Предназначение. Книга 1. Часть 2

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Предназначение. Книга 1. Часть 2
Предназначение. Книга 1. Часть 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 25,77  20,62 
Предназначение. Книга 1. Часть 2
Audio
Предназначение. Книга 1. Часть 2
Audiobook
Czyta Борис Клейнберг
15,35 
Szczegóły
Предназначение. Книга 1. Часть 2
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Карета подозрительно раскачивалась, недвусмысленно намекая, чем занимаются мужчина и женщина, находящиеся внутри.

Воины охраны, стоящие поодаль, удивленно косились на раскачивающуюся карету, но с места не двигались. Приказ был однозначный и двойного толкования не предполагал: стоять не ближе десяти метров от кареты и никого, то есть, вообще никого, ближе этой дистанции к карете не подпускать.

Если воины, хоть и косились на это роскошное средство передвижения, но оставались на месте, то вот их командир, здоровый бугай с пышными усами, сильно нервничая, буквально метался по поляне, на которой стояла карета.

Беспрестанно поглаживая усы левой рукой, он бросал на карету сердитые взгляды, правой рукой сжимая оголовье меча.

Он уже несколько раз порывался подойти к карете, и даже уже направился в ее сторону, но потом благоразумие взяло верх, и он вернулся к своим воинам.

Один из его бойцов, стоящих в этом карауле, когда он в очередной раз проходил мимо него, тихо заметил:

– Командир, это не то, чем нам всем кажется!

Командир остановился, повернулся к бойцу и спросил?

– Верт, я что, спрашивал твое мнение?

– Да, нет, командир, не спрашивал, – чуть усмехнувшись, ответил воин, – но я решил тебя предостеречь.

– От чего? – не понял командир.

– От трагической ошибки! – все так же усмехаясь, продолжил его подчиненный. – Если ты попробуешь открутить голову лейтенанту, что командует отрядом, то у нас появится новый командир! Кто это будет – неизвестно, а меня ты устраиваешь!

– Не понял?! – искренне поразился командир. – Это с чего ты взял, что я собираюсь откручивать голову лейтенанту?

– Так, ты сам и сказал только что! – пояснил боец.

– Что-о-о? – взгляд у командира был ошарашенный донельзя.

– А ты что, командир, не замечал, что вслух говоришь? – теперь пришла очередь удивиться бойцу.

– Не-е-т… – вид у командира был растерянный.

– Так вот, – решил не заострять на этом внимание его подчиненный, – я и говорю! Там что-то другое происходит, не то, что все думают! Хоть, честно говоря, я тоже сначала подумал об этом… А потом понял – нет, это что-то другое!

И боец весело улыбнулся.

– Но, нужно сказать, что выглядит очень похоже!

– А с чего ты вдруг заключил, что там происходит не то, о чем мы все думаем? – уже с интересом поглядел на него командир.

– Ну, во-первых, наша хозяйка не из тех, кто будет этим заниматься настолько демонстративно. Да я вообще сомневаюсь, что она может этим заниматься не с законным мужем, а с посторонним человеком. А, во-вторых, если вы дадите себе труд проследить за тем, как эта бандура качается и сравнить с тем, как она раскачивалась бы, если бы они там занимались «этим», то вы сразу поймете, что то, что они там делают, с «этим» ничего общего не имеет! И, наконец, в-третьих, я пару раз слышал приглушенный смех, совсем на грани, но ты же знаешь, командир, у меня очень тонкий слух, за что и страдаю постоянно!

– Это ты-то страдаешь?! – возмутился повеселевший командир, быстро отметивший правоту слов его подчиненного, насчет раскачивания «бандуры». – Да тебе обычно все плюшки достаются, если только ты свой длинный язык не распускаешь!

– Ну, да, ну, да! – саркастически ухмыльнулся воин. – Зато, если что-то не то скажу, то уже не плюшки, а плюхи прилетают!

Командир многозначительно ухмыльнулся, но ничего не ответил, а пошагал дальше, но уже не теребя свои усы и оставив в покое свой меч.

* * *

А в карете, которую столь тщательно охраняли, пожилой воин забавлял молодую даму тем, что стоя на полу кареты, расставив ноги и перенося свой вес с одной на другую, потихоньку раскачивал карету, все увеличивая амплитуду.

Дама, полулежавшая на подушках, разбросанных по сиденью, наслаждалась качанием, иногда радостно хихикая.

Наконец, последний раз качнув карету, мужчина тяжело опустился на сиденье напротив женщины, и виноватым голосом сказал:

– Простите, баронесса, но старая рана дает о себе знать, а мне сегодня еще столько нужно сделать!

– Простите, командир! – с явно слышимым раскаяньем, повинилась женщина. – Я не должна была так поступать!

– Да ладно вам, баронесса, – поспешил успокоить ее воин, – вы чуть старше моей дочери! Вот, позабавил вас, и как будто дома побывал!

– Вы так скучаете по семье? – как-то очень тепло спросила баронесса.

– Очень скучаю! – согласился с ней воин. – Но увижу ее еще не скоро!

– Да ладно, командир, – небрежным тоном возразила его собеседница, – пара недель, вы выполните порученное, да и вернетесь домой!

– Если бы все было так просто! – тяжело вздохнул воин. – Я чувствую, что грядет непростое время, а это всегда опасно!

Его собеседница насторожилась и пристально взглянула на воина.

– Что ты чувствуешь, командир?

– А! – ее собеседник безнадежно махнул рукой. – Ничего конкретного! Просто мой разум и опыт говорят о том, что одной маленькой войной тут не обойдется! Как бы все Вольные баронства не запылали!

Женщина, услышав последние слова воина, пораженно откинулась на подушки и замерла в раздумьях. Воин сидел тихо, боясь нарушить ход мыслей его собеседницы.

– А ты знаешь, командир, – наконец, что-то для себя решив, сказала она, – я ведь тебя именно за этим к себе и пригласила!

Ее собеседник собирался что-то сказать, но она жестом остановила его и продолжила:

– У меня, конечно, нет такого опыта, как у тебя, но в свете последних событий, такое развитие несложно спрогнозировать!

Она на мгновенье прервалась, как бы сомневаясь, стоит ли говорить дальше, но потом, решившись, выпалила:

– Командир, как ты смотришь на то, чтобы стать бароном?

Услышав это предложение, мужчина сначала удивленно вылупился на свою собеседницу, а потом, чуть подумав, понимающе усмехнулся. Усмехнулся, но промолчал.

Его собеседница тоже молчала, терпеливо ожидая от него ответа. Мужчина же с ответом не торопился. Он обвел взглядом внутреннее убранство кареты, надо сказать, очень дорогое убранство, во всяком случае, денег на него ушло немеряно. Но оно того стоило! «Комфорт в пути – важнее скорости!» – это было девизом баронессы, и она старалась следовать ему, насколько хватало сил и средств.

Мужчина тяжело вздохнул и нехотя оборонил:

– Я понимаю, зачем это нужно вам, баронесса, но я не могу понять, зачем это мне? Это же реальная, гарантированная головная боль, во всяком случае, сейчас. Я прав?

Его собеседница криво усмехнулась на его слова и, вкладывая в голос всю силу убеждения, на которую была способна, произнесла:

– Это не совсем так, командир! – и, увидев скептическую усмешку, продолжила:

– То есть, сейчас, в данный момент, скорее всего, ты прав! Но…

Баронесса держала классическую паузу и, когда ее собеседник нетерпеливо заерзал, закончила:

– … ты не прав!

Воин удивленно уставился на нее, открыв рот.

– Это я сейчас правильно услышал? – спросил он, захлопнув рот и демонстративно ковыряясь в ухе. – Я, скорее всего прав, но я не прав! Это у меня не звуковые галлюцинации?

И он уставился на нее, в ожидании ответа.

Баронесса усмехнулась и охотно пустилась в объяснения.

– Нет у тебя никаких звуковых галлюцинаций, командир. И в уши ты тоже ранен не был, насколько мне известно! Так что услышал ты все правильно, а вот подумать ты поленился! Почему-то ты видишь в баронстве только головную боль, а ведь это не так. Нет, головная боль, конечно будет, куда уж без проблем-то, но кроме этого будет и много новых возможностей!

– Например? – собеседник с веселой иронией посмотрел на нее.

– Ну, например, тебе будет намного легче дать образование твоим детям, – это раз! – баронесса загнула на руке один палец. – Тебе никто не будет приказывать, как и что делать, наоборот, теперь закон – это ты! – баронесса загнула второй палец. – Ну, и уровень жизни у тебя резко улучшится – это три! – третий палец баронессы загнулся в кулак. Это то, что я тебе, вот прямо сейчас, навскидку, могу сказать. Но это, как ты понимаешь, еще далеко не все преимущества.

– Верю! – усмехнулся ее собеседник. – А сколько при этом возникает головной боли? Ведь будучи бароном, мне придется заботиться не только о своей семье, но и о людях, населяющих мои земли. Разве нет? А отвечать за такое количество людей, это, я тебе скажу, еще то удовольствие!

– Ну, поверь мне, все не так мрачно, как ты себе придумываешь, это я тебе могу сказать со всей ответственностью!

– Ха! – тут же возразил ей собеседник. – Это у тебя, в твоем баронстве, где все благополучно и войн не было… не скажешь, сколько лет?!

– Да нисколько! Последние пятьдесят лет, к моему удивлению, мое баронство не воевало! Во всяком случае, на своей территории! – уточнила она, заметив, что воин уже открыл рот, чтобы что-то сказать.

– Вот! – он торжествующе вздел указательный палец. – Ты меня поняла! На территории твоего баронства давно не было войн, а по территории баронства, которое ты мне предлагаешь, скоро не будет шляться только ленивый! И сколько золота нужно будет потом в это баронство вбухать, чтобы нормализовать в нем жизнь?

– Ну, с золотом я тебе помогу… – пообещала ему баронесса.

– Да, дело даже и не в золоте, – досадливо махнул рукой воин, – хотя, конечно, и в нем тоже. Но сначала, мне нужно будет или поубивать, или повыгонять всех тех, кто будет шляться по баронству с оружием, грабить и убивать мирных жителей, а для этого мне нужны будут воины!

Баронесса возмущенно фыркнула.

– Ты хочешь сказать, что не знаешь, где взять воинов?! – ирония, казалось, так и сочится из нее.

– Да нет, – понимающе усмехнулся ее собеседник, – где взять бойцов, я знаю, только для этого золото нужно.

– Ну вот – победно улыбаясь, заметила баронесса, – круг замкнулся! Золотом начали – золотом и закончили! А с золотом я обещала тебе помочь! Что еще тебя не устраивает?! Тебе предлагают реализовать такую возможность! Такой шанс бывает даже не раз в жизни, а… ну, я не знаю… – баронесса прервалась, пытаясь прикинуть степень редкости этого события, но потом поняла всю нереальность своей затеи, сдалась и просто брякнула первое, что пришло на ум:

 

– … раз в сто жизней!

Ее собеседник усмехнулся и поправил:

– Гораздо реже, баронесса, гораздо реже! В принципе, я осознаю всю грандиозность твоего предложения и понимаю, что делаешь ты это для того, чтобы укрепить и обезопасить свое баронство…

Воин замолчал и выжидающе посмотрел на собеседницу, как бы предлагая ей закончить его фразу.

Та поняла его правильно и, кивнув, продолжила:

– … и при этом помочь хорошему человеку!

– Командир, – продолжила она после паузы, – я знаю, что ты адекватный, вполне здравомыслящий человек, у тебя семья, дети, и они тебя любят, я это прекрасно вижу! Во всяком случае, один член семьи тебя точно обожает, да и жена, я уверена, тебя очень любит! Так что, для меня ты был бы идеальным вариантом! Спокойный, семейный, уравновешенный сосед, с сильной дружиной, способный помочь защититься в случае нападения.

– А как не справлюсь? – вырвалось у воина, и баронесса победно улыбнулась. Она поняла, что тот уже согласен с ее предложением и осталось только обговорить все детали.

На самом деле, баронесса не врала ему, ее он вполне, как сосед, устраивал, даже можно сказать больше – она была бы рада такому соседу! Он не агрессивен, но при этом хорошо разбирается в военном деле! Он держит скорняжную мастерскую, то есть содержит себя сам, а семья живет в достатке, и это при том, что заказов у него не так уж и много. Значит, кто-то в семье разбирается в экономике, хотя бы на самом примитивном уровне. И еще, плюс ко всему, барон Юрис Смел охарактеризовал его, как честного, прямого, надежного и умного человека.

Поэтому баронесса верила, что у него получится поднять баронство. Ей очень нужен был такой сосед, чтобы хоть немного обезопасить свои границы. Командир был прав, когда говорил, что грядет непростое время! Что-то такое ощущалось в воздухе! Как перед грозой, когда небо темнеет и поднимается сильный ветер, сметающий с улиц пыль и мелкую грязь.

И баронесса искренне радовалась, что ее задумка сработала!

– И вот еще что, баронесса, – прервал ее размышления воин, – остается еще вопрос с печатью.

– С какой печатью? – сначала не поняла баронесса.

– А с баронской! – пояснил ей собеседник.

– А что с ней не так? – удивленно спросила женщина.

– Так, нет ее у меня! – терпеливо разъяснил суть вопроса командир.

– И что? – явно не поняла ситуацию его собеседница.

– Как, что? – опешил мужчина. – Как без печати-то? Кто меня признает бароном, если у меня не будет магической печати? Я же не смогу заключить ни одного договора, ни издать ни одного закона, короче, полная задница!

– Гх-м, – смутилась баронесса. – Гх-м, да! Как-то это я упустила из виду.

Собеседники замолчали, обдумывая сложившуюся ситуацию.

– О! – через некоторое время ожила баронесса. – Во-первых, кроме большой баронской печати, есть и малая печать! И одна из этих печатей должна обязательно храниться у управляющего! Так что, совсем без печати ты не останешься в любом случае. Скорее всего, у управляющего баронством должна остаться большая печать, а с собой у барона должна быть малая, на всякий случай!

Женщина вдруг сделала паузу и задумалась.

– Знаешь, – задумчиво произнесла она через некоторое время, – а что-то я не припомню, чтобы упоминали, что у барона был с собой перстень с баронской печатью… Неужели этот дебил и ее оставил дома?

– Послушай, баронесса, ты вот мне скажи, а почему ты уверена, что управляющий баронством отдаст эту печать, которая сейчас у него, мне? И почему ты думаешь, что кто-то, придя раньше меня, не отберет у него эту печать и не начнет править сам?

Воин, высказав свои опасения, смотрел на собеседницу, а та отвечать не спешила, и по ее лицу было видно, что она пытается на ходу придумать удобоваримое объяснение. Когда ее молчание стало затягиваться, мужчина махнул кистью руки, привлекая ее внимание, и строго заявил:

– Не надо ничего придумывать, баронесса! Говорите, как есть!

Та вздохнула и ответила:

– Конечно, никаких гарантий, что кто-то первым доберется до печати, нет, но в этом случае, тебе, командир, нужно будет просто отобрать ее у него, и все! Все равно ты придешь туда с воинами, чтобы чистить свое баронство от всяких разбойников, так что, это вполне выполнимо! А по поводу управляющего я тебе скажу так – управляющий, это экономика, а не война. Поэтому управляющие, в своем подавляющем большинстве – мирные люди, а бароны, которым приходится решать вопросы внешней политики – все поголовно воины!

Она посмотрела на собеседника и, заметив его удивленный взгляд, покивала головой.

– Да-да, не удивляйся! Воины! Поэтому, я думаю, он захочет остаться в прежнем качестве при тебе. Если он нормально вел дела баронства, то я тебе советую его оставить – он знает людей, люди его знают…

– Само собой! – решительно поддержал ее командир. – Если у него это хорошо получалось, то пусть и продолжает этим заниматься!

Услышав эти слова, баронесса обрадовалась. Они означали, что ее собеседник принял ее предложение и уже начал обдумывать пути решения. И он ее мысли подтвердил.

– Хорошо, баронесса, я согласен на ваше предложение, только с условием, что если будет нужно, то вы поможете мне разобраться с экономикой моего баронства.

– Даже не сомневайся, командир! – твердо пообещала женщина. – А с печатью предлагаю разбираться после того как выяснится, где какая печать находится. Самое главное, что даже если сохранилась только малая печать, можно попробовать сделать большую, магическую. Точно не обещаю, но попробовать можно.

– Хорошо! – несильно хлопнул себя по коленям командир и поднялся с сиденья. – Так и будем действовать. Но все равно, мне нужно поговорить со своими!

– Конечно, командир! – радостно улыбнулась женщина, и ее собеседник вышел из кареты, аккуратно прикрыв дверь, а через некоторое время баронесса уже слышала его гудящий голос, отдающий какие-то приказания.

Глава первая

Я сидел на скамейке, рядом с крыльцом моего дома, и переживал. Ну а как?! Отец, вернувшись от барона, переполошил всех сообщением, что завтра он уезжает в город Ирдик, в котором самая большая биржа наемников во всех Вольных баронствах, для найма отряда.

Я бы хотел поехать с ним, хоть и недалеко – всего четыре дня конному, а все какое-никакое путешествие для меня, но ведь не возьмет! И тайком не получится – негде спрятаться, переметные сумы меня не вместят. А пойдут быстро, без коня мне за ними не успеть! Вот и сижу, расстраиваюсь.

– Эй, малец! – вдруг раздался с улицы чей-то голос. – Брокс Здор здесь живет?

Я поднял, опущенную в задумчивости голову, и увидел воина, одетого в форму баронской гвардии, топчущегося около калитки.

– Здесь! – ответил я.

В душе что-то дрогнуло и почему-то появилось ощущение, что вот он, мой шанс присоединиться к путешествию, главное, его не упустить! Я вопросительно посмотрел на воина.

– Позови! – строго приказал он.

Я встал со скамейки и не спеша пошел в дом.

– Пап, – крикнул я, едва за мной закрылась входная дверь, – там тебя какой-то баронский гвардеец зовет!

И быстро выскочил наружу, чтобы не пропустить новость, которую, наверняка, принес гвардеец и когда отец вышел из дома и подошел к гвардейцу, я уже отирался поблизости, стараясь не упустить ни одного слова.

– Брокс Здор? – задал вопрос, принявший стойку «смирно» гвардеец, увидев подошедшего отца.

– Так есть! – коротко бросил в ответ отец, судя по его виду изрядно озадаченный.

– Барон Юрис Смел ждет тебя в трактире «Золотой Клинок» прямо сейчас! Мне приказано сопроводить!

Ничего не понимающий отец, пожал плечами и кивнул.

– Хорошо, три минуты, я только переоденусь!

Все! Я все, что мог услышал, теперь нужно было узнать, о чем будет говорить с моим отцом владетель этих мест. Примерный план уже созрел в моей голове и я бегом рванул к дому Гроса. Мне срочно нужна была его помощь!

Хвала богам-заступникам, Грос был дома. В тот момент, когда я ворвался в его дом, его отец Заг, уже примерялся ремнем, чтобы пройтись по заднице моего проницательного друга. Судя по всему, чтобы добавить ума с помощью архаичной ременной передачи!

– Дядька Заг, – запыхавшись, забормотал я, как только он повернул голову и посмотрел на меня, – а нельзя ли отложить наказание моего друга на потом, а то мне позарез нужна его помощь!

Все это я выпалил на одном дыхании, боясь, что дядька Заг меня не дослушает и начнет портить шкурку Гроса.

Дядька, задрав брови, удивленно на меня посмотрел, но ремня из рук не выпустил.

– Что ты опять придумал? – настороженно спросил он.

– Это секретная информация! – отчаянно выпалил я.

Дядька Заг хмыкнул, потом убрал ремень и, взъерошив волосы на голове сына, добродушно прогудел:

– Спас ты его, малек, как есть спас! Ух, я бы ему сегодня по заднице ремешком прошелся! Неделю бы сесть не смог! А то, ишь ты, чего удумал! Ты вот своему другу скажи, зачем ты мне, в мой боевой шлем, под разгрузку, яйца положил?

Дядька вдруг расхохотался.

– Представляешь картину! – он хлопает меня по плечу. – Я одеваю шлем, Дроб, боец из моего отряда, хлопает меня сверху по шлему, чтобы лучше сел на голове, и мы оба слышим громкий хруст, а я еще, к тому же, чувствую, как по голове что-то потекло! Я смотрю в большие и абсолютно офигевшие глаза Дроба и он, трясущимися губами и дрожащим голосом шепчет:

– Заг, я, кажется, тебе случайно голову проломил! – Представляешь?! И я при этом чувствую, что по голове-то – течет!

– Ага! – отвечаю я ему. – То-то я чувствую, как кровища из головы хлещет!

Что течет – чувствую, а что течет, я не вижу, я вижу только, что глаза Дроба становятся еще больше и он, аккуратно, пальцем, что-то стирает с моего виска и удивленно спрашивает:

– Заг, ты кто? Почему у тебя кровь желтая? – Ты можешь себе представить мое состояние?! Мало того, что голову проломил, так теперь еще и глумится по поводу цвета моей крови! Я, естественно, пятерней стираю с виска кровь, подношу к глазам и вижу, что цвет – желтый! Хорошо, что я вовремя учуял носом яичный запах, а то что бы дальше с нами было – даже боюсь представить! А все из-за этого шутника!

И Заг, улыбаясь во все свое немаленькое лицо, погрозил пальцем Гросу.

Я, представив себе эту картину, тоже захихикал, а потом не выдержал и просто заржал самым некультурным образом.

Грос же, к моему удивлению, сделал обиженное лицо и пробормотал:

– Ага, совсем за своим здоровьем не следишь, вон, волосы на голове редеть начали, а я точно узнал, что яичный желток помогает! Но ты ведь откажешься мазать голову яичным желтком?

Заг весело хмыкнул.

– Вот еще! Конечно, откажусь!

– Ну, вот мне и пришлось пойти на крайние меры! – обиженно вскинулся Грос.

Его отец махнул рукой, и уже спокойно сказал:

– Ладно, я понял, только больше так не делай, заботливый ты наш! Прощен!

– Ура! – радостно взвился Грос, потом подергал отца за рукав рубахи и просящим голосом сказал: Но ты все же подумай насчет яичного желтка!

– Иди уже! – со смешком, легким подзатыльником направил в мою сторону своего сына Заг.

Я поманил Гроса рукой и вышел на улицу, Грос – следом за мной. На его лице отчетливо читалось любопытство.

– Так, – начал я инструктировать Гроса, – пошли, времени нет, все объясню по пути!

– Куда? – полюбопытствовал мой друг, пристраиваясь сбоку.

– Трактир «Золотой Клинок» знаешь?

– Конечно, – не сбавляя шага, кивнул головой Грос.

Я несколько шагов прошел молча, соображая, как бы поаккуратней изложить другану свою просьбу, а потом, плюнув на это, выложил, как есть.

– Там сейчас мой отец встречается с бароном. Они будут о чем-то разговаривать и я хочу, чтобы ты послушал о чем, а потом рассказал мне.

Грос так удивился, что даже остановился.

– Ты что, совсем того?! – он покрутил пальцем у виска. – Как ты себе это представляешь?! Ты думаешь, я кто? Архимаг? Магистр магии? Похоже, что у меня уши, как у гоблинов?! Как?! Как я это сделаю?!

Да, мой дружок разнервничался не на шутку! Я потянул его за рукав и сердито прикрикнул:

– Чего встал?! Идем, время дорого!

И когда он опять тронулся в путь, я продолжил:

– Ну, что ты истеришь? Я же не прошу тебя все дословно запоминать, просто попытаться подслушать о чем идет речь, и все! Аккуратно повертишься там где-нибудь недалеко, и все!

 

От возмущения Грос даже запыхтел.

– Ты совсем офигел?! Чего сам не идешь, если все так просто?!

Я спокойно выслушал эту тираду и спокойно возразил:

– Во-первых, меня знают, и барон в том числе, во-вторых, у тебя хорошо развита аналитика, а у меня не настолько. Ты сможешь сделать из увиденного правильные выводы, а со мной это не так однозначно, ну, и, в-третьих, даже если тебя увидят, то ни в чем не заподозрят!

Грос надолго задумался. Шли молча, я старался не мешать его мыслям, потому что понимал, что мой друг пытается найти возможность выполнить мое поручение, как можно лучше. Честно говоря, я и сам понимал, что моя просьба почти невыполнима. Близко к барону никого постороннего не подпустят, а возможно, они вообще в отдельном кабинете разговаривать будут!

Но не попытаться я не мог! Я был почти уверен, не знаю почему, что, узнав, о чем они там будут говорить, я обязательно придумаю способ, как мне отправиться в это путешествие, не спрашивая отцовского разрешения!

Мы уже почти дошли до нужного трактира, когда Грос приостановился и совершенно серьезно сказал:

– Хорошо, я попробую.

У меня, как камень с плеч упал и я, от избытка чувств, хлопнул его по плечу.

– Спасибо! Спасибо! Это для меня очень важно!

Грос поморщился и недовольно перебил мои словоизлияния:

– Погоди, не торопись! Я попробую, но, в случае неудачи, ты меня ни в чем винить не будешь – это раз! И второе – ты мне будешь должен услугу! Годится?!

Я задумался. Нет, с тем, что в случае неудачи я не буду его винить – тут все в порядке, я и сам понимаю, что все практически, невыполнимо, а вот по поводу услуги – тут стоит подумать.

С одной стороны, мало ли, что он может потребовать, а с другой – это же мой друг, мой лучший друг Грос, и если уже ему не доверять, то тогда кому? Вот, заодно и проверю, насколько у меня получается разбираться в людях!

– Я согласен! – говорю я, в подтверждение, кивая головой.

– Хорошо, – говорит Грос и тяжело вздыхает. – Да, ну и задачку ты мне задал!

Я виновато опустил голову, а что скажешь, друган прав – задача не из легких.

– Да ладно, не расстраивайся! – вдруг хлопнул меня по плечу, весело ухмыльнувшись, мой лучший друг. – Все получится, вот увидишь!

И такая убежденность была в его голосе, что я тоже воспрял духом.

– Где встречаемся? – обозначил еще один тонкий момент Грос. – Ты где будешь, дома?

Я подумал, что дома мне в этот момент быть, как раз не нужно, потому как, если Гроса заметят в трактире, то батя вполне может сложить два и два, и вычислить, что Грос там был не сам по себе!

– Нет, – медленно начал отвечать я, попутно раздумывая, где бы лучше встретиться. Наконец, мне показалось, что я нашел приемлемый вариант. – Я буду в «Привале Странника», там, у стоящего за стойкой спросишь, где я, тебе скажут. Хорошо?

– Ладно! – кивнул головой Грос. – А теперь, двигай отсюда, мне нужно сосредоточиться и немного подумать, а ты отвлекаешь!

– Добро! – бросил я и, повернувшись, зашагал в обратную сторону, но, пройдя десяток шагов, повернулся к так и стоящему на месте другу, и негромко окликнул его:

– Грос!

И когда он удивленно посмотрел на меня, сказал:

– Спасибо тебе, друг!

И, не дожидаясь ответа, повернулся и зашагал прочь. На самом деле, у меня еще было очень много дел.

* * *

Пока я шел к трактиру «Привал Странника» я думал о том, что уже третий день подряд я прихожу к Вейту и приношу ему различные украшения, часть из которых является артефактами.

Поставив себя на место Вейта, я признался, что мне бы все это было, как минимум подозрительно. А что? Десятилетний пацан, вдруг, ни с того ни с сего, начал таскать украшения и артефакты, не сказать, что в большом количестве, но и не в малом! Это, как минимум, подозрительно!

Хотя, с другой стороны, а что он может заподозрить? Подозревать, что я кого-то обворовываю? Во-первых, он прекрасно знает, что ни я, ни мои ребята этим не промышляют, а, во-вторых, если бы такое количество магических и простых цацек у кого-то украли, об этом бы уже судачил весь город! Так тишина!

Подозревать, что я кого-то граблю на большой дороге? Бред! Десятилетний пацан, ну, пусть даже он совместно с орком, но, опять же, тогда в городе было бы известно, что кто-то на дороге грабит – это раз, а, во-вторых, ну, не настолько много путников проходит через наш город, чтобы за сутки насобирать столько цацек!

Вроде бы, все логично, но я думаю, что это только подогреет интерес хозяина трактира. А раз так, то нужно придумать, что ему говорить. Сказать, что это не его дело – грубо, да и не заслуживает он такого отношения. Сказать правду – тоже неправильно, так как он просто в нее не поверит – орк и десятилетний пацан каждый день убивают разбойников, на самих – ни царапины, только сплошной навар!

Вот, пока придумывал, как и что сказать, уже почти дошел до трактира, благо было недалеко, только пока так и не решил, что говорить! Вот ведь! Придется придумывать что-нибудь по ходу разговора, а там, как говорится, «куда кривая выведет»!

Именно с такими мыслями и таким настроем я и вошел в трактир. Народа в зале было еще не много, рановато еще, и за стойкой, уже привычно для моего взгляда, располагался Зурик, сегодня одетый в белый передник.

Я не спеша подошел к стойке и, махнув рукой поздоровался.

– Привет! Отец здесь?

Зурик удивленно приподнял бровь и спокойно сказал:

– Нет, но обещал скоро подойти, а что?

Я пожал плечами.

– Да так, нужен он мне.

Зурик разочарованно вздохнул и пробормотал:

– Ну, тогда жди!

– Да не обижайся ты, – примиряющее начал я, – я действительно не могу сказать, очень уж щепетильный вопрос, да и не мой секрет.

– Ладно, – согласился он, – только после твоего вчерашнего визита он сам не свой ходит, все какой-то печальный и задумчивый. Ты что ему вчера такого сказал?

Я немного помолчал, вспоминая, о чем вчера был разговор с хозяином трактира, а потом, вспомнив, заметил:

– Скорее не сказал, а показал. Но об этом ты у него спрашивай, я тебе ничего не скажу. Если он посчитает нужным – ты все узнаешь.

И, глядя на обиженную физиономию Зурика, я переве разговор на другую тему:

– Скажи, а орк из седьмого номера здесь?

– А-а-а! Твой знакомец? Нет его. Он приходил, собрал вещи и ушел, а так как за номер он заплатил еще вчера, я не стал его останавливать. А что, он что-то натворил? – обеспокоенно спросил мой собеседник.

– Нет-нет, – быстро успокоил я его, – просто хотел поговорить, но раз он уже ушел, то поговорю потом, в другой раз.

– Раст?! – раздался голос у меня за спиной. Обернувшись, я увидел стоящего позади меня Вейта. – Ты что тут делаешь?

– Пап, он тебя ждет! – влез в разговор Зурик, демонстрируя, что он в курсе событий.

– Вот как?! – удивленно сказал Вейт. – Это становится интересно? И что у вас на этот раз случилось, молодой человек? – с иронией осведомился хозяин трактира.

Я тяжело вздохнул.

– Да то же, что и вчера! – неохотно пробурчал я.

От удивления Вейт поднял брови, и вдруг закашлялся.

Я стоял рядом, как дурак, и не мог решить, что делать – постучать его по спине или сделать вид, что ничего не происходит?!

Пока я решал этот вопрос, Вейт кашлять перестал, бросил на меня непонятный взгляд, хмыкнул и, слегка вытянув вперед руку, бросил мне:

– Прошу!

В ответ я вежливо слегка поклонился и направился в сторону лестницы. Вейт, не отставая, шел чуть сзади.

– Ой! – вдруг притормозил я. – А можно я подойду, ну буквально через минуту, я только Зурика предупрежу, а то у меня здесь встреча назначена и будут искать. А так он скажет и меня где-нибудь в зале подождут, если что, а?

– Давай! – кивнул Вейт. – И приходи, я тебя жду!

Я быстро переговорил с Зуриком, рассказав, что должен прийти Грос и если я еще не освобожусь, то пусть меня подождет, при этом, я попросил Зурика найти место Гросу, где он сможет меня дождаться.

Получив его согласие, я быстро метнулся к лестнице и бегом поднялся на третий этаж. Заставлять себя ждать занятого человека – плохой способ вести дела. Так утверждал мой отец, и я с ним полностью согласен.

Быстро подойдя к двери в его кабинет, я остановился, быстренько осмотрел себя – все ли в порядке с внешним видом, заодно и успокоил дыхание, а затем постучал.

– Раст, входи, – раздался голос из-за двери, и, когда я зашел, продолжил: – Я ведь сказал, что жду тебя, чего ты в дверь колотишься?

– Так, неприлично, без стука-то! – возразил я.

– Ну, в общем, ты прав, – согласился он, – присаживайся.