Ведьма с принципами

Tekst
49
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ведьма с принципами
Ведьма с принципами
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,61  22,89 
Ведьма с принципами
Audio
Ведьма с принципами
Audiobook
Czyta Анастасия Маликова
18,36 
Szczegóły
Ведьма с принципами
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Сандра, миленькая, помоги! – Передо мной, практически ползая на коленях, маячил глава города. – Не сможет сама она облегчиться от бремени!

Ага, помоги… Сначала: «Брысь отсюда, грязная ведьма!» А потом вот, со слезами на глазах умоляет о помощи.

Люди… Странные они. Не понимают чего-то, не осознают, не могут разобраться и старательно желают это уничтожить, избавиться, выгнать или того хуже – убить. Под «этим» я подразумеваю себя – Кассандру Амос, потомственную ведьму. И в этом мире я изгой, впрочем, как и все, кто смеет называть себя ведьмой. «Ведьмы вне закона, они никто, они не заслуживают жизни, не заслуживают права дышать одним воздухом со всеми остальными» – я опять мысленно цитирую слова из манифеста почившего короля Каранториана Жестокого. И что мы ему сделали-то такого? Ведьма дорогу, что ли, с пустым ведром перешла?

– Ладно, пошли, Жарт, – выдохнула, поддаваясь на уговоры мужчины, на глазах которого уже выступили слёзы. Схватила свой сундучок, содержимое которого представляло собой необходимый набор зелий и трав. А магия всегда внутри меня, неразрывно со мной связана.

Зима. Почти её окончание, на пороге маячила весна, пробиваясь подснежниками из-под снега. Но в лесу ещё по колено белого убранства, только узкая тропинка вилась от моего маленького домика в глубокой чаще леса в направлении города Онат. Под ногами хрустел снег, наши шаги отдавались глухим эхом в тишине. Топала следом за главой города, в руках которого одиноко болтался фонарь, освещая наш путь глубокой ночью. Днём не пришёл, видимо, сначала попросив помощи у повитухи.

Идти почти час пешком, но я привыкла. Уже давно. Маленький домик в глухой чаще леса. Здесь я выросла, проведя семнадцать лет жизни под покровительством бабушки Фраи. Мама, Альсия, умерла в родах, и даже бабушка, сильная ведьма, помочь не смогла. Вот так и остались мы с ней вдвоём в этом родном лесу, в своём уютном домике. Бабушки не стало семь лет назад.

Она меня всему научила: управлять своими стихиями, варить зелья, отвары и лечить. Сейчас, в свои двадцать четыре, я знаю и умею многое для того, чтобы выживать в этом мире, уметь прятаться, когда необходимо, и зарабатывать золотой своими услугами.

И как бы городские жители меня ни боялись, всё равно ведь приходят, обращаются, просят о помощи «грязную ведьму». Я не в обиде, пусть называют, как хотят, главное, чтобы платили. Мне тоже нужно выживать.

Вот и сейчас шли в город, где старшая дочь главы мучилась родами который час. Повитуха не справилась, и он пришёл ко мне. К кому же ещё? Я помогу, а он заплатит. На эти золотые смогу купить одежду и продукты, сделать заготовки для зелий. В городской лавке куплю порошки растений, которые в наших местах не растут, но очень мне нужны для редких составов.

Большой дом Жарта встретил нас множеством людей, собравшихся на первом этаже. Повитуха уже ушла, не в силах помочь, хорошо хоть сразу призналась, а то случаи бывают разные. Зашли, и все собравшиеся вмиг замерли, словно остолбенев, в упор смотрели на меня. Вроде и кривились брезгливо, но молчали – сейчас только я могла помочь женщине справиться, иначе всё закончится печально.

Скинула плащ с глубоким капюшоном, схватив сундучок, направилась на второй этаж. Куда идти, знаю, два года назад я уже здесь была, когда лечила младшего сына главы. Все остались внизу, лишь провожая меня взглядом на лестнице.

В большой комнате на широкой кровати распластана Мора, старшая дочь Жарта. Измученная, обессиленная, запыхавшаяся, хрипло дышала, глаза чуть приоткрыты, с надеждой смотрела на меня.

– Сандра, ты поможешь? – Тихий шёпот девушки, направленный в мою сторону.

– Да куда ж я денусь-то! Только сразу надо звать, а то повитуха наделала делов… – Понимала, что ей сейчас мои причитания ни к чему, но сдержаться не могла – такова натура.

Достала составы и принялась за дело. Сначала призвала силу стихии воздуха, вливая в Мору, помогая ей дышать, набраться сил, прояснить разум и помочь самой себе и малышу. Она словно ожила, открыла глаза, попыталась приподняться на кровати, показала, что чувствует себя хорошо. Теперь малыш. Зелье для мамы, но подействует на него, заставит быть активным, его помощь нам тоже нужна. Вот и всё – мы как слаженная команда, действовали вместе, я помогаю Море, она малышу. Каких-то полчаса усилий девушки, и счастливая мама уже держала на руках сына, который кричал во всё горло так, что уши закладывает.

– Спасибо, Сандра. Действительно спасибо, – скупая, тихая благодарность от Моры, но искренняя, со слезами на глазах.

Я собрала свои вещи и направилась на выход. Не стоит здесь задерживать дольше, чем нужно. Сделала дело, получила золотые и ушла в свой уютный домик. Жарт уже ждал меня внизу с нескрываемой радостью в глазах счастливого деда. Для него это первый внук, ещё и мальчик, что несказанно обрадовало мужчину. В мою ладонь лёг увесистый мешочек с золотом. Ух ты! Щедрость главы города сегодня не знала границ. А вот теперь радовалась я, чуть не подпрыгнув от полученной награды до потолка.

Все присутствующие молчали, провожали меня взглядом, пока я накидывала капюшон, чтобы, выйдя из дома, раствориться в ночи. Не попрощалась, позовут ещё и ещё, не один раз. Всегда зовут, когда нужна помощь, когда ситуация критическая и больше никто не может помочь.

Морозный зимний воздух резко ударил в лёгкие, обжигая прохладой, развеивая дурные мысли, давая облегчение и спокойствие. Карман грело золото, которого, мне на счастье, оказалось даже больше, чем я рассчитывала. Что ж, вечером вернусь в город, чтобы закупиться всем необходимым. В городе я появляюсь редко, меня все знают, особых почестей не выказывают, но и не трогают: каждый знает, что в любой момент может обратиться ко мне.

Скольким я помогла? Не счесть. Раньше этим занималась бабушка, но когда заболела, когда уже не смогла ходить, а потом и двигаться, все стали просить меня. Сначала я отказывалась, хорошо помня, какие оскорбления неслись нам с Фраей вслед, когда мы просто приходили в город за покупками, а потом бабушка объяснила, что только откликаясь на просьбы я смогу выжить, заработать золотой и жить спокойно в своём лесу. Обо мне знали все в городе, но, если на горизонте появлялись инквизиторы в поисках ведьмы или просто по своим делам, все молчали, словно набрав в рот воды, отрицательно мотали головами и делали удивлённые глаза: «Нет у нас ведьм, господин инквизитор, и никогда не было!»

В конце концов я поняла: мы нуждаемся друг в друге – я в жителях, они во мне. Так последние лет пять и существуем – исключительно на выгодных условиях друг для друга.

На линии горизонта заискрился розоватой дымкой рассвет, давая мне понять, что стоит поторопиться в лес. Идти ещё час по снегу. Много дел предстоит, да и Ос заждался, главное, чтобы не полетел за мной следом. А к вечеру вернусь сюда, чтобы приобрести для себя всё самое необходимое.

Ос, а точнее Освальд, уже нетерпеливо ждал меня, пристроившись на краю ветки большого дерева, раскинувшегося над моим домом. Мой совёнок крутил головой с большими жёлтыми глазами по сторонам, видимо, в поисках меня.

– А вот и я, – погладила тыльной стороной руки бело-серые мягкие пёрышки, отчего птица в удовольствии прищуривала круглые глаза. Теперь, успокоившись, он взметнулся, чтобы пристроиться на краю крыши дома.

Домик был небольшим, скромным, ему много лет. Бабушка рассказывала, что она здесь устроилась ещё в своей молодости, когда мама была совсем малышкой, а дедушка погиб в сражении с очередным королевством. Откуда появился этот дом, я так до конца и не поняла, а потом перестала спрашивать у неё.

У мамы дар был слабый, максимум, что она могла, – это варить зелья и собирать травы, а вот я другое дело: мне передалось от бабушки почти всё, начиная от способности управлять стихиями до возможности лечить людей. Мы, ведьмы, могли управлять четырьмя стихиями: воздухом, водой, огнём и землёй. Мне в дар достались первые две, что само по себе уже считалось редкостью, потому что и с одной управиться нелегко. Стихия высасывала из ведьмы жизнь, своего рода брала плату за возможность пользоваться ею. Но у меня всё было немного по-другому – когда я пользовалась магией, чувствовала, словно наполняюсь энергией, становясь сильнее. Бабушка мне этого так и не смогла объяснить, лишь уточнив, что так происходит потому, что я со своей силой нахожусь в полной гармонии.

Призывая воздух, я могла вызвать сильнейший ветер, даже бурю, сметавшую всё на своём пути, но могла и вдохнуть его в человека, как сегодня в Мору для придания сил, наполнения энергией. Даже подарить жизнь маленькому существу, например, такому, как Ос, которого два года назад я нашла в лесу выпавшим из гнезда. С тех пор он является моим постоянным спутником и глазами по ночам, указывая путь и предупреждая о приближении незваного гостя.

Со стихией воды всё было сложнее для меня… Она не поддавалась управлению так же легко, как воздух, но откликалась на мои просьбы всегда. Два года назад, в период сильнейшей засухи, когда вот-вот весь урожай должен был погибнуть, глава города попросил меня о помощи. Я долго думала, потому что каждое такое проявление магии отслеживается инквизиторами, и, помогая жителям города, могла накликать беду на себя. Решившись, всё-таки призвала дождь, который лил как из ушата долгих четыре дня, наполняя сухую, измученную землю такой долгожданной влагой.

Инквизиторы всё же появились, но все в городе, как один, уверенно говорили, что ни о какой ведьме они не знают. Тогда я затаилась на долгий месяц, не показываясь из леса в городе и страшась каждого звука и шороха. С тех пор больше такого не делала – помощь помощью, а своя безопасность дороже. Силы воздуха использовала не опасаясь. Лёгкая воздушная магия почему-то не попадала в поле магического зрения инквизиторов, они на неё просто не реагировали. Силу воды использовала лишь изредка для себя: оттаять реку, чтобы набрать воду или сделать так, чтобы вода расступилась, если глубина для брода была слишком большой. На этом мои эксперименты заканчивались.

 

За свою жизнь я опасалась всегда – бабушка научила этому страху с раннего детства. Она рассказывала, что ещё каких-то лет двадцать пять назад ведьмы спокойно жили в нашем королевстве Антарей, не прячась в лесах и захолустьях, не отказываясь от своего дара и способностей. Но всё изменилось во времена правления короля Каранториана Жестокого, который и прозвище-то своё получил именно по причине усиленного истребления мне подобных. Что послужило началом этой охоты, никто не знал.

Слухи и домыслы ходили самые разные, начиная от вполне обоснованных заканчивая самыми нелепыми, на мой взгляд. Кто-то говорил, что ведьма разбила королю сердце, кто-то – что прокляла его, наградив какими-то увечьями, а кто-то – что некая ведьма посягнула на сам королевский трон. Что случилось на самом деле, возможно, никто так и не узнает, как и то, что происходит с ведьмами, которых нашли и забрали инквизиторы. Они просто пропадали, никогда не возвращаясь домой. За долгих двадцать пять лет изловили многих из нас, а те, кто остались, прятались, стараясь практически не использовать свою силу, чтобы не быть замеченными. Ведьм в нашем королевстве осталось мало, очень мало.

Антарей – самое большое и могущественное королевство в нашем мире, истребляя ведьм, заставляло их отправляться в другие края, чтобы скрыться от преследования. Но многочисленные соседние небольшие королевства не желали обострения отношений с нашими правителями, отлавливая и отдавая ведьм обратно. Замкнутый круг – и здесь небезопасно, и скрыться негде.

У короля было королевское отделение специальных магических дел, которое занималось всем, что связано с магией. Инквизиторов было легко узнать: все как один высокие, широкоплечие, в чёрной форме с длинными плащами и знаками отличия их отдела на груди – грифон. Даже если на инквизиторе была обычная одежда, он чувствовался сразу – все мужчины этого отделения обладали тёмной магией, густой, вязкой и очень сильной. Она окутывала, подчиняла, лишала воли и способности говорить, выуживая из человеческого сознания все мысли и желания, даже самые потаённые и самые глубокие.

Проблема была в том, что на ведьм их магия не действовала, но нашу они почувствовать могли, именно так и находя в королевстве. Именно поэтому я так боялась попасть к ним в руки – не знала, как правильно реагировать на их магию, потому что никогда не видела, как она действует на обычных людей. На себе испытать пришлось единожды, и вот уже четыре года я всячески пыталась об этом забыть…

В последние лет пять инквизиторы сбавили свой пыл в отношении ведьм, меньше искали и отлавливали, а тех, кто владел магией воздуха, вообще не брали в расчёт, считая, что она безвредна. Я даже как-то узнала, что в столице жили ведьмы, которые занимались лечением и продажей зелий легально, открыто выставляя себя напоказ. Но ведьмы с тремя другими стихиями по-прежнему интересовали помощников короля, их искали и отлавливали, забирали из семей, отправляя в столицу королевства Сантарию. По этой причине я практически никому не признавалась в том, что способна управлять водной стихией. Знал лишь глава города, но и он поклялся молчать после того, как я спасла урожай.

Жизнь здесь казалась мне относительно спокойной. Нет, я, конечно, всё время была начеку, редко наведываясь в город, сторонясь незнакомых, всячески избегая заводить новые знакомства и с кем-либо делиться сведениями о себе. Но раз в год меня всё же посещало беспокойство: королевская ежегодная охота проходила именно в наших лесах по причине того, что здесь обитали Охры – большие редкие кошки с ценным серебряным мехом, который использовался для отделки королевских нарядов. Конечно же, охотиться на них имел право только король, простому человеку охота на этого зверя грозила казнью.

В последние пять лет, когда на престол взошёл новый, молодой король, добычи на охоте почти не было, и это мероприятие превратилось, скорее, просто в королевскую традицию. Поговаривали, новый король совершенно равнодушен к охоте и убийствам животных, предпочитая более изысканные занятия. Что ж, через неделю начнётся охота, и мне снова придётся затаиться на несколько дней.

Ближе к вечеру я направилась в город, чтобы зайти на рынок и закупиться в лавке у Изы. Набросив глубокий капюшон, бродила по рядам, выискивая продукты, способные храниться дольше, благо холод сейчас позволял. Все знали, кто скрывается под плащом, но комментарии не отпускали, лишь молчаливо обслуживая меня и подавая то, что я просила. Когда с запасом провизии было покончено, отправилась прочь от рынка прямиком в лавку.

Открыв большую деревянную дверь с вставками из цветного стекла, услышала, как над головой трелью прозвенел колокольчик, извещая хозяйку о моём приходе.

– Сандра! – Из подсобки выскочила Иза, пожилая женщина лет шестидесяти, тучная, круглолицая, но всегда приветливая и улыбчивая, даже со мной.

– Иза, я к тебе. Вот то, что мне нужно. – Положила перед ней обрывок листочка, на котором ровным, аккуратным почерком вывела нужные травы. – Расплачусь сразу, никаких долгов.

– Ой, да брось. – Она небрежно махнула рукой. – Я ведь знала ещё Фраю, в ком в ком, а в тебе я уверена. Ты же никуда не пропадёшь из своего леса! – Она заливисто рассмеялась, по-доброму, как умела только эта женщина. – Ну посмотрим… Всё есть.

Иза заторопилась, собирая в небольшие бумажные пакетики нужные мне порошки и травы, раскладывая всё аккуратно и бережно, чтобы не просыпать и крупицы. Каждый она подписывала, чтобы не перепутать, скорее, для себя, потому что я по запаху знала, что где находится.

– Готово! – Она выставила передо мной ряд завёрнутых пакетиков, попутно проверяя, всё ли приготовила по списку. – Скажи, это ты сегодня дочери Жарта помогла, а?

Я потупила взгляд, не решаясь признаться в том, что помогла Море. Никогда не стеснялась того, что я ведьма, тем более все об этом знали, но такие моменты прямых вопросов почему-то впадала в глубокий ступор, не в силах открыть рот.

– Ой, не хочешь – не говори, все знают, что ты! Повитуха бежала из дома главы, как ошпаренная, столкнувшись со мной у дверей лавки. Если бы справилась, непременно похвасталась. Надеюсь, он хотя бы щедро тебя отблагодарил? – Иза подмигнула мне, зная, что Жарт тот ещё скупердяй.

– Более чем. – В воздухе показала большой мешок с золотом. – В этот раз не пожадничал!

– Ну и хорошо, ну и славненько… а то знаем мы… а потом ты другим в помощи отказываешь… – Женщина потупила взгляд, напоминая о ситуации два года назад, когда мясник Ибр за помощь своей жене и золотого мне не дал. Но тогда на него ополчилось полгорода и расплатиться ему пришлось, чтобы это не отразилось на других моим отказом.

– Спасибо, Иза, за товар и за доброе отношение. – Я улыбалась ей, благодарно улыбаясь. Иза всегда относилась ко мне по-доброму, обслуживала без презрения и всегда была не прочь поболтать. – Мне пора, нужно вернуться в лес до темноты.

– Приходи, Сандра, и, – она схватила меня за руку, – не забывай – через неделю начнётся охота!

– Помню, я всё хорошо помню. – Такое захочешь – не забудешь.

Выскочив из лавки в отличнейшем настроении, направилась прочь из города со всеми своими приобретениями. Сюда я вернусь нескоро, приобретённого хватит надолго, лишь если обратятся за помощью, придётся вылезти из своего лесного захолустья.

Шла не спеша, довольно слушая звуки леса вокруг и проваливаясь в трескучий снег под ногами. Теперь спешить некуда, а точнее, придётся притаиться на неделю, пока идёт королевская охота. Начиная с северной части леса, король с приближёнными, загонщиками и собаками двигался вглубь чащи, загоняя и отлавливая зверей. К моему жилищу они ещё ни разу не подбирались, но всё когда-нибудь случается впервые. Я осторожна, сейчас высовываться никак нельзя.

Ос встречал меня на своём привычном месте, совёнок уже большой, и скоро его любимая ветка просто не выдержит взрослую птицу. Я остановилась, перебирая пальцами гладкие пёрышки.

– Угху, – словно одобрительный возглас и приглашение продолжить моё занятие. Он спокоен, я знаю: легко нахожу подход к животным, чувствуя их, понимая, что они ощущают.

Если поблизости появляется кто-то посторонний или дикий зверь подбирается к домику слишком близко, Ос, чувствуя опасность, кричит как ошалелый, тем самым давая понять, что нужно насторожиться. Именно своими предупреждениями он неоднократно спасал мои запасы от дикого зверя. Каким бы ни был зверь, меня опасались даже они, ведьма всегда в ладах с природой, способна найти общий язык и отпугнуть любых животных. Но чаще всего они меня не трогали вообще, сторонясь, не приближаясь.

Солнце катилось к закату, тем самым напоминая, что у меня всего неделя, чтобы всё сделать. Я натаскала воды из небольшой речки, звонко бегущей в паре миль от моего домика, запаслась хворостом, разложила купленные продукты. Всё, как всегда, и так каждый год: всё успеть и ничего не забыть. В период королевских развлечений я даже свечи не зажигала, опасаясь, что тонкий огонёк могут увидеть издалека и прийти ко мне с вопросами.

Глава 2

Неделя пролетела незаметно. Снег в лесу сходил медленно, не спеша, словно зима желала задержаться в своих правах, отчаянно не впуская весну. У меня было достаточно времени, чтобы натаскать хвороста и запастись водой.

Охота закончится, и всё войдёт в прежнее русло. Как только весеннее солнышко согреет воздух и тепло сменит зимнюю стужу, я займусь привычными делами: выращиванием растений и собиранием трав для приготовления необходимых зелий. В этом году заготовок хватило практически впритык, но год на год не приходится, никогда не угадаешь заранее.

Ос кружил надо мной, пока я заканчивала последние приготовления. Неожиданно со стороны большой реки раздался лай собак – охота началась! Поспешила в дом, забрав с собой птицу и закрывшись на большую, толстую щеколду.

Отчаянно прислушиваясь к звукам за окном, совсем не заметила, как солнце опустилось за горизонт и на лес опустилась густая темнота. Без света свечи было одиноко, лишь небольшой огонёк пробивался сквозь щели небольшой печки, окутывающей теплом мой домик. Ос пристроился около окна, пригревшись, сощурил глаза, словно дремля. И хотя совы ночные хищники, раз в год, оказываясь со мной в «заточении», птица подстраивалась под мой режим, бодрствуя днём и мирно посапывая ночью.

Наблюдая за передвижениями совы, даже не заметила, как провалилась в глубокий сон… всё тот же самый… Мой самый страшный кошмар, даже по прошествии четырёх лет сковывающий по рукам и ногам, заставляя сердце бешено колотиться и выскакивать из груди прочь. Много раз я сама себе говорила в сновидениях: всё, что вижу ‒ ненастоящее, ужасная фантазия лишь пугает, заставляя тело содрогаться в ужасе. Но каждую ночь всё повторялось снова и снова: бешеный бесконечный круговорот, и нет ему конца, словно я в западне и никак не могу выбраться.

Сквозь сон слышала крик совы, птица яростно билась в окно, словно хотела пробить его насквозь и оказаться за пределами дома. Стряхнула с себя остатки сновидений, а вместе с этим ушёл и мой кошмар, как всегда бесцеремонно пробравшийся в сны. Домик освещал яркий свет луны. Подойдя к окну, всмотрелась в сумрак, пыталась разглядеть, что же так обеспокоило Оса, но ничего и никого вокруг нет.

Птица не унималась, начиная ломиться в двери, создавая шум быстрыми взмахами крыльев. Быстро оделась и поспешила на улицу. Чувствовала, что Ос взбудоражен, но просто так он меня беспокоить не стал бы.

Выскочив на крыльцо, столкнулась лишь со звенящей тишиной ночного леса: нет звуков, совершенно. И чего Ос так встрепенулся? И его, кстати, совсем не видно… Над головой звук взмахов крыльев, сова кружила надо мной, словно звала куда-то вглубь густого леса за собой. Что ж, дружок, пойдём посмотрим, что так тебя взволновало.

Брела в темноте, хруст снега под ногами отдавался гулким эхом в тишине. Я не боялась леса ночью, это мой дом, я знала его, а он меня. Мы как хорошие знакомые помогаем друг другу, оберегаем, защищаем.

Ос вёл меня всё дальше и дальше в направлении речки. Делая шаг за шагом, всё отчётливее слышала шум маленькой воды, мирно скользящий в тишине.

И ещё какой-то звук. Посторонний.

Поняла – фырканье лошади, она совсем близко. Даже отсюда чувствовала волнение животного, оно взбудоражено и потеряно, волнение передалось и мне, заставляя нервничать. Пройдя ещё немного, заметила очертания незваного гостя, расположившегося около большого дерева. Животное, нервничая, переминалось с ноги на ногу, будто снег обжигал и невозможно дольше минуты стоять на одном месте.

Подошла ближе, протянула руку, показывая, что не стоит меня бояться – я не враг. Влажный нос уткнулся в ладонь, активно собирая запах с кожи и изучая меня. Гладила коня по длинной морде, даже в полумраке видела, как белая шерсть блестит, переливаясь под скудным лунным светом.

 

Я не сразу заметила седока… А точнее, мужское тело, распластанное на спине животного. По бокам лошади тонкими струйками стекала кровь, окрашивая белоснежный снег багровым цветом.

Я замерла. Прислушалась – мужчина дышит, очень тихо, почти неслышно.

Он ранен.

Я застыла в нерешительности. Возможно, он один из свиты короля, и запланированная охота пошла не по плану. Ему нужна помощь, ему нужен лекарь, ну или ведьма, которая поможет… Привести сейчас его в свой дом означало выдать себя, своё укрытие и себя как ведьму. Я не знала, кто он и откуда, на что способен и какое положение занимает. Возможно, он даже инквизитор… Хотя нет, на лошадях они передвигаются редко, предпочитая летать на грифонах, которые очень быстро преодолевают огромные расстояния.

Минуты утекали в никуда, а я стояла как вкопанная, не в силах пошевелиться и принять решение. В голове набатом стучал вопрос – как поступить? Если я ему не помогу, он, скорее всего, умрёт. И я приняла решение. Схватила лошадь под узду и повела в направлении своего дома. Быстро. Пока не передумала, не отступилась.

Животное резво передвигало копытами по снегу, а над моей головой в волнении кружил Ос. Он вёл меня именно к раненому, почувствовав его на таком большом расстоянии. Значит, так нужно.

Подвела коня прямо к крыльцу и потянула седока на себя, стараясь стащить вниз. Он резко упал, и я вместе с ним оказалась распластанной на земле, путаясь в его длинном плаще. Кое-как выбравшись из-под мужчины, постаралась приподнять его, чтобы затащить в дом. С большим усилием мне всё-таки удалось это сделать. Вернувшись, привязала лошадь к большому дереву, на котором уже расположилась моя сова.

Быстро зажгла в домике свечи, чтобы видеть и понимать, с кем имею дело. Мужчина намного больше меня и выше головы на две, худощавый, но достаточно тяжёлый для девушки моей комплекции. С трудом втащила его на кровать и теперь отчётливо видела стрелу, торчавшую в груди с левой стороны.

Нехорошая рана…

Ему повезло, что ещё дышит. Нужно его раздеть, поэтому я обломала стрелу практически у основания и быстро избавила своего гостя от одежды. Дорогой плащ с капюшоном, отделанный меховой оторочкой и замком-цепочкой говорил о высоком положении. Простые люди себе такого позволить не могут. На нём добротная, дорогая одежда из толстой, хорошей кожи – форма охотника, точно из свиты короля. Высокие сапоги стянула с трудом, практически упав вместе с ними на пол.

Подставив свечу ближе, теперь могла не стесняясь рассмотреть мужчину: высокого роста, худощавый, но сложен крепко. Светлая кожа и пшеничные волосы чуть ниже плеч, острый нос чуть с горбинкой и тонкие губы, уверена, у него светлые глаза… Заметила, что пальцы на руках длинные, тонкие, без мозолей, что означает – работать физически не привык, да и оружие держать тоже.

Придётся его приподнять, чтобы вытащить стрелу со спины: резко дёрнула, и он захрипел, словно я своим движением перекрыла ему кислород. Принялась за лечение сначала накачивая его силой воздуха, наполняя лёгкие и выравнивая дыхание. Грудная клетка поднималась размеренно, спокойно. Зелье уже варилось, почти готово, совсем немного. Влила в рот мужчины несколько капель, пока этого достаточно, нужно понемногу. Края раны тут же слегка стянулись, почти незаметно для кого-то другого, но я свою работу вижу. Лицо моего гостя покрыто испариной, тело потряхивало от озноба, а губы потрескались от недостатка влаги, но это не самое страшное.

Главное, чтобы завтра пришёл в себя, дальше уже будет легче.

Я почти не спала, будто находясь в лёгкой дрёме и постоянно прислушиваясь к звукам незнакомца. Уже рассвело, но мужчина пока не приходил в себя.

Осмотрела лошадь, убедилась, что животное не ранено, а кровь на нём принадлежит лишь загадочному седоку. Животное успокоилось и больше не нервничало, давая без опаски себя погладить и расседлать.

Войдя в дом, тут же услышала негромкие хрипы, что означало – мой гость пришёл в сознание. Главное теперь, чтобы не сорвался с места, не делал резких движений, иначе вся моя работа пойдёт прахом и нужно будет всё начинать сначала. В два шага добравшись до мужчины, не задумываясь прижала его ладонью к кровати, не давая подняться.

Угадала – глаза серые, светлые и добрые. Он непонимающе таращился на меня: взгляд затуманен, не понимает, где он и что происходит.

– Т-ш-ш-ш, – осторожно надавила ему на грудь, успокаивая и давая понять, что всё хорошо. – Я нашла тебя ночью в лесу, ты был ранен. Стрела прошла насквозь. Не делай резких движений, иначе будет очень больно.

Он меня услышал, потому что тело под моей ладонью расслабилось, а голова откинулась на подушку. Теперь, когда взгляд мужчины прояснился, он с интересом рассматривал меня и моё жилище.

– Где я? – еле выговорил хрипловатым голосом.

– В Орманском лесу. Сейчас время охоты, ты из свиты короля? – Незнакомец молча кивнул, а я заволновалась.

Для меня же лучше, если он не поймёт, что я ведьма, главное, не выдать себя, не показывать свою силу, обходясь исключительно отварами для его лечения.

– Как тебя зовут? – Я занялась сменой повязки, которая за ночь немного пропиталась кровью. Нужно говорить с ним, чтобы немного отвлечь от того, что я делаю.

– Гари… Гари.

– Что ж, Гари, интересное имя, никогда такого не слышала. Так ты из свиты короля? Какая у тебя должность? – спрашивала не из праздного интереса. Если он из прислуги, будет намного проще скрыть, кто я.

– Я загонщик. Моя задача сделать так, чтобы дичь вышла на нужное место, а король смог спокойно её добыть.

– Как получил стрелу?

– Не знаю… загоняли дичь, делая круг по лесу… Даже не понял, откуда она прилетела, не ожидал… – Голос стал поживее, и теперь мужчина с интересом меня рассматривал не стесняясь.

Я могу ошибаться, но он мало был похож на прислугу. Ещё вчера, избавляя его от одежды, обратила внимание на его руки: белая кожа без мозолей и следов труда, тонкие, аккуратные пальцы указывали на аристократа. Кажется, мне что-то недоговаривают…

Закончила со сменой повязки, позволив мужчине немного расслабиться и сменить позу на кровати.

– Как тебя зовут?

– Сандра. – Полное имя называть не стоит, да и не к чему ему знать.

– Ты живёшь в лесу? Одна? Давно? – Он немного приподнялся на кровати, подложив под спину подушку.

– Слишком много вопросов, Гари, для того, кто только что очнулся после ранения!

– Мне просто интересно! И я же должен знать, кого благодарить за спасение своей жизни! – Мужчина смотрел на меня своими серыми глазами. Его взгляд был похож на глаза ребёнка, с интересом рассматривающего нового человека.

Казалось, в нём нет абсолютно никакой злобы или отрицательных черт, присущих мужчинам в наше время. Такие, как он, точно не бывают инквизиторами – магия в нём светлая, однозначно, он несёт только добро и положительные эмоции.

– Когда-то жила здесь с бабушкой, но она умерла. Теперь живу одна. Я лекарь: собираю травы, делаю отвары для лечения и помогаю людям так же, как тебе. – Я говорила уверенно, и казалось, он безоговорочно верит всему сказанному.

– У короля тоже есть лекарь, но он не такой… симпатичный, как ты! – Сказав это, Гари смутился, словно воспоминания о дворцовом лекаре вызвали неприятные ассоциации.

– Ты знаком с королём лично? – Я села на стул, оказавшись прямо напротив Гари.

– Да, видел его на охоте и во дворце.

– Какой он? – интересовалась из любопытства.

Поговаривали, что новый, молодой король разительно отличался от деда и отца, всю жизнь отчаянно охотившегося на ведьм и истребляющего их. В нём не было злобы и кровожадности, и многие питали надежду, что настало именно то время, когда таких, как я, перестанут преследовать и уничтожать.