Za darmo

Тётушка Уинифред не желает стареть

Tekst
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Капитан Мэрфи прочёл:

– Деревня Баллиголи. И?

– А шесть назвали имя нанимательницы…

Я вытащила из кармана фартука пузырёк и, наклонив его над ведром с водой, стала считать капли.

«Раз» – чтоб всё у нас росло.

«Два» – чтоб пахло и цвело.

«Три» – чтоб осенью несметно

Урожая принесло.

Глупая считалка, если по правде, ну, да прабабка Бебхинн на поэтические лавры и не претендовала. Зато теперь этой водой я полью огород, сад и клумбы, если хватит, и снова, как и каждый год, расти всё будет на зависть.

Магия? Да ну, бросьте, просто такая маленькая домашняя хитрость.

– Бабушка, пойдём скорее! – дёрнула меня за фартук младшая правнучка Анни.

– Куда это ты собралась? – попыталась я придать голосу строгость.

– Пойдём, там маги приехали!

– И что, фокусы показывают?

– Нет, бабушка, они сказали, что… – Анни наморщила лоб и повторила с важностью: – «Будут вершить правосудие».

Я хмыкнула, вытерла руки и повесила фартук на спинку стула. Ну, если очередным заезжим актёрам хочется так зазывать на своё представление, пусть стараются, а мы поглядим.

На лугу, что напротив церкви Великой Матери, собралось всё население деревни. Даже старая мистрис Финнеган пришла, а она уже лет пять отказывалась выходить из дому, жалуясь на больную спину. Я увидела в сторонке, вдали от всех, Уинифред Филман, и в сердце вонзилась маленькая такая иголочка тревоги. Моя тётушка… Боги, да какая тётушка, она выглядит вдвое моложе меня! Так вот, Уинифред спокойно глядела на троих мужчин, стоящих в центре луга, как раз на том месте, где неделю назад было майское дерево. Один из них, самый высокий, поднял руку и сказал как-то так, что слышно его было каждому из собравшихся:

– Мы – офицеры Службы магбезопасности Зелёного Эрина, наши документы были предъявлены вашему мэру, – все повернулись к Бартлею Дуэйну, тот важно кивнул, и гость продолжил. – Моё имя – капитан Мэрфи. Нами было обнаружено серьёзное преступление, совершённое жителем вашей деревни, и мы здесь, чтобы произвести арест.

– А что за преступление? – выкрикнул из толпы пронзительный женский голос.

Дора Маллиган. Ясное дело, кому ж ещё не терпится…

– Мы не вправе раскрывать детали, – покачал головой мужчина и повернулся к своим спутникам. – Сержант О’Мэлли, сержант Галлахер…

И снова я удивилась: те двое не пробирались через толпу, а как-то сразу оказались рядом с Уинифред Филман, один справа, другой слева. По толпе пробежал шумок, и вдруг воцарилось абсолютное молчание, слышно стало, как шелестят листья на старом вязе.

– Мистрис Филман, нами установлено, что на протяжении многих лет вы нанимали в горничные молодых женщин и, пользуясь особым амулетом, отбирали у них жизненные силы. Список жертв насчитывает восемьдесят два пункта.

– Неужели? – усмехнулась Уинифред. – Я думала, больше…

И снова шепоток пролетел по собравшимся.

– Ну что же, в таком случае, вы арестованы. Хотите что-нибудь сказать в своё оправдание?

– Это вряд ли имеет смысл. Но вот в тюрьму я не пойду!

Тут она внезапно сняла шляпку – ту самую, соломенную, с красной лентой, маками, фиалками и остальным. Я только успела удивиться, что прошло восемь десятков лет, а шляпка всё как новая, когда Уинифред одним движением разорвала ленту, цветы рассыпались по земле, и её шёлковая туфелька наступила на веточку дрока. Тут лицо мистрис Филман дрогнуло, исказилось и…