Проклятие

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Проклятие
Проклятие
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,73  26,18 
Проклятие
Audio
Проклятие
Audiobook
Czyta Олег Новиков
18,06 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Трава под ногами была покрыта легким налетом утреннего инея и легонько похрустывала при каждом шаге. С уходящих ввысь деревьев редким, но постоянным дождем медленно падали золотисто-коричневые листья. Кое-где между стволов виднелись кружева покрытой тем же инеем паутины.

Стоило на минутку замереть на месте, как вокруг разливалась мертвая тишина, прерываемая только легким шелестом от падения на землю очередного листика. Идиллия.

С пригорка, на котором я стоял, открывался живописнейший вид на небольшую долину, потихоньку затягиваемую утренним туманом. Лес в этом месте немного расступался, оставляя место для крохотного озерца и поляны рядом с ним. Чуть дальше виднелись темные силуэты гор, увенчанных блистающими в свете восходящего солнца снежными шапками.

От полянки рядом с озером послышался звон и, сразу за ним, крепкая ругань. Я невольно поморщился. Нет, я не ханжа, но портить красоту утра таким образом… Некое кощунство даже.

Возле озера расположился наш великий рейд. Если быть точнее – то, что осталось от нашего великого рейда. Если быть еще точнее – треть от того, что осталось.

Нет, суровые хищники и коварные враги не прошлись кровавой косой по нашим рядам. И стихийные бедствия, если не считать моросившего недавно три дня подряд нудного дождика, тоже обошли нас стороной. Все было гораздо банальнее и проще.

Люди, пошедшие играть в “Забытые земли” ради реализма и новых ощущений, внезапно оказались не совсем готовы к тому, что реализм здесь прописан до такой степени, что отзывается болью в натруженных ногах и пробирающим до костей холодом. А новые ощущения в виде перехода вброд парочки ледяных рек добавили отважным диванным первооткрывателям еще больше пессимизма.

В итоге за неделю, которую уже длился наш поход, из тридцати шести легионеров, состоящих в клане и двухсот тридцати трех сопровождавших нас обычных игроков остались все те же самые тридцать шесть легионеров и чуть больше сотни “штатских”.

Уходивших людей можно было понять – им хотелось игры, а не нудных переходов с редкими стычками, в которых им даже толком не приходилось участвовать. Вот и сливался потихоньку то один, то другой, отменяя временную привязку к рейдовому камню воскрешения и покидая этот мир, чтобы возродиться в теплой и уютной Каталье.

Что касается некомплекта, то здесь тоже все было просто. Люди понабились в рейд со всего мира, соответственно – с самых разных часовых поясов. Кто-то физически не мог быть в игре, когда делался очередной переход. Кто-то просто спал в это время.

Так что была выработана несложная стратегия. Каждое утро примерно в одно и то же время все активные на данный момент участники устремлялись вперед. И топали около половины светового дня. Дальше разбивался импровизированный лагерь и до следующего утра все ждали остальную часть игроков, отдыхая, прокачивая какие-нибудь навыки либо шастая по окрестностям в поисках интересных монстров или сооружений.

Монстры вокруг бродили достаточно сильные и злые – я сам, гуляя вокруг лагеря, как-то сагрил на себя здоровенного серого медведя и едва уцелел в жестокой рукопашной. Повезло, что уровень у него был всего девяностый, так что мои когти оказались весомее, чем его. Зато теперь в инвентаре, занимая чертовски много места, валялась шкура серого медведя. Неизвестно только, зачем.

Впрочем, шкур уже у всех было много. Шкуры дарили друг другу, забывали на привалах, кто-то уже даже ленился снимать их со своих поверженных противников.

Некое оживление случилось на третий день похода, когда наша передовая группа внезапно наткнулась на райский уголок посреди дождливого осеннего леса – дивный сад с цветущими и плодоносящими фруктовыми деревьями, ручейками с вкуснейшей водой, полянками цветов…

Увы, в это дивное место мы вломились как дикари – всей толпой, сразу же принявшись рвать диковинные фрукты и валяться на ковре из цветов. В результате сад умер практически мгновенно – за каких-то десять минут пожухли цветы, осыпались листья с деревьев, попадали и сгнили плоды.

Все это произошло прямо у нас на глазах и произвело пугающее и тягостное впечатление – так что мы постарались смыться из локации как можно скорее, унося в инвентаре то, что успели собрать.

Я лично так до сих пор ни один из собранных фруктов и не съел, хотя знал, что каждый добавляет по единичке к рандомным сопротивлениям. Успеется еще.

Остальной же рейд успешно перепродавал друг другу дивные плоды, отъедался ими как только мог и радовался приросту резистов. По мне, так это было довольно смешно, учитывая, что эти самые сопротивления реально начинали работать где-то начиная со второй сотни.

Сам я, памятуя о том, куда именно мы идем, каждую ночь терпел холод, специально валяясь на ледяной земле или, по возможности, окунаясь в холодную водичку местных водоемов. Несколько человек, в основном легионеров, занимались тем же, остальные посматривали на нас как на идиотов и кутались в шкуры.

Ну, идиоты – не идиоты, а сопротивление холоду у меня уже прокачалось до плюс тридцати семи процентов и мерз я не в пример меньше своих теплолюбивых спутников.

Вообще, судя по информации с форума, чувствовать неудобство от стихии игрок переставал после набора трехсот процентов сопротивлений. Говоря грубо, можно было умереть, сгорая в огне, но эта смерть не приносила никакой боли.

Следующий значимый рубеж – две тысячи процентов. И полный резист к стихии. Небольшая проблема заключалась в том, что при наборе сопротивления к одной из стихий больше, чем на полторы тысячи процентов, для всех остальных мгновенно устанавливался “потолок”. И поднять их выше тысячи не получалось.

Так что добиться полной неуязвимости от всех стихий было нереально. Зато, если не останавливаться на достигнутом и продолжать раскачивать выбранное сопротивление, то после трех тысяч процентов открывалось лечение этой самой стихией. То есть, тебя, как еретика, пытаются сжечь какие-нибудь инквизиторы, а ты стоишь себе в огне, чешешь пузо, смеешься над палачами и произносишь пафосные лозунги, агитируя врагов присоединяться к легионам Преисподней. Да еще и отлечиваешься в процессе.

На фоне таких ориентиров несколько жалких пунктов, полученных от горсти фруктов, действительно не вызывали восторга.

Немного понаблюдав за лагерем, я потихоньку отправился вниз. Совсем скоро начнется новый переход, так что стоит быть в строю. Мне, как ночному жителю, было чертовски неприятно топать куда-то по светлому времени суток, но что поделать, идущие по ночам топали по уже разведанным и разоренным землям, где шанс встретить даже мало-мальски завалящегося моба был ничтожен.

В лагере потихоньку стихала суета и народ собирался на утренний инструктаж.

Открыл его по традиции, все тот же Декс, который не так давно занимался наймом новых игроков в рейд. Причем в этот раз явно имелись какие-то интересные новости, которыми он хотел поделиться с нами, судя по многозначительной физиономии.

– Друзья и соратники, – пафосно начал Декс. – Мы уже несколько дней идем по этому лесу, но только сегодня разведкой было обнаружено первое интересное место на нашем пути. Поздравляю всех, сегодня у нас будет настоящее дело!

Меня взяла досада – шлялся вокруг лагеря почти всю ночь, а интересную локацию нашел кто-то другой. Народ, тем временем, оживленно зашушукался – наконец-то начинались долгожданные приключения. Те игроки, кто подумывал уйти в оффлайн, меняли свои планы, те, кто собирался на работу, ругались почем свет стоит и умоляли подождать их возвращения.

Я, как полностью вольная птиц, чувствовал себя хорошо и приятно.

Понемногу из речи Декса обрисовывалась следующая ситуация – в паре километров на восток находились какие-то развалины с подземельями. Игрок, обнаруживший их, попытался было сунуться внутрь, но, угодив в ловушку, снесшую ему две трети жизни, одумался и пошел рассказывать о находке клану.

– Зачистка предстоит непростая, но, в случае успеха, нам всем гарантирован опыт, золото и, возможно, артефакты. Напоминаю правила раздела добычи. Весь лут идет казначею клана, который вместе с рейд-мастером занимается распределением. Сначала по одному предмету отбирает казначей клана и самый ценный игрок. Затем идут приоритеты. Приоритет первой ступени – полное соответствие предмета классу легионера. Второй ступени – полное соответствие классу рядового участника. Третья ступень – выбор легионеров согласно очкам, начисленным за рейд. Потом – выбор остальных участников, согласно очкам, начисленным за рейд. Исключение – собственноручно убитые мобы и найденные вещи.

Жаль, нельзя посмотреть интерфейс рейд-лидера. Меня уже давно мучило любопытство – что это за рейдовые очки и как их начисляют.

Тем временем, Декс по рейдовому каналу скинул всем собравшимся дополнение к карте с отметкой локации и дал два часа времени, чтобы туда дойти. Вполне мудро, учитывая, что кому-то нужно было собраться, кому-то – поискать по дороге редкие ингредиенты, а кто-то банально увлечется фармом каких-нибудь кабанов.

Наш рейд, если честно, пока что был далек от сплоченности и единства. Разношерстый сброд – такая характеристика, думаю, была бы более уместной.

Так что два часа на пару километров – вполне себе нормальный срок.

Собирать мне было нечего, дел на стоянке тоже не наблюдалось, так что я, дослушав речь, шустро двинулся к цели. Собственно, как и еще пара десятков игроков. Между нами даже довольно скоро вырисовалась негласная борьба за первенство в этом забеге. Борьбу я, впрочем, почетно проиграл, заняв пятое место. Гоняться в лесу наперегонки со всякими эльфами – вообще гиблое и бесперспективное дело.

Прибыв на место, оставшиеся полтора часа мы болтались по развалинам и вокруг них, развлекаясь охотой на всякую мелкую живность и иногда поглядывая на мрачный пролом в одной из комнат полуразвалившегося замка. Оттуда в ответ тянуло неприятным запахом затхлости и могильной прохладой.

 

Наконец все желающие собрались у развалин и Декс толкнул еще одну пламенную речь. А затем началась работа. Откуда-то появились факелы, пара человек с повышенными навыками обнаружения ловушек отправились вниз на разведку. Я и еще один легионер, некто Изил Бро, отправились в свободный поиск вслед за ними – как обладающие блокировкой первого удара.

Остальная толпа потихоньку спускалась вслед за нами и концентрировалась в первом зале, обнаружившемся сразу за входом в подземелье.

Где-то через десять минут туда же вернулись и все мы. Ловушек поблизости было обнаружено множество – я сам своей тушкой разрядил аж четыре. А вот противников никто так и не нашел.

В результате недолгого совещания вся толпа в количестве полусотни тел снова отправилась вперед, выставив разведчиков и меня с Изилом в качестве авангарда.

Что не подмечали разведчики, приходилось обезвреживать своими шкурами уже нам. Впрочем, таких случаев, надо сказать, все же было немного. Больше напрягало то, что Декс, светившийся изо всех сил, не только разгонял темноту в подземелье, но и постоянно действовал на мою регенерацию, низводя ее этим светом до неприличных значений.

Редкий класс – эмиссар Света, мать его. Ходячее солнышко, ультимативно меняющее вокруг себя все подряд. Я даже ночью терял рядом с ним половину характеристик – система явно считала, что над землей взошло новое светило и тут же резало мне все статы.

Гадский класс.

Проболтавшись весь первый уровень среди ловушек и не найдя там ничего интересного, мы подобрались к провалу, ведущему на уровень второй.

Здесь было чуть-чуть посветлее за счет тусклого призрачного сияния от мха, растущего на стенах и высоком сводчатом потолке. И здесь уже не встречались ловушки. Что послужило поводом переформировать строй, отправив вперед самых живучих танков.

Первые противники начали попадаться через несколько минут – страшновато выглядящие скелеты бестолково шлялись по коридорам, кучковались в редких комнатах и иногда, зловеще скрежеща, вываливались нам под ноги прямо из стенной кладки. Уровень их был достаточно солидным – от семидесятого и выше, но противники они были так себе – медлительные, не очень-то умные…

Собственно, все крошили их в труху – все, кроме прячущихся за спинами боевых классов ремесленников и меня, которому дневной дебаф вместе с исходящим от рейд-лидера сиянием ронял характеристики и регенерацию до неприличных значений.

Было обидно. Впрочем, особого лута со скелетов не было, опыта тоже капали крохи, так что пока я особо не напрягался. Более неприятным был тот факт, что, если мы дойдем до босса, от меня и в финальной битве толку особо не будет – а значит я не получу рейдовых очков, равно как и перспектив получить что-то хорошее из добычи.

Вся эта затея с совместным истреблением монстров неожиданно начала казаться мне чем-то слегка неправильным и несправедливым. Вспоминались приключения на улицах ночного Авельона…

Эх.

Спустя полчаса блуждания по лабиринту коридоров мы вывалились в довольно большой зал, буквально кишащий нежитью – все теми же скелетами, усиленных несколькими личами. Самый внушительный и грозный из мертвых магов с задумчивым видом восседал на обломке камня, рассматривая очередной провал у своих ног.

Игроки, воодушевленные прежними победами, ринулись вперед… и тут же огребли так, что стало тошно. Мало того, что все местные скелеты оказались выше сотого уровня, так еще и обладали повышенной стойкостью к магии, гораздо большей скоростью, нежели свои предшественники, а, самое главное, неплохим интеллектом.

Как ни больно это признавать, но мы, хоть и были сильнее, действовали заметно более глупо.

Отбив нашу первую беспорядочную атаку, толпа нежити разделилась – где-то треть осталась вокруг личей в качестве живого барьера, а остальные бодро бросились на не успевших построиться и слегка ошарашенных игроков.

Мне хватило пропустить всего один удар, чтобы жизнь, и так уполовиненная, провалилась в красную зону. Пришлось, проявляя чудеса акробатики, быстро улепетывать на стену, чтобы повиснуть там в виде полупрозрачной елочной игрушки, цепляющейся за выщербленный кирпич.

Пользуясь неразберихой, с десяток скелетов прорвались к нашей самой незащищенной части – ремесленникам, наивно рассчитывавшим получить за рейд много халявного опыта. Человек пять полегли сразу, еще десяток бросились во все стороны, спасаясь. Остальные ломанулись назад по коридору, откуда мы пришли.

В итоге против толпы скелетов остались двадцать два легионера, несколько обычных игроков, способных поучаствовать в предстоящей битве, и я, висевший на стене.

– Держать строй! – завопил Декс, разгораясь совершенно нестерпимым и физически неприятным для меня сиянием.

Нежити оно тоже не понравилось – скелеты шарахнулись в разные стороны, позволяя игрокам хоть как-то скоординироваться.

Дальше началось веселье. Одновременно в дело вступили все пятеро наших магов и личи, до этого момента не принимавшие особого участия в веселье. Огонь схлестнулся с могильным ветром, ядовитый туман бессильно растекся по призрачным щитам, под потолком вспыхнуло маленькое солнце, а навстречу его лучам рванулись реки тьмы. Пол под ногами игроков ощетинился костяными иглами, над обеими сторонами разлилось легкое марево бафов и дебафов…

Увы, неслаженность рейда дорогого нам стоила. Мелкие целители, способные помочь воинам первой линии, были или уничтожены, или разогнаны по сторонам, а маги-легионеры по умолчанию были больше заточены на бой, а не на лечение.

В результате, после обмена любезностями с личами и последующей свалки с приободрившимися скелетами жизнь большинства игроков стремительно поползла вниз. Да, скелеты падали один за другим, два лича сложились горками костей, но и нашим то и дело приходилось пить драгоценные пузырьки. Мне было страшно представить, сколько денег сейчас улетает в трубу.

Сам я, смотря со стены на творящееся внизу, решительно не понимал, чем могу помочь. И продолжал оставаться на месте, презрительно игнорируемый обеими сторонами схватки.

А бой тем временем стремительно подходил к развязке. Кто-то из магов, похоже, дождавшись отката, ударил огнем по площади, а в ответ со стороны личей снова потянуло прохладным могильным ветром. Снимавшим по пять процентов здоровья в секунду.

Скелеты весело горели. Игроки, и так находившиеся при смерти, да еще и израсходовавшие свои зелья, падали один за другим. Я, почувствовав приближение костлявой, забрался под самый потолок, где ветер почти не действовал.

Величественный лич все так же задумчиво втыкал в пролом перед собой.

В бою на минутку установилось затишье. Два обгоревших неупокоенных мага и полтора десятка таких же обгоревших скелетов переглядывались с тремя живыми магами и двенадцатью игроками.

– Вперед!

После вопля неугомонного Декса передышка закончилась. Скелетов смели в момент, потеряв только одного из простых игроков. На личах споткнулись, потеряв двух магов и четырех воинов…

– Смертные, – неожиданно проскрипел сидевший до этого в задумчивости главный лич. – Умрите.

И царственно повел рукой. По сторонам, напоминая наземный эффект от взорвавшейся ядерной бомбы, расширяясь, покатилось дымное кольцо. Неразборчиво крикнул единственный оставшийся маг, игроки попытались как-то выжить, но безуспешно – дымное кольцо прошло сквозь них, разом погасив в моем интерфейсе все пиктограммы союзников.

Я пару секунд смотрел на появившуюся над головой у лича надпись:

“Великий Лич Потерянной крепости. Уровень 262.”

А затем кольцо прошло сквозь меня. И не нанесло никакого урона.

– Немертвый… – все так же проскрипел лич. Как мне показалось, с оттенком удивления. – Упокойся.

И вытянул в мою сторону скипетр.

Ага, сейчас, так мы и будем тут ждать нового подарка…

От заклинания я увернулся, просто спрыгнув со стены. Сверху раздался грохот и полетели обломки кирпичей.

– Упокойся.

Хрен тебе…

Я бросился в сторону, уклоняясь от нового заклинания. В голове крутилось, что у меня с моей способностью “убийцы титанов” есть целый процент вероятности прикончить врага, просто царапнув его когтями.

Попробовал, прыгнул к личу, хватанул его по руке… не получилось. Ответный взмах скипетра отправил меня на выход, к рейдовому знамени.

– Ну, вот и герой вернулся, – первое, что я услышал, проявившись в толпе других игроков.

– Руки не затекли – на стенке-то висеть?

Понятно, пока остальной народ что-то старался сделать и делал, один из прославленных, мать их, легионеров отсиживался на стене, бездельничая.

Рассказывать про жуткий дебаф от дневного времени суток и рейд-лидера, равно как и про свою полную бесполезность как-то не хотелось, так что пришлось пойти в наступление.

– Спокойно! У меня был шанс в одиночку закончить рейд, который нам всем не по зубам. Получилось бы – на руках бы носили. Лучше обсудим, как повторить и добиться своего.

После небольшого выяснения отношений и огласки того факта, что у меня, оказывается, был такой приятный, хоть и редко действующий скилл, обсуждение вернулось к варианту повторного рейда. Уже с учетом собранной информации.

И понеслось.

Следующие двое суток превратились в монотонную и неинтересную рутину. Пробежка между ловушек первого этажа – быстрая мясорубка в коридорах этажа второго – жестокая сшибка в зале с главным личем – смерть всего живого рейда от рук лича – мой удар по личу – моя смерть.

Несчастный процент никак не хотел срабатывать.

Я попробовал было привязать точку воскрешения неподалеку от зала с личем, но это оказалось бесполезным – как только умирал последний участник рейда, лич мгновенно поднимал нежить в зале, а сам засыпал, переходя в неактивное состояние. Перебить всех я не мог никак.

Попробовали оставлять кого-то живого за порогом зала, чтобы у меня была возможность вернуться и попробовать снова – не сработало, оказалось, что лич в момент активации отсекает от рейд-группы всех, кто находится не в его помещении. В качестве дополнения узнали, что поднимает обратно он сразу всю нежить на уровне. Сволочь.

Вот и оказалось, что единственный вариант – это просто бесконечная череда сорокаминутных рейдов. Потихоньку обрисовались условия, при которых маршрут проходился легко и быстро. Набирался малоценный лут и кое-какое золотишко. Единственный минус был в том, что потеря опыта после смерти в комнате лича практически перекрывала его набор во время прохождения второго этажа.

Впрочем, ушлый народ и тут находил свою выгоду – основная часть рейда, его ударная группа, все же получала больше опыта, чем теряла, а слабые игроки шли паровозом до лича, а потом выходили из рейдовой группы и стремглав неслись обратно, стараясь успеть вернуться до того, как лич всех убьет и воскресит нежить. Либо ждали за порогом пока лич проснется, вылетали из группы автоматом, получив немного больше опыта, но имея в итоге неплохие шансы не дожить до прихода следующего рейда – скелеты-то поднимались повсюду почти сразу.

Некоторые, впрочем, оставались до конца в самом зале, надеясь на то, что рейду повезет и они огребут в итоге сразу несколько уровней.

Когда пошел третий день бесплодных попыток, людям начало потихоньку надоедать. Да, опыт капал, но слишком уж нудным занятием оказался безуспешный фарм высокоуровневого противника. Народ разбредался изучать окрестные леса, развалины, охотился на зверей, делал все более длительные вылазки…

А я продолжал висеть на стене и безуспешно царапать лича. Даже опыта не получал, поскольку урона не наносил никакого.

И все же рано или поздно мне должно было повезти.

Повезло на исходе третьего дня, когда все, и я в том числе, уже откровенно задолбались.

– Упокойся.

Привычный перекат в сторону от разряда магии, взмах когтями, ожидание смерти… ожидание…

Я поднял голову. Обычно в этот момент лич как раз отправлял меня на перерождение взмахом своего скипетра. Сейчас же грозная фигура замерла в величественной позе с воздетым кверху скипетром. И быстро каменела, превращаясь в изумительную обсидиановую статую.

“Вы убили Великого Лича Потерянной крепости.

Особенность “Убийца Титанов”: +1.”

И все. Ни опыта, ни добычи. Только статуя. И отчаянно мигающая иконка чата. Я даже не стал открывать входящие, только отписался Дексу – мол, лича убил, но ничего не получил, только статую. Получил совет статую разбить и обещание, что все скоро ко мне подтянутся.

Просто так разбивать шикарную скульптуру было жалко и я для начала сделал несколько скриншотов. Ну, а уже потом начал работать когтями. Получалось на удивление легко – после пары ударов каменный лич покрылся трещинами, а после следующего с треском рассыпался, оставив кучу обломков и россыпь предметов.

 

“Вы получили уровень (7).”

Вот это уже заметно приятнее. Пока остальные добирались до зала, я раскидал параметры.

Смертная Тень. Звездный вампир. 112 уровень:

Урон: 240-240.

Здоровье: 800.

Мана: 420.

Сопротивление магии огня: 14 %.

Сопротивление магии воздуха: 3 %.

Сопротивление физическому урону: 2 %.

Сопротивление магии холода: 37 %.

Характеристики:

Сила: 120.

Восприятие: 155.

Ловкость: 125.

Выносливость: 80.

Интеллект: 42.

Удача: 30.

Особенности:

Невидимый.

Первооткрыватель: 5.

Блок.

Домовладелец: 1.

Основатель: 1.

Убийца титанов: 2.

Легионер.

Ночное зрение.

Акробат.

Картограф.

Звездочет.

Вампир.

Беззащитный.

Кровопийца.

Звездный.

Друг монарха: 1.

Умения:

Кровавая аура.

Стальные когти.

Татуировки: 1.

Кровавый адепт: 0.

Полиглот: 2.

Магия:

Звездная: Звездопад: 3, Звездный свет.

Внеклассовая: Призрак летучей мыши.

Кровавая:

Смерти:

Навыки:

Друг народа: 27.

Ныряльщик: 19.

Каратель: 201.

Убийца: 38.

Ну вот, стал немножечко толще, немножечко сильнее и немножечко ближе к тому, чтобы надеть на себя пылившиеся в сундуке вещи Великого Змея.

В ожидании Декса и компании я занялся осмотром комнаты. Увы, то ли поиск кладов и восприятие у меня совсем уж никакущие, то ли ничего такого тут не было в принципе.

Грусть-печаль…

Народ в зал ворвался бодрой галдящей толпой и тут же бросился к валяющимся на полу сокровищам.

– А ну, стоять всем!

Вперед выдвинулся Декс, одобрительно посмотрел на нетронутые мной предметы и продолжил:

– Предметы и золото будут разделены между всеми игроками, принимавшими участие в последнем рейде согласно рейдовой таблице!

– А как же те, кто раньше кучу раз ходил?! – послышался чей-то возмущенный вопль.

В принципе, ожидаемое недовольство.

– Тихо! Я, например, равно как и некоторые из здесь присутствующих, ходил во все рейды. Если кто-то не смог или не захотел пойти в этот – ему просто не повезло. Рандом. Точка.

Народ некоторое время активно негодовал, затем смирился. Правильно, пока мы в очередной раз лезли в давно осточертевшее подземелье, кто-то собирал корешки и охотился в ближайших лесах, хотя мог бы пойти с нами. Сами виноваты.

Кстати, вагоны, исправно таскавшиеся за нами и каждый раз умиравшие в зале лича, откровенно ликовали – опыта им упало гораздо меньше, чем мне, но все равно хватило на несколько уровней. А сейчас появился еще и реальный шанс утащить что-то ценное.

– Народ, спокойно! Сейчас решим по поводу добычи и пойдем дальше – там может быть еще и не такое.

Декс подошел к куче предметов и жестом пригласил меня к себе.

– Казначей сейчас оффлайн, так что я за него. Смотри, выбирай первым, любая вещь на твой выбор. Потом я заберу для клана, а потом уже на общих основаниях.

Вещей на земле валялось шестнадцать. Какие-то мечи, доспехи – на них я даже не смотрел, скованный ограничением своего класса. Из потенциально подходящих было три предмета – амулет с переливающимся дымчатым кристаллом, кольцо и потрепанная книга зловещего вида.

Все – неидентифицированное.

– Э… а распознать?

Декс виновато ругнулся, достал свитки и принялся опознавать лут.

– До сих пор качаю идентификацию, – признался он. – Я, да еще казначей над этим работаем. Наступит момент, когда на свитки тратиться вообще не придется.

“Амулет Великого Лича. Качество: легендарный.

Сопротивление магии смерти: +300 %.

Требуемый уровень: 100.”

“Кольцо. Качество: редкое.

Сила: +50

Выносливость: +50

Требуемый уровень: 50.”

“Язык мертвых. Учебник”

Вот и выбирай, называется. Если вспоминать то, что говорил мне старичок в Каталье, то брать нужно амулет, защищая себя от одной из школ магии. Если думать категориями “здесь и сейчас” – то кольцо, неплохо поднимающее боевые статы. Если же задуматься о вечном, то стоит подучить еще один язык. А, черт с ним.

– Учебник возьму, пожалуй.

Декс понимающе и довольно радостно хмыкнул, тут же зарезервировал амулет для клана и принялся раздавать остальных слонов согласно рейтингу.

Торговля разгорелась нешуточная и происходила по следующим правилам. Для начала, система подсчитывала полезность игрока в прошедшем рейде и выдавала ему энное количество очков. Затем игроки, распоряжаясь этими очками, устраивали свободный аукцион на каждую объявленную вещь. Участников было около сорока, реально набравших очки – около тридцати, а вещей осталось всего четырнадцать, так что борьба за лоты получилась горячая. Особенно на фоне того, что уже почти неделю никто из нас нормального лута в глаза не видел.

Наконец все вещи разошлись по новым владельцам, а оставшиеся очки рейда были записаны Дексом на личный счет игроков – в будущем пригодятся.

Кстати, я пролетел по всем этим пунктам, поскольку оказалось, что первоочередной выбор съедает сразу все очки, доставшиеся счастливчику. Но подарок прилетел, откуда не ждали.

Когда все было роздано народу, рейд-лидер вдруг удивленно хмыкнул и, отодвинув очередной кусок камня, попытался что-то поднять с земли. Не получилось.

– Тень, иди сюда, это, похоже, твое.

На земле перед ним лежала небольшая, сантиметров двадцати в высоту, обсидиановая статуэтка – точная копия окаменевшего лича.

“Великий Лич Потерянной крепости. Уровень 262. Коллекционная статуэтка из набора “Поверженные титаны” игрока Смертная Тень.

Прогресс умения “Гибель Богов”: +1 %.”

– Похоже, тебя нужно конкретно на боссах прокачивать, – заметил тоже прочитавший описание Декс. – Судя по всему, выйдет из тебя имба-оружие уничтожения.

– Да, только для этого еще девяносто девять боссов завалить придется…

И хоть как-то поднять живучесть, а то дохнуть очень сильно надоедает.

После того, как народ отхвастался друг перед другом обновками, встал вопрос – идти ли дальше в подземелье, а если идти, то когда.

Для штурма “прямо сейчас” в наличии было маловато игроков. Ждать же остальных люди побаивались – лич мог возродиться устроить нам еще несколько дней бестолковой беготни.

Я вспомнил личинку и сообщил, что, возродившись, он какое-то время будет маленьким и жалким. Так что опасности особой нет и можно отложить прохождение до тех пор, пока не наберется достаточно игроков.

Но победили все равно сторонники немедленного похода.

Увы, третий уровень подземелья оказался для нас откровенно неподъемным. Личи вперемешку с призраками и тонкой прослойкой шустрых скелетов вынесли нас буквально сразу возле входа.

Один из убитых легионеров, возродившись, ругался самыми последними словами – у него при смерти выпал только что полученный от босса меч.

Вылазку за мечом организовали, попутно перебив слабеньких скелетов и возродившегося лича первого уровня. Меч вернули, потеряли двоих игроков и поскорее удрали обратно на второй уровень, решив, что ниже делать нам пока совершенно нечего.

Убивать маленького босса было скучно, неинтересно, да и невыгодно по времени, так что весь рейд единогласно высказался за то, чтобы сразу же продолжить прерванный поход. Тем более что погода радовала ласковым солнышком и почти теплым воздухом.

Ближайшие пару дней прошли в спокойном ритме. Народ усиленно рыскал по пути следования колонны, но не встречал ничего интересного. Только обычную лесную живность – правда, все более сильную.

Подозреваю, что за горами встретить кролика двухсотого уровня, способного одним ударом отправить тебя на перерождение, будет совсем несложно.

А под вечер второго дня на стоянку рейда прибежал один из наших гномов-ремесленников, что-то радостно вопя и подпрыгивая от разбиравших его чувств. После того, как коротышку угомонили и добились внятного рассказа, оказалось, что он, шляясь по округе в поисках редких ингредиентов для своей деятельности, натолкнулся на рощу каких-то серебристых тополей.

При этом известии пришли в возбуждение уже все оставшиеся мастера, хором умоляя нас остановиться и добыть ценный ресурс. Буквально через минуту, разобравшись, в чем суть, к ним присоединились лучники во главе с Жалким Нубом.

Оказалось, что в мире, где количество магических материалов явно переходило все границы разумного, древесина этих самых тополей находилась практически на самой вершине “пищевой цепочки”, являясь одним из самых востребованных ингредиентов для производства топовых луков. Ну и, соответственно, всего остального, для чего может пригодиться дерево.