Наследница Асторгрейна. Книга 2

Tekst
79
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Наследница Асторгрейна. Книга 2
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,25  24,20 
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Audio
Наследница Асторгрейна. Книга 2
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
17,72 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5

В тот день я от волнения не могла съесть ни крошки. За завтраком умудрилась подавиться простой водой и долго кашляла, приходя в себя. Глядя на мое пунцовое лицо, охранницы-юмати едва не сошли с ума от беспокойства. Еще бы, такая ценная вещь – и вдруг подавилась!

Потом меня долго и тщательно одевали в отобранный эйром Кархаданом наряд. Надо ли упоминать, что Рейхо буквально посерел от злости, когда увидел, какие платья я выбрала. Он очень долго молчал, рассматривая разложенные по комнате предметы одежды, и, с каждой минутой этого напряженного молчания, его лицо становилось все мрачнее.

– Ты издеваешься или и в самом деле не понимаешь? – произнес он, в конце концов, свистящим шепотом.

Верные юмати тут же придвинулись ближе, положив руки на эфесы своих сабель, но Рейхо даже бровью не повел. Этот дазган идеально владел собой.

– Ничего личного, эйр Кархадан, – нагло пропела я, упиваясь своей безнаказанностью.

А что он мне сделает? Его же разрубят на куски, стоит только юмати решить, что он угрожает моему здоровью. Дазганов в империи целая куча, а вот даханни – охраняемая законом ценность. Исчезающий вид.

Но он и сам понимал это, а потому, уже более спокойно, добавил:

– Ты совершаешь большую ошибку, Виель, провоцируя меня. Ты поднимаешь на поверхность самые низменные инстинкты, которые только могут быть в мужчине. Знаешь, чего я сейчас хочу?..

В одно мгновение он оказался позади меня, сжал руками талию и с силой вжался бедрами в мои ягодицы. Я вспыхнула, как факел, почувствовав его твердое тело.

Юмати застыли, напряженно следя, но не двигаясь. Я хотела уже закричать, почему они меня не спасают, но тут Рейхо немного нагнулся, овевая горячим дыханием мой затылок, и я услышала низкий горловой рык:

– Пока ты пытаешься вывести меня из себя, я обдумываю, как раздеваю тебя, ласкаю, может чуть грубовато и, что странно, даже не очень долго, а потом толкаю тебя спиной на кровать, и ты, охая, падаешь…

Мужские губы мазнули вдоль линии роста волос, поднимаясь к подбородку, и захватили в плен мое ушко. Я вздрогнула и застыла, меня словно молнией ударило.

– Не стоит будить зверя, если ты не в силах с ним справиться, – прошептал Рейхо мне в самое ухо, и от этого шепота мне стало страшно.

Я залилась румянцем и попыталась отстраниться.

Это было совсем не то, что я чувствовала с Эйденом. С ним я жила и наслаждалась, а здесь все во мне будто оцепенело, по телу пробежал разряд крупной дрожи, а внутри что-то сжалось с такой болью, что я едва устояла на ногах.

Неожиданно, все закончилось. Рейхо отпустил меня и отступил на несколько шагов. Я подняла на него потрясенный взгляд.

Глаза мужчины стали похожи на два бездонных колодца, полные клубящейся тьмы, по серой коже пробегали ослепительно-белые всполохи, а черты лица быстро разглаживались, приобретая привычное бесстрастное выражение. Но я была уверена, мне не показалось: на мгновение Рейхо потерял контроль, и за моей спиной стоял драх.

– Одевайся, – коротко бросил он, – твой отец уже в Ризенпорте.

Когда двери за ним захлопнулись, я резко развернулась к Рейле, сжимая кулаки от запоздалого возмущения.

– Почему вы не остановили его, когда он схватил меня?!

Юмати равнодушно пожала плечами:

– У него не было намерения причинить вам вред. Всего лишь указать на вашу ошибку.

– Каким образом?! Прижимаясь ко мне… своим… своим… – я даже не могла подобрать приличного слова.

– Извините. Но мы не имеем права вмешиваться, если вам не угрожают физические повреждения.

– Да откуда вам знать, что мне угрожает?!

– Мы чувствуем.

Поймав мой раздраженный взгляд, она добавила:

– Все юмати хорошие эмпаты, а охранниц тренируют с особым тщанием. Эйр Кархадан не хотел ничего предосудительного, всего лишь предостеречь вас.

Я захлопнула рот и несколько мгновений молча обдумывала ее слова. Затем осторожно спросила:

– Рейла… а ты и мои эмоции чувствуешь?

– И не только я, – усмехнулась она, – я же говорила, что охрана знает все о своей подопечной.

– И-и-и, – протянула я, – что же я почувствовала, когда…

Я не договорила, но она поняла.

– Вы испугались. Но это нормальное явление для юной даханни, не знавшей мужчины. Не переживайте, после адаптации все изменится, вы больше не будете бояться.

Я зарычала, смахивая со стола хрустальную вазу с цветами. Опять эта адаптация! Как оно мне надоело! Так, где там мой отец? Сегодня же выскажу все, что думаю по этому поводу.

***

Через пару часов, задыхаясь от волнения, я входила в гостиную дома, где меня уже ждали.

Трое мужчин непринужденно расположились в креслах за круглым столом: Рейхо и два незнакомца.

Едва я переступила порог, они мгновенно поднялись на ноги и впились в меня своими даханнскими глазищами. Я уловила, как расслабился Кархадан, иронично приподнимая бровь. А вот оба незнакомца казались напряженными до предела.

Один из них, тот, что постарше, шагнул в мою сторону с горящим взглядом. Высокий, широкоплечий, затянутый в белый с золотом китель, с шелковой перевязью, украшенной россыпью бриллиантов, и адмиральскими эполетами на плечах – эрзун, глава рейна, мой отец. Его белоснежные волосы ложились на поднятый воротничок мягкими прядями, изящные черты лица застыли, точно выточенные из белого мрамора, а в расширенных зрачках, похожих на две звезды, светилось узнавание.

– Эмиренайль?! – его голос сорвался.

Я замерла, до боли сжав пальцы в замок.

Второй даханн встал позади моего отца и положил руку ему на плечо, не отрывая от меня восхищенного взгляда. Его китель был приглушенного бежевого цвета, с серебряным позументом, а более скромные, чем у эрзуна, эполеты указывали на чин контр-адмирала. Секай. Он выглядел ровестником Рейхо, но при этом его взгляд отличался особой проницательностью, свойственной лишь единицам.

– Отец, это не Эмиренайль, – произнес он чуть слышно. – Это твоя дочь.

Рейхо как-то незаметно оказался между нами.

– Ваша Светлость, позвольте представить вам мою подопечную Виель Димантис. Думаю, вы убедились, что я был прав: в этой девочке течет ваша кровь.

– Я не склонен верить вам на слово, – отрезал эрзун, приходя в себя после минутного замешательства. Его пристальный взгляд буквально ощупывал мое лицо, изучая каждую черточку. – Скажи мне, дитя, – ласково начал он, обращаясь ко мне, – получила ли ты от эйра Кархадана Кодекс даханни?

Я напряженно кивнула.

– Ты открыла его?

Еще кивок.

– Что написано на последней странице?

У меня перед глазами все поплыло, а в следующий момент я уже видела четкие строчки, проносящиеся перед моим мысленным взором:

– "Аментис Ниара Виель дан Асторгрейн родилась на острове Кобос десятого эловеля 2783 года от становления Амидарейна по Всеобщему календарю"…

Я не успела договорить.

Он шагнул вплотную ко мне, схватил в объятия и сжал так, что весь воздух вылетел у меня из легких. Я услышала над своей головой прерывистый вздох, и всем телом ощутила, как лихорадочно забилось сердце под безупречным кителем эрзуна.

– Аментис… – он произнес это так тихо, что я едва уловила.

Поверх его плеча я беспомощно уставилась на Рейхо и второго гостя. Кархадан выглядел до нельзя довольным, как кот, объевшийся сметаны, а вот незнакомец немного напрягся, не спуская с меня пронзительного взгляда.

– Позвольте представиться, – он слегка поклонился, – Эймос Айвердан, по всей видимости, ваш брат.

Я полузадушенно икнула, скосив глаза на обтянутую белым сукном спину адмирала.

Эрзун выпустил меня из объятий, но тут же вцепился в руку, чуть выше локтя, точно боялся, что я исчезну.

– Аментис… – голос его был хриплым от тщательно скрываемых эмоций, – я твой отец, Рико Айвердан…

Ну, это я и так поняла.

Кстати, если верить Кодексу, то в Амидарейне только дочери имели право обращаться к родителям, как к матери и отцу, а вот для сыновей, рожденных от шейнаб, таких поблажек не существовало. Но, тем не менее, мой новоявленный брат довольно фамильярен по отношению к своему эрзуну… Неужели у них настолько близкие отношения?

– Ну вот, все познакомились, – удовлетворенно констатировал Рейхо. – Теперь можно обсудить и причитающуюся мне награду.

– Эйр Кархадан, – произнес мой отец официальным тоном, нахмурив изящные брови, – мы с вами уже обговаривали размер вашего вознаграждения. Я готов увеличить его втрое, если вы откажетесь от своих нелепых претензий.

– Нет, – Рейхо сжал губы в узкую полоску, – не откажусь. У нас с вами был договор: я возвращаю вам дочь, а вы даете мне шанс пройти на Аукцион.

– Вы же понимаете, что требуете невозможного? – вкрадчиво поинтересовался Эймос, подходя ближе.

– Всего лишь внести меня в число претендентов.

– Дазган не может участвовать в Аукционе. Это закон.

– Создайте прецедент, – усмехнулся Кархадан, – вы же, как никто, разбираетесь в законах, эйр тайный советник.

Мой брат скривился, будто раскусил лимон. Но меня его должность насторожила. Насколько я помнила, Тайная Канцелярия была тем самым органом, который занимался Древними расами и зреющим среди них заговором, а тайный советник, наверняка, являлся одним из винтиков этой мрачной имперской машины.

– Вы думаете, такая наглость сойдет вам с рук? – Эймос неприятно усмехнулся. – Не забывайтесь. Аментис дочь эрзуна сильнейшего рейна. Вы не сможете состязаться с претендентами на ее руку. Сил не хватит.

Рейхо прищурился, в его глазах так и сверкал неприкрытый кураж.

– Думаю, я смогу вас удивить. Все что от вас нужно – внести мое имя в списки. Неужели это слишком большая плата за вашу дочь? Учитывая, что она полукровка и никогда не станет полноценной даханни.

Эрзун коротко мазнул губами по моей макушке, будто хотел поцеловать, но в последний момент сдержался.

 

 Эймос издал короткий рык, в одно мгновение оказался на пути дазгана и схватил того за грудки. Притянул ближе, с едва сдерживаемой яростью, и прошипел ему прямо в лицо:

– Вы забываетесь, эйр Кархадан! Забыли, с кем разговариваете? Да кто вы такой, чтобы ставить условия Асторгрейну?!

 Рейхо спокойно оторвал его руки от мундира и процедил сквозь зубы, с легким издевательским оттенком:

– Да нет, почему же, прекрасно помню. Я тот, кто вернул Асторгрейну его величайшую ценность. Думаю, моя награда вполне соответствует подвигу.

 Эймос сжал кулаки. Айвердан над моей головой заскрипел зубами. Противостояние в кабинете достигло своего предела, я буквально ощущала молнии, проскакивавшие между тремя мужчинами. И эпицентром этого напряжения была именно я.

 Казалось, вот-вот разразится буря, и они накинутся друг на друга, как дикие звери. Пальцы эрзуна сжались, до боли сдавливая мое предплечье. Я вскрикнула.

И тут дверь в комнату буквально вылетела, снесенная ворвавшимися юмати. В мгновение ока мой новоявленный отец оказался прижатым к стене тремя охранницами, одна из которых приставила к его горлу обнаженную саблю, а меня, как куклу, задвинула за спину мрачная Рейла. Эймос и Рейхо резко отступили, поднимая руки.

– Вы наняли лучших из лучших, – прохрипел эрзун, скосив глаза на поблескивающий клинок. – Денег не жалко?

– Я же старался для будущей невесты, – ухмыльнулся Кархадан.

Юмати отступили, вкладывая оружие в ножны.

– Эйр Айвердан, нам лучше остаться здесь. Слишком напряженная атмосфера, – сухо заявила моя телохранительница.

– Аментис, я сделал тебе больно? – голос моего отца дрогнул, даханны напряглись, юмати схватились за эфесы, а я молча потерла предплечье.

– Не бойтесь, – хмуро бросила я, – синяк не останется.

Это хорошо, что юмати здесь, потому что у меня уже дым из ушей валит, так хочется расцарапать эти самодовольные даханнские физиономии. Не успели познакомиться, как уже меня делят. Устроили здесь внеочередные торги! А меня спросить?!

Я нагло отодвинула Рейлу и одарила отца самой что ни на есть любящей улыбкой. Его лицо тут же разгладилось, бледное сияние заиграло яркими вспышками – похоже, он был доволен.

– Папочка, – начала я, стараясь, чтобы сарказм был незаметен, – ты же заберешь меня из этого ужасного дома? Мне здесь так плохо! А этот Кархадан – он настоящий зверь!

Рейхо буквально оторопел, его губы дернулись, собираясь что-то сказать, но он так и застыл под направленными на него клинками юмати.

Эймос многозначительно приподнял брови, отец расплылся в довольной улыбке.

– Аментис, девочка моя, для тебя – все, что угодно. Собирай вещи, мы уезжаем немедленно!

Затем он развернулся к хозяину дома и сухо бросил:

– Сомневаюсь, что моя дочь захочет видеть вас в списке претендентов.

Мы уже покидали комнату, когда нам в спину донеслось:

– Смотрите, мой эрзун, как бы не пришлось пожалеть… когда за вашей девочкой явится тот, кому она отдала свою душу.

Глава 6

Собралась я на удивление быстро, возник только один вопрос – юмати. Это же Рейхо их нанял, он заключил контракт и оплачивал их услуги. И что теперь? Я отправлюсь в неизвестность совершенно одна, с абсолютно незнакомыми мне отцом и братом, от которых не знаю чего ожидать…

Такая перспектива вызывала опасения. Да, отец непременно наймет мне новых охранниц, но я-то уже привыкла к этим, да и общий язык мы с ними, вроде, нашли.

Я развернулась к эрзуну, который остановился в дверях моей комнаты, не решаясь войти. Назвать его отцом вслух у меня язык не поворачивался, разве что с издевкой, как перед Рейхо, но сейчас был не тот случай.

– Мой эрзун, – начала я серьезным тоном, от которого у Айвердана напряглось лицо, – могу я попросить об одолжении?

– Если это в моих силах, – медленно, будто раздумывая, произнес он.

– Я бы хотела, чтобы Рейла и ее подчиненные отправились со мной. Я не хочу другой охраны. Это можно устроить?

Он заметно расслабился, мне даже показалось, что выдохнул с облегчением.

– Да, конечно, тебе не нужно было об этом просить… они же и так последуют за тобой.

Я перевела взгляд на Рейлу и остальных юмати, укладывавших в саквояжи мои вещи. Охранница чуть заметно кивнула.

– Контракт заключается не с нанимателем, а с предметом опеки, – пояснила она, – есть стандартная процедура, по которой мы обязаны следовать за вами до определенного срока.

Я задумчиво почесала кончик носа.

– И когда этот срок наступит?

– Когда вы перестанете нуждаться в опеке.

***

И вот я уже стою на крыльце этого дома, одетая в закрытый дорожный наряд. Мои волосы, по имперской моде, зачесаны вверх и уложены крупными локонами; поверх прически – кокетливая шляпка-таблетка с изумрудным аграфом и сетчатая вуаль, прикрывающая лицо. Воротник-стойка у платья наглухо застегнут, а небольшой вырез в районе декольте открывает манящую ложбинку. Пышные буфы на плечах, длинные узкие рукава, отороченные тонким кружевом, юбка из серебристо-серого атласа, переливающаяся в солнечном свете.

И белые перчатки.

Из тонкой блестящей лайки, плотно обхватывающие мои руки, точно вторая кожа – неизменный атрибут даханни. Если мужчины вынуждены укрывать свою кожу от нездорового интереса санхейо, то женщины укрываются от мужчин.

Неадаптированные, такие, как я.

Меня ожидал закрытый экипаж. Две юмати забрались на козлы, две – на запятки. Рейла и еще одна – Даная – должны были ехать со мной, а остальные четверо – сопровождать карету верхом. Мои саквояжи уже погрузили в багажный дилижанс и отправили вперед, а Айвердан и Эймос все еще находились в холле, из которого доносился ожесточенный спор.

Я не могла разобрать, о чем они спорят, но собственное имя расслышала четко и не один раз. Рейхо продолжал упорно называть меня Виель, в то время, как брат и отец использовали имя, данное мне при рождении. И никто из них не называл меня тем тайным именем, которое знала только я.

Хотя нет, я же назвала им все свои имена, но они либо не обратили внимания, либо намеренно игнорировали. И почему-то я была уверена, что не хотела бы услышать свое тайное имя из их уст.

Невольно вспомнился Эйден – и в груди привычно заныло. Я закрыла глаза, представляя себе его лицо. Бронзовое, с золотящимися на солнце ресницами и бровями, с непослушной копной волос и серыми всполохами в глазах.

Кто-то коротко выдохнул рядом со мной. Я открыла глаза.

– Ты светишься, – каким-то напряженным тоном произнесла Рейла, не отводя от меня пристального взгляда.

– Я всегда свечусь, – криво усмехнулась я, пожимая плечами.

– Нет, ты светишься не как даханни, а как шайен. Садись в карету, иначе у тебя могут возникнуть проблемы…

– Они уже возникли, – произнес мрачный голос за моей спиной.

Я резко обернулась. На крыльце стоял Эймос, крутя в руках скаковой стек, и хмуро разглядывал меня.

– Это правда?

– Что? – я глянула на него с недоумением.

– Что ты обменялась кровью с Эйденом Даннаханом?

Я упрямо сжала губы в узкую полоску, но не выдержала и отвела взгляд.

– Правда, – едва слышно сказала я.

В руках Эймоса тихо треснул, переломившись, тонкий стек. Даханн отбросил его в сторону, что-то прошипел и быстрым шагом направился к своему коню. Я же увидела стоявшего в дверном проеме эрзуна. Похоже, что он все слышал.

Айвердан медленно двинулся в мою сторону. Вид у него был задумчивый, как будто он что-то решал для себя.

Подойдя ко мне вплотную, эрзун поднял руку и ласково провел пальцами по моей щеке. Я замерла, практически не дыша. Отцовская ласка была единственным, в чем я не могла себе отказать. Пусть мимолетная, пусть не бескорыстная, но ласка. Жизнь становится бессмысленной, если некому тебя обнять, не к кому прижаться, просто так, как ребенку, не переживая, что тебя неправильно поймут.

Передо мной стоял сильный и красивый мужчина, правитель и воин от рождения. Он смотрел на меня с грустным пониманием, от которого на мои глаза навернулись слезы.

Когда первая капля скатилась на щеку, он медленно стер ее и вдруг, с коротким вздохом, заключил меня в объятия. Я уткнулась носом в его плечо, собираясь позорно разреветься.

Но тут его слова прозвучали, как гром среди ясного неба:

– Ничего, адаптация вытравит из тебя эту дрянь. Ты станешь, как все, моя девочка.

Я отпрянула от него, как от змеи. Слезы моментально высохли, в груди заклокотала ярость. С силой сжав кулаки до боли, до судороги, я молча развернулась и направилась в сторону кареты. Краем глаза увидела, как Айвердан шагнул, было, за мной, но ему тут же заступила дорогу Рейла, напряженно качая головой.

– Мой эрзун, вам не стоит сейчас общаться с дочерью. Она очень расстроена вашими словами.

Ни слова не говоря, он отступил.

Когда я уже садилась в карету, неожиданно вспомнился Рейхо. Интересно, он даже провожать меня не выйдет?

Я оглянулась в последний раз, скользя взглядом по фасаду дома от черепичной крыши, вдоль крытой галереи второго этажа, по мраморным колоннам, поддерживающим широкий карниз над крыльцом…

Взгляд споткнулся на темном силуэте, замершем в открытых дверях.

Рейхо стоял на пороге, в тени, будто не решаясь выйти на свет. Он изменился: стал гораздо выше, раздался в плечах, франтоватый костюм клочьями висел на мощном теле, бугрившемся мускулами. Вся его поза говорила о напряжении, а пальцы с такой силой впились в дверную коробку, что я даже с такого расстояния различила глубокие царапины, оставляемые острыми когтями на лакированной поверхности.

Он обратился!

По какой-то причине он обратился в драха! И сейчас этот демон из преисподней из последних сил цеплялся за двери и тяжело дышал.

Я встретилась с ним глазами – и поняла. Это безумие. Амулет не смог его защитить.

Рейхо Кархадан одержим мною.

Глава 7

Даже не верится, сколько всего произошло за последние три дня. Я прибыла в Амидарейн вместе с карательной экспедицией, уничтожившей целый гарнизон, обзавелась личной охраной, встретилась с отцом и братом, узнала историю своего рода…

А еще поняла, что легко мне здесь не будет, что никого не волнуют ни мои чувства, ни мои желания. Здесь уважают лишь Закон, которому слепо подчиняются все даханны. Исключений не существует, а если и появляются – их тут же искореняют.

Как там сказал эрзун? "Адаптация вытравит из тебя эту дрянь". Что он имел ввиду? Вытравит мою шайенскую суть? Или тот огонь, который разбудил во мне Эйден, обменявшись со мной кровью? Или, может быть, Айвердан посчитал дрянью то чувство, которое теплится в моей душе?

Я тоскливо вздохнула, откидываясь на спинку сиденья и прикрывая глаза. Всего пара часов – и мы прибудем в Ризенпорт, где ждет корабль. Он увезет меня далеко отсюда, на острова Асторгрейна, затерянные где-то в Восточном море.

А там меня ожидает новая жизнь и новая борьба. Против законов, против правил, против могущественного клана. Выдержу ли я в одиночку? Остается лишь надеяться, что Эйден сможет меня найти.

***

Роскошный галеон "Гард-Эссанс" мягко покачивался на волнах. Солнце клонилось к западу, когда я взошла на палубу флагмана эскадры.

Я ожидала, что в команде не будет даханнов, ведь они не смогут укрыться от моего влияния, но, когда поднималась по сходням, именно даханн протянул мне руку, помогая взобраться на палубу.

Я растерянно застыла, не зная, что делать. На полуюте стояло четверо мужчин в военной форме. Я уже различала чины по цвету кителя и нашивкам. Два хуррана, один дазган и еще один – в голубом кителе тогуна. Кто они? Почему я не вижу на них амулетов? Неужели, они не боятся присутствия даханни на своем корабле?

– Эйры, позвольте представить вам сокровище Асторгрейна, – пророкотал за моей спиной самодовольный голос эрзуна. Твердая рука слегка подтолкнула меня в спину, заставляя сдвинуться с места. – Сегодня счастливый день для всех нас.

Четверо незнакомцев вытянулись в струнку, разглядывая меня с каким-то болезненным интересом. Я почувствовала, как невольно заливаюсь румянцем.

– Аментис, девочка моя, познакомься – это твои братья. Реймус Айвердан, мой младший сын, – тогун в голубом кителе вежливо кивнул, не отрывая от меня расширенных глаз. – Мои племянники и твои кузены: Алек Эйнандер, Ориен и Лукас Монскхальмы.

Дазган и оба хуррана поприветствовали меня кивками. В их звездных зрачках, затопивших сейчас всю радужку, сверкал неприкрытый восторг.

– Эйрина… – тогун смущенно откашлялся, – я очень счастлив… мы счастливы… – он поднял растерянный взгляд на эрзуна и вдруг тихо выдохнул: – Можно я ее потрогаю?

Я оторопела.

Айвердан медленно кивнул и Реймус осторожно, будто боясь испугать меня, поднял руку. Его ладонь замерла в паре дюймов от моего лица, так близко, что я почувствовала исходящее от нее тепло. Затем, он робко и неуверенно коснулся меня.

 

Дазган и хурраны, затаив дыхание, невольно подались вперед, где-то за моим плечом хмыкнул Эймос, эрзун бесстрастно улыбался, в то время как юмати рассредоточились по палубе, занимая выгодные позиции для моей охраны.

Лицо тогуна расплылось в блаженной улыбке, едва его пальцы коснулись моей кожи. Он прикрыл глаза и прошептал:

– Настоящая!

– Реймус еще не видел молодых даханни, – пояснил Айвердан. – Ты первая.

Я окинула новоявленного братца придирчивым взглядом. Он выглядел самым молодым из всех даханнов, которых я знала. Лет двадцать, не больше. Младший сын, получивший звание тогуна, а вместе с ним и соответствующий титул, в наследство.

– До двадцати пяти лет даханны не способны контролировать себя, – продолжал эрзун, – поэтому их встречи с юными даханни стараются исключить. Но ваше близкое родство блокирует Зов. Ты можешь спокойно общаться со всеми, в ком есть хоть толика моей крови.

Я облегченно вздохнула, неосознанно расслабляясь. У меня словно камень с души упал.

Когда-то я мечтала о толпах поклонников, но теперь пристальное мужское внимание начинало пугать. Все эти восторженные взгляды, застывшие улыбки, непонятное выражение в глазах – то ли тоска, то ли блаженство – от всего этого хотелось натянуть на голову мешок из пеньки и забиться в самый дальний угол.

– Реймус, – эрзун повернулся к сыну, – проводи нашу даханни в ее каюту. Эймос, ты со мной. Всем остальным – вернуться к работе.

Он послал мне ободряющую улыбку и многозначительно добавил:

– Позже поговорим. Мне хочется знать, как ты жила.

***

Что ж, мои новые апартаменты оказались не чета скромной каюте на фрегате Рейхо или той дыре, в которую меня запихнули на "Тамрисе". Здесь все было отделано тонким лакированным шпоном – и потолок, и переборки, а большое светлое окно, которое ну никак не получалось назвать иллюминатором, имело выход на балкончик с резными перилами. Балкончик этот нависал над кормой, создавая нереальное ощущение парения над бездной.

Вся мебель выглядела очень дорогой, с обилием позолоты, инкрустаций из слоновой кости и драгоценных камней. Особенно впечатлила кровать под гигантским балдахином из белого шелка, отороченного золотой бахромой. На этой кровати вполне могли уместиться три таких, как я.

А вот уборная весьма порадовала. С даханнским комфортом я была знакома не понаслышке и не желала от него отказываться.

Реймус мялся на пороге, видя, как я с деловым видом расхаживаю по каюте. Он явно хотел что-то сказать, но не решался.

– Спасибо, что проводил меня, – поблагодарила я, делая вид, что не замечаю его метаний.

– А?.. Да… Встретимся за ужином.

Он как-то потеряно улыбнулся мне и открыл двери, собираясь уйти.

– Подожди!

Он кинул на меня настороженный взгляд.

– Ты что-то хотел сказать? – с нажимом спросила я.

Он смутился еще больше. Всего лишь мальчишка, волею судьбы родившийся сыном эрзуна и моим братом, и получивший должность тогуна не за личные качества, а по праву рождения. Я не испытывала перед ним ни трепета, ни неловкости, будто он был одним из тех мальчишек из моего детства, которые свистели нам в след, когда мы с Дайной шли из школы.

– Да так, – начал он, отводя взгляд, – ничего особенного, просто подумал…

Реймус вдруг вспыхнул серебристым светом и быстро-быстро затараторил:

– Просто это так здорово, иметь сестру! Это даже лучше, чем захватить корабль или отбить остров. Я очень рад, что ты у нас теперь есть. Знаешь, когда отцу передали, что ты нашлась, он сначала не поверил и выгнал того дазгана. Этот Кархадан оказался очень упорным, предоставил доказательства твоего существования и не побоялся торговаться с отцом. Он сказал, что вернет тебя, только если взамен сможет попасть в списки женихов. А это противозаконно. У нас ведь очень большой рейн и очень богатый. К тебе будут свататься лучшие эрзуны Амидарейна! Из правящего рейна! Это такая честь для нас…

Его словесный поток замер под моим холодным взглядом. Я сложила руки на груди и с нарочитой медлительностью произнесла:

– Я тебя услышала. Закрой дверь с той стороны.

Мальчишка выскочил, как ошпаренный, полыхая серебристым светом. Меня же трясло от гнева, когда я падала на королевскую кровать.

Рядом тут же возникли верная Рейла и ее подчиненные. Захлопотали вокруг меня, пытаясь растормошить, но я грубо выругалась, предложив всем прогуляться на палубу. От этой опеки уже тошнило!

Оставшись одна, я уткнулась лицом в подушку и заорала во все горло, выплескивая в этом крике все то напряжение, что буквально разрывало меня изнутри.

Как же у них все просто! Не успели увидеть меня, как уже заранее все решили. Небось, и списки свои составили, чтоб не дай Двуликий, кто-то недостойный в женихи не затесался!

От таких мыслей захотелось взвыть.

Чувство одиночества и тоски до боли сдавило мою грудь. Я рванула ворот платья, распахнула двери и шагнула на балкон, ловя губами влажный морской воздух. Сердце заколотилось так, будто хотело вырваться из груди; я задыхалась, не понимая, что происходит.

Вся кожа горела, как во время инициации, меня словно ошпарили кипятком – всю, с головы до ног. Каким-то чудом я стянула перчатки и бросила их под ноги. Мои руки полыхали золотом с пурпурными проблесками. Это Ниара во мне рвалась на свободу, будто почуяв родную кровь.

Какое-то шестое чувство заставило меня поднять глаза к горизонту. Вдалеке еще можно было различить белые доки Ризенпорта, но мой взгляд притягивали не они.

Это было всего лишь видение, всего лишь намек.

Тонкая дымка на границе воздуха и воды.

Гордый бушприт и черные паруса. И человек, застывший на шканцах…

Я увидела его так близко, будто мы стояли лицом к лицу: непокорные волосы трепал морской ветер; брови хмурились, сойдясь на переносье, где залегла тяжелая складка; губы сурово сжались в узкую полоску, а в глазах застыла холодная ярость. Его взгляд был напряжен, он смотрел сквозь меня, будто что-то высматривал вдали.

Я, как во сне, протянула руку, желая коснуться этого видения, но вместо него поймала лишь пустоту. Воздух пошел рябью, как потревоженная озерная гладь – и все исчезло.