3 książki za 35 oszczędź od 50%

Не ангел для босса

Tekst
107
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Не ангел для босса
Не ангел для босса
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,84  32,67 
Не ангел для босса
Audio
Не ангел для босса
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва, Павел Дорофеев
25,73 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

О бизнес ланче начальник ничего не стал рассказывать. Даже после того, как я спросила. Буркнул лишь, чтобы не оставляла свои вещи, потому что назад мы сегодня не вернемся. А потом просто пошел к лифту.

И стоя там, в этой маленькой кабинке вместе с Аланом Россом, я смотрела на кнопочки и с трудом сдерживала нервную улыбку. А этаж ведь тоже двадцать второй!

Спросить постеснялась. Да и вообще, мне откровенно говоря, лишний раз не хотелось привлекать к себе внимание. Я очень надеялась, что и в машине каждый отвернется к окну и просидит молча до самого ресторана.

Росса знали все! В холле ни один не прошел мимо, не поприветствовав его. А когда мы вышли на улицу, у входа уже поджидал черный микроавтобус. Задняя дверца отъехала, и наружу показался амбал неприветливой наружности в черном костюме, черных очках и с наушиником в ухе. Типичный телохранитель. Кажется, я видела его в спортзале.

Росс резко отступил на шаг и едва не врезался в меня. Его правая рука нервно взлетела вверх, пальцы сжались в кулак, и он зло процедил:

– Это что?

– Транспорт на дальние расстояния, – отчитался охранник.

– Я. Еду. На. Ланч, – каждое слово Россу давалось с огромным трудом. Мне вдруг вспомнились слова Квентина о том, что босс будет в ярости, если передвинуть стол. Кажется, дело не только в столе. Его раздражают любые отклонения от планов.

Охранник точно это понял. Его лицо вдруг перестало быть невозмутимым, и брови сошлись на переносице.

– Да но… До пункта назначения тридцать одна миля, а вы дали четкие указания, что на расстояния больше, чем тридцать миль…

– Я еду на хренов ланч! – буквально зарычал Росс и начал сжимать и разжимать пальцы. Я подумала, что он наверняка отсчитывает двадцать два раза, чтобы успокоиться. – Мне нужен мой Мерседес.

– Сэр, это тоже Мерседес, – заверил телохранитель, указав на черный бусик. Вот лучше бы он молчал. Даже не видя лица начальника, я почувствовала его ярость. Ситуация начала напрягать. Его реакция забавляла меня, пожалуй, лишь первые секунды. Но стоя так близко, я вдруг поняла, что никогда не хочу оказаться причиной его негодования. Хотя… Однажды это все-таки произойдет.

– Это телевизор там? – спросила я прежде, чем все хорошенько обдумать. Поравнялась с Аланом и заметила, что он напрягся еще больше. Его рубашка так сильно натянулась на груди, что пуговицы могли разлететься в любой момент. Хорошо, что апрель в этом году выдался прохладным, и на нем был пиджак. – Можно посмотреть?

Не дожидаясь разрешения, подошла к авто и заглянула внутрь. Салон впечатлял. Мне даже притворяться не пришлось, когда я выдала восторженное «Вау!». А вот когда я беспардонно влезла в салон, уселась на мягкое кресло из белой кожи и начала проверять содержимое мини-бара, вот тогда, да. Пришлось делать вид, что я не чувствую на себе испепеляющий взгляд, и вообще в принципе меня ничего не тревожит.

– Никогда еще на таких не ездила! – поделилась я своими впечатлениями охраннику. Он смотрел на меня озадаченно. И то и дело поглядывал на начальника, изучая его реакцию. Я набралась смелости, рискнула и тоже посмотрела, потрусив упаковкой орешков.

– Можно? Я ужасно голодна!

– Нет, – отрезал Росс. – Это не полезная еда. Ты поешь за ленчем.

– Но если мы будем вечность решать, на какой машине ехать, то мой живот будет урчать прямо во время переговоров. – Я тот же час вспомнила все, что он говорил мне при первой встречи, и сразу же поспешила оправдаться: – Я ни на что не жалуюсь! Просто предупреждаю! Это может произойти с любым человеком, не только с жен…

– Господи! – зло процедил Росс и буквально влетел в салон. Сел на кресло напротив и вырвал из моих рук орешки. Лишь для того, чтобы метнуть их в охранника. Тот ловко поймал снек и закрыл за нами дверь.

Амбал не рискнул остаться в салоне, он составил компанию водителю на переднем пассажирском сидением. И нас от них отделяла стеклянная перегородка.

– Почти как лимузин! – опять поделилась я. Судя по выражению лица психа напротив настал идеальный момент для того, чтобы заткнуться.

Но я все равно была довольна своей маленькой победой. Во-первых, я узнала слабость Алана Росса. Во-вторых, я почти поняла, как с ней бороться. Переключение внимание хорошо действует.

Мы проехали наверное уже минут двадцать, когда я снова рискнула на него посмотреть. Он заметно расслабился, успокоился. И пялился на меня. Мне никогда не хватало наглости вот так в открытую разглядывать кого-то. Да еще и с таким загадочным выражением лица. Сейчас он уж точно представлял, как шлепает меня!

Лучше продолжу делать вид, что в окне страшно интересно.

– Как долго ты можешь выдержать чужой взгляд? – неожиданно он нарушил тишину.

– Ваш? – спросила я с такой откровенной насмешкой, что ответ просился сам собой. Нисколько! Но в следующую секунду, я ляпнула совершенно глупую вещь: – Двадцать две секунды.

Черт! Мой язык!

Росс зловеще улыбнулся. Такой улыбки в его исполнении я еще не видела. О, я запомню ее. Она мгновенно вызывает бег мурашек по коже и неприятную тяжесть в животе. Такие симптомы появляются в паре с мыслью «Вот он, мой конец!»

«Дразнить психа, Верочка? Серьезно?!»

Он достал из внутреннего кармана пиджака мобильный телефон, что-то там клацнул и повернул ко мне экран. Таймер показывал, конечно, двадцать две секунды.

– Докажи! – сказал он и нажал кнопку.

У меня был шанс заверить начальника, что я не пустозвон какой-нибудь, а действительно могу выдержать этот безумно тяжелый, гнетущий, выворачивающий наизнанку и перебирающий каждую косточку взгляд.

Но спустя всего шесть секунд я отпустила глаза. Не смогла.

– Я так и думал, – ответил он, пряча телефон. – Хотя нет, я разочарован. Сегодня ты на время заставила меня забыть о том, насколько женщины слабее мужчин.

Я бы хотела возразить и сказать, что я не слабая. Я бы даже могла проорать это ему в лицо и стукнуть кулаком в грудь. Но на самом деле мне хотелось плакать. Не потому, что он прав, а оттого, что не прав, но я не могу это доказать. Если бы он только видел меня девять лет назад, если бы знал, через какой ад мне пришлось пройти, и как тяжело было выживать… Я сильная. Но пока что только я знаю об этом.

***

Ресторан находился в спальном и очень тихом районе города. Улочка узкая, напоминала старый Лондон, вход в элитное заведение весьма скромный, неприметный. Наверное, люди вроде Росса видят в этом преимущество.

Я вошла внутрь первой, потому что у моего начальника, как оказалось, с манерами все в порядке. С головой нет, но зато с манерами…

Придерживая двери, он пропустил меня и дал немного времени осмотреться. Несмотря на дневное время суток, в помещении царил полумрак. Зал был не очень большим, но обставлен со вкусом. Вдоль стен столики отделялись уютными кабинками из ротанга и живых вьющихся растений. В центре располагались места на двоих. Здесь было красиво и… пусто. Отсутствие клиентов напрягало.

– Мистер Росс, – позвал официант, появившись из неоткуда. Официант вежливо мне улыбнулся и снова обратился к начальнику. – Ваши гости уже ждут вас.

– Проводи.

Гости? Ресторан что же, его?

С входа гостей не было видно. Они находились в самой дальней и самой большой кабинке с мягкими диванчиками по обе стороны от стола. Он, к слову, уже был сервирован на четверых. Два места были заняты мужчинами – старым и помоложе, лет тридцати пяти, как Росс.

– Мистер Стилл, – поприветствовал он и подал сначала руку старику. Потом посмотрел на младшего и повторил: – Мистер Стилл.

После недолгого вежливого приветствия и представления меня, начался деловой ланч.

Я присутствовала на нескольких таких, когда работала на бывшего босса. Он был скрягой, потому не любил брать меня с собой. Мне везло в те редкие случаи, когда платил его собеседник.

Когда официант подошел, я уже изучила меню и была готова сделать заказ. К черту нервы! Я ужасно проголодалась.

– Филе лосося среднего размера в лимонном соусе с четырьмя стеблями спаржи. Четыре листа салата, четыре разрезанных пополам помидора черри, четыре небольших кусочка моцареллы в оливковом масле. Мохито без алкоголя с тонким ломтиком лайма. – Это все сказала не я. – Для моей помощницы. Мне как всегда.

На своего психа я даже смотреть не стала. Ему как всегда, с ним и так все ясно. А вот понаблюдать за реакцией остальных было интересно. Официант, к примеру, все записывал и методично кивал с очень серьезным видом. Старик премило улыбался, а его, как я поняла, сын смотрел на меня, с трудом сдерживая смешок. Мне смешно не было. Я просто теперь не могла лосось и спаржу, была адски голодна, но знала, что если скажу хоть слово, то съедят в конечном итоге меня. Нет, в самом деле! И он и еду за меня выбирать будет?!

– Да вы гурман, – похвалил начальника старик Стилл и заказал себе и сыну все то же, что и у меня.

Пришлось есть! Улыбаться, жевать, завидовать боссу с тарелкой отменного стейка и поддерживать беседу. Впрочем, когда нейтральные темы закончились, и началось обсуждение бизнеса, я оказалась далека от понимания дела. Они говорили о каком-то нефункционирующем заводе. Старик хотел влить в него денег, модернизировать, и искал инвестора. Но у босса, кажется, были совсем другие планы на предприятие. Какие именно – я позорно прослушала. Стилл младший все продолжал пялиться. Как ни гляну – его глаза всегда на мне. И я решила принять вызов.

Мне стало интересно, неужели я в самом деле настолько жалкая, что не смогу удержать зрительный контакт с мужчиной? Но если под взглядом Алана мне хотелось провалиться сквозь землю, то Стилл смотрел на меня, как на кусок мяса. Это раздражало. В его глазах читалась похоть, в моих – вызов. И я думала, что выиграла эту битву. Но оказалась, что проиграла другую, намного важнее. Та, что с Россом.

– В пятницу. Верно, Вера? – спросил он, и я очнулась с осознанием, что сильно облажалась. Прослушала и облажалась! Теперь все они ждали от меня ответа, а я даже не представляла о чем речь.

 

Несмело кивнула, с мольбой уставилась на начальника. На его лице приговор. Он все просек и специально меня подставил.

– Отлично, – подытожил старик, заканчивая ланч. Он встал со стола, и остальные тоже поднялись.

Они с Россом еще раз обменялись любезностями и неспешно направились к выходу. Но я, как ни пыталась уловить суть разговора, огромный пробел ничем было не заделать. Все чертов кобель со своей похотью!

Моей руки кто-то коснулся, и я вздрогнула от неожиданности.

– Позвони мне, красавица, – шепнул на ухо Стилл младший, пропихивая свою визитку в карман моего пиджака. Я бы послала его очень красиво и вежливо прямо в ту секунду, но босс меня окликнул, и я буквальной пулей вылетела за ним на улицу.

Не глядя на меня, он взобрался в микроавтобус и дождался, когда я сяду напротив. Лишь тогда кивнул охраннику, что можно ехать. Я судорожно перебирала отрывки разговора, пытаясь вспомнить хоть что-то, но…

Дверца салона закрылась, и спустя несколько секунд мы тронулись с места.

– Визитку! – приказным тоном произнес Росс и протянул мне раскрытую ладонь.

Он смотрел на мой карман. Я без замедлений достала визитку Стилла и отдала ее психу.

А он взял и разорвал ее на две части. Странно, что не на двадцать две. Признаться, после того, как он в ресторане изменил числу двадцать два, я начала думать, что может быть не такой уж он и псих. Так… с большим жирным тараканом в голове. В моей так и вовсе бесенок.

– Мне нельзя встречаться с вашими знакомыми? – спросила я в надежде его отвлечь от своего прокола.

– Нет, – ответил он так, как само собой разумеющееся. Вот только мне уже принципиально не было понятно. С чего это вдруг?

– Почему? – спросила я как можно спокойнее.

Росс выбросил мусор в карман дверцы и снова посмотрел мне в глаза тем своим диким взглядом.

– Потому что ты моя.

Ну… Делая подобное заявление, он, естественно, имел в виду наши с ним деловые взаимоотношения. Мужчина явно на дух не переваривал предателей. А я могла бы выдать о нем много интересной информации конкурентам. Он не доверял мне. Вот, что он хотел сказать.

Но прозвучала фраза все равно жутко. Или не так уж?

– Давайте еще раз, – предложила я, указав на телефон в его кармане. – Двадцать две секунды.

– Считай про себя, – ответил он, не спуская с меня глаз.

Один, два, три…

«Почему с другими намного проще, чем с ним? Дело ведь вовсе не в смущении. Я не наивная скромняжка, краснеющая от симпатичной улыбочки. У Росса красивая улыбка. Стилл тоже показался мне привлекательным, но ничего кроме раздражения не вызывал. Нет, дело не в этом».

Восемь, девять, десять…

«В ауре? У Росса подавляющая аура. Ну и что такого? Что ему во мне подавлять? И главное, зачем? Он ведь не хочет навредить мне. Он псих, конечно, но пока не сделал ничего плохого. А то, как он красиво и уверенно ведет разговор или как всех подчиненных держит в напряжении, это, как ни странно, вызывает только уважение. И восхищение».

Шестнадцать, семнадцать…

«О, да я далеко зашла! Еще бы немного продержаться. Позитивное суждение определенно спасает. Так, вот, если бы я была большим начальником, я бы хотела быть такой, как он. Росс… мне нравится!»

Двадцать, двадцать один…

«Приплыли! Нет, последняя мысль была явно лишней».

Напоследок я зачем-то опустила взгляд на его губы и отвернулась к окну.

«Возможно, я бы позвонила Стиллу».

Если подобные умозаключения лезут в голову, это может означать только одно. Мне нужно отвлечься. Расслабиться, выпить, сходить в клуб, может быть, найти мужчину…

– Лучше, – прозвучала тихая похвала. Неожиданно.

– Что будет в пятницу? – спросила я робко, не гладя на начальника. Страшно все же!

– Скажу, когда продержишься двадцать три.

Я почти улыбнулась. Но быстро вспомнила, что меня везут тратить мои же еще не заработанные деньги, и все веселье испарилось.

Микроавтобус въехал во внутренний дворик старого отреставрированного здания в центре города, и я услышала приговор:

– Приехали. Шоппинг.

Посмотрела на Росса с выражением «А может не надо», а он на меня – «Надо, Верочка, надо». И мы пошли в бутик. Зашли, как оказалось, через черный вход. Нас, как тоже оказалось, уже ждали. Симпатичная блондинка представилась Синтией и пообещала представить лучшее, что у них есть.

Это хорошо, что я сразу вывеску магазина не увидела. А то бы устроила истерику прямо в машине. А так, увидев название брендов, устроила мини-истерику прямо возле вешалок.

– Прада? Прада?! – зашипела я на Росса, но быстро пришла в себя и вспомнила о маске невозмутимости: – Я не могу себе это позволить.

– Ты же позволила себе явиться в мой офис. Не говори, что не знала, на что шла, – парировал он, ничуть не стесняясь с любопытством наблюдающей за нами личной консультантки. Кроме нас, Синтии и кассира больше никого и не было. А на дверях висела табличка «Открыто». Соответственно, со стороны улицы было «Закрыто». Эксклюзивный шоппинг, эксклюзивный консультант, эксклюзивные шмотки…

– Это издевательство, а не цены! – высказалась я на родном языке, чтобы не смущать милую девушку. Она-то не виновата, что некоторые не совсем вменяемые.

– В общественных местах только на английском, Вера, – опять в приказном тоне посоветовали некоторые. – Когда останемся вдвоем, можешь говорить со мной по-русски.

Когда останемся вдвоем, я повешусь на шелковом шарфике от Шанель за пятьсот баксов.

Глава 4

– Черные пиджак, брюки, юбка, синий или зеленый костюм двойка с юбкой ниже колена, красная юбка той же длины, пять белых блуз разного фасона из плотного хлопка, два платья – красное коктейльное и золотое длинное, повседневная сумка, клатч, две пары классических туфлей с каблуком средней длины – черные и красные, – это все опять сказала не я.

Я просто молча сидела на диванчике и размышляла о смысле бытия. Получалось, что я месяц буду бесплатно пахать на психа. На все, что он монотонно заказывал Синтии, уйдет месячная зарплата. А я уже даже и не уверена, что продержусь дольше! Интересно, а вещи можно будет вернуть? Да! Неплохая идея! Все сдам и закажу через интернет подделки. Он и не отличит. А у меня останутся деньги… на приставку Лиаму. Черт!

Я не удержалась и издала жалобный стон. Это тут же привлекло внимание Росса.

– И пять комплектов белого нижнего белья, – молвил он консультантке, беспардонно меня рассматривая.

Это кошмар! Ну бред же! Посмотрела на Синтию – задумчиво записывает все в блокнот, как будто ее вообще ничего не удивляет. Посмотрела на Росса – ни стыда, ни совести, ни признаков благоразумия, как и раньше.

– Я вернусь через минуту, – бодренько заявила Синтия. – Думаю, у нас все будет, мистер Росс.

Он никак не отреагировал, ведь наблюдать за моим тихим бешенством было куда интереснее.

– Вы меня, конечно, простите, – начала я осторожно и встала с диванчика, нервно пригладив на себе юбку. – Но в каких это случаях я буду работать в нижнем белье?

– Хочешь сказать, сейчас ты работаешь без него? – на полном серьезе, без крохотной доли насмешки спросил мужчина. Это надо так уметь.

– Простите меня снова, но разве это вообще вас касается?

Я почти гордилась собой за то, что не перешла на крик. Черт, да я даже начала понимать парня, который получил инфаркт, работая с Россом. Он же просто… непостижимый мужчина!

– Вера. – Начальник стиснул зубы и нахмурил лоб. Он опять начал сгибать и разгибать пальцы, но когда понял, что я заметила это, спрятал руки за спину. – Есть вещи, которые я не хочу обсуждать. И есть ситуации, в которых со мной просто не нужно спорить. В таких случаях я надеюсь на понимание своих сотрудников. Сейчас как раз такой случай.

Я понимающе закивала, покусывая нижнюю губу. Не спорить на счет нижнего белья!

– А почему белое? – все же спросила я. Ну любопытно же!

– Под белую блузу, – ответил он так, как будто терял терпение.

Но для меня это многое прояснило. Нет, правда, все встало на свои места. Я поняла значение тех страшных слов, что он бросил в машине. «Потому что ты моя». Он просто не договорил. Полная фраза звучит так: «Потому что ты моя кукла».

Спустя минуту Синтия выкатила из подсобки стойку на колесиках, полностью забитую одеждой, и для Росса началась игра.

Это только на первый взгляд он казался безучастным, разговаривая по мобильному телефону. Но каждый раз, когда я демонстрировала новый наряд, он отнимал от уха трубку и пристально меня рассматривал. Почему он не носит очки? Ему бы пошли. Кажется, он не собирался упрощать жизнь ни себе, ни мне, ни тем более Синитии.

– На тон светлее. Под цвет глаз, – прокомментировал он и снова продолжил раздавать указания кому-то по телефону.

Милая улыбка блондинки превратилась в натянутый оскал, когда она повернулась ко мне с десятым костюмом в руках. Меня, к слову, вовсе не цвет интересовал, а ценник.

– Прощу, показывайте самые дешевые! – шепнула я девушке, состроив умоляющие глазки.

– Извините! – прошептала она, тоже скорчив рожицу. – Но я работаю с процентов от продаж. А Мистер Росс наш самый щедрый клиент.

– А платить-то мне! – поделилась я.

Девушка в ужасе округлила глаза, глянула на начальника и пришла к странному умозаключению:

– Не может быть! Он никогда… Кого ни приводил, всегда оплачивал сам. У вас что, все настолько серьезно?

Я не стала больше ничего объяснять, а просто выхватила у нее вешалку и посмотрела на ценник. От этого хотя бы не хотелось плакать. И сидел костюм, к моему счастью неплохо.

Теперь я не показывалась, а просто подзывала к себе Синтию с нарядами из списка и выбирала самое выгодное. К Россу вышла только с последним – бежевым платьем с блестками от Дольче. Вышла, потому что собиралась оспорить его выбор.

– В пятницу в восемь. И никакого микроавтобуса. Только мой Мерседес, – приказал он и перевел на меня взгляд.

У меня было выражение крайнего недовольства на лице, которое даже с плохим зрением не заметить невозможно. Я раскинула руки и покрутилась вокруг своей оси.

– Хорошо, – вынес он вердикт, медленно опуская трубку.

Ну где же хорошо?! Ткань полупрозрачная, бретелей нет, все держится на честном слове, а стратегические места закрывают блестки! Блестки при первой же стирке отклеятся! И за это все две с половиной тысячи.

– Это голое платье, – все, что я сказала.

– Это шикарное платье, в котором ты выглядишь привлекательно. Привлекательно – ключевое слово, – спокойно и одновременно жестко ответил Росс. И как ему удавалось превращать милые слова в угрозу одной только интонацией? – Ты сама сказала, что женщина может быть мне даже более полезной, чем мужчина. И это платье – твое преимущество.

– Думаете, я привлеку им богатеньких инвесторов? – с сомнением спросила я, повернувшись к зеркалу. Нет, ну если с такой стороны посмотреть… То не так и плох его коварный план.

– Думаю, ты привлечешь им любого, кого только захочешь, – ответил Росс как бы между прочим и продолжил говорить по телефону. Кажется, с Квентином. Кому бы он еще поручил отменить встречу в пятницу вечером?

– Ладно, – заворчала я и волком покосилась на Синтию. – Несите все на кассу, пока я еще способна удерживать свою истерику.

– Почему ты не показала мне остальное? – спросил Росс, когда я наконец-то переоделась в родной и любимый костюм.

– Я сэкономила ваше время и выбрала то, в чем комфортно, и что хорошо на мне смотрится.

– Но я ведь не зря пришел сюда с тобой, верно? – спросил он не то чтобы с укором, скорее, играя на моих нервах. Вкрадчиво, с нотками насмешки в голосе и хитринкой в глазах.

– Не зря, – ответила я. – У вас кошелек.

И пошла к кассе. По-хорошему, мне бы сбежать отсюда с криками о помощи и никогда не знать, сколько ушло денег на эти тряпки. Но тогда я не получу чек и не смогу все вернуть.

– Хорошо, это последняя вещь, – подытожил кассир, когда я вручила ему платье. – Всего девять тысяч, семьсот тридцать пять долларов.

Я медленно и шумно выдохнула и потерла переносицу. Конечно, я догадывалась, что сумма меня не порадует, но это было очень больно. Невыносимо! Не знаю, как мне удавалось оставаться спокойной внешне, когда внутри все кипело от негодования.

Он ведь не пошутил на счет того, что вычтет всю сумму из зарплаты. Это ведь Росс! Значит, целый месяц без денег. Моих сбережений хватит только до конца этого. И то с натяжкой. Я могла бы одолжить у Лиама, но он сам всегда на мели. Значит… Черт. Придется возвращаться в тот адский дом. Мой говнюк брат только и ждет, когда я приползу к нему на коленях и буду умолять о помощи.

 

Мне не надо было открывать глаза, чтобы почувствовать Росса рядом. Он встал по правую руку, я ощутила запах его дерзкого древесного парфюма и почувствовала, как вдоль позвоночника прокатилась морозная волна.

– Оу, мистер Росс, все же вы платите, – сладко пропела Синтия. – Тогда нам стоит учесть вашу скидку VIP-клиента.

Я распахнула глаза и с надеждой уставилась на кассира. Парень что-то вбил в кассовый аппарат и снова мне улыбнулся.

– Шесть тысяч восемьсот четырнадцать, – объявил он.

Честно, я была готова его расцеловать! На остаток я вполне могла бы протянуть без посторонней помощи.

– И небольшой подарок, – объявила Синтия и, подмигнув мне, протянула красный шелковый шарфик. Правда, не от Шанель, как я фантазировала, а от Майкла Корса. Но мне все равно было безумно приятно.

– Спасибо, это лишние, – неожиданно отказался Росс, отодвигая пакетик с платочком. С ума сошел? А, ну да…

– Он красивый, – возразила я. – И подойдет под юбку. Я также могу повязать его на сумку.

– Он лишний, – настойчиво повторил начальник, да еще и перехватил чек, когда я попыталась его забрать. А потом посмотрел так, что спорить враз перехотелось. Вместо этого я напрягла извилины и начала пересчитывать в уме все, что мы взяли. Двадцать две вещи, ну конечно. Господи, он становится предсказуемым!

– Знаете, что! – Игнорируя зловещую энергетику рядом, я улыбнулась Синтии и взяла пакет с платочком. – Я беру его! Мне просто необходим подарок в конце этого дня.

А проходя мимо напряженного и готового вырвать мне мои рыжие волосы Росса шепнула:

– Зеленую юбку и пиджак считайте за один. Это костюм, его части не продаются по отдельности. Я позову кого-то, чтобы забрали пакеты, да?

Развернулась, быстро топая к двери, чтобы меня не покусали за пятки прямо в магазине.

– Да, – донеслось мне вслед. Тяжелое такое «да», припечатывающее.

***

Мы остановились у моего дома, хотя меня так никто и не спросил адрес.

– Что ж… Спасибо? – неуверенно произнесла я и послала начальнику подобие улыбки. – Думаю, с пакетами мне поможет сосед.

Телохранитель открыл для меня дверцу, и я с радостью выпрыгнула из машины.

– Адам все отнесет, – прозвучало прямо за спиной. Я вовсе не ожидала, что Росс тоже выйдет. И зачем, спрашивается? Поставив руки в боки, он с подозрением осмотрел улицу. Я жила не в самом престижном районе города, но зато тихом и безопасном. А еще я смогла найти здесь квартиру с приемлемой арендой, и всего в двадцати минутах езды до работы на трамвае.

Подняла глаза и заметила в окне Ли. Я помахала ему, чтобы спустился, и он, комично округлив глаза, кивнул.

– Это Лиам, – произнесла я, когда поймала вопросительный взгляд босса. – Мой сосед.

– Что он делает у тебя в квартире? – спросил он так, будто это вообще должно его волновать.

– Вероятно, опустошает холодильник, – пошутила я. – Но от него все же может быть польза. Он поможет мне со всем этим.

Я имела в виду не только покупки, но и целый этап жизни под названием «Алан Росс». Что-то мне подсказывало, что я никогда не забуду этого психа, так что он заслуживает на свою личную главу в книге моей жизни. Она будет нелегкой.

– Ты ограбила магазин, Вера? – спросил Лиам сразу, как только вышел на улицу.

– Судя по скидке мистера Росса, то да. Немного, – я все еще пыталась шутить, потому что обстановка очень резко накалилась. Я не только почувствовала вдруг возникшее напряжение, но и заметила, каким зловещим стало лицо начальника, когда он смотрел на Лиама. Но и всегда веселый Ли помрачнел в два счета.

– Поприветствуй мистера Росса, моего начальника, – подсказала я ему, когда молчание затянулось.

Лиам натянуто улыбнулся и протянул ему руку, но Росс не пожал ее. Он вел себя, как придурок, пытаясь выпилить взглядом дыру в голове моего соседа. Это было странно. Они оба вели себя необоснованно неприветливо. И о, черт! Ли не смог и десяти секунд продержаться под диким взглядом.

– Вещи? – спросил он у меня, и я кивнула.

– Да, помоги занести, пожалуйста.

Лиам принял пакеты из рук Адама, но и здесь вмешался Росс. Он отправил своего охранника обратно в машину, а сам закопошился у багажника.

– Еще один, – произнес он, достал последний пакет и вручил Лиаму, продолжая так же странно на него смотреть. А когда тот кивнул и отошел, Росс подозвал меня. – Вера.

Я подошла к нему со сложенными на груди руках, пытаясь прочесть по лицу, что же так сильно ему не понравилось.

– У меня есть работа для тебя.

– Хорошо, конечно, – сходу согласилась я. – Сейчас?

Он закрыл багажник перед моим носом, будто не хотел, чтобы я обнаружила там чей-то труп, и протянут мне бежевую папку толщиной с два пальца.

– Сегодня. Мне нужно перевести это до завтрашнего утра, – объявил он.

– Оу! – Я еще раз оценила толщину папки и прикинула, что здесь работы… ну на всю ночь, если не делать перерывов на еду и туалет. О сне, конечно, не может быть и речи.

– Слишком много для тебя? – с неприкрытым вызовом спросил Росс, вздернув одну свою густую бровь. Я так и слышала продолжение этого вопроса его голосом у себя в голове: «Слишком сложная работа для слабой женщины?».

– Нет, в самый раз, – ответила я с натянутым оскалом и не очень нежно выхватила у него папку. – До какого времени утром?

– До восьми.

– Ясно. Отлично. Супер! – ворчала я, перелистывая страницы. Там был не только текст, но и какие-то схемы, таблицы…

– И Вера, – еще раз позвал босс и, когда я подняла глаза, приблизился на крохотный шаг. Как будто нас кто-то мог подслушать. – Не показывай никому то, что в этой папке.

Эта просьба заставила мое сердце биться чаще. Это бред, конечно… Наивно так думать, мне и в голову не пришло. Но что если он дает мне что-то важное? Что-то из того, что я ищу?

– Да, конечно, – заверила я, стараясь звучать спокойно. – Не волнуйтесь на счет Лиама, его не интересует ничего кроме игр.

Алан издал неопределенный звук и сузил глаза.

– Хорошо, тогда я пойду. До завтра, мистер Росс.

В ответ получила слабый кивок. Здороваться и прощаться мужчина явно не любил.

Я развернулась и пошла к соседу, который ждал у двери. Бедный, из-за пакетов он не мог открыть ее сам.

– Он пожирает твою задницу взглядом, – проговорил Ли, стараясь не шевелить губами.

– Это пятки, – заверила я. – Он смотрит на пятки.