Михаил Ломоносов: учёный-энциклопедист, поэт, художник, радетель просвещения

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

С. М. Миронов
Книга о выдающемся сыне России

Перед вами новая книга о выдающемся сыне России, учёном-энциклопедисте, первом русском академике Михаиле Васильевиче Ломоносове. Его имя и дело – законная гордость россиян, путеводная звезда российской науки.

Жизнь и деятельность М. В. Ломоносова глубоко поучительны, они являются примером беззаветного гражданского служения Отечеству. Его личность воплотила в себе те черты, которые были необходимы России для великого прорыва в европейскую цивилизацию, нелёгкого становления отечественной науки и образования. Ломоносова отличали воля, упорство, способность преодолевать препятствия на пути к намеченной цели.

Разнообразие научных устремлений М. В. Ломоносова, титанизм его творческой натуры не перестают удивлять и сегодня. Поистине, он всё охватил и всё познал. Ломоносов не только гениально обогатил практически все существовавшие в XVIII веке отрасли научных знаний, но и заложил основы целого ряда новых наук, пророчески предсказал многое из того, чем мировая наука жила последующие десятилетия и даже столетия. Не будет преувеличением сказать, что имя М. В. Ломоносова на века вписано золотыми буквами в летопись российской и мировой науки.

Его жизнь и деятельность, научные идеи, удалённые от нас почти на 300 лет, сегодня, тем не менее, представляются удивительно актуальными, востребованными. Это касается и взаимоотношений образования и науки, когда мы на новом витке их развития переосмысливаем утверждавшуюся Ломоносовым и реализованную при его активнейшем участии в российской практике XVIII века формулу: гимназия – университет – Академия наук. Современная высшая школа, и прежде всего университеты, немыслима без мощного научного фундамента, интеграции науки и образования. А это именно то, что проповедовал и претворял в жизнь М. В. Ломоносов. Удивительно актуальны также его мысли о приумножении народа российского, бережном отношении к человеку, о необходимости укрепления интеллектуального и социального капитала нации.

Полагаю, что, знакомясь с наследием великого помора, отдавая должное его вкладу в познание мира природы, человека и общества, мы вновь и вновь будем не только перелистывать страницы нашей истории, но и задумаемся над их смыслом и современным звучанием, над тем, что нам предстоит свершить сегодня и в ближайшие годы для решения сложнейших проблем повседневности.

Уверен, что новая книга о Михаиле Васильевиче Ломоносове в преддверии его 300-летнего юбилея станет замечательным вкладом в постижение наследия великого учёного.

Имя М. В. Ломоносова звучит и будет звучать в веках!

Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российского Федерации
С. М. Миронов

В. И. Голдин
Великий российский учёный-энциклопедист в начале XXI века

В ноябре 2011 года, в начале нового тысячелетия, мы отмечаем 300-летие выдающегося учёного, замечательного сына нашего Отечества Михаила Васильевича Ломоносова. Логично вновь попытаться осмыслить его научное и гражданское наследие – в контексте не только минувших веков, но и современности, заглянуть в будущее и задуматься над тем, что несёт России и миру наступающая эпоха.

Приходится иной раз слышать: зачем сегодня, в столь нелёгкое для России и её граждан, погружённых в свои тяжкие заботы, время, нужно обращение к эпохе давно, казалось бы, канувшей в лету. Кто нам сегодня Ломоносов. Зачем необходимо ломоносововедение?

На какие мысли подвигает юбилей первого русского академика, как видится наследие нашего замечательного земляка сегодня? Как ни парадоксально, но именно сложные, переломные эпохи заставляют учёных и политиков внимательнее вглядываться в толщу минувших лет в поисках ответов на мучающие нас сегодня вопросы, глубже осмысливать историческое наследие, чтобы сквозь призму исторического опыта, размышляя над уроками прошлого, попытаться понять современность и заглянуть в будущее.

Жизнь и деятельность М. В. Ломоносова – замечательный пример бескорыстного и самоотверженного служения Отечеству, своему народу. Его научная мысль и свершения во многом опередили эпоху, в которой он жил.

…Все мы родом из детства. Тайна рождения таланта, тем более гения, его появление на свет, становление, возмужание и развитие всегда вызывают множество вопросов, порождают огромное количество версий и толкований. Это в полной мере относится и к М. В. Ломоносову. Как и почему в далёком Поморском крае появился на свет и вырос человек, перевернувший многие представления мировой науки, внесший колоссальный вклад в развитие своего Российского отечества, его интеллектуальный, культурный, духовный и образовательный прогресс? Где и как он набирался творческих и жизненных сил, откуда черпал вдохновение и страсть к познанию?

Ответы на эти вопросы во многом лежат в самом феномене Поморья, Русского Севера и северности как духовной, нравственной, этической, культурной, философской и географической категории. Предки Ломоносова – поморы – были людьми свободными, не испытали многих бед, выпавших на долю России, связанных, прежде всего, с татаро-монгольским игом и крепостничеством.

По известному образному выражению Г. В. Плеханова, Ломоносов был «мужиком-поморцем, не носившим крепостного ошейника». Поморы дали России блестящую плеяду мужественных землепроходцев, бесстрашных мореходов.

Михайло Ломоносов с малых лет вместе с отцом и под его наставлением познавал сложный и многогранный северный мир. Будучи юношей, он избороздил кажущиеся бескрайними просторы северных рек и морей. Ходил на Мурман, к берегам Норвегии, а возможно, и к Шпицбергену. Удивительно красивые безбрежные лесные и водные пространства Севера пробуждали жизненные силы, творческое вдохновение юного Ломоносова. Мореплавание, рыболовство, промысел морского зверя, борьба с испытаниями и стихиями не только закалили характер юного помора, но одновременно развили его природное любопытство, сформировали страсть к познанию мира. На многие сложные вопросы, возникшие в детстве и юношестве, связанные с увиденным – природа морских течений, законы движения полярных льдов, загадка северного сияния, – он будет искать и находить ответы в течение всей жизни.

Русский Север вошёл в российскую историю как кладезь русской национальной культуры, край с богатейшими традициями фольклора, былинного творчества, уникального деревянного зодчества и замечательных художественных промыслов. Холмогорская земля, где родился и вырос Ломоносов, – один из крупных центров культуры и духовной жизни Поморья и Русского Севера в целом. Холмогорское архиепископство имело богатую библиотеку книг и рукописей – как церковного, так и светского содержания, обладало большой коллекцией карт и географических пособий. Монахи осуществляли переводы и переписывали многие ценные русские и иностранные книги. На холмогорской земле монашествовало немало воспитанников Киево-Могилянской и Московской славяно-греко-латинской академий. Местные монастыри – Холмогорский и Антониево-Сийский – являлись центрами духовности, образования и книжности. Наиболее крупным и знаменитым был Соловецкий монастырь, с настоятелем которого – архимандритом Варсонофием, известным как «умножитель наук и школ любитель», Ломоносов познакомился в юношеские годы и поддерживал добрые отношения до своей смерти[1].

Путешествуя по просторам Севера, Ломоносов познавал жизнь и традиции его коренных народов: ненцев, коми, лопарей, – их видение мира природы и общества, что воплотилось в размышлениях о российской истории и культуре и её корнях.

В юношеские годы у Ломоносова сформировалась не только тяга к познанию мира, но и способность к преодолению всего того, что мешало в делах, творчестве, жизни. Ломоносов много видел и испытал, и кажущийся многим современным обывателям немыслимым и неповторимым зимний пеший поход в Москву с рыбным обозом был в действительности не самым страшным испытанием, ибо на море юного помора часто подстерегали неизмеримо более опасные вызовы.

Редкий исследователь жизни и творчества М. В. Ломоносова не касается влияния на него Петра I. Как известно, великий реформатор России трижды посещал Поморье в конце XVII – начале XVIII века. Бывал он и неподалёку от малой родины Ломоносова – приезжал на Вавчугскую верфь. Видимо, какие-то рассказы – передаваемые его земляками из уст в уста – об этих царских визитах, делах и личности Петра Великого доходили и до юного Ломоносова, оставили своего рода памятные зарубки в его уме и душе, что воплотилось в его раздумьях и творчестве уже в зрелом возрасте.

Существует даже легенда, что М. В. Ломоносов внебрачный сын Петра I. Последнее возрождение пришлось на постсоветский период, когда всё пересматривалось и подвергалось сомнению и самое немыслимое часто выдавалось за истину или, по крайней мере, казалось близким к ней. Однако последние исследования отвергают эту версию[2].

В то же время жизнь и деятельность Петра I, замыслы и результаты его преобразований воплотились в весьма близкую Ломоносову идею об особой роли в жизни и преобразовании России «просвещённого монарха», образцом которого и был для него первый российский император. Это вылилось в итоге в знаменитую Ломоносовскую поэму «Пётр Великий». Её песнь первая начинается прекрасно известными многим строками:

 
 
Пою премудрого российского Героя,
Что грады новые, полки и флоты строя,
От самых нежных лет со злобой вёл войну,
Сквозь страхи проходя, вознёс свою страну,
Смирил злодеев внутрь, и вне попрал противных,
Рукой и разумом сверг дерзостных и льстивных;
Среди военных бурь науки нам открыл,
И мир делами весь и зависть удивил[3].
 

Будучи неудовлетворённым многим в повседневной действительности, Ломоносов утверждал в обществе и государстве память и славу петровских дел и, вероятно, надеялся, что заложенные традиции оживут в деятельности сановных потомков Петра, станут им примером в высоком служении Отечеству. В «Оде Ея Императорскому Величеству Всепресветлейшей Державнейшей Великой Государыне Императрице Елисавете Петровне, Самодержице Всероссийской, на пресветлый и торжественный праздник рождения Ея Величества и для всерадостного рождения Государыни Великой Княжны Анны Петровны, поднесённой от Императорской Академии наук декабря 18 дня 1757 года» читаем:

 
Он жив, надежда и покров,
Он жив, во все страны взирает,
Свою Россию обновляет,
Полки, законы, корабли
Сам строит, правит и предводит,
Натуру духом превосходит
Герой в морях и на земли[4].
 

Впитавший лучшие соки и народные традиции родного Поморского края М. В. Ломоносов достойно прошёл жизненный путь. Патриотизм, безграничная любовь к Родине, прозорливость, вольнолюбие, независимость, мужество, упорство, способность успешно преодолевать кажущиеся на первый взгляд непреодолимыми препятствия – эти черты настоящего северянина-помора определили человеческий и гражданский облик Ломоносова и обусловили его вклад в российскую и мировую науку и историю Отечества. Личность Ломоносова вместила всю предшествующую эпоху российской истории и последующие её столетия. И в то же время Ломоносов, несомненно, был сыном своего времени – XVIII века, «столетия безумного и мудрого», по ёмкому замечанию А. Н. Радищева. Этот век начался с судьбоносной для России Северной войны, победа в которой, а также петровские реформы, оказали глубокое воздействие на течение последующей российской истории, взаимоотношения России и Европы. Жизненный путь и творчество М. В. Ломоносова были предопределены и тесно связаны с петровской эпохой. А. С. Пушкин, высоко оценивая научный гений и вклад М. В. Ломоносова в развитие Отечества, ставил его между Петром I и Екатериной II, утверждая, что ни среди царей, ни среди государственных деятелей, а тем более среди исследователей ему нет равных.

Многогранность устремлений и таланта, широта взглядов и глубина мышления, творческая смелость, если не сказать дерзость, сочетание в одном лице способностей блестящего теоретика и вдумчивого, одержимого экспериментатора определили удивительное богатство научной натуры М. В. Ломоносова, где сошлись, казалось бы, трудно совместимые грани творчества и научного наследия. Физик, механик, химик, минеролог, геолог, астроном, метеоролог, географ, ритор, поэт, филолог, историк, философ, педагог – он был поистине выдающимся учёным-энциклопедистом. «Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенной силой понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения»[5], – справедливо подчёркивал А. С. Пушкин, восхищавшийся гениальностью, силой воли и духа соотечественника.

Трудно назвать ту сферу знаний из существовавших в XVIII веке, в которую Ломоносов не внёс бы весомого творческого вклада. Более того, он заложил основы целого ряда новых отраслей наук. Добавим к этому, что М. В. Ломоносов был блестящим организатором науки и просвещения, поборником развития отечественной экономики.

Комплексный, системный подход к научному творчеству, цельность мышления определяли логическую взаимосвязь работ Ломоносова, его представления о единстве мира и стремление раскрыть основополагающие законы развития природы и человеческого бытия. Проникая из одной сферы знаний в другую, познавая мир природы, общества и человека, М. В. Ломоносов тем самым развивал свои энциклопедические наклонности, вносил в новые науки и сферы деятельности методы, приёмы, подходы из других отраслей знаний. «Нет сомнения, что науки наукам много весьма взаимно способствуют, – размышлял он, – как и физика химии, физике математика, нравоучительная наука и история стихотворству»[6]. К тому же, подобный переход из науки в науку, гениальная способность перемещения и творческого переключения в поисках познания истины и закономерностей организации мира, несомненно, способствовали и творческой самореализации, высокой результативности научного созидания. Научному предвидению Ломоносова не устают удивляться представители многих отраслей научных знаний и сегодня, в условиях колоссального прогресса науки и свершений научной мысли, когда ёмкое понятие «научно-техническая революция», вошедшее в обиход в XX веке, во многом предопределило новое мышление, действия политиков и государственных мужей, учёных и предпринимателей, перспективы и приоритеты развития человеческой цивилизации.

Хотелось бы, характеризуя Ломоносова как учёного и организатора науки, подчеркнуть ещё один принципиально важный момент. Человек, выросший, воспитанный в России и впитавший традиции православной культуры, находясь и обучаясь в Германии, вынес оттуда и воплотил в своём мировоззрении определённые черты протестантской этики, западной прагматичности, предприимчивости. Всё это переплелось в душе и созидательной деятельности Ломоносова. Занимаясь как естественнонаучными, так и социально-гуманитарными исследованиями, он брал лучшее из тех и других наук в исследовательском творчестве, организации научного процесса.

Размышляя о научном творчестве Ломоносова с позиции XXI века, нужно подчеркнуть ещё один элемент и важнейшую ключевую черту его деятельности – стремление и способность к инновациям. Причём в своей деятельности и творчестве Ломоносов объединял различные виды инноваций – организационные, управленческие, научные, образовательные.

Величие личности и научная гениальность первого русского академика, энциклопедический характер его знаний и научных свершений привлекали многих выдающихся представителей науки и культуры разных эпох. О М. В. Ломоносове писали академики С. И. Вавилов, В. И. Вернадский, Н. П. Лавёров, а также выдающиеся представители отечественной культуры – А. Н. Радищев, А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов, В. Г. Белинский и др.

В отечественной и зарубежной литературе на протяжении веков после смерти М. В. Ломоносова пытались найти личность, равную ему по величине научного и человеческого гения. Называли имена Леонардо да Винчи, Г. Галилея, И. Ньютона, И.-В. Гёте, Д. И. Менделеева, В. И. Вернадского и некоторых других. И тем не менее, не будет преувеличением сказать, что по масштабу личности как Учёного, Учителя, Просветителя, Организатора, Поэта, Человека и Гражданина, мы вряд ли и сегодня найдём в истории человечества личность, равную М. В. Ломоносову. Прав наш современник Е. Н. Лебедев, многие годы изучавший жизнь и творчество нашего земляка, который пришёл к выводу, что Ломоносов – из тех гениев, которые появляются в истории народов не то чтобы раз в столетие или раз в тысячелетие, а вообще один только раз[7].

На глубину научного предвидения М. В. Ломоносова, удивительную современность его мыслей и идей – а это и есть одна из основополагающих характеристик истинного гения – не раз обращали внимание исследователи. «Я всю жизнь следил за всей литературой о Ломоносове, – признавался, например, один из самых выдающихся учёных XX века В. И. Вернадский. – В тогдашнем Петербурге и Петербургской академии наук он самостоятельно шёл по пути, на который научная мысль окончательно вступила в нашем XX веке»[8].

Чем же актуально наследие М. В. Ломоносова сегодня, в новом веке и тысячелетии, с их, казалось бы, совершенно иными мерками и масштабами научных свершений и видения мира, жизни человечества? Оговоримся сразу, что мы не будем обращаться к отдельным и специальным отраслям научных знаний – это предмет отдельных исследований. Нас интересуют, прежде всего, наиболее значимые вопросы мировоззренческого характера, развития науки, образования и культуры, их значения для современности и будущего России и мира. Один из подобных ключевых вопросов – приумножение знаний о человеке и человечестве, развитие науки о человеке. Одним из краеугольных камней в мировоззренческих представлениях Ломоносова являлась убеждённость в способностях человека и человечества к самосовершенствованию, проникновению человеческого разума не только в глубины природы, но и постижение законов общественного развития. Эта убеждённость одухотворялась идеалами гуманизма, а в отношении своего Отечества подкреплялась патриотизмом, глубокой верой в духовную мощь русского народа. Ломоносов с гордостью писал в «Оде блаженныя памяти Государыне Императрице Анне Иоановне на победу над турками и татарами и на взятие Хотина 1739 года»:

 
Крепит Отечества любовь
Сынов Российских дух и руку;
Желает всяк пролить всю кровь,
От грозного бодрится звуку[9].
 

Ломоносов был уверен в интеллектуальной состоятельности русского народа и в том, «Что может собственных Платонов/И быстрых разумом Невтонов/Российская земля рождать»[10]. Он верил, по образному выражению Н. В. Гоголя, в «сияющую будущность» России.

Развитие науки о человеке, перемещение центра тяжести стремительно развивающейся научно-технической революции на человеческие и социальные составляющие, резкое возрастание роли так называемого «человеческого фактора» является важной характеристикой современности. Это, в свою очередь, обуславливает потребность кардинальной перестройки гуманитарных и общественных наук, гуманизации и гуманитаризации образовательного процесса на разных его ступенях, и в частности в высшей школе. Укрепление цивилизованных начал в современном обществе, увы, сталкивается со многими противостоящими вызовами. В их числе наркомания, организованная преступность, терроризм, которые приобрели сегодня качественно новый, транснациональный характер. И на эти опаснейшие вызовы человечество, если хочет жить и развиваться, должно найти адекватные ответы.

 

Сложный период переживает и наша страна, российское общество. С одной стороны, провозглашается приоритет общечеловеческих ценностей, развитие начал гражданского общества и правового государства, с другой, реалии современной жизни в России таковы, что по многим основополагающим позициям мы, увы, оказались значительно дальше от провозглашённых идеалов, нежели каких-то 15–20 лет назад. Глубокий раскол «верхов» и «низов», стремительная криминализация общества, страшная коррупция, подобно раковой опухоли пожирающая всё живое, пренебрежение «новых русских» к закону и правам человека – всё это, увы, печальные реалии российской повседневности. Как тут не вспомнить М. В. Ломоносова, размышлявшего в далёком XVIII веке – когда в Европе уже формировались начала гражданского общества, а в России над этим только задумывались отдельные передовые представители общества – над взаимоотношениями и обязанностями власти и подданных, выработкой цивилизованных норм этих взаимоотношений, без которых общество и государство не могут двигаться вперёд по пути прогресса. Особые надежды Ломоносов возлагал, как уже упоминалось, на «просвещённого» монарха.

Хорошо известна борьба Ломоносова за правду с казавшейся несокрушимой бюрократией (где к тому же были широко представлены иноземцы, свысока смотревшие на всё русское), которая сочеталась вместе с тем с поисками союзников среди высокопоставленных сановников ради развития российского образования, науки и культуры, во имя будущего цивилизованного российского общества. Всё вышесказанное является, в свою очередь, частью большой и важной темы – взаимоотношений государства, общества и человека. В российской истории в этой триаде традиционно превалировало государственное начало. Общество веками было подчинено государству и в то же время жило по своим внутренним корпоративным законам. Человек же традиционно находился на втором плане российской истории. Этот характер взаимоотношений вызывал немало вопросов и размышлений у Ломоносова и его прогрессивных современников, ратовавших за развитие гражданских начал в обществе, ограничение всевластия государства и властей предержащих, возрастание роли и развитие личности человека.

В передовых странах, вступивших в постиндустриальную, информационную эпоху развития, ценности науки и образования выдвигаются на первый план. Отечественная наука и сфера образования переживают в настоящее время сложный период[11]. Разрыв декларируемых властью высоких целей и принципов с реальной политикой, хроническое недофинансирование этих жизненно важных сфер, определяющих прогресс общества, привели к ослаблению материально-технической и научно-экспериментальной базы науки и высшей школы, массовому оттоку (включая и выезд за рубеж) высококвалифицированных специалистов, талантливой молодёжи. Сегодня, кажется, происходит определённая переоценка ценностей, власть демонстрирует озабоченность ситуацией, сложившейся в образовании и науке. Последуют ли за этим реальные шаги по воплощению в жизнь декларированных намерений, покажет время.

Как не вспомнить опять жизнь и деятельность М. В. Ломоносова, его беззаветную борьбу за развитие отечественной науки и образования, его убеждённость во всемогуществе науки и способности научного знания проникнуть в глубь вещей, человеческого общества, служить на благо Отечества. «Он создал первый университет, – констатировал А. С. Пушкин и подчёркивал, оценивая вклад Ломоносова в развитие российской науки и образования: – Он, лучше сказать, сам был первым нашим университетом»[12].

Сегодня мы переосмысливаем взаимоотношения между средней, высшей школой и наукой, строим новые мосты между ними, возвращаясь на этом – качественно новом – этапе к идеям и практическим действиям Петра I и М. В. Ломоносова, направленным на тесные и органичные отношения между гимназией, университетом и Академией наук, формирование, как мы говорим, единого научно-образовательного пространства.

Ломоносов ратовал за просвещение народа и много делал для народного образования и воспитания. В современной образовательной политике часто сознательно, или бессознательно, упускается прилагательное «народное», а оборотной стороной этого процесса становятся многие негативные явления нашей повседневности: стремительный взлёт беспризорности; миллионы детей оказались вне школы, и как следствие, во взрослую жизнь вступают люди, не получившие сколько-нибудь систематичного школьного образования и должного воспитания. Опаснейшие масштабы приобретает детская и подростковая преступность.

Весьма актуально звучит и целый ряд поднятых Ломоносовым социальных проблем. Например, его размышления «О сохранении и размножении российского народа» (1761) являются интересным социологическим, демографическим и этнографическим сочинением и оказались весьма злободневны в период быстрого и весьма опасного сокращения численности населения России в конце XX – начале XXI века. Не утратили ценности и рецепты исправления ситуации, адресованные Ломоносовым власти и обществу: истребление праздности, исправление нравов, улучшение ситуации в семье и в супружеских взаимоотношениях, распространение медицинских знаний, развитие здравоохранения, народного просвещения, земледелия, ремесел, предпринимательства, лучшая государственная экономия и др.[13]

М. В. Ломоносов был великим патриотом России, сторонником и борцом за её величие, державность. Об этом уместно вспомнить в нашу непростую эпоху, когда в 90-е годы минувшего века понятия «патриотизм», «государственность», «державность» стали синонимами политической нелояльности гражданина существующему режиму, воспринимались как «отрыжка» имперского мышления и коммунистического прошлого. Сегодня идёт трудная и мучительная переоценка ценностей, процесс собирания государственности. Как, например, сделать так, чтобы возродившееся государство и всевластная бюрократия вновь не задушили ростки общественности и гражданственности? Это острый и актуальный вопрос и для действующих политиков, и для общественных организаций, и для самих граждан. Во многом это вопрос правильного и адекватного прочтения и понимания своей истории и культуры, осознания исторических корней и корректных действий на основе знания и уважения прошлого. Горькая судьба истории в нашем Отечестве, когда недавно о неё в очередной раз пытались, образно говоря, вытереть ноги, как раз и ведёт к тому, что, по справедливому замечанию выдающегося российского историка В. О. Ключевского, история россиян ничему не учит, а лишь наказывает.

Ломоносов являл собой пример бережного и уважительного отношения к отечественной истории, был страстным защитником народа и государства российского и не раз вступал в острые схватки с оппонентами, особенно иностранцами. В 1748 году Ломоносов стал членом учрежденного Исторического собрания Академии наук. В 1749 году началась его знаменитая дискуссия с профессором Г. Ф. Миллером в связи с диссертацией последнего «Происхождение имени и народа российского». Отвечая на главный вопрос, нет ли в ней чего России предосудительного, Ломоносов высказал отрицательное суждение по поводу возможности публикации диссертации. Давая развёрнутую историческую, историографическую и источниковедческую критику сочинения Миллера, Ломоносов писал, в частности, что почти на каждой её странице «русских бьют, грабят благополучно, скандинавы побеждают, разоряют, огнём и мечом истребляют». «Сие так чудно, – резюмировал он, – что ежели бы г. Миллер умел изобразить живым штилем, то бы он Россию сделал столь бедным народом, каким ещё ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен». «Все учёные тому дивиться станут, – завершал Ломоносов свой отзыв, – что древность, которую приписывают российскому народу и имени все почти внешние писатели, опровергает такой человек, который живёт в России и от ней великие благодеяния имеет»[14].

Девять месяцев спустя, вторично освидетельствовав сочинение Миллера, Ломоносов высказал аналогичное суждение: «…оной диссертации никоим образом в свет выпустить не надлежит»[15]. Так или иначе, дискуссия объективно способствовала, образно говоря, погружению профессора химии Ломоносова в бурные воды истории. Результатом стали его раздумья на тему исторического прошлого России – «Наброски плана русской истории», а затем диалог с Вольтером по поводу работы последнего над рукописью «История Российской империи при Петре Великом» (1759–1763), и наконец, работа над рукописью «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины Великого Князя Ярослава Первого или до 1054 года», напечатанная уже после смерти М. В. Ломоносова.

Разумеется, исторические взгляды Ломоносова ни в коей мере не следует идеализировать, ибо он сын своего времени. Нельзя, однако, не согласиться с его размышлениями о пользе истории и исторических знаний: «Велико есть дело смертными и преходящими трудами дать бессмертие множеству народа, соблюсти похвальных дел должную славу и, пренося минувшие деяния в потомство и в глубокую вечность, соединить тех, которых натура долготою времени разделила». Лейтмотив же его рассуждений о российском историческом пути был сформулирован уже во вступительных строчках «Древней Российской истории»: «Народ российский от времён, глубокою древностию сокровенных, до нынешнего веку толь многие видел в счастии своём перемены, что ежели кто междуусобные и отвне нанесённые войны рассудит, в великое удивление придёт, что по толь многих разделениях, утеснениях и нестроениях не токмо не расточился, но и на высочайший ступень величества, могущества и славы достигнул»[16].

Честное и объективное изучение исторических судеб России и русского народа необходимо для корректной самоидентификации государства и его граждан в период, когда страна должна адекватно отвечать на многие цивилизационные, внешние и внутренние вызовы, когда она ищет своё место в современном мире, пытается преодолеть традиционный для неё раскол, разрыв своего исторического и культурного времени.

Современные российские политики и государственные деятели всерьёз задумались, наконец, о содержании исторического образования, и в частности, об учебниках истории для школы. Критической оценке подвергаются многие существующие учебные пособия и сама практика, когда учебники, пишутся на средства иностранных грантов. Ведь, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Своего рода «крестовый поход» на отечественную историю, развернувшийся в постсоветский период при активном участии Запада под лозунгом «избавления от мифов советской истории» и введения её «в цивилизованное мировое пространство», привёл в итоге к формированию новых мифов. Причём с 1990-х годов особым идеологическим и политическим атакам подверглась история Второй мировой войны, а призывы переписать её обосновывались необходимостью «устранить последний миф советской истории – миф о Великой Отечественной войне». При этом ветеранов, участников событий просто предпочитали не слушать.

Российское же государство и общество часто самоустранялись от участия в обсуждении проблем исторического прошлого, содержания школьного исторического образования. Некачественные учебники, непроверенные, массово тиражируемые, материалы СМИ, рассчитанные, главным образом, на сенсацию или просто формально отрицающие старые истины, введение ЕГЭ по истории, где формальное заучивание дат стоит выше понимания существа исторических процессов, формирования исторической культуры, – это и многое другое привело к искажению истории, формированию современного поколения Иванов, не помнящих родства.

1Павлова Г. В., Фёдоров А. С. Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765). М., 1988. С. 31; Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. В 11 томах. М.-Л., 1950–1959,1983. Т. 10. С. 435, 799.
2Шумилов Н. А. Род Ломоносовых: Поколенная роспись. Архангельск, 2001.
3Ломоносов М. В. Избранные произведения. Л., 1986. С. 282
4Там же. С. 145.
5Пушкин А. С. Полное собрание сочинений, В 10 томах. М., 1949. Т. VII. С. 28.
6Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 5. С. 618.
7Лебедев Е. Н. Михаил Васильевич Ломоносов. Ростов-на-Дону-Москва, 1997. С. 8.
8Страницы автобиографии В. И. Вернадского. М., 1981. С. 169; Вернадский В. И. Избранные сочинения. В 5 томах. М., 1954–1960. Т. 1. С. 16.
9Ломоносов М. В. Избранные произведения. С. 62.
10Там же. С. 120.
11Подробнее авторская позиция изложена и аргументирована в: Голдин В. И. Богатству Севера наукой прирастать. М.-Архангельск, 2007; он же. Наука, науковедение и высшая школа. Архангельск, 2008.
12Пушкин А. С. Полное собрание сочинений. Т. VII. С. 28.
13Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. Т. 6. С. 383.
14Там же. С. 19, 21, 42.
15Там же. С. 80.
16Там же. С. 169.