3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Успей меня спасти

Tekst
20
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Успей меня спасти
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

 Алекс Регул

 «Успей меня спасти»

***

– Лена! Дочка, ты собираешься сегодня в школу?

Нехотя Лена выглянула из своей комнаты и крикнула отцу, который готовил на кухне завтрак:

– Папуля, а можно я сегодня немного опоздаю?

– Конечно, дочь! А я можно тогда немного опоздаю с подарком? И подарю тебе ролики не на день рожденья, а на Новый год?

– Это не честно! День рождения у меня через два дня, а Новый год через три месяца. Да и потом, зачем мне ролики зимой? – неспешно брела Лена по коридору в сторону кухни.

Завидев своё чадо, Егор улыбнулся.

Его дочка была копией… нет, не матери, которой с ними не было уже пятый год, а именно отца. «Папина дочка» во всех смыслах. У Лены была короткая стрижка с длинной чёлкой, которая ещё выразительней делала её большие карие глаза. С цветом волос девушка предпочитала не экспериментировать. Поэтому он был родной, простенький, тёмно-русый. Для своих почти шестнадцати лет Лена была высокого роста. И имея худенькую, стройную фигуру, она на вид была уже далеко не ребёнком. Именно это обстоятельство доставляло отцу дополнительные переживания. Морально он не был готов, что его девочка может нравиться представителям мужского пола. И не важно, что эти самые представители, ещё совсем недавно с сопливыми носиками бежали на свою первую школьную линейку. Мальчики ведь тоже повзрослели, как и его девочка.

На прошлой неделе Егор заезжал за Леной в школу, чтобы забрать её после занятий и отвезти в гости на выходные к своей сестре, которая с мужем жила в пригороде, и всегда очень радовалась, когда её любимая племянница, и конечно, любимый братик, приезжали погостить. Припарковав машину напротив входа в парк перед школой, Егор во всей красе имел возможность пронаблюдать, что собой представляют парни-старшеклассники. Егор пришёл к выводу, что их можно охарактеризовать одной фразой – громадная энергия без вектора. Гормоны, начавшие свой бег по организму, частично блокировали связь мозга и остальных частей тела. Особенно Егора возмутил тот факт, что когда его дочь проходила мимо шайки школьников-переростков, двое из них проводили её оценивающим взглядом.

Странная по своей природе, но колоссальная по эмоциональной силе ревность отца. Отца, готового свернуть башку любому, кто представляет потенциальную опасность, посягая на честь его дочери. Но при этом сыновей отцы не ревнуют, не опекают по отношению к противоположному полу. Совсем наоборот, даже относятся с долей гордости за своё чадо, которое оказалось оценено и востребовано у дам. Есть в этом доля парадокса. Хотя понять, почему это происходит нетрудно.

Егор для Лены был единственным родителем, его никто не сдерживал в вопросе контроля над ней. Но тотальный контроль с его стороны, дочку совсем не напрягал. Лена старалась не расстраивать отца, а быть ему помощником. Дискотеки и другие развлечения в распорядок её недели не входили. Но она не сокрушалась. Отчасти потому, что девочки, у которых нет мам, раньше взрослеют. И дело тут не в том обременительном объёме бытовых обязанностей, который они начинают разделять с папой, а в том, что им не перед кем быть маленьким ребёнком. Отцы в этом плане зачастую сами нуждаются в ласковом слове, сострадании и понимании.

Иногда Лене казалось, что девочки взрослеют, а мужчины всё равно так и норовят остаться детьми, за которыми нужно ухаживать и заботиться. Но при этом у них, у мужчин, в частности у папы Лены, и в мыслях не возникнет желания расстаться с ролью главнокомандующего в семье. Он всегда командует парадом.

– На роликах по снегу глупо кататься, – подойдя к отцу и посмотрев на его старания приготовить кофе, тихо произнесла Лена.

– И какой вывод? – уточнил отец.

– Отправляюсь в школу! И без опозданий!

– Умница! – он поцеловал дочь в щёчку.

– Пап, а что ты делаешь?

– Кофе готовлю.

Лена отобрала у отца кружку и вылила её содержимое в кофейную турку.

– Пап, это не тот молотый кофе, который добавляют прямо в кружку. Этот надо варить.

– Да? Не заметил.

Лена зажгла конфорку под туркой и стала контролировать процесс приготовления кофе.

– Сейчас всё исправим, – спокойно сказала она.

Егор присел на стул рядом с окном и, посмотрев на просыпающийся город, поинтересовался у дочери:

– Я заметил, что ты как-то без инициативы начала этот учебный год. Всё время с надрывом собираешься в школу. У нас проблемы, о которых я не знаю? Тебе что-то мешает?

Лена стояла спиной к отцу. Но по её напрягшейся позе он понял, вопрос для дочери болезненный.

– Нет, пап. Всё нормально.

Соврала, догадался Егор.

– В эту пятницу родительское собрание. Меня сюрпризы там не ждут? – на всякий случай уточнил он.

Лена налила приготовленный напиток в кофейную чашку и подала её отцу.

– Спасибо, дорогая.

– Пап, у меня всё нормально с учёбой. Не придумывай себе проблемы.

– Ты случайно не… – он замялся, боясь произнести слово "влюбилась" и в последний момент изменил свой вопрос, – не передумала поехать вместе с одноклассниками на базу отдыха на эти выходные?

– Нет, не передумала. Тем более что ты уже оплатил моё пребывание там.

– Деньги это не причина. Главное, чтобы ты хотела там быть.

– Папуля, опять ты себе придумываешь проблемы. Я хочу поехать с одноклассниками на базу отдыха. К тому же, едут не все, а Ольга Петровна просила от коллектива не отрываться.

– А кроме неё самой, кто ещё будет за вами присматривать?

– Борис Петрович, наш физрук. Потом, будет ещё отец Тимура Громова и отец Алины Васильевой.

– Бедная ваша Ольга Петровна. На что она рассчитывает, полагая, что сможет проконтролировать не только вас, своих учеников, но ещё трёх взрослых мужиков, которые будут на природе, к тому же, вдали от жён?

Лена улыбнулась.

– Дочь, может, мне всё-таки отменить встречу со Ждановым и в субботу присоединиться к вам?

– К нам с Ольгой Петровной присоединяйся. Я возражать не стану. Но если планируешь, присоединиться к отцам и физруку, то лучше не надо.

– Это когда я смущал тебя своим поведением?

– Никогда! И дальше себя также веди! Пап, я, наверное, всё же опоздаю в школу. Ты меня заболтал!

– Лишь бы не заколебал, – уже уходящей по коридору дочке, улыбаясь, сказал Егор.

Лена остановилась перед дверью в свою комнату и с нежностью во взгляде посмотрела на отца.

– Я тебя люблю.

– И я тебя тоже, доченька.

***

Она не опоздала. И теперь, сидя за партой, ждала начала уроков.

Или не их?

Это началось первого сентября. Когда для всех наступил просто очередной учебный год, для неё начался один большой кошмар. Виноватой в котором, была отчасти её подруга Леся, которая, закончив девятый класс, простилась со школой и поступила в мед. колледж. Оставив тем самым Лену без дружеской поддержки, а главное, освободив половину парты. Именно это вакантное место и было занято новым одноклассником, Андреем, по фамилии Буров. Рослый, крепкого телосложения, он сразу привлёк внимание женской половины класса. Лена же, которая всегда старалась избегать "популярных вещей", на которые велась общая масса, поневоле оказалась в центре событий. Одни одноклассницы в укор ставили, что сманила новенького, другие с критикой контролировали её корявое общение с соседом. А Вика Рубальская, староста, спустя несколько дней после того, как появился Андрей в классе, выловила Лену в коридоре на перемене и предложила ротацию посадочных мест. Но, несмотря на то, что присутствие Андрея напрягало, сидеть с грубияном Сорокиным, Лене вообще не улыбалось. Она отказала Вике. За что получила новый виток сплетен и подколов.

Да и он, сосед, каждый день из кожи вон лез, чтобы обратить на себя внимание. То он фатально проваливал контрольную работу по алгебре, и Лена, из сострадания, дала ему правильные варианты ответов. Он жадно ловил её подсказки и в результате незаметно грудью прижался к её плечу, в то время как его рука уже давно лежала на спинке её стула. По закону невезения это было замечено математичкой. Она на весь класс сделала замечание, что нужно контрольные задания решать, а не зажиматься на последней парте. И если Лену такое замечание ужасно пристыдило, то Андрея только повеселило, и он бодрым голосом пообещал учителю, что постарается сдерживать свои эротические желания, по крайней мере, на уроках алгебры. Класс грохнулся от смеха. Лена сжалась в комок и подумала о Сорокине. И уже не как о грубияне.

Но на следующий день, когда была физкультура, очередная выходка Бурова, заставила переключиться класс на пересказ нового анекдота.

Нужно было построиться в две шеренги, девочки и мальчики. И потом разбиться по парам. Все стояли, как всегда, по росту. Самому высокому мальчику досталась самая высокая в классе девочка. Нехотя Лена подходила к Андрею. Предыдущий опыт общения с соседом подсказывал, нужно быть начеку. Да и любопытные взгляды одноклассников, ожидающие шоу, не вселяли в Лену оптимизма.

– А теперь, – скомандовал физрук, – когда вы разбились по парам, выполняем упражнение для укрепления мышц живота. Один из партнёров занимает позицию лежа на спине, руки за голову, и осуществляет подъём корпуса. Другой партнёр фиксирует его ноги за лодыжки и ведёт отсчёт. Мальчикам три раза по тридцать, девочкам два раза по двадцать. Вопросы есть?

Класс, зная суровый характер физрука, монолитно молчал.

– Приступаем! Парни, первый круг ваш!

Андрей принял позу лёжа на спине. С опаской Лена положила свои руки на его лодыжки. Упражнение началось. Физически Андрей был развит на «отлично». И не нуждался в помощи, как на алгебре. Чего не скажешь про Лену. Она старалась изо всех сил, однако, на втором подходе в конец вымоталась. Но "партнёр" делал вид, что не понимает её состояние и упорно требовал от неё подъёма.

– Пятнадцать… Пятнадцать. Давай ещё немного! Умница, – Лена упала в позицию лежа. – Шестн… Шестнадцать. Ты чего лежишь?

 

– Я устала. Больше не могу.

– Можешь!

– Нет.

– Михеева, я с тебя не слезу пока ты двадцать раз не поднимешься.

Рубальская Вика, которая отжималась поблизости, захихикала, и было ясно, реплика Бурова ушла в массы.

– Не замерзай! – требовательно просил Андрей, пристально смотря в глаза Лене. – Я не привык, чтобы девушка так бесполезно подо мной лежала.

Вика кайфовала. Ещё бы! Её рот так и хотел поделиться с остальными одноклассниками услышанным.

Приложив усилия, Лена сделала ещё три подъёма. Мышцы ныли. Андрей улыбался и продолжал придерживать её ноги.

– Ещё два раза и я с тебя…

– Заткнись! – прорычала Лена и сделала ещё один подъём.

Мышцы живота свело судорогой. Ни о каком двадцатом разе речи быть не могло. Андрей отпустил ноги и, склонившись над ухом Лены, тихо прошептал:

– Если закончишь упражнение, я на весь спортзал крикну, что я гей.

– Тебе не поверят. Хотя предложение очень заманчивое, – сухо произнесла Лена.

– А хочешь, я нашего физрука поцелую?

– Андрей, отстань от меня. Ничего я не хочу. Целуйся ты, с кем хочешь. Меня только не позорь и не выставляй на посмешище. С твоим появлением в классе я на всеобщее обозрение, как на витрину, выставлена.

Довольным взглядом Андрей прошелся по Лене, прилёг рядом и спокойно произнёс:

– Будем считать, что ты упражнение выполнила. Вставай, теперь твоя очередь мне ноги держать. Или ты забыла, что мне ещё один подход нужно сделать?

Лена, приложив усилия, встала. Разогнулась и, подарив вымученную улыбку «партнёру», зафиксировала его ноги.

Одно радовало, на базу отдыха Андрей не ехал. Ольга Петровна подходила к нему на прошлой неделе перед занятиями, чтобы узнать причину его отказа ехать, и Лена невольно слышала, как сосед по парте ссылался на какую-то ерунду:

– Поехать не могу. На выходных буду занят. В планах генеральная уборка в моей комнате. Перенести уборку не могу.

Классная руководительница, удивлённая подобным признанием, отстала от парня. А через день, когда она вновь подошла к их парте, чтобы всё же уговорить поехать, Андрей для неё доработал легенду и, встав из уважения к подошедшей учительнице, сообщил:

– Кажется хомяк, что сбежал из клетки в прошлом месяце, ещё жив и живёт своей жизнью где-то в диване. В субботу последний срок его найти. Иначе мать грозится выкинуть диван на помойку. А спать на полу мне не хочется, – слегка наклонившись к Ольге Петровне, он тихо добавил. – Такая половая жизнь меня не привлекает.

Ольга Петровна, будучи далеко не пенсионного возраста, отшатнулась от парня, и с этого дня старалась с ним не встречаться взглядом.

Вот с таким соседом теперь и соседствовала Лена. Поэтому собираясь с утра в школу, она старалась собрать себя не только внешне, но и морально.

"Что его заставило выбрать место рядом со мной? – не раз задумывалась Лена. – Мест свободных в классе было несколько. На второй парте с Тимуром мог сесть. В соседнем ряду вообще было три полупустые парты. А он нет, сел ко мне! Может потому, что моя парта самая дальняя, плюс к стене. Я вообще, практически в углу сижу. Благодать! Но пришёл Буров, как снег на голову! И моё тихое местечко, сразу же утратило статус "Камчатки".

Откуда он вообще взялся?"

Но остерегаясь вопросом привлечь внимание Андрея, Лена у него ничего не спрашивала. Вообще. Сведя их общение к приветствию и лаконичными на все его вопросы ответами, типа; да, нет, не знаю, не помню, забыла, спроси у другого.

В таком ритме они с Андреем и существовали.

***

Отгремел скромный день рождения Лены и наступил день родительского собрания.

Егор припарковал машину, как мог ближе к школьному парку. Вышел из машины, поставил её на сигнализацию и пошел по аллее. Погода в тот день выдалась великолепная. В такие вечера Егору хотелось отправиться в какой-нибудь ресторанчик, имеющий террасу, чтобы сидя за столиком в компании приятного собеседника, а лучше собеседницы, и попивая какой-нибудь горячительный напиток, наслаждаться волшебной атмосферой золотой осени, аккумулируя энергию ускользающего теплого времени года.

Войдя в кабинет классного руководителя, преподавателя географии, Егор поздоровался со всеми родителями, присутствующими на тот момент в кабинете, и прошёл в уголок, где стояла парта его дочери. Присев, он отметил скудное количество пришедших. Кто-то ещё не пришёл, кто-то и вовсе не смог вырваться на столь радостное мероприятие. А некоторые, как в частности отец Леси, бывшей соседки по парте Лены, больше и не появятся.

Спустя пару минут, озабоченно в класс впорхнула Ольга Петровна. Как всегда с кипой бумаг. Она что-то бурно объясняла вошедшей с ней высокой, стройной женщине, одетой в строгую, элегантную одежду. Тёмно-синий пиджак, надетый поверх бежевой блузки, имел приталенный покрой. Юбка того же цвета, что и пиджак, заканчивалась ниже колен, но не могла полностью скрыть великолепные стройные женские ножки, обутые в чёрные туфли на высоком остром каблучке. И это при её-то росте под метр семьдесят пять.

Но больше всего Егора поразило лицо незнакомки. Красивые огромные карие глаза, бесподобный носик и живые губы, реагирующие улыбкой на фразы Ольги Петровны. А стрижка боб каре на её темных волосах средней длины усиливала строгий, и в то же самое время, сексуальный вид. Лёгкий макияж делал женское лицо ещё выразительней.

Незнакомка полностью завладела вниманием Егора. Он жадно наблюдал за ней. Неожиданно Ольга Петровна жестом руки указала собеседнице в сторону именно Егора. От чего волна удивления в нём вызвала напряжение осанки.

"Неужели Лена настолько недоработала по какому-то предмету, что учительница самолично пришла указать мне на пробелы знаний моей дочери?"

Незнакомка стала идти в сторону Егора. Он приподнялся со стула, ожидая "разборок". Но подойдя к нему, она произнесла слова, которые принесли ещё больше сумятицы.

– Добрый день. Разрешите? – указала она на стул.

Егор отошел и она присела. Внимательно посмотрев на шикарную женщину, которая теперь сидела за партой его дочери, Егор присел и, решив внести хоть немного ясность, произнес:

– Простите, мы незнакомы.

Она смущённо посмотрела на него.

– Я мама Андрея.

– А… – Егор искренне хотел выглядеть умным, но почему-то у него это не получилось. – Ещё раз прошу прощение, а Андрей это кто?

Внимательно посмотрев на Егора, женщина, немного смутившись, тихо произнесла:

– Мне Ольга Петровна сказала, что мой Андрей сидит на этом месте.

– Андрей, Ваш сын, сидит за этой партой? Здесь?

– Да.

Мама Андрея уже хотела встать, но Егор улыбнулся и сказал:

– Давайте знакомиться.

Он протянул руку, и как назло ту, на фалангах которой красовалась татуировка "ЖОРА", набитая много лет назад в одном из филиалов пенитенциарной системы страны, созданной специально для малолеток.

Завидев надпись, незнакомка панически отшатнулась, как если бы ей протянули змею.

– Извините, – тихо произнёс Егор и убрал руку.

– Вы меня тоже.

Она провела правой рукой по своей щеке, и спрятала руку опять под столешницу. Егор обратил внимание, что левая рука мирно лежала на парте, а та другая была намеренно соседкой спрятана. Но Егор успел заметить, что обручального кольца на правой руке не было.

"О-па!" – раздалось в его душе и теплой волной радости покатилось по всему телу.

– Я мама Андрея Бурова. Меня зовут Александра, – сухо произнесла соседка по парте, украдкой взглянув на Егора.

– Я отец Лены Михеевой. Егор.

Александра слегка улыбнулась, подарив едва заметную улыбку, и стала внимательно слушать, начавшую ораторствовать Ольгу Петровну.

Спустя час родительское собрание приблизилось к завершению.

– Вопросов ко мне нет? – замучено спросила Ольга Петровна, – Тогда всем спасибо, все свободны!

Родители засуетились, разбегаясь по домам. Но решительно приближающаяся Ольга Петровна к парте Михеевой и Бурова, привлекла внимание Егора и его соседки, заставив задержаться.

Когда большинство родителей, покинули кабинет, классный руководитель обратилась к маме Андрея:

– Я совсем забыла, Александра Наумовна, тут такое деликатное дело, не могли бы Вы разрешить Вашему сыну поехать с классом на базу отдыха на этих выходных?

– Я не против. Пусть едет.

– Да? – удивилась Ольга Петровна такому быстрому согласию.

– Конечно.

– О, я так рада, что он не будет отрываться от коллектива, пока идёт период его адаптации в новом классе!

– Я понимаю, Ольга Петровна, это очень важно. Но, наверное, поездка сколько-то стоит?

– Да, тысяча рублей. И оплатить нужно сегодня. Сейчас. Выезд завтра. В девять часов, автобус со школьной площадки заберёт детей, и отвезёт их на базу отдыха "Зори".

– Тысяча рублей? – уточнила Александра.

– Да.

– Но у меня с собой нет такой суммы.

Егор, молча наблюдавший эту сцену, не мог больше находиться в стороне.

– Ольга Петровна, – он достал из кошелька тысячерублевую купюру и протянул её классному руководителю, – возьмите за мальчика.

– Не надо! – запротестовала Александра.

– Мы потом сочтёмся, – заверил Егор, – А Вы, Ольга Петровна, деньги сейчас возьмите.

Не обращая внимания на протест соседки, Егор всё же вручил деньги классному руководителю, которая, скорей всего, специально подстраховалась таким финансово-стабильным свидетелем, как папа Лены Михеевой, беседуя с мамой Андрея. Простившись, Ольга Петровна быстро вышла из кабинета.

– Зачем Вы это сделали? – загнанно, спросила Александра.

– Вы же сами согласились, что Андрею лучше не отрываться от коллектива.

– Согласилась, но денег-то у меня с собой не было.

– Разве это проблема? Если долг напрягает, я могу Вас довезти домой, и Вы мне вернёте деньги?

– Это всё крайне неудобно.

– Вы не хотите, чтобы я Вас довёз домой?

– Не в этом дело.

– Тогда поехали?

– Поехали, – нехотя, согласилась она.

***

Машина Егора ехала по указанному Александрой адресу. Пассажирка несколько раз извинялась за неудобства.

"А какие это неудобства?

Красивая женщина едет в моей машине. Я везу её домой. Правда, не к себе. Ну, в смысле, не в гостиницу. Да и к ней, на чай, невелика вероятность напроситься.

Тогда что получается, я только довезу её до дома? И всё?

Думай, Егор!

Думай".

– Так Вы говорите, живёте на проспекте Космонавтов? – посмотрев на свою пассажирку через зеркало заднего вида, Егор отыскал её глаза.

Садиться на переднее сидение Александра не стала, и теперь Егор был вынужден, общаясь с ней, прибегать к зеркалу. Однако он заметил, что Александра не смотрит ему в глаза и на все его вопросы отвечает хоть и вежливо, но сухо.

– Да. Дом 48. Он находиться рядом с кадетской школой.

– А, кадетская школа! Тогда я понял, как доехать. Это в том же районе находится ресторан "Привал"?

– Да. Где-то неподалёку есть такой.

Она бросила тревожный взгляд на Егора. Он ухватился за него.

– Александра, Вы не подумайте ничего дурного, но дело в том, что кое-какие дела вынуждают меня обратиться к Вам за помощью, – Александра всё ещё смотрела ему в глаза. Расценив это как шанс, Егор решил рискнуть. – Мне нужно быть сегодня в ресторане «Привал». Прошу Вас, окажите услугу, составьте мне компанию. Это не займёт много времени, но Вы меня чрезвычайно выручите.

Она молчала. Но продолжала на него смотреть через зеркало. Егор вырулил на обочину, остановил машину, повернулся, чтобы видеть глаза пассажирки и спокойно спросил:

– Александра, я Вас напугал своим предложением?

– Нет, – произнесла негромко она.

– Я, – он всё ещё надеялся добиться от неё согласия, – прошу Вас, составьте мне компанию. А после я Вас, в целости и сохранности, доставлю до двери в Вашу квартиру.

– А со своей женой Вы не могли бы пойти? – уже более серьёзным голосом спросила она.

– Я овдовел пять лет назад. Постоянной любовницы не имею. Для похода в ресторан Ваша кандидатура меня полностью устраивает. Если моё предложение Вас оскорбило, я прошу прощение.

Александра перевела взгляд с его глаз на свои наручные часы, а потом обратно.

– Ладно. Можете располагать моим обществом до двадцати ноль-ноль.

Егор быстро посмотрел на свои часы.

«Полседьмого.

Всего полтора часа.

Нет! Целых полтора часа!»

– Спасибо, – искренне обрадовавшись, он улыбнулся Александре и стал отъезжать от обочины.

***

Мечты сбываются.

Егор привез красивую женщину в ресторан.

Завидев его чёрный Audi Q5, охранник парковки ресторана "Привал" поспешил поднять шлагбаум. Припарковавшись на стоянке и выйдя из машины, Егор подошел к своей даме и поинтересовался:

 

– В зале или на террасе посидим?

– На террасе. Пока погода балует, грех томиться в помещении.

– Согласен. Пойдёмте, выберем столик.

Им было предложено на выбор несколько вариантов. Выбрав столик в глубине террасы, они расположились и стали изучать меню. От Егора не утаилось, что его дама весьма быстро сделала свой выбор из относительно недорогих блюд.

– Александра, не обижайте меня скромностью своего заказа.

– И в мыслях не было, – лукаво улыбнулась она.

– Что будем пить? – спросил Егор после паузы.

– Вы же за рулём?

– Я машину с парковки завтра заберу.

– А так можно?

– Александра, я с таким трудом Вас сюда заманил, у меня в распоряжении чуть больше часа, такое неудобство, как перемещение на такси, не остановит меня, от возможности полноценно насладиться этим вечером с Вами.

– Что ж, в таком случае я буду… – она задумалась над своим выбором, изучая винную карту ресторана.

– Шампанское?

– Только не его! Коварнее напитка нет.

– Тогда предлагаю обыкновенный шотландский виски.

– Егор, Вы проскочили коллекцию вин! – шутливо заметила Александра, перестав изучать карту вин. Она внимательно посмотрела на сидящего напротив неё Егора и невольно улыбнулась. – Я понимаю что, будучи ограниченным во времени, Вы хотите быстрее дойти до стадии беззаботной беседы со мной. Но, как мне кажется, мы с Вами "накидаться" всё равно не успеем. Нужно ли тогда алкогольным напитком форсировать события?

– Нужно! – пристально смотря ей в глаза, констатировал Егор.

– В таком случае "Баллантайнс".

– Прекрасный выбор! – обрадовался Егор. – Какую выдержку будем брать? 12, 17, 21, 30 лет?

– Ваша кредитоспособность не нуждается в проверке. Поэтому, если не возражаете, пить будем "Файнест".

Егор привлёк внимание официанта и заказал литровую бутылочку "Баллантайнс Файнест". Официант метнулся, и через минуту на столе стоял выбранный алкогольный напиток и кое-что из еды.

– Предлагаю первый тост, "за знакомство!"

– С удовольствием.

И был первый тост, и второй, и не только третий.

– Александра, а какими судьбами Вашего сына занесло в школу моей дочери?

– Нашалил он в кадетской школе, где учился раньше. И меня попросили его перевести. Я бы его в техникум отправила, но мои финансовые возможности, на тот момент не готовы были к такому оттоку средств. А отец Андрея, возмущённый выдворением сына из кадетской школы, слышать не захотел о поступлении Андрея в колледж или техникум. Он давно решил, что Андрей должен идти по стопам родителя и непременно стать сотрудником милиции. Тьфу ты, полиции. Георгий, хоть и при высокой должности, но требует от сына самостоятельного продвижения к намеченной отцом цели.

"Приехали!

Так есть у неё муж или нет?

Хотя, в любом случае, тот факт, что «отец её сына» состоит при «высокой должности» в полиции, как-то неприятно напрягает.

А я, наивный, губу раскатал!

Тут надо по рыхлому выбираться на менее опасную глубину, пока дно ещё чувствую.

Но отчего же так не хочется включать заднюю скорость и расставаться с этой красивой женщиной?"

– Вам, наверное, нелегко воспитывать дочь одному? – выдернула Александра Егора из раздумий.

– По-разному. Я уже, наверное, привык и об этом не задумываюсь. О! Кстати, родился лирический тост. «За наших детей!»

– Прекрасный тост!

Соприкоснувшись, со звоном, бокалами, они сделали по глотку терпкого приятного напитка.

– А как же Ваши родители, Егор? Помогают?

– У нас с дочкой нет никого, кроме моей сестрички. Но она живёт с мужем в пригороде, и сами понимаете, особо к нам не наездится… Возник тост. Предлагаю выпить «За родителей». Которых уже нет в живых.

– Давайте помянем. У меня тоже родители оба уже… там. А сестричку или братика я в своё время так и не выпросила у них.

Пустые бокалы тихо опустились на бордовую скатерть ресторанного столика. Принесённые горячие и холодные блюда сдерживали градус в организме, но о полной нейтрализации алкоголя речи не шло. Егор, сославшись на необходимость переговорить с администрацией ресторана, отлучился, оставив Александру в компании приятной живой ресторанной музыки, которая играла здесь же, на импровизированной уличной сцене.

Понимая, что нужно с пользой провести минуты уединения, Александра достала свой сотовый и набрала номер сына.

– Алло, – раздался голос Андрея.

– Алло, Андрюш, я немного задерживаюсь, но ты не беспокойся, к приходу отца я буду дома. Да, кстати, ты, завтра едешь с классом на базу отдыха.

– Мам, это дорого, не нужно было платить. Ты извини, я нарочно умолчал о поездке. Не хотел, чтобы мы влезали в долги.

– Выкрутимся, сынок.

– Да-да, знаю я, как мы выкрутимся.

– Перестань, всё будет хорошо! В крайнем случае, займём у соседки, тёти Зины. Она нам пока ещё ни разу не отказала. Не думай об этом, а лучше начинай-ка готовиться к завтрашней поездке на базу отдыха. Сбор утром в девять у школы. Ты знаешь, что нужно с собой взять?

– Конечно, знаю.

– Прекрасно! Андрюш, ровно в восемь позвони мне, пожалуйста. А то я во времени плохо ориентируюсь. Ладно?

– Ладно.

– Всё, отбой.

Отключив телефон, она посмотрела на часы. Полвосьмого.

– Моё время ещё не вышло! – раздался сбоку встревоженный голос Егора.

Александра посмотрела в его сторону и удивилась, увидев в мужских руках большой букет красных роз.

– Это для тебя, – Егор протянул цветы, и Александра растерянно приняла их. – Надеюсь, теперь я заслужил один танец с тобой?

– Мы перешли на "ты"?

– Да, но «на брудершафт» выпьем позже, а сейчас танец, – он протянул руку и Александра, отложив цветы на край стола, поднялась со стула.

– Мне кажется, что танцевать без музыки – странно, – уточнила она.

Музыканты действительно молчали, но почему-то внимательно наблюдали именно за их парой. И когда Егор вывел Александру на середину танцевального круга, расположенного под тенью огромного клёна, полилась музыка.

Её не узнать было невозможно.

Егор уверенно обнял свою даму. И почти сразу прижал её к себе. Теперь, глядя на неё сверху вниз, он стал задавать медленный ритм движения их тел. Женские руки легли на плечи сильные его.

«Радовать, хочу тебя сегодня радовать.

Одну тебя любить и радовать,

Хочу, чтоб нас пути нечаянно свели.

Радовать, твои печали перекладывать,

Твои тревоги перекладывать

На плечи сильные свои».

Казалось, Егор прожигает взглядом. Александра сначала смутившись, опустила глаза, а потом, под действием расслабляющей атмосферы, поддалась искушению и тоже стала пристально смотреть в глаза партнёра по танцу.

«Выдумать, хочу тебя сегодня выдумать.

Хочу тебя как песню выдумать,

Весь мир тобою заслоня.

Выдумать, чтоб самому себе завидовать,

Почти не верить и завидовать,

Что ты такая у меня».

Егор склонился над ухом Александры и одновременно с исполнителем произнёс очередную строчку песни:

– Баловать, хочу тебя сегодня баловать.

От уха, до самых пят, волна огня обожгла её тело.

«Одну тебя на свете баловать.

О самом дорогом с тобою говорить.

Баловать, могу весну тебе пожаловать,

Могу судьбу тебе пожаловать,

Что скажешь, то и подарю».

Последние слова звучали для неё как в тумане. И только его сильные руки, прижимающие к его тёплому телу, не давали ей полностью выпасть из реальности.

«Выдумать, хочу тебя сегодня выдумать,

Хочу тебя как песню выдумать,

Весь мир тобою заслоня.

Выдумать, чтоб самому себе завидовать,

Почти не верить и завидовать,

Что ты такая у меня».

Александра едва сдерживала набежавшую слезу, когда закончилась песня.

– Спасибо, – искренне улыбнувшись тому, кто ей подарил эту песню, этот танец, этот вечер, она развернулась и пошла в сторону столика, но дойдя до него, она не стала присаживаться, а взяла цветы, сумочку и тихо сказала Егору, который, как стражник, уже стоял рядом. – Спасибо. Мне пора домой.

– Подожди, я только оплачу счёт и на такси тебя отвезу домой.

– Не надо, Егор. Больше ничего не надо. Я же не железная. Отпусти меня, – попросила она и это притом, что он в этот момент её даже пальцем не касался.

Не дожидаясь ответа, Александра стала отходить от столика. Быстро подозвав официанта, Егор сунул ему свою визитку, показал пальцем на свою машину, которая теперь стала почти в залоге у ресторана, и поспешил догонять свою Золушку.

Он настиг её, когда она садилась в такси, караулившее отгулявших клиентов перед рестораном. Но вытаскивать Александру из машины Егор не стал. Он присел рядом с ней, и попросил таксиста ехать по указанному пассажиркой адресу.

– Я могла и сама доехать. Не потеряюсь.

– Теперь точно не потеряешься, – спокойно сказал Егор, пожирающим взглядом смотря на неё.