странно выглядел этот индивид.

Он был высоким, худым, с узким лицом и длинными чёрными волосами, спадающими на плечи. Одет в обыкновенный костюм, но костюм смотрелся так, словно снят с чужого плеча.

От мужчины вообще веяло чем-то ненормальным, я даже отодвинулась от него, но через миг решила, что просто драматизирую. Прямо сейчас я была немного не в себе из-за таких внезапных и таких неразрешимых проблем.

Моя мечта – учёба в Англии – самым ужасным образом срывалась. Всего два часа назад я узнала, что фирма-посредник, через которую мы оформляли контракт на моё обучение, перестала существовать.

Просто раз, и всё. В секунду! Ещё вчера была, а сегодня телефоны молчат, а на двери офиса табличка с надписью «Аренда».

Я поехала к ним, чтобы забрать билеты и оригиналы документов для завтрашнего перелёта в Лондон, и вот.

Но на этом история не закончилась – конечно, я позвонила в колледж. Теперь корила себя за то, что не сделала этого раньше, потому что ответ ошеломил. Они понятия не имели кто я такая и впервые слышали про мой с ними контракт.

Всё пропало! А я до сих пор не могла осознать, что всё срывается. Что я никуда не еду, что мы с мамой нарвались на мошенников. Что сделка фальшивая, хотя у фирмы были и рекомендации, и гарантии, и целый альбом с фотографиями счастливых выпускников.

Я отхлебнула кофе, горько вздохнула и в очередной раз задалась вопросом – что делать?

И самое главное – как сказать маме? Она зарабатывала на эту учёбу таким трудом, копила несколько лет, взяла кредит, а тут…

– Маргарита, вы грустны? – позвал мужчина, возвращая в реальность.

Я снова отметила, что он странный. Особенно глаза – вроде и обычные, но какие-то не такие. Даже жутковатые.

– Простите, – повторила я и нервно улыбнулась.

Схватила рюкзак, второй рукой взялась за чашку и собралась пересесть, но…

– Куда вы? Не уходите. У меня к вам разговор.

Невероятно, но я остановилась. Пальцы сами разжались, а я села ровнее и уставилась на непонятного мужчину.

К шоку, связанному с новостями о фирме и колледже, добавился второй – по поводу происходящего за этим столом.

Что такое? Почему я его слушаюсь? Он гипнотизёр?

– Бояться рано, – мужчина улыбнулся уголками рта. – Вижу у вас что-то случилось, но возможно я – ваше спасение?

Инстинкту самосохранения это утверждение не понравилось!

– Для начала позвольте представиться, – длинноволосый кивнул, словно давая разрешение самому себе. – Меня зовут Боксби, и я маг очень узкой специализации. Я из тех, кто умеет свободно перемещаться между мирами. Моей нанимательнице нужна девушка вашей внешности. Вы обладаете поразительным сходством с…

– Стоп, – собрав все силы, всё-таки смогла выдохнуть я.

Длинноволосый заломил бровь.

Он мимолётно улыбнулся, кивнул каким-то своим мыслям, а я предприняла новую попытку встать, но ничего не вышло.

– Куда же вы так торопитесь, Маргарита?

Я возмущённо заломила бровь. Чем дальше, тем чётче понимала, что на меня как-то воздействуют. Это было страшно, неприятно и очень злило.

Злость была лучшим решением, я начала распалять себя, а незнакомец, назвавшийся Боксби, устало качнул головой:

– Вы упрямая, но это даже хорошо. Представим как родовую черту, Сонторы все такие.

Сонторы?

Я поняла, что брежу, потому что… Ну какие Сонторы? Вы вообще о чём?

И тут «гипнотизёр» заявил:

– Контракт на два года, Маргарита. Вознаграждение – десять миллионов на ваши деньги. Как вам такой вариант?

Боксби был настолько серьёзен, что я даже растерялась.

– Сколько-сколько?

– Десять, – спокойно повторил длинноволосый. – Но кто знает? Вдруг договоритесь и на большую сумму? Моя нанимательница весьма щедра.

Я подумала и выпалила:

– Бред.

Отдельная «прелесть» – он предлагает поверить в столь безумное вознаграждение девушке, которую только что кинули с учёбой. А ведь Лондон гораздо реальнее, чем некая щедрая нанимательница!

Тут я снова подумала о маме, которая ещё не знает, и сообщить которой будет сложно во всех смыслах. Она же сейчас в командировке на краю мира, и связи там практически нет.

Ещё один повод нервно рассмеяться – мне теперь и жить-то негде. Ведь вместе с моим отъездом в нашей с мамой квартире должен начаться ремонт. Там уже всё упаковано, даже мебель почти вся распродана. А мой дядя, который и будет заниматься ремонтом, уже выплатил строительной бригаде аванс.

Жить негде. Придётся перебраться к дяде и устроиться на работу. Параллельно подам заявление в полицию и буду дожидаться расследования по факту исчезновения фирмы. Но как же это всё сложно! Хоть волком вой!

Внезапно захотелось чуда. Настоящего. Огромного. Такого, чтобы р-раз, и все проблемы рассосались.

Но чудес не бывает, я точно знала. Тем не менее спросила:

– А что за контракт? Что нужно делать?

– Вот это уже разговор.

Я почувствовала, что воздействие, которое не позволяло уйти или закричать, призывая персонал кофейни, стало слабее.

 

– Я не согласна! – поспешила обозначить я. – Мне просто интересно.

Мужчина понимающе кивнул.

– Нужно учиться, уважаемая Маргарита. Вас зачислят в учебное заведение без экзаменов, а дальше – необходимо быть прилежной, в меру заметной, и… как это правильно сказать? Достойно представлять семью.

На слове «семья» почему-то вообразился тучный мафиози с сигарой.

Но речь шла о нанимательнице, значит, если это мафия, то другая. Не такая, как в кино.

– Послушайте, я…

– Ваша кандидатура утверждена на девяносто процентов, – перебил мужчина. – Моя заказчица, герцогиня Сонтор, доверяет моему выбору, но окончательное решение будет принимать сама.

– А где она? – стало вдруг обидно. Ведь только что брали, а теперь «девяносто процентов»? Как так? – Где ваша герцогиня?

– В своём замке, разумеется. Если вы готовы, я с удовольствием вас перенесу.

Ага, щас.

– Благодарю, – сказала я с улыбкой. – Рада была познакомиться.

Пользуясь тем, что «гипноз» ослаблен, я встала.

– Маргарита, – мужчина холодно улыбнулся. – Пожалуйста, дайте её светлости шанс.

Я не собиралась играть в эти игры. Особенно с тем, кто показал странную власть над моим разумом. Это самоубийство общаться с такими!

– До начала семестра всего ничего, а её светлость… – мужчина тоже поднялся.

Я подхватила рюкзак, и тогда прозвучало космическое:

– Двадцать миллионов, Маргарита. Двадцать миллионов за два года, если герцогиня Сонтор вас одобрит.

Дикость.

Ситуация не укладывалась в голове, но я всё-таки спросила:

– Как говорите с нею встретиться?

Вспышка. Кофейня исчезла. Вокруг вырос высокий, похожий на киношную декорацию зал.

Мраморный пол, рельефные колонны, полумрак и мерцающая в этом полумраке позолота. А ещё светильники, которые зажглись сами собой, и парадная лестница, уводящая куда-то вверх.

– Что это? – потрясённо выдохнула я.

– Родовой замок семьи Сонтор, – пояснил мужчина вежливо, но нотки металла в его голосе я всё-таки различила.

– Послушайте, – начала я. По спине побежали ледяные мурашки. – Верните меня…

Я осеклась заметив, как Боксби кивнул выскочившей невесть откуда девушке в длинном суконном платье. Только тут я осознала, что мы действительно в другом мире.

В другом мире? Да не может такого быть!

Нас проводили в гостиную, расположенную на третьем этаже, и когда я подошла к окну, рот некультурно приоткрылся.

Там, снаружи, виделся небольшой сад, пестревший поздними летними цветами, а за ним лежал бесконечный лес. Пейзаж категорически не совпадал с тем, что можно ожидать от окрестностей родного мегаполиса, и это лишний раз подтвердило, что я не дома.

Смартфон говорил о том же. Полоски связи отсутствовали, интернет пропал, осталась лишь бесполезная надпись «sos».

– Можете спросить о чём-нибудь пока ждём её светлость, – сказал довольный моей реакцией Боксби.

Кажется, теперь я реагировала правильно – именно так, как полагается реагировать на магию, упоминание аристократических титулов, больших денег и роскошь, в которую мы окунулись после перехода. Замок рода Сонтор напоминал музей!

Вопрос у меня действительно нашёлся:

– Я бы хотела узнать вашу фамилию и официальную должность, если она есть.

Собеседник весело рассмеялся.

Словно понял, что вопрос с подковыркой. Что собираюсь, в случае чего, использовать эти сведения против него.

– Думаю нам с вами достаточно моего прозвища. Прозвища, знаете ли, запоминаются легче!

Ясно. Не скажет. Тогда другое:

– Вы так легко перенесли нас сюда. А обратно сможете? Точно?

– Обижаете, Маргарита.

Собеседник развёл руками, и на его пальцах вдруг проявились массивные сверкающие перстни. Это был целый клад! Целая витрина алмазного фонда, при взгляде на которую закружилась голова.

Я хотела спросить ещё, но тут дверь бесшумно отворилась. В гостиную скользнула знакомая горничная и согнулась в поклоне – к нам присоединилась та самая заказчица, из-за которой весь сыр-бор.

Я хотела рассмотреть и платье, и драгоценности, и осанку, но всё моё внимание резко сфокусировалось на внешности. В проёме неграциозно споткнулась пожилая женщина до безумия похожая на мою покойную бабушку.

Ту самую бабушку, на которую так сильно походила я!

– А… – только и слетело с языка.

Герцогиня Сонтор тоже застыла в шоке.

Правда продлился этот шок недолго – миг, и на её лицо легла непроницаемая маска. А у меня возникло неприятное чувство, что проблемы с обратным перемещением всё-таки будут! Потому что её светлость не захочет меня отпустить.

Ещё минута на расшаркивания, ещё одна горничная, которая принесла чай, и двери гостиной закрылись.

Хозяйка замка опустилась в кресло, чинно отпила из чашки, стрельнула в меня фиалкового цвета глазами и сообщила:

– Боксби, ты гений. Это она.

Ну вот…

Я напряглась, понимая, что нас ждут очень жёсткие переговоры. Такие, к которым совершенно не готова.

– Рад стараться, ваша светлость, – отозвался тот, кто меня, в общем-то, похитил.

И мне подумалось, что сейчас неплохой повод поднять эту тему. Ведь я не давала согласия на перемещение в чужой мир! А ещё на меня воздействовали «гипнозом», что тоже неправильно.

Но я пошла другим путём:

– Я ещё не согласилась, – сказала, обращаясь к герцогине. – Ваше предложение слишком ошеломляюще.

– Почему? – встрепенулась дама. – Что в нём такого?

«Таким» было всё, включая сумму вознаграждения. Это ж невероятные деньги! Прямо с ума сойти!

– Господин Боксби, – я добавила «господин» инстинктивно, – пообещал мне двадцать миллионов за два года какой-то учёбы.

Дама изумилась.

Она резко повернулась к длинноволосому и переспросила:

– Сколько?

– В пересчёте на наши деньги это около двадцати тысяч золотых, – спокойно пояснил тот.

Лицо герцогини… сначала стало менее изумлённым, потом вытянулось опять:

– А почем так мало?

Боксби выразительно кашлянул, и тему закрыли.

– Двадцать тысяч и содержание, – после короткой паузы уточнил длинноволосый. – Леди Маргарите нужны будут заколки, какие-то мелочи, карманные деньги. А ещё репетиторы – без них она точно не справится. Впрочем, если мы отложим поступление леди на год, то…

Мне очень не понравилось это «мы». Я сидела и чётко понимала, что не желаю иметь никаких лишних дел с Боксби.

С ним – нет, а с герцогиней… Скажем так, её личность ярого протеста пока не вызывала.

– Я не хочу откладывать, – сказала леди.

– Но это неплохой выход.

– Нет!

Я напряглась, а длинноволосый пустился в объяснения:

– Я понимаю, что вам не терпится вернуться в свет. Помню, что хотите сделать это красиво, словно возвращаетесь не по собственной воле. Вас практически похоронили, род Сонтор списали со счетов, все убеждены, что у Сонторов нет наследников, и тут возникает юная одарённая леди, а вы переезжаете якобы из-за неё в столицу. Постепенно начинаете участвовать в столичной жизни и утираете нос всем тем, кто надеется урвать кусок от ваших богатств. Я всё понимаю! Но девушка, – кивок на меня, – из другого мира. Она чужачка. Без подготовки она только опозорится, и тогда…

– Не опозорится, – перебила герцогиня.

Боксби раздражённо прикрыл глаза.

Меня услышанное повергло в лёгкий ступор.

– Поступление можно отложить на год, – терпеливо повторил «маг очень узкой специализации». – Правила обретения дара это позволяют. Предстоящий год вам необязательно сидеть в замке. Вы можете поехать с наследницей в столицу и представить её обществу другим, менее сложным способом.

Леди была опять-таки несогласна.

– Я ценю твой совет, но выйти в свет как все эти безголовые особы, жаждущие мужского внимания – недостойно семейства Сонтор. Моей единственной наследнице, дочери моего погибшего сына, безразлична мишура в виде балов и праздной жизни. Она хочет учиться! Развивать свою магию, чтобы однажды стать великолепной правительницей!

Я подавилась воздухом, но внимания на это никто не обратил.

Герцогиня сверкала фиалковыми глазами, а тощий Боксби явно считал её сумасбродкой.

Хозяйка замка помолчала, прежде чем добавить:

– Ты знаешь, что они недавно подсунули королю Георгу план по разделению моих земель? Они уже не шепчутся. Они делят моё имущество официально! За моей спиной и при моей жизни!

Всех тонкостей ситуации я, конечно, не представляла, но за леди стало обидно.

А потом и страшно, потому что Боксби сказал:

– Если вернётесь в столицу, вас могут и убить. Чтобы ускорить процесс.

Тут герцогиня вскинула руку и над её пальцами появилась ослепительная белая плазма. Такая, что даже мало понимающая я отодвинулась.

Плазма явно была смертоносная! И что-то подсказывало, что старушка владеет этой штукой великолепно.

– Как скажете, ваша светлость, – сдался Боксби.

И оба повернулись ко мне.

А я была против! Вернее, за, но… происходящее настораживало. Во-первых, оно не укладывалось в голове, во-вторых, мне по-прежнему очень не нравился длинноволосый, в-третьих… Да мало ли ещё причин!

Зато герцогиня притягивала. Она была симпатична настолько, что хотелось бросить всё и срочно помочь этой милой леди.

Очередное воздействие на разум? Но я кожей чувствовала, что вот сейчас точно никаких вмешательство нет.

А ещё думалось – пока я интересна герцогине, я в безопасности. Но что будет, если откажусь от сделки? Меня точно отправят домой? Ведь что бы ни говорил маг, перемещение в другой мир не может быть лёгким. Не проще ли прикопать безродную иномирянку в каком-нибудь местном лесу?

– Маргарита! – неожиданно воскликнула леди. – А ведь даже имя хорошее! Даже имя подходит!

Она стремительно поднялась на ноги и прошлась по комнате. Теперь я увидела всё то, что собиралась рассмотреть несколько минут назад.

Леди была высокой, худощавой, с тонкими словно вычерченными чёрными бровями, живыми яркими глазами и волосами, забранными в высокую замысловатую причёску. Волосы эти, в отличие от бровей, были абсолютно белыми, но герцогине шло.

Ещё ей шла стать. Эти расправленные плечи и идеальная осанка смотрелись так, что я тоже выпрямилась. И украдкой вздохнула – вот бы и мне такую старость!

Жаль, что генетика у нас всё-таки разная. Хотя внешне мы точно родственницы. Даже сомнений нет.

– Маргарита, нам нужно поговорить наедине, – наконец произнесла дама. Прозвучало нервно, словно для леди, в отличие от Боксби, моё мнение значит очень много.

Боксби тут же поднялся и склонился перед заказчицей в уважительном поклоне.

После этого нас оставили одних.

Глава 2

Вот кто бы знал, что такое вообще возможно? Что следующим утром я буду стоять в прихожей нашей с мамой квартиры и нагло врать?

Ведь я не сообщила близким об исчезновении фирмы-посредника, и версия с заграничной учёбой оказалась очень кстати. Для родных я уезжала именно туда, куда задумано, и всё было прекрасно. Меня якобы ждали, и преподаватели колледжа буквально хлопали в ладоши при мысли, что у них буду учиться такая распрекрасная я.

Нестыковка в моей легенде была лишь одна – связь.

Когда я заявила дяде, что звонить мне не нужно, он насторожился. Когда добавила, что контактировать через мессенджеры, соцсети или е-мейл тоже лишнее – нахмурил брови и буркнул:

– Это как?

Дальше было самое сложное. Туманный рассказ про трудности учёбы, про моё горячее желание сосредоточиться на занятиях, и всё в таком духе. В конце я ляпнула, что там с коммуникациями вообще не очень, и дядя возмутился:

– Хочешь сказать, в Англии интернет хуже, чем у нас?

– Представь себе да.

Сложный разговор. Обо мне беспокоились, а я выкручивалась как умела.

Спасибо хоть с мамой объясняться не пришлось!

Мама сама была вне зоны доступа, и с ней я ограничилась как раз е-мейлом. Немного сожалела, что не могу услышать мамин голос перед отъездом, но что теперь?

Дядю пусть с трудом, но убедила. Я действительно верила в лучшее, хотя повод для напряжённости всё-таки был.

Вчера, когда мы с Филинией обсуждали тонкости моего переселения в их мир, я сразу обозначила тему связи.

Герцогиня на это сказала:

– Мы что-нибудь придумаем. Я дам поручение Боксби.

Потом она помолчала и добавила:

– В крайнем случае, если выхода не найдётся, Боксби будет изредка переносить тебя домой.

Я кивнула, доверяя этой пожилой женщине – сердцем чувствовала, что леди Сонтор не обманет.

Зато длинноволосый «гипнотизёр» по-прежнему вызывал сомнения и я, не выдержав, поинтересовалась:

– А Боксби он вообще кто? Какова его роль во всём этом деле?

Оказалось, что «маг очень узкой специализации» лишь посредник. Он дал клятву о неразглашении, и после моего перехода контактировать мы не будем. Только для переносов, если они понадобятся. Жизнь сразу показалась веселей.

 

Мы с герцогиней продолжили долгий интригующий разговор – беседу, в ходе которой я и приняла то самое решение.

Я согласилась. Причём не ради денег – мне по-прежнему не верилось в вознаграждение, оно было слишком огромным, – а из неуёмного интереса. Ведь мне обещали целый новый мир!

Ещё упоминалась магия, но думать о ней я пока боялась, поэтому и в разговоре тему не трогала. Обозначила лишь то, что в нашем мире магия считается мифом. В ответ услышала благожелательное:

– Хорошо.

Поздним вечером Боксби вернул меня домой. Я перепаковала уже собранный чемодан, закончила все дела, а теперь – вот. Стояла в прихожей и создавала иллюзию нормальности.

– Марго, милая, я буду скучать, – со вздохом сказал дядя. – Мы все будем!

Я поцеловала его в щёку, «присела на дорожку» и отправилась штурмовать такси.

Последнее вероятно было лишним. Я могла завернуть за угол дома или спрятаться в нашем же подъезде, но мне не хотелось рисковать. Я решила создать идеальное алиби. Телепортироваться оттуда, где точно нет любимого дяди, способного что-то заметить.

До аэропорта я всё-таки не доехала. Попросила таксиста высадить меня у огромного торгового центра и принялась ждать мага. Боксби утверждал, будто сможет отыскать меня в любой точке нашего мира и не солгал.

Не прошло и пары минут моего блуждания вдоль ярких витрин, как из-за колонны вышел длинноволосый. На нём был вчерашний костюм, тёмные глаза смотрели хищно, но уровень опасности был слабым.

– Леди Маргарита, – позвал Боксби.

Посредник требовательно протянул руку, и я не сразу поняла, чего хочет. Даже немного смутилась, когда мужчина поцеловал мою ладонь.

А потом витрины исчезли, мы очутились в знакомом величественном холле старинного замка…

– Марго! – воскликнула поджидавшая Филиния.

Я вежливо кивнула в ответ.

Затем передала чемодан подскочившей и несколько удивлённой конструкцией этого чемодана горничной, пронаблюдала как герцогиня благодарит и прощается с Боксби, и мы отправились подписывать контракт.

После того, как Боксби откланялся, к нам присоединился другой мужчина – пухлый и респектабельный на вид господин Вишик. Он передал мне пачку листов и перед глазами поплыло.

Я спокойно отнеслась к тому, что без труда понимаю речь местного населения, зато с бумагами вышло иначе – я видела то непонятные закорючки, то обычные знакомые буквы, которые даже складывались в единичные слова.

Общий смысл оставался недоступен.

Прежде чем озвучить эту проблему, я закашлялась. Я могу говорить при Вишике? Точно? Даже про другой мир?

– Не стесняйся, – разгадала моё замешательство Филиния. Она ещё вчера попросила называть её по имени, ведь я как бы внучка. – Господин Вишик и вся прислуга, включая тех, кто сейчас в родовом особняке, находятся под присягой.

Я кивнула и объяснила про буквы.

– Это стабилизация, – ответила Филиния. – Боксби предупреждал, что такое будет. Нужно немного подождать.

Успокоившись, я вернулась к созерцанию текста. Чем дольше смотрела, тем отчётливее становилось написанное, а минут через пятнадцать я уже смогла читать документ.

Смысл контракта, если в целом, сводился к двум вещам: первое – меня, Маргариту Максимову, наделяли полномочиями.

Я назначалась внучкой леди Сонтор, скрываемой всё это время дочерью убитого лорда Сонтора-младшего, и получала право на довольно широкий перечень вещей.

Жить в замке и в столичной резиденции, распоряжаться имуществом в рамках дозволенного, представлять семью, учиться в Столичной академии и получить магический дар.

Второе – я брала на себя ряд обязанностей. Собственно, быть внучкой Филинии, представлять род, вести себя достойно, прилежно учиться и поддерживать герцогиню, если той понадобится моя помощь.

Тут же были прописаны сроки контракта, размер вознаграждения, а также «ответственность сторон».

В этом разделе я и прочитала что: «В случае вопиющего поведения со стороны исполнителя; грубейшего нарушения обозначенных в контракте договорённостей; любых действий, наносящих урон семье, её имуществу и репутации, и за неимением других вариантов, заказчик оставляет за собой право обезвредить исполнителя любым удобным способом».

Я прокашлялась и спросила:

– Вы намекаете на убийство?

Филиния недоумённо заглянула в бумаги, а Вишик развёл руками:

– Обычная юридическая формулировка. Об убийстве речи не идёт, но оно, конечно, не исключается. Но это в самом крайнем случае.

– А можно этот пункт переписать? – нервно спросила я.

Вишик сильно поморщился, а леди Сонтор спросила:

– Какая-то проблема с переписыванием?

– Леди! – ответил юрист возмущённо. – Ну это же стандартные формулировки! К тому же мы не знаем, как всё сложится. А случаи, знаете ли, бывают разные!

Я знала, что не собираюсь вести себя «вопиюще», понимала, что Филиния вряд ли допустит убийство, но пункт не нравился категорически.

Впрочем, нашёлся в бумагах и второй предельно странный момент: «В случае смерти заказчика, исполнитель получает право оставить за собой полученные по данному контракту имя и титул, и вступить в наследование как законный представитель семьи Сонтор».

Я закашлялась, прочитав такое, и конечно спросила:

– Почему?

Её светлость пожала плечами:

– У меня нет других наследников. Имею право распорядиться своим имуществом как пожелаю.

Оу! А бабушка-то отчаянная!

– Филиния, – я попробовала воззвать к её разуму.

– Этот пункт мы оставляем, – заявила леди строго, и я, после недолгого напряжённого раздумья, разрешила не трогать и свой.

Рисковать так рисковать!

– Отлично, – заявил на это не желавший переписывать бумаги Вишик.

После чего нам подали стальную перьевую ручку вполне обыкновенной, земной конструкции.

Разница заключалась в принципе действия – чернил в ручке не имелось. Следовало прикоснуться пером к подушечке безымянного пальца, после чего оно самостоятельно прокалывало палец и забирало кровь. Отобранной крови хватало на одну подпись, поэтому пальцы нам Филинией пришлось колоть дважды.

Затем Вишик влепил на листы мерцающую печать, и я прилипла к бумаге, понимая, что всполохи на чернилах – самая настоящая магия.

– Нравится? – юрист хмыкнул. – Привыкайте. – И совсем тихо: – Тем более это не магия, а так. Ерунда!

Я посмотрела внимательно, и мне передали новую бумагу. Там значилась цифра в две тысячи золотых и слово «аванс».

Пересчитав на земные деньги, я нервно вздохнула – речь о двух миллионах? Это казалось абсолютно нереальным, простые люди столько не зарабатывают! А Филиния с улыбкой водрузила на стол увесистый бархатный мешок…

Сдёрнув шнурок, я вздохнула опять – монеты оказались блестящими и красивыми. Вытащив одну, всмотрелась в герб с изображением некоего животного и в мужской профиль, размещённый с другой стороны.

– Это король? – спросила я.

– Георг, – с неприязнью кивнула Филиния.

Это имя я помнила. Причину, по которой новоявленная бабушка морщится, тоже понимала.

– Неужели он имеет право распределять ваше имущество? – не удержалась я от вопроса.

– Нет, конечно, – в голосе герцогини появились ледяные нотки. – Но дадим мальчику помечтать!

Мальчику? Для Филинии он точно был мальчиком, но, судя по изображению на монете, юностью там уже не пахло. Мужчина. Матёрый и властный.

– Ясно, – не став развивать тему, выдохнула я.

За Филинию стало даже обиднее, чем в прошлый раз. Перо высосало новую порцию крови, а едва я поставила подпись, Вишик выложил следующую бумагу – её, как и расписку об авансе, к ознакомлению ранее не предоставляли.

– А это что? – спросила я.

– Самое главное, леди Маргарита, – юрист не просто посерьёзнел, а выпрямился и как будто постройнел. – Это бумага на предоставляемый вам магический дар.

Георг

Шаг, качнуться в сторону, и кулак Тонса пролетел мимо. А я извернулся и, схватив противника, перекинул массивную тушу через себя.

Тонс такую «подлость» предвидел, однако уйти от захвата не успел и рухнул на твёрдую землю тренировочной площадки. Упал без всякого положенного воину его уровня изящества. Свалился, как мешок с… хм.

Я вытер пот со лба, хищно поиграл плечами.

– Ну?

Ответом моему величеству стал исполненный страдания стон.

Моя грудь часто вздымалась, лёгкие работали как кузнечные меха. Я усиленно глотал тёплый летний воздух с примесью суровых запахов и желал продолжить тренировку. Но Тонс занять положенное место на вытоптанном земляном пятачке не стремился.

– Да сколько можно загорать? – не выдержал я.

Друг и побратим застонал жалобней прежнего. Кое-как перевернулся на бок и, состроив страдальческую мину, вновь застыл. Я скривился, сознавая неприятное – Тонс не ранен, даже не ушибся как следует, а просто соскакивает.

Вот же… Соскакивает!

– Тонс! – рявкнул я.

– Георг, слушай, я прямо… знаешь… у-у-у, – страдание в его голосе стало более чем выразительным.