Za darmo

Дракон вредный, подвид мстительный

Tekst
33
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Дракон вредный, подвид мстительный
Audio
Дракон вредный, подвид мстительный
Audiobook
Czyta Алевтина Жарова
17,42  12,19 
Szczegóły
Дракон вредный, подвид мстительный
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Раздался тихий стук, и мы с кузиной обернулись. Подняли головы и замерли в изумлении – из окна госпожи Клос выбирался абсолютно голый человек.

Мужчина. Он вылез, встал на узкий карниз, осмотрелся и, ухватившись за барельеф, спустился ниже. Ловкое движение, незнакомец качнулся на руках и спрятался под крошечный декоративный балкон – куда госпожа Клос обычно выставляла ящик с геранью.

Спустя ещё секунду тишину разорвал грозный рык:

– Где он?

Мы с Бинди подпрыгнули и едва не выронили корзины. Мы возвращались с дальнего луга, где собирали целебные травы, стояло раннее утро, город спал, и ничто не предвещало беды.

– Где?! – снова завопил… ну, собственно, господин Клос. Муж госпожи Клос, отставной полковник, мужчина неприятный, но уважаемый.

Пауза и совсем уж яростное:

– Кто он? Я его убью!

В окне мелькнула обнажённая фигурка госпожи Клос и массивная туша отставного полковника.

У нас с кузиной аж рты приоткрылись. Мы стояли в полном шоке, правда смотрели не столько на окна, сколько на сбежавшего любовника. Он по-прежнему висел под балконом, упираясь конечностями в элементы архитектуры и напоминая морскую звезду.

Молодой, сильный, с выразительным телом воина и смазливой физиономией. Лицо было породистым и неуловимо знакомым. Нестриженные чуть вьющиеся волосы тоже были знакомы, по ним я акробата и опознала – это ведь лорд Эрвин эр Форс, один из племянников короля.

– Где этот покойник?! – снова взревел господин Клос.

Получилось до того громко, что мы с Бинди снова вздрогнули.

Потом кузина ткнула меня в бок и предложила:

– Августа, может пойдём отсюда?

– Ага, – я кивнула и осталась стоять.

Просто когда ещё увидишь воплощённого дракона в такой позе? А ведь это, кроме прочего, элита нашего общества. Таких как лорд Эрвин берут в Высшую Военную школу, а таких как я – нет.

И всё почему? Потому что у него есть вон то маленькое и мягкое, что болтается сейчас под балконом госпожи Клос вместе с хозяином, а у меня нет!

Самое забавное – Эрвин нас тоже видел. Сверкал зелёными глазищами и явно был нашему свидетельству не рад.

– Августа, пойдём! – буквально взмолилась Бинди.

А мне так обидно стало – просто вся эта несправедливость со школой… ну вообще несправедливая.

– Да подожди ты, – отмахнулась я. – Давай посмотрим. Вдруг его сейчас обнаружат? Вот весело-то будет.

Я как-то не учла, что у воплощённых драконов очень хороший слух…

Глаза Эрвина недобро сузились и ещё более недобро сверкнули. Я сначала испугалась, а потом улыбнулась – что он мне сделает? Ничего.

К счастью, на этом противостояние закончилось. Благоразумная кузина всё-таки утащила меня прочь, но в самый последний момент пронёсся порыв ветра, и я заметила, как королевский родственник втянул запахи, которые до него долетели.

То есть нас с Бинди опознают даже если решим изменить внешность. Ну и ладно. Ну и пусть!

Глава 1

Спустя пару часов тихий приморский городок прямо-таки взорвался. Не сказать, что здесь никогда ничего не случалось – очень даже случалось, но с приезжими и исключительно в сезон.

Но сезон-то ещё не начался, а госпожа и господин Клос считались местными, жили тут три года и вели себя прилично. Жену отставного полковника, конечно, подозревали в некоторой аморальности, уж слишком молодая и симпатичная, но любовник в спальне – это перебор.

Известие просочилось и взбудоражило город стремительно. Измену обсуждали все, даже тётушка Розали, мать Бинди, у которой я и гостила последние пять недель.

Тётя возмущалась, краснела, и поначалу не хотела посвящать нас с кузиной в суть скандала, но в итоге не выдержала…

– Он сбежал через окно, понимаете? – воскликнула Розали возмущённо.

Мы как раз понимали, но дружно сделали вид, что у нас шок.

– И исчез! Его не нашли, хотя господин Клос послал на поиски всю прислугу!

– Куда же он подевался? – вякнула Бинди.

– Разумеется, ушёл порталом! – авторитетно заявила тётушка. – Следовательно, он сильный маг.

Мы с кузиной сделали круглые глаза, а Розали неожиданно прищурилась:

– Вы, когда с луга шли, точно ничего не видели?

– Не-ет! – заявили мы хором.

Идея солгать пришла Бинди. Кузина категорически стеснялась увиденного и очень не хотела никому ничего объяснять.

Заявила, что если сознаемся, то нас, как свидетельниц безобразия, будут вспоминать на каждом углу, а ей это не надо. Но она лукавила. Бинди просто струсила, ведь я шепнула ей кто висел под тем балконом.

А болтая о похождениях королевского родственника, можно нажить себе очень неприятного врага!

Хотя… Он ведь мужчина, воплощённый дракон, а такие с женщинами не воюют. Такие смотрят на нас как на средство удовлетворения любовных потребностей. В крайнем случае как на жену и мать детей.

В общем, ну его.

Я тряхнула головой, прогоняя из мыслей Эрвина эр Форса, и у меня… не получилось. Уж не знаю, чем зацепил, но думала о нём плотно. Целых полтора дня!

А потом произошло событие, которое казалось абсолютно невозможным, и которое перевернуло мой мир с ног на голову. Маленькое корявенькое объявление на самой последней странице газеты – где-то между предложениями о продаже старого барахла и некрологами.

«Объявлен набор. Девушки, желающие быть зачисленными в Высшую Военную школу, могут явиться 13 числа следующего месяца на собеседование, которое состоится по адресу…» – дальше шёл собственно адрес, но я не дочитала, потому что в глазах поплыло.

Набор девушек? Вернее, и девушек тоже? Это невозможно!

То есть, учитывая недавние события с участием его высочества Рагара, некоторые фантазёры подобный вариант предвидели, но именно фантазёры. Серьёзные аналитики и чиновники уверяли, что подобного не будет никогда.

На публичных дебатах шла речь об открытии дверей других, менее претензионных учебных заведений, и то не сейчас, а когда-нибудь в будущем. Ведь успех, которого добилась супруга принца Рагара, в большой степени случаен и связан с тем, что леди Алиса не из наших мест.

Мол, да, теперь мы знаем, что девушка способна пройти отбор, но это ничего не меняет. Не ждите!

И лично я не ждала. Надеялась, мечтала, грезила, но всё же не верила.

Оказалось зря.

Когда туман в глазах развеялся, и я прочла адрес, мир качнулся в обратную сторону. Встал с головы обратно на ноги, а я крикнула:

– Тётушка Розали, я немедленно возвращаюсь домой!

В родительское поместье. Сегодня же. Вот прямо сейчас.

У меня пара недель, чтобы подготовиться к собеседованию и подтянуть физическую форму. Вернуться к тренировкам, которым я уделяла внимание последние несколько лет.

Да, в чудо мне не верилось, но я всё равно занималась. Семья считала пробежки, фехтование и рукопашный бой не лучшими увлечениями для юной леди, однако смотрела сквозь пальцы.

Моими тренировками занимались братья – педагоги суровые, но не без юмора. Я уже воображала их воодушевление, когда вернусь и расскажу про газету. Нам нужно будет увеличить нагрузки, а ещё составить список вещей, которые понадобятся при переезде в казарму.

Дел море! Главное – успеть!

Мечтательная улыбка погасла, едва я переступила порог фамильного особняка и напоролась на целую делегацию встречающих. Мама с отцом, оба моих старших брата и опять-таки обе старшие сестры. Причём сёстры давно вылетели из родительского гнезда, и факт их присутствия здесь лишь подчёркивал, что всё плохо.

– Что случилось? – выдохнула я, передавая горничной дорожный саквояж.

Родственники дружно переглянулись, и слово взял папа:

– Милая, неужели ты вернулась с отдыха из-за этой глупой заметки?

– Августа, дорогая, ну ты же не всерьёз? – всплеснула руками мать.

Сёстры синхронно поджали губы, а братья одарили виноватыми взглядами. Напряжение, висевшее в воздухе, стало совсем уж неприятным, но я не спешила отвечать. Просто стояла и смотрела, а спустя пару минут дождалась:

– Августа, это неприемлемо! – взвизгнула мама. – Ну какая армия? Какая Высшая Военная школа?

– Не позорь семью! – хором добавили сёстры.

Ах вот как.

Тут и вскрылось, что не я одна в чудеса не верила. Что вся та вялая, но всё же поддержка, которую оказывали близкие, зиждилась на их убеждённости, что мои тренировки, смелые взгляды и мечтания никуда не приведут.

Мол, пусть наша младшенькая забавляется как хочет, лишь бы нервы лишний раз не трепала. А там, со временем, глядишь, рассосётся.

– Августа, ты же милая, умная, хорошая девочка… – папа перешёл на заискивающий тон, а у меня кулаки сжались.

Взгляд на братьев, но те смущённо пожали плечами, самоустраняясь. Мне невовремя вспомнилось, что им самим поступить в Высшую Военную школу не удалось. После отбора у милорда Рагара оба отправились в другой университет.

– Августа, мы… – снова начала мама, но я остановила её жестом.

Хватит откровений. Они ничего не изменят, только поссоримся ещё сильней.

– Я всё поняла, – сказала ровно. – Но моё решение не изменится. Я иду на собеседование.

– Августа! – жалобно протянули все и сразу.

Сёстры отчётливо скрипнули зубами, мама начала падать в обморок, отец – ловить маму, а братья выдали настолько кислые мины, что меня саму тоже перекосило. Но…

– Вы меня знаете, – в моём голосе прозвучали стальные нотки. – Я не отступлюсь!

Представители старинного рода эс Тирд застонали опять.

Спустя три недели предельно недовольный отец и хмурые братья перешли со мною в столицу. Папе настолько не хотелось сопровождать мою упрямую персону на собеседование, что он сослался на здоровье и отказался открывать портал.

Пришлось ехать к порталу стационарному, но тот словно почувствовал недовольство сильного мага и сломался. Едва мы вошли, арка заискрилась и вспыхнула, перепугав всех сотрудников телепортационной станции и поставив мою мечту на грань пропасти.

 

– Августа, тебе не кажется, что это знак свыше? – тут же поинтересовался отец.

В знаки я, разумеется, верила, только не в этом случае.

Здесь и сейчас я настояла на том, чтобы дождаться ремонта. В итоге арка всё-таки заработала, а мы очутились на площади возле военного ведомства, и сразу попали в водоворот неожиданных событий. Кажется, на этой площади собрались все!

Весь город, вся столица, все сплетники и зеваки. Народу оказалось столько, что у меня рот приоткрылся. Отец сразу заёрзал, а братья посмотрели выразительно, предлагая срочно вернуться домой.

Только было поздно, потому что…

– Оу, девушка, вы тоже на собеседование? – к нам подскочил парень в шляпе и с блокнотом. – Августа эс Тирд, если не ошибаюсь?

Братья шагнули вперёд, загораживая меня от репортёра, но сзади подкрался второй:

– Эс Тирд? – громко повторил фамилию он. – Такая уважаемая семья и такой дерзкий поступок? Леди Августа, вы уверены, что…

Кто-то из братьев зарычал не хуже, чем воплощённый дракон.

К зданию министерства мы пробивались с боем, а там, на подступах к нужному коридору и, соответственно, кабинету, ждал новый сюрприз.

Длиннющая очередь из девиц, и каждую сопровождали хмурые родственники мужского пола. Все эти мужчины смотрели так, что хотелось втянуть голову в плечи и слиться со стенкой. Если бы они объединились, точно бы задавили весь наш энтузиазм.

Но объединяться никто не спешил, и мы, девушки, держались!

Лично мне держаться пришлось долго – целых пять часов…

Именно столько длилось моё медленное шествование к заветному кабинету. Потом была распахнутая дверь и недовольный голос его высочества Рагара:

– Следующая! Проходите!

Отец и братья сунулись было за мной, но директор Высшей Военной школы собеседовал претенденток тет-а-тет, без свидетелей.

Мои это знали, но всё равно пытались прорваться.

– Снаружи подождите! – рявкнул на это принц.

Подчинились, а у меня от услышанного рыка аж мурашки побежали. Но, невзирая на испуг, я прошла вперёд и опустилась в расположенное напротив массивного стола кресло.

Рагар смерил утомлённым взглядом, посмотрел на лежавшие перед ним бумаги.

– Имя? – вопросил воплощённый дракон требовательно.

Я назвала.

После этого его высочество вписал имя в формуляр и, отложив перо, уставился не самым внимательным и уж точно недружелюбным взглядом.

Первым заданным вопросом стало:

– Сколько там после вас? – и кивок на прикрытую дверь.

Я нервно передёрнула плечами…

– Трое.

Рагар не обрадовался. Словно рассчитывал, что я последняя.

– Ну и почему вы так поздно, леди Августа? – поинтересовался язвительно. – Почему явились в последних рядах?

Я не собиралась смущаться, но щёки предательски покраснели:

– Были проблемы с порталом. Он сломался.

И тут прозвучало уже слышанное:

– Может это знак свыше, леди Августа?

Я не выдержала и некультурно закатила глаза.

Принц этот момент отметил, фыркнул недобро и, окинув меня уже более внимательным взглядом, спросил:

– Зачем вам в школу, леди Августа?

– Хочу учиться, – по-моему ответ логичный.

– У нас много учебных заведений, а Высшая Военная школа – это армия. Понимаете?

Я кивнула:

– Понимаю, и хочу попробовать.

– Зачем? – с нажимом спросил дракон.

Показалось он задаёт этот вопрос в миллионный раз. Словно все эти пять часов, встречая каждую претендентку, принц пытался разгадать великую тайну нашего странного желания учиться в его школе.

– Это лучшее учебное заведение королевства, – напомнила я. – И даже континента.

– И? – Рагар продолжил недобро щуриться.

– Там дают великолепные знания, а ещё там один из сильнейших Источников.

Тут Рагар скривился и закончил вместо меня:

– И уже есть прецедент, что этот Источник принял девушку, леди Алису, и она обрела драконью сущность. Вы это хотели сказать?

– Нет. Но вы уловили суть.

Рагар устало откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Он молчал, но тут и без слов, и даже без телепатии легко читалось: как же вы меня достали! Высшая школа только для мужчин, что здесь неясного?

– За́мок, в котором расположена школа, изолирован от внешнего мира, – наконец заговорил Рагар. – Там сто, – эту цифру он подчеркнул голосом, – разгорячённых, настойчивых, я бы даже сказал наглых молодых самцов. – Пауза и веское: – Куда вы лезете, леди Августа?

– Я хочу учиться в вашей школе, – повторила, не дрогнув.

А в следующий миг внутренне сжалась, потому что интуиция шепнула – я ему не понравилась. И даже факт наличия у меня магии не спасёт!

– Хорошо. Я вас услышал, – сказал Рагар и махнул рукой в сторону выхода.

Мол, выметайтесь из кабинета. Я не послушалась и сжала кулаки.

– Всё, леди Августа, свободны, – повторил принц.

И тон такой, что жуть! Самое категоричное «нет» из всех возможных.

– Милорд Рагар, я… – я собралась заспорить. Всё что угодно, лишь бы пробить броню этого мерзкого дракона.

Но тут удача вновь повернулась ко мне спиной.

Глава 2

В дальнем углу кабинета была ещё одна дверь, ведущая в служебные помещения. Вот эта дверь и распахнулась, впуская мужчину, которого я ещё не успела забыть.

Лорд Эрвин эр Форс собственной распутной персоной. Он вошёл, тряхнул непослушными волосами и, даже не удостоив посетительницу взглядом, направился к принцу.

В меру довольный жизнью, Эрвин протянул Рагару стопку каких-то листов и спросил:

– Ну что? Сколько их ещё? – и вот после этого посмотрел на меня.

Миг, и он узнал. Зелёные глаза недобро сверкнули, губы сжались в тонкую линию. А я, не выдержав, улыбнулась.

Мимолётно! Едва заметно! Но он-таки засёк, а я не выдержала опять:

– Здравствуйте, лорд Эрвин, – сказала вежливо.

Директор Высшей Военной школы неожиданно встрепенулся, уточнил:

– Вы знакомы?

– Не представлены, – процедил горе-дракон.

Мне же вспомнилась матушка с её излюбленным наставлением: Августа, твоя несдержанность тебя погубит. Будь хитрее. Ты же леди!

Да, я – леди. Однако спрятать новую улыбку не смогла!

– Не представлены, но знакомы? – тон Рагар переменился, в нём послышалось кошачье мурчание. – Любопытно.

– Ничего любопытного, кузен, – ответил Эрвин ровно. Словно это не он висел под балконом, потрясая своим… ну пусть будет достоинством. – Но я очень рад, – королевский родственник коротко поклонился в мою сторону, – встретить вас снова.

– Угу, – буркнул Рагар.

И уже мне, только мягче, чем раньше:

– Идите, леди Августа. Хорошего вам дня.

Кажется, это был всё-таки провал, и моя семья немного успокоилась. Спустя неделю, за ужином, отец даже отправил слугу в погреб, принести коллекционную бутылку игристого – отметить тот факт, что вопрос моего поступления закрыт.

Но в миг, когда хлопнула пробка, в столовую вошёл гонец в форменной куртке Военного ведомства и попросил разрешения зачитать сообщение от его высочества принца Рагара.

– Зачем читать? – насторожился отец. – Давайте его сюда.

– Прошу прощения, лорд Мэрвис, но у меня предписание – прежде, чем передавать в руки, зачитать публично. Во избежание недопониманий, так сказать.

Папа побагровел, мама позеленела, братья приуныли. Зато зубами никто не скрипел – сёстры сегодня отсутствовали! Так как происшествий не предвиделось, в гости их никто не позвал.

– Полагаю, что не… – начала мама, но гонец прикинулся глухим.

Развернув бумагу, которую держал в руках, он торжественно произнёс:

– Двадцать первого числа сего месяца, то есть завтра, леди Августе надлежит явиться в Военное ведомство, в тот же кабинет, для прохождения дополнительных испытаний.

У меня рот приоткрылся.

– При себе иметь запасную одежду, удобную для физических упражнений.

Вторая попытка удержать рот в закрытом состоянии провалилась. Мне… дали шанс?

– Августа! – встрепенулся папа. Он повернулся ко мне и уставился возмущённо. – Вообще-то я имею право запретить!

Он действительно мог. По законам нашего королевства, именно отец, либо опекун, выбирал учебное заведение для юной леди. Я сама как бы ничего не решала, но…

– Папуля, пожалуйста, давай не будем ругаться?

Но не ругаться не получилось. До самой ночи в нашем особняке гремел феерический скандал.

Дошло до битья посуды и криков о неблагодарности. Вся прислуга сидела по своим углам и даже дышать боялась. Мама вопила и показательно пила успокоительные капли, братья притворялись мебелью, отец негодовал.

В общем, буря вышла ого-го!

Ну а утром… я, в сопровождении братьев и отца, опять очутилась на широкой столичной площади.

Ещё при входе в портал напряглась, готовая отбиваться от репортёров, но не пришлось. Военные учли прошлую ошибку, и сейчас площадь была пуста – все зеваки толпились за выставленным по периметру оцеплением.

Зато возле площадки, служившей точкой выхода из порталов, поджидал молодой офицер, вооружённый некой бумагой.

Он посмотрел сначала в бумагу, затем на нас, и уточнил:

– Леди Августа?

После моего «да» офицер что-то отметил и указующе мотнул головой.

В этот раз очередь была значительно меньше, я насчитала двадцать восемь леди. Обстановка в коридоре тоже была более спокойной. Нет, мужчины-то по-прежнему напоминали грозовые тучи, зато девушки не спешили унывать.

Мы смотрели друг на друга. Переглядывались. Кивали тем, с кем были знакомы. Я заметила леди Виджину и леди Валетту, а ещё леди Дорину, которая всегда отличалась боевым нравом и с недавних пор активно участвовала в жизни «Справедливости и Равноправия» – общества, выступающего за наши, женские права.

При взгляде на широкоплечую Дорину я жалобно поморщилась – уж кто, а она-то точно поступит. Виджину, думаю тоже примут – она высокая и внушительная, любого заткнёт за пояс.

На их фоне я со своим средним ростом и женственной фигурой, конечно, терялась. Братья ещё утверждали, будто я задницей во время бега виляю, и при взгляде на Виджину с Дориной стало совсем нервно – они-то точно бегают как надо. Как бы и мне вот так же смочь?

Стоило мне выпрямиться и сделать новый призванный успокоиться вдох, как дверь кабинета распахнулась и взгляду предстал милорд Рагар, собственной драконьей персоной.

До назначенного времени оставалось ещё три минуты, но…

– Так, девушки, все за мной. Кто не успел, тот опоздал!

Разворот, и его высочество скрылся в кабинете, а мы замялись, растерялись и отмерли лишь после того, как Дорина сделала решительный шаг к двери.

– Что, все и сразу? – хмуро уточнил кто-то из сопровождающих.

Уверенности не было, но лично мне показалось, что да.

В общем, мы ринулись вперёд. Ввалились в кабинет Рагара, а едва возня возле двери закончилась, принц взмахнул рукой, открывая мерцающий портал.

Дыхание моё, конечно, сбилось. В нашей семье индивидуальные порталы умел создавать только папа, но тратил на это много сил и времени. А тут… такое огромное и не гаснет.

– Так, девушки, пошевеливаемся, – сказал его высочество. Прозвучало невежливо, и какая-то часть меня уныло шепнула, что к этой невежливости пора привыкать.

Первой в серебряное мерцание вошла смутно знакомая черноволосая девушка в кремовом платье, за ней остальные. Всего миг, и просторный кабинет исчез, мы очутились в помещении, наполненном странным запахом.

Я поморщилась и не удержалась от комментария:

– Кажется, так пахнет штука, которой чистят сапоги.

В гробовой тишине реплика прозвучала слишком отчётливо, а тут ещё и директор из портала вышел…

– Угу, чистят, – отозвался он. – Хорошо, что вы в курсе, леди Августа. Можете считать, что половину испытания уже прошли.

Пауза и более суровое:

– Удобную одежду все взяли?

Оказалось, нет. В смысле, кто-то умудрился оставить вещи у сопровождающих, в коридоре.

На вопросы «а разве сейчас надо было?» и реплики из числа «ой, а я растерялась», воплощённый дракон ответил нарочито-широкой улыбкой. И ничего хорошего эта улыбка не предвещала!

– Отлично! – воскликнул Рагар. – Кто без запасной одежды – шаг вперёд.

Из толпы осторожно выступили четверо, и… тут снова вспыхнул портал, а Рагар произнёс:

– Всего хорошего, леди. Для вас испытание закончено.

Сначала у всех был шок – разве ж можно так? Это несправедливо! А потом выбывшая четвёрка начала протестовать…

Объяснять, умолять, приводить доводы, напоминать, что прямых инструкций не было, что нам предложили войти в кабинет, а о необходимости захватить одежду «вот прямо сейчас» не предупредили.

 

Рагар слушал, и его лицо плавно преображалось. В итоге стало таким, что голоса умолкли сами собой.

Портал вспыхнул ярче, а директор Высшей Военной школы рявкнул:

– Вон отсюда!

Девчонок буквально сдуло, а мы остались – застыли в гробовом безмолвии. Комментарии были сейчас неуместны, но кто-то не удержался, сказал таким же замогильно-печальным голосом:

– И живые позавидуют мёртвым…

Принц аж подпрыгнул. Окинул нас острым взглядом и с лёгкостью вычислил говорившего. К моему полнейшему ужасу, говорившим – точнее говорившей – оказалась я.

Но дальше – хуже!

– О, леди Августа, – в тоне принца прозвучало что-то неуловимо странное.

Я закусила губу с ужасом понимая, что меня сейчас тоже выгонят, но…

– А вы, оказывается, проницательная! – И уже всем: – Леди Августа верно обрисовала перспективу. Кто-то хочет уйти сейчас? Добровольно?

Желающих не нашлось.

Зато мы непроизвольно сбились в кучу, превратившись в этакую пёструю стайку испуганных птичек. Но каменное сердце директора не дрогнуло. Интересно, как леди Алиса его вообще терпит? Как с ним живёт?

– Кхе-кхе, – прозвучало откуда-то сбоку, и из тени выступил ещё один мужчина – невысокий и упитанный. – Доброе утро, леди. Приятно видеть вас здесь.

Но приятно ему однозначно не было! Толстяк выглядел так, словно съел ведро кислых ягод.

– Леди, – Рагар чуть повысил голос, – позвольте представить вам Форгина, нашего преподавателя по Политической подготовке.

Мы присели в реверансе. Причём все и одновременно.

Но мужчины – вот эти странные, в форме! – не оценили. Оба закатили глаза и почему-то застонали. Спустя миг стонали уже мы, потому что…

– Вон там основное казарменное помещение, – Форгин махнул рукой в сторону ближайшей двери. – Переодевайтесь и выходите во двор.

В общем, испытание началось…

Эрвин

Я чувствовал себя так, словно меня ударили по голове чем-то очень тяжёлым. Ну либо я напился до белой горячки и увидел странный, пробивающий до пота кошмар.

Да, кошмар! Ведь в реальности такого произойти не могло. Никак. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Ещё неделю назад кузен лично уверял, что никакого приёма девиц в Высшую школу не будет, и я видел, что Рагар честен, но теперь…

Я стоял в директорском кабинете и смотрел в окно на расположенную внизу, на одной из скал, казарму для новобранцев. Точнее, это была даже не казарма, а так, двухэтажный сарай на время отбора. В конце лета туда заселялись птенцы, которые мечтали поступить на первый курс.

Птенцы – это парни. Молодые, сильные, ловкие, исполненные надежд и желаний стать элитой нашей армии, и жаждущие обрести дракона.

До их отбора оставалось ещё два месяца, и тот далёкий сарай должен был пустовать, но…

Я взглянул на настенные часы и поморщился. Не видел, но знал – вот прямо сейчас в казарму телепортировали толпу напомаженных девиц.

Рагар клялся, что девиц не будет! Говорил, что объявление в газете и собеседование – лишь формальность, чтобы успокоить его женщин – супругу и королеву. Мол, он только делает вид, что поддерживает эти ненормальные веяния с каким-то там равноправием.

Да и о каком равноправии можно говорить?

Я непроизвольно зарычал, кулаки сжались. Пришлось применить успокаивающую дыхательную гимнастику, чтобы очнуться.

Успокоился.

Снова посмотрел на часы и открыл телепорт в казарму – точнее, на расположенное перед этим сараем плато. Рагар и Форгин уже поджидали там, и к моему появлению отнеслись положительно.

Я вежливо кивнул обоим и бросил новый взгляд на казарму.

– Ну что, господа, может всё-таки сделаем ставки? – произнёс Рагар.

Он ещё вчера предлагал поспорить на то, сколько времени потребуется леди, чтобы переодеться из красивого в удобное. Тогда мы отказались, а теперь…

Прижимистый Форгин уставился на проплывавшее мимо облако, а я сделал ещё одну серию глубоких вдохов. Нет, никаких ставок. Просто шутки шутками, но ситуация бесила. Леди учиться в этой школе не должны!

Я посмотрел злобно, и Рагар понял.

– Эрв, успокойся, – сказал он. – Возможно всё ещё обойдётся.

– Возможно? – я не скрывал эмоций. – Какие «возможно», Рагар? Здесь, в этой школе, всё зависит только от тебя!

– Вообще-то не совсем, – уклончиво ответил тот, кто всегда слыл жёстким тираном.

Я застонал.

Было ясно – мы все очень недооценили леди Алису. Эту иномирянку, которая свалилась на голову Рагара прошлой осенью, и которая верёвки из него вьёт.

– Расслабься, – насмешливо бросил кузен.

– Это всё твоя жена? – не сдержался я.

На лице принца мелькнуло странное выражение. Такое, что я нахмурился:

– Рагар?

– Это не Алиса, – внезапно буркнул Форгин. – Просто милорд Рагар желает нас позлить. Добавить, так сказать, проблем.

К слову, преподаватель по политической подготовке восторга тоже не испытывал. Реакция логичная – Форгин, кроме прочего, курирует воспитательную часть, а тут дамочки. Вернее, тут дамочки, а там горячие, голодные юнцы.

– Принять леди в школу – всё равно, что добавить воды в раскалённое масло, – сообщил Рагару я.

Понадеялся, что кузен услышит, но…

– Эрв, да ты поэт! – беззлобно оскалился директор нашей общей Альма-матер.

Я досадливо фыркнул, а Рагар взглянул на казарму и применил магию.

Усилил голос, чтобы произнести:

– Так, леди! – обращение прозвучало как ругательство. – Даю вам три минуты. Время пошло.