Сердце кугуара

Tekst
34
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сердце кугуара
Сердце кугуара
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,37  21,90 
Сердце кугуара
Audio
Сердце кугуара
Audiobook
Czyta Наталья Фролова
15,21 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

Все-таки Лукаш оказался не последней сволочью, как его в сердцах окрестила Ева. Ровно в половину седьмого девушка услышала шум подъезжающего автомобиля. Подойдя к окну, впечатлилась, увидев роскошный серебристый «Ленд Ровер». Глупое сердце замерло: неужели сам Лукаш?..

Как бы ни так! За рулем оказался смутно знакомый брюнет.

Ева напряла память. Кажется, это он вчера на торгах посылал ей воздушные поцелуи. Как же его зовут? Михал…

Значит, он даже не соизволил приехать за ней.

В этот момент раздался звонок по внутренней линии:

– Госпожа Воронцова, ваш автомобиль уже ждет.

– Спасибо.

Она положила трубку и подошла к зеркалу. Холодная поверхность отразила ее взволнованное лицо: лихорадочный блеск в глазах, на бледных щеках – красные пятна. На переносице залегла тоненькая морщинка – признак нервозности.

Сморщив лоб, Ева потерла виски. Почему она так нервничает? Как девчонка на первом свидании. Чего ей бояться? Они с Лукашем будут ужинать в клубе, у всех на виду. Даже если он и захочет продолжить вечер, что вряд ли при его демонстративном пренебрежении, она вправе ему отказать. Но вот наказать его за вчерашнее отношение просто обязана!

Наверное, он возомнил себя вторым главой острова? Думает, что стоит ему только пальцем поманить – и любая девушка упадет к его ногам? Как бы ни так! Сегодня она поставит его на место.

Достав из косметички ярко-красную помаду, Ева нанесла на губы несколько резких мазков. Вот так. Сегодня она будет хозяйкой положения. Она будет играть с ним, дразнить, а ему не останется ничего, как только сидеть и молча хотеть ее.

Краем мысли Ева осознавала, что собирается играть с огнем. Этот мужчина пугал ее и волновал. Он привлекал и в то же время отталкивал. Он был тайной, которую ей хотелось раскрыть. Но Ева боялась, что ей совсем не понравится то, что она узнает, если будет слишком настойчивой.

Вытряхнув на ладонь пару таблеток, Ева подумала и добавила к ним еще одну. Не помешает. Сегодня она должна быть спокойной, как двери. Этот вечер пройдет по ее правилам. Запив лекарство минералкой из бара, снова вернулась к зеркалу. Одернула платье, поправила волосы. Нахмурив брови, бросила на себя строгий взгляд.

Так, Ева, ты молодая, привлекательная и очень умная женщина. И если этот приор, или как там его, не видит твоих достоинств, то он просто слепой дурак. Но…

Тут она сложила губы бантиком и захлопала ресничками, придавая себе вид маленькой девочки.

Но мы дадим ему один шанс разглядеть бриллиант, который так случайно попал ему в руки! И если он его не рассмотрит, то он полный дурак!

Вздернув нос, Ева походкой королевы покинула номер.

На улице снова шел дождь. Мелкий, противный, но обещавший в скором времени перейти в полноценный ливень. Теперь Ева знала, что такая погода продлится здесь несколько месяцев: в день сухо и солнечно, а по ночам – проливные дожди. Единственное, что ее беспокоило, это приближающийся к острову ураган. Пока признаки разгулявшейся стихии не наблюдались, но Ева знала, что любое затишье может быть очень обманчивым.

– Не ожидала, что за рулем будете вы, Михал, – она послала водителю самую очаровательную улыбку из своего арсенала.

Мужчина, явно польщенный тем, что девушка запомнила его имя, открыл перед ней дверцу салона.

– Можете обращаться ко мне на «ты», – сев на свое сиденье, глянул в зеркало заднего вида на пассажирку.

– Тогда и ты ко мне тоже. Это твоя машина?

– Нет, это автомобиль из личного автопарка приора. Я работаю на него.

Ева закусила губу, обдумывая эти слова. У Лукаша есть собственный автопарк? Хотя, чему она удивляется, он же вчера отвалил за ужин с ней больше ста тысяч! И пусть он хоть треснет, доказывая, что это был благотворительный взнос, она не поверит. Слишком уж демонстративным было его пренебрежение, слишком показательным равнодушие. Он мог выбрать любую девушку и купить ужин с ней, но… Он выбрал Еву. И весь вечер словно пытался убедить окружающих в том, что гостья с материка ему абсолютно не интересна.

Между тем автомобиль выехал с территории отеля и теперь направлялся к клубу по главной улице города.

– Значит, приор так богат, что может позволить себе автопарк? – как бы между прочим, заметила девушка, разглядывая уютные коттеджи, тянувшиеся по обеим сторонам дороги.

– Ну, он второй человек в Химнессе.

– После главы?

– Почти. Мастер Андрулеску больше по административным вопросам. Он, так сказать, мозг нашего общества. А вот приор – это его руки и ноги.

– Интересное сравнение, – Ева еще раз улыбнулась.

Машина затормозила у клуба. Михал выключил мотор и обошел автомобиль, чтобы открыть дверцу Еве. Сегодня она не забыла накинуть легкий плащ и захватить с собой складной зонтик.

Раскрыв зонт, девушка окинула клуб внимательным взглядом. Крыльцо, залитые огнями окна, близлежащую территорию, засаженную экзотическими растениями.

Ее надежды не оправдались. Лукаш не ждал ее на крыльце, и ни в одном из окон не было знакомого силуэта. Сердце сжалось от нахлынувшего разочарования, вчерашняя обида вспыхнула с новой силой.

– Госпожа Воронцова! – подскочил улыбающийся метрдотель, едва Ева переступила порог клуба. – Приор приказал проводить вас в его кабинет.

– Его кабинет? – Ева остолбенела. – Так у него еще и кабинет в клубе имеется?

– Да, отдельный кабинет. Как и у мастера Андрулеску. Он всегда забронирован для него.

Хмыкнув, девушка сбросила на подставленные руки служащего слегка намокший плащ и зонтик. Значит, об ужине у всех на виду можно забыть. Она прислушалась к своим внутренним ощущениям, пытаясь понять, насколько ее пугает перспектива оказаться наедине с этим странным и, скорее всего, опасным мужчиной.

Но внутренние инстинкты молчали. Видимо, выпитые таблетки и женская обида приглушили чувство опасности, как и чувство самосохранения.

– Прошу… – метрдотель лично повел ее на балкон, где она уже побывала вчера.

Пока они шли через зал к лестнице, Ева ощущала на себе чужие взгляды. Но она решила не обращать на них никакого внимания. Сейчас ей было все равно, кто эти люди и что они о ней думают. Скоро она уберется отсюда и забудет эту чертову резервацию как кошмарный сон. А пока… Пока ей предстоит романтический ужин с загадочным приором Химнесса. Значит, она будет соответствовать ситуации.

На этот ей раз пришлось пройти чуть дальше, чем вчера. Кабинет, оставленный для приора, оказался следующим за тем, где Ева ужинала с Андрулеску.

Поднявшись по лестнице, мужчина слегка обогнал ее и, распахнув двери, ведущие в кабинет, торжественно объявил:

– Госпожа Воронцова!

***

Лукаш почувствовал ее присутствие в клубе сразу, едва она переступила порог. Он не учуял ее запах, не услышал голос, нет, для этого она находилась слишком далеко. Он ощутил ее появление каким-то новым инстинктом, о котором до этого даже не подозревал.

Первое желание – встать из-за стола и спуститься вниз – он подавил усилием воли. Сжав в руках бокал с коньяком, заставил себя остаться на месте. В три глотка осушил бокал и наполнил заново из стоявшей тут же бутылки. Хороший коньяк, дорогой. Контрабандный. Кое-кто рисковал своей жизнью, чтобы доставить его с материка…

Усмехнувшись, Лукаш посмотрел на свет сквозь бокал. Но все его существо в этот момент напряженно прислушивалось к тому, что творилось в зале. Где-то там, в опасной близости от него, была она – женщина, которую все эти годы он считал потерянной для себя. Которую нашел абсолютно случайно и вынужден был оставить не по своей воле. Которую запомнил почти ребенком…

А она выросла и сама явилась сюда, даже не подозревая, что ее ждет.

Зарычав, он сильнее сжал пальцы. С легким хрустом бокал лопнул в его руке. Коньяк, расплескавшись, запачкал рукав пиджака и манжету рубашки.

Со стороны лестницы раздались шаги. Лукаш застыл, глядя на пальцы, по которым стекали остатки коньяка вперемешку с кровью из неглубоких порезов. Шаги приближались. Он начал считать: десять, девять…

Она шла не одна. Он четко услышал присутствие метрдотеля. Его внутренний зверь вдруг зарычал, недовольный приближением другого мужчины. Какого черта он идет так близко к ней?! Лукаш представил, как рывком открывает двери, хватает несчастного за грудки и с громогласным рычанием поднимает над головой, а потом швыряет вниз, и тот катится по ступенькам, визжа, как побитая кошка.

А Михал?..

Лукаш сжал кулаки. Тишину кабинета нарушил скрежет зубов.

Его шофер был с ней в машине! Наедине целых пятнадцать минут! Она, наверняка, вся пропиталась его запахом! Сейчас его женщина войдет сюда, и он, Лукаш, услышит, как от нее воняет чужим мужиком…

И другие мужчины. Сотни, тысячи чужих мужчин, которые эти годы общались с ней, брали ее за руку, улыбались. Может быть, даже спали с ней в одной кровати…

Сжав руками виски, он крепко зажмурился. Глубоко вдохнул, отгоняя кровавый туман, уже начинавший охватывать разум. Все, Лукаш, спокойно. Это было давно, там, на материке. Если и было. Теперь она здесь. Почти рядом. Почти твоя… Думай об этом.

Пять, четыре…

Он слышал ее. Ее дыхание. Стук ее сердца – чуть взволнованный, убыстренный.

Она уже поднялась по лестнице. Ее шаги становились все ближе. Все ближе к нему. К ловушке, в которую он загнал себя сам, а теперь втянул и ее.

Почему не ушел вчера, как и планировал? Зачем влез в этот глупый аукцион? Что хотел доказать?

Он сжал руку в кулак, ненавидя себя за слабость. Сукин сын! Но тогда, в доме главы, едва осознав, что это – она, он понял, что уже не владеет собой. Приор, которого боятся и уважают все веры в Химнессе и далеко за его пределами, стал слабее щенка. И виноват в этом только он сам.

Два…

Он поднялся, разворачиваясь лицом к двери, которая в этот момент распахнулась.

Один…

– Госпожа Воронцова, – раздался голос метрдотеля.

 

Но Лукаш даже не заметил его. Он застыл, пожирая глазами маленькую блондинку в серебристом платье, которая шагнула через порог. Его ноздри затрепетали. Внутренний кугуар заурчал, замяукал, втягивая ее аромат. Аромат истинной пары, который отныне превратился в его личный наркотик.

Ева вздрогнула, услышав, как дверь захлопнулась за ее спиной. Нервно облизала губы. Пронзительный взгляд Лукаша тут же прикипел к ее губам. Руки девушки сжали дамскую сумочку, словно она была единственной защитой от страшного зверя, который затаился в полумраке элитного кабинета.

– Вы пунктуальны, – услышала она чуть сдавленный голос Лукаша. Казалось, мужчина говорил через силу. – Редкость для дамы.

– Это… комплимент? – Ева натянуто улыбнулась.

Она заметила, что стол накрыт на двоих, приборы разложили заранее. Лукаш вернулся на свое место и откинулся на спинку диванчика, оббитого темно-синим бархатом.

– Констатация факта. Присаживайтесь… Ева, – он произнес ее имя с особым оттенком, точно пробовал его на вкус, смаковал, как редчайший деликатес. – Вы же не против, если я буду вас так называть?

На слове «я» он тоже сделал акцент. Словно подчеркнул, что больше никто, кроме него, ее так не назовет.

Ева заняла предложенное место, и Лукаш тут же плеснул ей в бокал немного вина.

– «Шато Марго»? – девушка мельком увидела этикетку. Войдя сюда, она растерялась, но сейчас уже взяла себя в руки и решила не отступать от намеченного плана. Этот мужчина заслужил щелчок по носу. – Откуда здесь вина с материка? Я еще вчера удивилась, но не придала значения… Разве правительство не запретило ввозить в резервации алкоголь?

– И табак, и наркотики, а еще кое-какие лекарства, – Лукаш выдавил из себя кривую усмешку. – Но я не склонен обсуждать сейчас этот вопрос.

Сегодня Ева выбрала короткое платье из серебристо-жемчужного стрейч-велюра, который, словно перчатка, обтянул ее тело. Оно оставляло открытыми плечи и ноги выше колен, и это была сознательная провокация с ее стороны. Она собиралась продемонстрировать ему то, что он никогда не получит.

Сузив глаза, Лукаш окинул ее собственническим взглядом. Задержал взгляд на стройных ногах, закинутых одна на другую. Ева нарочно села так, чтобы он смог по достоинству оценить красоту ее ног.

– У вас есть другая тема для беседы? – кокетливо улыбнувшись, Ева провела кончиком пальца по краю бокала.

Она флиртовала с ним. Причем откровенно.

На виске Лукаша дернулась жилка.

Ева мысленно поставила себе плюсик.

– Есть. Вы разбираетесь в винах?

Его взгляд стал слишком пристальным. Слишком двусмысленным. Почти раздевающим. Еве так и хотелось прикрыть руками верхнюю часть декольте. Но она удержалась от этого глупого жеста и легкомысленно пожала плечами:

– Ну, не то чтобы очень…

– Попробуйте, – Лукаш кивнул на бокал. – Потом скажете, что думаете о нем.

Хмыкнув, Ева с независимым видом пригубила вино.

– Неплохо, – слегка улыбнулась. – Как для красного. Но вообще я предпочитаю белые сухие вина.

По губам Лукаша скользнула тонкая полуулыбка. Не меняя позы, он вдруг спросил:

– Вы знаете, кто я? С кем вы сегодня ужинаете, вам не сказали?

И вот тут должен был сработать сигнальный звонок. Но не сработал. Еву охватило ложное чувство безнаказанности. Так называемый кураж вскружил ей голову. Чуть подавшись вперед, она уперла локти в столешницу и сплела пальцы под подбородком. Глянула на мужчину из-под полуопущенных ресниц, прекрасно осознавая, как выглядит со стороны, и мурлыкнула:

– Конечно. Вы приор, второе лицо в резервации. У вас куча денег и личный автопарк. Я все перечислила?

– Почти. Вы забыли только одно.

– Ах, да. Вы же так мне и не сказали, как вас зовут.

В его глазах вспыхнул желтый огонь. Подавшись вперед, он произнес чувственным голосом, упавшим до хриплого шепота:

– Я Лукаш Каховский и сегодня я буду тебя иметь.

Глава 6

– П-простите?

Ева застыла с открытым ртом. Растерянно моргнула.

Она ослышалась? Он же не мог вот так взять и сказать такое?

Или мог?

Мужчина, сидевший напротив нее, даже не шевельнулся. Не сделал ни единой попытки коснуться ее. Только на его губах продолжала играть усмешка. Красивых таких губах, подчеркнутых светлой щетиной.

– Ты меня слышала, Ева.

Ей понадобилось не меньше пяти минут, чтобы это переварить. И все это время она делала вид, что смакует вино. На самом деле она просто трусливо пряталась за бокалом, но даже это не спасло ее от обжигающего мужского взгляда.

– Вы сумасшедший! – наконец, выдохнула она. – Вам об этом не говорили?

– Обо мне много чего говорят.

– Антуан предупреждал, что лучше с вами не связываться…

– Нужно было послушать его. Он знает, о чем говорит.

Отставив пустой бокал, Ева взяла в руки сумочку и поднялась:

– Сейчас вернусь.

– Уже убегаете? – Лукаш насмешливо приподнял бровь.

– Даже не ждите, – она с вызовом глянула на него сверху вниз. – Мне нужно попудрить носик.

Но да, он был прав, она собиралась сбежать отсюда, поджав хвост, как трусливая кошка. Ей срочно требовалась передышка.

– Я могу проводить, – он сделал вид, что собирается встать.

– Нет-нет, – Ева поспешно шагнула к дверям, прижимая к себе сумочку, – я сама.

Оказавшись за дверями, облегченно прислонилась к стене и выдохнула. Потом прислушалась к тому, что делалось в кабинете. Оттуда не доносилось ни звука. Кажется, пронесло…

Достав из сумочки зеркало, Ева глянула на себя. Черт возьми, Каховский действительно ее напугал. У него было такое лицо, точно он собирался разложить ее прямо там, на столе…

Собираясь немного его подразнить, она и не думала, что он может так отреагировать на ее невинный, в общем-то, флирт. И это после того, как сам Андрулеску гарантировал ей безопасность.

Но в то же время Антуан ее предупредил, что с приором не стоит играть.

И все же, надо отдать должное, Ева сделала это сознательно. Она хотела увидеть желание в глазах приора. Хотела, чтобы он сгорал от похоти, но при этом не смел коснуться ее.

Но в ее планы никак не входило, что он будет настолько прямолинеен!

С глухо бьющимся сердцем Ева направилась вниз. Сейчас она найдет туалет, умоется холодной водой и возьмет себя в руки. А потом вернется и выскажет этому хаму все, что о нем думает. Наверняка, еще ни одна женщина не ставила его на место, Что ж, она, Ева, будет первой.

Остановив одного из официантов в зале, Ева спросила, где дамская комната. Молодой вер указал на неприметные двери:

– Прямо по коридору. Вас проводить?

– Нет, спасибо.

Стараясь не показать волнения, Ева пересекла зал под перекрестными взглядами посетителей. В это время их было достаточно, но больше всего – мужчин, которые принюхивались ей вслед и даже не пытались скрыть своего интереса. Наверное, наглость у веров в крови. Теперь ее не удивляет, почему их заперли в резервациях и запретили посещать материк. Ни одна уважающая себя женщина не захочет находиться в обществе, где ее постоянно обнюхивают какие-то мужики.

Коридорчик, в который ее направил официант, закончился тупиком. Но справа и слева было по двери, и Ева, не глядя, толкнула одну из них.

Вошла – и тут же, испуганно пробормотав извинения, сделала шаг назад.

Она попала в мужской туалет. Но это было еще полбеды. На белоснежном кафельном полу под умывальниками лежал мужчина в костюме из дорогой ткани. Лежал, согнувшись в позе эмбриона, и его, судя по характерным звукам, рвало.

– Помогите…

Ева застыла, услышав полузадушенный хрип.

Первая мысль: бежать! Вторая: вот она, та сенсация, за которой она приехала в эту чертову дыру!

Вторая мысль победила со счетом «один – ноль». Нервно оглянувшись на двери и убедившись, что они плотно закрыты, Ева шагнула к мужчине. Присела на корточки и с опаской тронула его за плечо.

– Вам плохо? Я могу кого-то позвать…

– Нет! – поднял голову, незнакомец с неожиданной резвостью схватил девушку за руку. Ева пискнула от испуга. – Пожалуйста! Никого не зовите!

– Но вам же плохо!

Глаза девушки наполнились паникой, когда она поняла, что незнакомца рвало его собственной кровью. Его рот, подбородок, передняя часть одежды и пол под ним были вымазаны темно-красной жидкостью, происхождение которой не оставляло сомнений.

– Я уже труп… Но вы… – в его взгляде появилось узнавание, – вы та журналистка с материка? Я вас видел… вчера…

– Да… А вы?..

Кажется, она тоже его узнала. Он был одним из участников аукциона.

– Вот, возьмите это и спрячьте.

Его рука, измазанная в крови, схватила ее ладонь. Он что-то сунул ей в пальцы и заставил сжать их в кулак. Что-то маленькое, продолговатое, как зажигалка или…

– Что это?

Разжав пальцы, Ева увидела флэшку. Обычную, глянцево-черную, какой-то неизвестной фирмы, чей логотип виднелся с одного бока.

– Вы должны передать это… на материк. В службу разведки…

– Что?! – Ева едва не выронила флэшку из рук. – Я не буду этого делать…

– Нет, вы это сделаете, – он с силой сжал ее пальцы, – и никому об этом не скажете, ни единой живой душе… если хотите вернуться домой!

Из коридора послышались голоса и приближающиеся шаги.

Задохнувшись от паники, Ева едва не упала на пятую точку. Расширившимися глазами она смотрела, как мужчину снова скрутило рвотным рефлексом.

– Беги! – прохрипел он. – Прячься, пока тебя не нашли!

– Куда? – она нервно икнула.

Где спрятаться в мужском туалете? Разве что в одну из кабинок. Почти в каждом фильме режиссеры используют этот прием.

Это был глупый поступок, но ничего другого в голову не пришло. Оставив незнакомца, Ева поспешила в соседнее помещение, где с одной стороны находились кабинки, а с другой – писсуары. Ее взгляд случайно упал на неприметную дверцу в стене. Кладовка или встроенный шкаф? Обычно в таких хранят моющие принадлежности…

Действуя по наитию, дрожащими пальцами распахнула узкую дверцу. Да, так и есть. Внизу стояли ведра и швабры, сверху на полках – ряды моющих средств и коробки с резиновыми перчатками. Не думая, Ева схватила бутылку с концентратом хлорки. Повернула распылитель и обрызгала помещение. Едкий запах ударил в нос.

Она едва успела вернуть бутылку на место и заскочить в самую дальнюю кабинку. Закрыть кабинку Ева уже не смогла. Хлопнула входная дверь. В помещение с умывальниками кто-то вошел…

Забравшись с ногами на унитаз, Ева засунула флэшку в бюстгальтер. И застыла, зажмурив глаза. Ей казалось, что бешеный стук ее сердца слышит сейчас даже Лукаш на втором этаже.

Из соседнего помещения доносились приглушенные голоса. Вошедших было, по меньшей мере, трое и они что-то требовали от мужчины в костюме. Наверняка, флэшку, которую он только что отдал ей. А потом они начали его бить.

Ева слышала звуки ударов, глухие стоны и нецензурную брань. Наконец, звук падения тела. Зажмурившись до боли в глазах, девушка начала безмолвно молиться, чтобы ее не учуяли здесь, не нашли…

– Мля, сдох, с-сука, – услышала она так четко, словно говорили рядом с ней.

– Убери грязь, пока никто не зашел, – ответил голос, от которого у нее внутри все перевернулось.

Она узнала его! Не могла не узнать! И от этого едва не лишилась чувств.

Черт возьми, Ева, во что ты влезла?! Что на той долбаной флэшке, если из-за нее убивают?

– Слушаюсь, мастер.

Она услышала, как мертвое тело уносят. Но выдохнуть с облегчением не удалось. Ушли только двое, третий, кем бы он ни был, остался. Остановился возле кабинок. Шумно втянул в себя воздух, наполненный хлористыми парами, и выругался. Ева, зажав рот руками, даже дышать перестала. Если б могла, она бы и сердце остановила. Но ужас впрыснул в кровь столько адреналина, что теперь пульс глухими ударами отдавался в висках.

Мужчина начал медленно идти вдоль помещения. Все кабинки были открыты: длинный ряд, ощетинившийся распахнутыми дверями.

Ева вслушивалась в шаги. Сердце глухо било в висках.

Шаг, еще…

Он почти рядом…

Вот, сейчас она закричит…

– Дон, сворачивайся, – раздался голос из коридора. – Мастер не любит ждать.

Дон, кем бы он ни был, остановился, не доходя пару кабинок до конца ряда.

– Иду.

Ева услышала, как он направился прочь. Она ждала, пока за ним не захлопнется дверь. Еще пару минут продолжала сидеть, скрючившись, на унитазе, и только потом опустила вниз затекшие ноги.

Руки дрожали, с трудом удерживая сумочку в онемевших пальцах.

Нужно было убираться отсюда, пока еще кто-нибудь не вошел. Пока ее здесь не нашли. Она не могла ошибиться: одним из тех, кто избивал того несчастного, был Андрулеску. Глава резервации. Человек, слово которого на острове закон. И если он заподозрит, что она была здесь и все слышала…

 

Все, ей конец…

Ева сглотнула. Господи, помоги…

План отступления почти моментально возник в голове. Он был не самым лучшим, очень рискованным, но ничего более подходящего Ева придумать не смогла. Главное, чтобы никто не догадался, что с ней что-то не так.

Осторожно выглянув в коридор, убедилась, что там никого нет. Уже смелее перебежала в противоположную дверь дамского туалета. И только там, упершись руками в одну из раковин, выдохнула.

Девушку била мелкая дрожь. В зеркале отражалось ее бледное, перепуганное лицо, на котором прямо сияла надпись: «Мне страшно до чертиков!»

Нет, Ева, так не пойдет. Возьми себя в руки. Ты же сильная, ты все можешь.

Отложив сумочку на край раковины, Ева подставила руки под кран. Сработал сенсор, выпуская прохладную струю. Девушка набрала в ладони воды, окунула в нее лицо. А потом еще и еще, пока не почувствовала, что вполне владеет собой. Достала из сумочки тушь и помаду, поправила макияж. Подумав, открыла пузырек с успокоительным и проглотила четыре штуки. Должно хватить.

Решив, что уже готова, покинула туалет.

Обратный путь через зал превратился в настоящее испытание. Ева молилась лишь об одном, чтобы никто ничего не заметил. Она вежливо улыбалась всем, кто с ней здоровался и посылал улыбки. Но на все попытки заговорить, отвечала, что ее ждут, и кивала в сторону балкона.

Мужчины понимающе ухмылялись и отступали. Да уж, с парнями с балкона шутить никто не хотел, все знали, что там заседают сильнейшие веры: глава и его приближенные. Никто в трезвом уме не стал бы переходить им дорогу. Особенно, приору.

– Твой ужин остыл, – Лукаш встретил ее так, словно ничего не случилось. Только поморщился, когда вместе с Евой в кабинет ворвался едкий запах хлорки, осевший на одежде девушки.

– Ничего, я дома поем. Мне что-то нехорошо, – она постаралась, чтобы улыбка вышла правдоподобной. – Можешь доставить меня в отель?

– Нехорошо? – в его глазах мелькнула тревога. – Тебе надо к врачу…

– Нет-нет, – Ева поспешно его оборвала, – наверное, съела что-то не то. Не стоит за меня волноваться…

Он с сомнением глянул на ее лицо. Да, кажется, ей и в самом деле нехорошо. Сквозь хлорку чувствовались нездоровые кисловатые нотки в запахе девушки. Вряд ли она способна так притворяться.

– Идем, я вызову тебе машину.

Они вышли из кабинета. Спускаясь по ступенькам, Лукаш достал мобильный и набрал номер водителя:

– Михал, отвези госпожу Воронцову в отель.

Потом глянул на девушку:

– Все, машина уже у крыльца. Жаль, что ужин не получился. Я тебя напугал.

– Ничего, я тоже была не паинька, – пробормотала Ева, чувствуя, как в грудь упирается злосчастная флэшка.

– Как насчет экскурсии по острову? Здесь есть замечательные места. Можем начать с обеда. Я знаю один маленький ресторанчик с итальянской кухней.

– Да, пожалуй…

Сейчас она готова была согласиться с чем угодно, лишь бы он ее отпустил.

– Отлично. Я позвоню.

Они уже спустились в зал, и теперь надо было вежливо попрощаться на виду у всех посетителей. На мгновение девушке показалось, будто Каховский и в самом деле жалеет, но в следующий момент его лицо превратилось в прежнюю равнодушную маску. Он перевел бесстрастный взгляд за спину Евы.

– Лукаш, рад, что застал тебя здесь. Ты мне нужен, – голос Андрулеску раздался так неожиданно, что Ева едва успела себя сдержать. – Прекрасная Ева, рад видеть и вас.

Девушка вымучила улыбку. Глава резервации взял ее руку:

– Какая холодная, – слегка наклонившись, коснулся кончиков пальцев губами. Потом, не отпуская ее ладони, бросил на девушку внимательный взгляд. – Вы замерзли?

– Госпоже Воронцовой нездоровится, – ответил за нее Лукаш. – Я уже приказал Михалу ее отвезти.

– До встречи, – глава улыбнулся, выпуская руку Евы из своих пальцев, и глянул на Лукаша. – А нам с тобой надо кое-что обсудить…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?