Земля лишних. Исход

Tekst
57
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Земля лишних. Исход
Земля лишних. Исход
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 43,22  34,58 
Земля лишних. Исход
Audio
Земля лишних. Исход
Audiobook
Czyta Петр Коршунков
26,29 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– С автоматом? – спросил я. Мой взгляд упал на новенький АКМ, из которого я стрелял всего ничего. – А что с ним делать?

– Могу поменять приклад на складной с регулируемой щекой и резиновым амортизатором, – постучал Билл по деревяшке ручкой отвертки. – Установлю дульный тормоз как на новых «Калашниковых». Поставлю полимерное цевье поудобней и с планками. Можно будет ставить лазер, фонарь и прицел сверху.

– По-«скаутски»? – уточнил я.

Это значит – далеко впереди. Не всегда удобно для стрельбы на большие дистанции, зато при средних позволяет быстро «ловить» цель в оптику, а для коллиматорного прицела так и просто лучше, чем установка стандартная.

– Разумеется, – кивнул Билл. – И прицел могу подобрать за разумные деньги, пистолетный.

По-«скаутски» можно ставить прицелы с большим расстоянием от зрачка – эдак в сорок пять сантиметров. А такие все больше для револьверов выпускаются.

– И сколько будет стоить? – спросил я о главном.

– Если не считать прицела, то в пару сотен уложишься, – ответил толстяк. – Ну а прицел… тут уж какой выберешь. «Бушнелл» тебе рекомендую, с переменной кратностью, от Двух до шести, за двести пятьдесят.

– И когда?

– Оставишь сейчас здесь – завтра с утра заберешь, – пожал он жирными плечами.

– Хорошо! – решительно заявил я. – А заодно к утру насчет винтовки решу.

Как камень с души. А то и хочется, и колется… А так – все завтра, типа устремленность в будущее. Перспектива.

Оставил я все в магазине, произвел расчет, переложив разницу себе в карман. А потом мы с Саркисом пошли обратно: номером меня обеспечивать.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 22 год, 22 число 5 месяца, понедельник, 16:40

А номера в мотеле уютненькие оказались. Не хуже, чем у Арама на базе. Мебель из светлого дерева в скандинавском стиле, света много, ванная хорошая. Живи да радуйся. Помылся, переоделся и согласился с требованиями организма, что его кормить пора. Оделся, правда, не как на базе, а попроще – эдаким мужественным охотником на слонов на отдыхе. Охотник, в смысле, на отдыхе, не слоны. Слоны пусть что хотят, то и делают, меня не колышет. И пошел сравнивать кухню Саркисову с кухней Арамовой.

Саркис, в отличие от брата, за стойкой не стоял. За бармена, а заодно и официантку, была маленького роста девица с вьющимися волосами и стреляющими глазками, черными и блестящими, как маслины. Я сел за столик у окна, и она сразу подошла ко мне, положив передо мной меню и спросив по-английски с непонятным акцентом, что я буду пить. Я решил в оригинальность не впадать и попросил светлого пива. Она ушла к стойке, а я огляделся. В зале было занято лишь два столика. За одним сидели два загорелых до черноты мужика средних лет и говорили по-английски тоже с неизвестным акцентом. Было слышно, что английский им родной, но что за произношение? Австралия? Новая Зеландия?

За другим столом говорили по-русски. О чем – мне слышно не было, но, судя по худому лицу младшего из собеседников, с крючковатым носом, короткой бородой, странному, еле заметному акценту, как будто человек говорит, но при этом горячий чай в горле удержать пытается, можно было сразу отнести его к чеченской нации. Нохча, короче. Лицо загорелое, на лбу – шрам от касательного пулевого, на затылке маленькая круглая шапочка, на вид – лет тридцать. Второй был постарше, годам к пятидесяти, с широким русским лицом, маленькими глазами. Красный нос и иные признаки – вроде как пустой водочный графин и полупустая рюмка – выдавали в нем любителя выпить. Одет он был в серый городской камуфляж, но куртку снял и повесил на спинку стула, оставшись в серо-синей майке, обтягивающей и еще крепкие мускулы, и уже большое брюхо. На рукаве куртки виднелась какая-то эмблема, но какая – мне было не видно.

Больше в зале никого не было. Я открыл меню и погрузился в его изучение. Меню было на четырех языках, включая русский. Сразу видно, что мотель находится на проходном месте. Молодцы армянские братья – знают, как за дело взяться.

К тому времени как вернулась девушка с пивом, я пришел к мнению, что заказать надо что-то местное, чего раньше не пробовал, и заказать это именно сегодня. Почему сегодня? Потому что я сегодня еще никуда не еду, и случись чего – в сортир бегать удобно, быстро и близко, и унитаз там с сиденьем симпатичным – не чета кустикам с насекомыми в саванне. Но вот что? Пришлось обратиться к девушке за помощью. Остановились на отбивной из той самой антилопы с четырьмя рогами, которую здесь оригинально называли просто «антилопой», с обжаренной в масле разновидностью местного дикого картофеля. В качестве закуски рекомендован был салат из побегов какого-то растения с уже совсем местным перцем, и с местными же ракообразными, оливковым маслом и уксусом «бальзамико». Слава богу, тут в Европейском Союзе немало испанцев с итальянцами живет – сразу наладили производство полезных в любой кухне продуктов. Это мне еще на базе удалось из путеводителя выловить.

Девушка ушла, а я достал из кармана тот самый путеводитель, что мне выдали в первый день, и открыл его на главе «Порто-Франко».

«Город Порто-Франко находится на границе восточной территории Ордена и Европейского Союза. Население превышает 30 тысяч человек. По масштабам Новой Земли это большой город. Основным занятием жителей является обслуживание переселенцев и грузов, поступающих с пяти северо-западных баз Ордена. В Порто-Франко имеется железнодорожная станция, небольшой грузовой порт и аэродром. Аэродром имеет две бетонированные полосы и хорошие системы управления полетом, что позволяет принимать крупные самолеты.

Через Порто-Франко проезжает каждый переселенец, поэтому здесь много приезжих из самых разных территорий Новой Земли. Многие из них прибывают в поисках специалистов среди новоприбывших, некоторые ищут соотечественников, чтобы увеличить население своих территорий. Много визитеров из мест, где еще не проложены железные дороги – на станции Порто-Франко производится перевалка большого количества грузов, которые далее перевозятся морем или на грузовиках.

Поэтому на территории города почти стихийно сформировались небольшие субтерриториальные образования, принадлежащие какой-либо из территорий Новой Земли. Здесь представлены, пожалуй, все заселенные территории Новой Земли, находящиеся выше реки Амазонки. Эти представительства в основном сосредоточены на Главной улице. Для новых переселенцев, еще не определившихся с выбором, куда отправиться дальше, в этих представительствах могут оказать неоценимую помощь. Там же, на Главной улице, находится Северо-Восточная штаб-квартира Ордена. В середине Главной улицы находится Овальная площадь, где были разбиты первые в городе скверы, много магазинов, ресторанов, баров и клубов.

Следует напомнить, что Орден на своих территориях придерживается политики невмешательства в поведение людей, доколе это не нарушает прав окружающих. Поэтому некоторые местные злачные заведения могут показаться излишне «свободных нравов». Заведения подобного рода сосредоточены севернее Второй улицы и западнее Океанской улицы. Если вам не нравится происходящее там – просто не посещайте по вечерам этот сектор города. Тем же, кто решил посетить это место, следует знать, что здесь не всегда бывает безопасно. Патрульные силы Ордена стараются следить за порядком по всему городу, но большое скопление пьяных и возбужденных людей нет-нет да и приводит к нежелательным эксцессам. В остальных частях города вы можете практически не волноваться за свою жизнь и собственность.

В городе проходит много известных во всей Новой Земле соревнований. В частности, 400-километровая гонка по саванне на багги. Эти соревнования собирают много болельщиков каждый год, поэтому если вы решили гонку посетить, лучше озаботиться поисками номера в отеле заранее. Гонки проходят с 1 по 5 число 8 месяца».

Вот, в общем, и все о городе. Короче, местный Доусон-Сити, или через какой там город все золотоискатели на Аляску ехали? Кажется, Доусон все же. Соответственно и обстановочка. Масса приезжих, все проездом, кутерьма, кого-то ограбили – искать злодея бесполезно. Действительно – ищи как ветра в поле. Приезжие едут с накоплениями, ошалевшие от новых впечатлений, как же – вообще другой мир, не родной, скажем, Урюпинск или другой какой Париж, и граждане командировочные здесь же – главный и основной класс выездных пьяниц. Соответственно им тут и развлечений, и удовольствий вагон, а заодно и карманам облегчение.

Посмотрел я карту – как раз в начале Главной улицы мотельчик наш и находится. Вышел отсюда, пошел куда глаза глядят – и попал куда надо. А на русское представительство глянуть надо обязательно. Оно тут одно хоть? Одно. А если одно, то какую часть представляет? Московско-Одесскую? Или ту, которая «протект. Рус. Армии»? Или обе сразу? И какая из них лучше? И что это вообще такое? По тексту-то мне вторая больше импонировала, но кто знает… В любом случае насчет дороги у них лучше всего уточнять, кто бы они ни были.

Пока путеводитель листал да карту разглядывал, принесли еду. Такой ерундой, как салат сначала, горячее – после, здесь не заморачивались: притащили обе тарелки сразу. Заодно поставили в корзиночке масло оливковое, «бальзамико» и специи. Все на вид выглядело аппетитно, пахло – соответствующе. Салат оказался хорошим, местные ракообразные напоминали на вкус обычных раков, а формой – не знаю, они уже очищенные были, не поймешь. Антилопа в виде отбивной из самой себя оказалась зверем вкусным, хотя и жестковатым. Дикий картофель был мелкий, как помидоры «черри», и немного сладковатым. В общем, обед достойный, даже пришлось к нему еще пива спросить.

Пока я тщательно пережевывал отбивную, разговор русского с чеченцем за столиком напротив подошел к концу. Рук они друг другу пожимать не стали, зато чеченец полез в карман, вытащил оттуда небольшой мешочек с чем-то тяжелым внутри – и бухнул это перед собой на стол. По звуку – тяжелое что-то. Для пистолета маловат мешочек, что еще может быть? Золото? Судя по тому как мордатый в милицейском камуфляже ловко смахнул мешочек со стола и сунул в брючный карман – точно золото, не шоколадка.

 

После этого русский поднялся, снял со спинки стула куртку и вышел из ресторана. Чеченец посидел еще немного, дождался официантку, заплатил по счету пластиковыми банкнотами, махнул рукой – мол, сдачи не надо, и тоже вышел. Пошел он в сторону мотельных домиков – видать, живет здесь.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 22 год, 22 число 5 месяца, понедельник, 18:10

Пешего хода до русского представительства оказалось около десяти минут, зато все десять по жаре. Хорошей такой жаре, под которой заживо плавишься и к которой я никак не привыкну. Надо было на машине ехать. А такси в городе нет.

Представительство проще было назвать подворьем. Не меньше гектара земли было огорожено живой изгородью, на вид колючей, как дикобраз. В изгороди имелись ворота, открытые нараспашку, но в будке прямо под вентилятором сидел охранник в русском пустынном камуфляже, панаме и с автоматом на плече. Он спросил у меня документы, провел по штрихкоду обычным сканером, как в магазинах, и пропустил внутрь.

Внутри стояло двухэтажное здание, выстроенное буквой «П», на этот раз из кирпича красноватого. В середине центральной части были стеклянные двери, возле них – бронзовая начищенная табличка «Представительство». На левом крыле была табличка «Гостиница», на правом не было ничего.

Я прошел в центральное крыло, огляделся. Обычный вестибюль, как в гостинице, диваны-кресла-стойка. За стойкой – женщина средних лет в очках. Короткая стрижка, светлый костюм в стиле «сафари», ноль косметики. Я подошел к ней, поздоровался. Она поинтересовалась целью визита.

– Я – новый поселенец, – заявил я. – Просто собираю информацию, пытаюсь понять, куда ехать и как.

– Тогда вы по правильному адресу, – дежурно улыбнулась она. – Посидите минуточку, сейчас к вам подойдут.

Она указала на низкий широкий диван у стены. Рядом с диваном стоял кулер с водой. Очень кстати. Я подошел к нему, налил в пластиковый стаканчик ледяной воды, выпил, опять налил, опять выпил, затем обернулся к ней:

– Скажите, у вас здесь представительство, в том крыле – гостиница. А в том? – показал я рукой. – Просто дверь без таблички.

Она пожала плечами и ответила, не отрывая взгляда от какого-то журнала:

– А там просто различные службы. У нас работы всякой хватает. И грузопоток, и отправка поселенцев, у которых своего транспорта нет, и безопасность, и много всего еще.

– Понятно, спасибо.

– Хотите – возьмите пока вот эти буклеты. – Она достала из-за стойки и протянула мне небольшую пачку красочно отпечатанных брошюрок.

– Спасибо, полистаю пока.

Я подошел к ней, взял буклеты, однако полистать ничего не успел. Только уселся на диван, как из боковой двери вышел молодой человек в светлых брюках и белой рубашке, упитанный, со светлыми усиками и редеющими волосами, подошел ко мне, протянул руку.

– Добрый день. С приездом вас, – поприветствовал он меня удивительно праздничным голосом. – Меня зовут Сергей, фамилия Крамаров, я специалист по работе с новыми переселенцами. Пройдемте ко мне в кабинет, если вас это устраивает.

– Устраивает. Пойдемте.

Я встал, и мы зашли в ту же дверь, откуда Сергей Крамаров вышел. За дверью была небольшая приемная, в которой у компьютера сидела вальяжная, крашенная в радикально черный цвет девица со слегка смазанной губной помадой. Угадать, что смазало помаду, было несложно – господин Крамаров лицо-то вытер, но вот на воротнике сорочки немножко осталось. Из приемной дальше вели еще три двери, в одну из которых мы и зашли. Кабинет у специалиста по переселению был маленький, зато окно в нем было большое, и выходило оно прямо на плотную живую изгородь. Ничего так вид получался, зелененький, однотонный.

– Присаживайтесь, – сделал Крамаров пригласительный жест в сторону не слишком удобного кресла. – Вас как зовут?

– Да, забыл представиться, простите, – спохватился я. – Ярцев моя фамилия называется, Андрей Ярцев.

– Прекрасно. – Молодой человек всплеснул руками, показывая, как «прекрасно». – Вы когда прибыли?

– В Порто-Франко часа четыре назад, – глянул я на часы. – А вообще в Новую Землю – в пятницу утром.

– Три дня на базе провели? Поезда ждали? – удивился собеседник.

– Нет, я своим транспортом, просто так вышло.

– Досюда без приключений добрались?

– А куда же без них, без приключений? – усмехнулся я. – С приключениями, но без потерь, слава богу.

– Это хорошо, что без потерь. – Он даже выглядел заинтересованным и готовым к проявлению сочувствия. – Что-то серьезное?

– Нет, – покачал я головой.

– Ну и ладно тогда, – с облегчением, что сочувствия не требуется, перевел он разговор на другую тему: – Вы, как я понимаю, намерены направиться на Российскую территорию?

– В общем, идея примерно такая, – согласился я. – Только знаю я о тутошней России столько, сколько в орденском путеводителе написано.

Крамаров усмехнулся даже с неким оттенком покровительственности по отношению к путеводителям:

– Да, там они не много написали, – небрежно взмахнул он пухлой рукой, словно муху отгоняя. – Образована тогда-то, население такое-то. И все. Ну с этим я вам помогу. Брошюрки Ирина Александровна вам дала уже, как я вижу. Их почитать стоит, в них уже довольно подробная информация. Может оказаться полезной. Вы в прошлой жизни кем были?

– В прошлой жизни – не знаю, – честно ответил я.

Крамаров засмеялся:

– Это местная идиома, все так говорят. В Старом Свете, я имею в виду.

– То, чем я там последние годы занимался, здесь пока мало применимо, – сказал я. – Но я располагаю кое-какими деньгами, поэтому есть время разобраться, что здесь к чему. Спешить срочно зарабатывать на жизнь мне не надо. Я к вам больше вот с какой целью зашел – понять, почему, как и на кого делится русская территория. Если русские пополам разделились – значит, противоречия там неслабые. Вот с этого места хотелось бы поподробней.

Крамаров вежливо, но выразительно вздохнул:

– Думаю, информацию о разделении российской территории вы взяли из орденского путеводителя и карты? Так ведь?

Я промолчал, рассчитывая на сообразительность собеседника.

– Мнение нашего правительства на этот счет однозначно: российская территория едина и управляется единым правительством, – решительным и официальным тоном заявил Крамаров и даже хлопнул ладонью по столу.

– Правительство у вас где квартирует? – уточнил я.

– В Москве, разумеется.

– А что такое База и Демидовск?

– Если выразиться проще, военно-промышленный регион, – ответил он, скосив при этом глаза в окно.

– Хорошо, – попробовал я зайти с другой стороны. – Военно-промышленный регион центральному правительству в Москве подчиняется?

– Разумеется, это записано во всех основных документах…

– Мне напоминать вам старый анекдот про битье по роже, а не по паспорту? Как в реальности? – перебил я готовую пролиться как вода из ведра речь.

– Есть определенные разногласия, которые будут разрешены в любом случае, – крайне обтекаемо сформулировал ответ Крамаров и придал своему лицу максимально индифферентное выражение.

– Какого рода разногласия?

– Обычные, все как в прошлой жизни. Полномочия регионов и центра.

Он сложил пухлые короткие руки на груди, словно закрывшись от меня. Разговор ему явно перестал нравиться. Я подумал немного и опять задал вопрос уже явно не горевшему желанием продолжать беседу Крамарову:

– Армия. Армия управляется кем? Где находится командование?

– В Москве есть министр обороны, – сухо ответил он.

– Вы сказали – «есть министр обороны», но не сказали: «армия подчиняется министру обороны и Верховному Главнокомандующему в лице»… кто тут, президент? Государь? Шахиншах?

– Ну не так все просто, – поморщился он. – В Московском регионе имеются части сил безопасности, подчиненные центральному правительству. Действительно в населенном пункте База, они ее почему-то ПэПэДэ называют…

– Пункт Постоянной Дислокации…

– Что, простите?

– Говорю, Пункт Постоянной Дислокации. ПэПэДэ.

– А, понятно, спасибо. Вот в этом самом ППД действительно находятся воинские части, которые в настоящий момент почти не подчиняются Москве. Причиной разногласий является то, что фактически русская местная армия занимается банальным наемничеством. Охраняют границы совсем других территорий, проводят военные операции на заказ, ведут самостоятельную финансовую политику, что для нормальной армии просто недопустимо. Представьте, если бы армия Российской Федерации там, на той стороне, сама себе зарабатывала бы деньги, сама тратила…

– Возможно, и неплохо было бы, – пожал я плечами. – По крайней мере, ей бы хоть какие-то деньги доставались.

– Кроме того! – Крамаров воздел руку к потолку, привлекая особое внимание к тому, что он намерен сказать: – Кроме того, они взяли под крыло самый настоящий криминал из Демидовска. Город Демидовск даже основан уголовным авторитетом Демидовым и назван в его честь. Представьте, кто там правит. А так называемая Южная группировка, которая сама себя называет Русской Армией, как будто они единственная вооруженная сила на российской территории, их выгораживает перед центральным правительством, покрывает финансовые злоупотребления, препятствует работе правоохранительных органов на этой территории. Фактически «крышует» уголовников.

– Скажите, а основные источники доходов русской территории в чем? Откуда деньги?

– В брошюрах подробно написано, – ткнул он пальцем в стопку ярких буклетов, которые я продолжал держать в руках. – В Демидовске есть тяжелая промышленность, полезные ископаемые. Есть военное производство возле ППД. Есть порт в Новой Одессе. Есть нефть.

– Где?

Крамаров обернулся к висящей на стене карте, очертил пальцем некий овал в западной части Большого Залива.

– В основном на южной границе, в дельте Амазонки, на шельфе и вглубь территории до Демидовска почти.

– Понятно. В общем, узнал достаточно, спасибо за беседу, – встал я с кресла. – Последний вопрос: как лучше добираться?

– Есть два пути. – Он даже показал мне два пальца, чтобы я не перепутал. – Один через ЕС до Меридианного хребта и вдоль него, через Техас и Конфедерацию к нам. Второй – южнее ЕС, северная часть Американских Штатов, Конфедерация – и тоже к нам. Самый лучший способ – поищите соотечественников на грузовой станции, узнайте, когда конвой пойдет, и присоединяйтесь к нему.

– Вот за это спасибо, совет хороший, – сказал я, протягивая руку. – Извините, что отвлек вас, пойду я.

– Отвлекли?

– Ну… – ткнул я большим пальцем себе за спину, в сторону приемной с девицей.

– Хм…

– Всего хорошего!

– До свидания, – с явным облегчением попрощались со мной.

Я покинул крамаровский кабинет, прошел мимо искусственно брюнетистой девицы, открыл дверь и остановился. Через вестибюль, не замечая меня, шел мордатый в городском камуфляже, тот самый, которого я в «Арарате» видел. Быстро пройдя до противоположного конца холла, скрылся за дверью, судя по всему, ведущей в то крыло, где «различные службы». Посмотрев ему вслед, я вышел из здания, прошел через двор-парковку, в ворота мимо младшего сержанта – и пошел в сторону Овальной площади, насколько я запомнил направление по карте.

До площади оказалось совсем недалеко, еще минут десять ходу. Действительно площадь была овальная. Круг с фонтаном в середине, а по бокам, в вытянутых концах овала, были разбиты буйно зеленевшие скверики со скамейками, дорожками и какими-то скульптурами, выполненными в стиле агрессивного деконструктивизма. Площадь по периметру была огорожена трехэтажными домами, весь первый этаж которых занимали магазинчики, ресторанчики, бары и еще невесть что. Увидел даже офис с надписью «New World Mail»[15] и изображением стилизованного почтового рожка. Ага, значит, почта тут работает. Решил зайти.

В почтовом офисе было почти пусто, только какая-то толстая тетка в углу заполняла желтый бланк. За стойкой сидел парнишка лет семнадцати-восемнадцати на вид, с серьгами в ухе, носу и брови, крашенными в черный и красный цвет волосами, но тем не менее в голубом форменном комбинезоне с белыми буквами NWM и все тем же почтовым рожком, вышитыми на нагрудном кармане. Такое сочетание выглядело странным.

 

Несмотря на пугающий вид, парнишка оказался толковым. Выяснилось, что из почтовых услуг доступны самые классические. Отправка писем, телеграмм, посылок. Если абонент живет в городе, имеющем телефонную сеть, и имеет номер, то можно и факс послать. Или позвонить из переговорной кабины. Я подумал – и решил отстучать телеграмму Светлане. Порадовать девушку, что не коварно соблазнил и бросил, а даже часто о ней думаю. И правда ведь думал. Часто. Потом вспомнил, что не знаю толком ни адреса, ни даже фамилии. И есть ли у нее фамилия или все, как у меня?

Парнишка-почтарь, видя мое затруднение, не растерялся, сказал, что на базах народу немного, и если послать телеграмму просто «База «Россия», иммиграционный контроль, Светлане», то даже такая телеграмма обязательно найдет адресата.

Я написал в бланке от руки транслитом: «Skuchaju. Vernus za toboj. Dojdeshsa? Andrey», – и отдал ее почтарю. Текст его немало озадачил, но он постарался не подать виду, быстро набил его на клавиатуре компьютера, нажал «Ввод» и выдал мне чек на четыре экю, который я немедля оплатил.

Покинув почтовое отделение, я решил прогуляться в сторону железнодорожной станции. Прикинул по карте – оказалось, первый поворот налево после Овальной площади, если вернуться по Главной улице назад. Так попаду на Станционную, и по ней – согласно названию – до упора. Нет проблем.

Вообще, судя по карте, город делился на несколько четко очерченных зон. Овальная площадь образовывала геометрический центр города, и расходящиеся от нее под прямым углом улицы делили Порто-Франко на четыре приблизительно равные части. Две четверти города, находившиеся к югу от Главной улицы, судя по всему, были жилыми районами. Главная улица и ближайшие окрестности служили местным променадом. Северо-восточная четверть примыкала к порту и железнодорожной станции и несла на себе функции делового района. Оставшийся северо-западный ломоть отходил под местный квартал «красных фонарей», судя по всему, а также под стадион и множество маленьких гостиниц. На границе этого района и Главной улицы находилось что-то вроде полицейского участка, обозначенного на плане как «Отдел патрульных сил Ордена по охране правопорядка».

Первая половина Станционной улицы была застроена домиками с вывесками каких-то офисов, затем слева и справа потянулись заборы складов. Время от времени проезжали машины, причем я заметил, что здесь популярны все больше не самые современные, а те, что попроще и в ремонте полегче. Разумный подход, это не по Москве кататься.

В конце улица резко расширялась, превращаясь в обширную стоянку, ограниченную с противоположной стороны высоким бетонным забором с колючей проволокой поверху. В заборе было двое ворот. Одни были открыты, и над ними, на арке, висел большой щит с надписью «Railway station».[16] Вторые ворота были шире первых и перегорожены шлагбаумом. Над ними было написано «Cargo terminal».[17] Возле шлагбаума была караульная будка, сложенная из бетонных блоков, больше напоминающая дот, возле которой перетаптывался уже привычно выглядевший солдат Ордена в «песчанке» и малиновом берете, с М4 на плече. Еще двое находились в будке.

Здесь было оживленно. На стоянке много машин, преимущественно грузовики или пикапы. Было и несколько мотоциклов. Суетились люди с папками документов, возле грузовиков курили водители. По территории стоянки неспешно прохаживался еще один орденский патруль. Некоторые из находившихся на стоянке были одеты в военную форму, некоторые, как и я, – в нечто «двойного назначения». Был даже испанского вида господин с зачесанными назад набриолиненными волосами и «эспаньолкой», одетый в роскошный кремовый летний костюм, белую сорочку и яркий шелковый галстук. Выглядел на этой пыльной площади он как петух на навозной куче и явно этим гордился. Время от времени он начинал метаться между несколькими машинами с аббревиатурой UL на бортах, что-то кричал суетящимся там темноволосым людям, экспансивно размахивал руками. До меня доносились лишь слова: «Venga! Venga!».[18]

В стороне, слева от ворот, выстроились пять «уралов». Возле них стояли несколько военных в камуфляже необычного рисунка. На задних бортах и дверях грузовиков, камуфлированных желтыми и зелеными пятнами, виднелись крупные белые буквы «РА» и «RA». Я подошел ближе, прислушался. Знакомые нецензурные словосочетания укрепили меня в мысли, что это – свои.

Подошел ближе, глянул. У одного из вояк, в патрульном кепи, были капитанские погоны, а у второго, в черном берете и в тельняшке с черными полосами, выглядывавшей из выреза, – погоны прапорщика. Остальные по званию были не старше ефрейтора. Подошел к старшему по званию, судорожно листавшему какие-то накладные в папке, дождался, когда он поднимет глаза от бумаг.

– Здравия желаю, товарищ капитан, – объявил я. – Ищу попутный конвой.

– Попутным только ветер в задницу бывает, – мрачно посмотрел на меня капитан. – Куда надо?

– Хотелось бы в ППД.

– Значит – по адресу, – кивнул он. – Выход через два дня, время уточним позже. Транспорт есть или балластом?

– Транспорт есть, могу даже подсадить кого-нибудь.

– Что за транспорт? Дорогу выдержит? – спросил он недоверчиво. – А то тут со всяким новички попадаются.

– «Крузак» семьдесят пятый – хоть в кругосветку на нем.

Сразу расколол, что я новичок. Говорил же, что это должно быть на морде написано.

– Оружие есть? Стрелять умеешь? – последовал следующий вопрос.

– С этим все в порядке, – усмехнулся я. – Только стрелять и умею толком.

– Служил? – заинтересовался капитан.

– Давно, с восемьдесят четвертого по восемьдесят восьмой. Но форму не терял, стреляю всю жизнь. Скорее даже форму набрал.

– Где именно служил? – уточнил он.

– Начинал в Таманской мотострелковой, а закончил в сто третьей воздушно-десантной. Как так получилось, лучше не спрашивай, – заранее пресек я все возможные вопросы.

– Не буду, – кивнул он. – А чего так долго служил? Или, наоборот, мало?

– Срочником начал, закончил прапором. Два плюс два, комиссовался.

Я посмотрел на эмблемы на капитанских погонах – эмблемы были автомобильных войск. Он перехватил мой взгляд, засмеялся:

– Ты на них не смотри. Я вообще-то тоже из ВДВ сюда, но здесь ВДВ нет, а мы – проводка конвоев, легкая пехота. По тутошним меркам чуть не самые крутые войска. Как зовут?

– Андрей.

– Капитан Немцов, – протянул руку капитан. – Можно Владимиром. Это Василий, он же прапорщик Быхов. К нам из чучковской бригады СпН. Связь в машине есть?

– Есть. «Кенвуд» хороший стоит, стационарный, и «кенвуды» же короткой связи.

– Это хорошо, – кивнул он. – Ладно, мы здесь еще два дня будем, сейчас – запарка, тут с грузом напутали. Охота пообщаться – подходи к восьми в «Биерхалле» на Шестую улицу, там и поговорим. Нет, отставить: к девяти лучше, можем задержаться.

– Хорошо, подойду. А что за форма на вас такая? – не удержавшись, поинтересовался я.

– Местного изготовления, – ответил капитан, пощупав ткань у себя на рукаве. – Китайцы шьют по нашему заказу. Веришь – отлично шьют, даром что «чайна мэйд». Они и разгрузки для нас делают, и ремни. Местная расцветка, «саванна».

– Хорошо выглядит, – сказал я.

– Точно. Ладно, извини, побежали на станцию.

– Удачи.

Ну что, можно сказать, что новости хорошие. Пару дней можно и здесь покрутиться, зато пойду с конвоем. Правда, не видел я там никакой брони – как вести собираются? Хотя, может, броню туда не пускают просто: нечего ей у станции делать. А то забудет снаряд в стволе невнимательный боец, в какой-нибудь БМП-1, как у нас раз было, а потом на электроспуск нажмет. И чини потом дефицитное станционное имущество.

Времени оставалось еще вагон, поэтому я решил прогуляться к порту. Без конкретной цели – просто поглазеть. Вновь достал карту из кармана, определился на местности. Если с парковки этой выйти и идти налево, никуда не сворачивая, то упрешься прямо в гавань. Пройдусь.

Дорога до порта заняла еще минут пятнадцать быстрым шагом. Все это время я шел вдоль железнодорожной ветки. Видать, у наших с морским транспортом проблемы, если конвои гоняют через половину материка. А так – милое дело: со станции взял, на судно погрузил, погудел в гудок – и пошел куда надо тебе. «Лишь волны бегут от винта за кормой, и след их вдали пропадает».

Территория перед портом выглядела почти так же, как и перед станцией. Грузовики, суета. Тоже двое ворот, тоже охрана в них. Я направился к воротам с надписью «Passenger terminal». Туда пускали без ограничений. Стояло там, на берегу, маленькое здание морского вокзала, у пирса болтался один небольшой пароходик не слишком пассажирского вида. Зато в грузовой гавани, которую хорошо было видно с пирса, стояли под погрузкой два относительно крупных судна. Ну так себе крупных, конечно, по сравнению.

15«Почта Новой Земли» (англ.).
16«Железнодорожная станция» (англ.).
17«Грузовой терминал» (англ.).
18Давай! Давай! (исп.).
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?