3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Так и только так

Tekst
34
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

«Я тебя не отдам»

Отдать ведь можно только то, что тебе принадлежит. Другие сделки типа «вернуть» основывались на понятии временного пользования.

Отдать – передача полного контроля над объектом сделки.

«Я тебя не отдам = Ты моя. И только моя… Ты мне нужна».

Такой подтекст услышала Марина в его словах. Услышала, и бережно погладила Алексея по голове.

«Ты нужна ему. Нужна ему».

Она удобнее устроилась в объятьях Алексея и уснула, сама удивляясь своей наивности и романтической глупости, что укоренялись в ней от одного взгляда на Алексея. От одного его прикосновения и слова, сказанного уверенным голосом.

* * *

– А где Маринка? – склоняясь над Алексеем и теребя его за плёчо, интересовался Матвей.

Алексей мгновенно проснулся, но понять, что происходит, не мог.

– Куда Маринка опять делась? – допытывался Матвей.

Натянув одеяло выше к плечам, Алексей присел на кровать и стал озираться по сторонам. Марины действительно не было в комнате. Не было следов её пребывания. Его собственная одежда аккуратно лежала на стуле.

«Значит, одежду сложила Марина, перед тем как уйти. А это значит, что она всё-таки эту ночь провела в моей постели. И это всё не плод моей пьяной фантазии.

Она спала со мной.

А куда делась? И почему Матвей здесь?»

– А куда она делась? – теперь спрашивал Алексей.

– Я думал, ты знаешь.

Матвей присел в кресло. Провёл, массируя, по вискам пальцами.

– Башка раскалывается. У тебя пиво есть?

– В холодильнике глянь.

Медленно встав, Матвей побрёл в сторону кухни. Хлопанье дверцы холодильника подсказало Алексею, что делает друг.

– Мне прихвати!

– Несу! – крикнул Матвей.

Быстро Алексей выбрался из постели и стал одеваться.

– А ты чего голый спишь?

Алексей поспешил натянуть трусы и нагнулся за майкой.

– Не всем же, как ты, вообще не раздеваясь спать.

– Да, это мы лихо вчера накидались. Держи пиво.

Выпили. Полегчало.

– Куда же Маринка делась? Ты когда уходил, она ничего тебе не говорила? Может, злилась и грозилась уехать домой?

– Нет, такого не говорила, – Алексей поставил бутылку пива на книжную полку и продолжил одеваться.

– Неудобно перед родаками. Маринка так редко ко мне приезжает, а я её по-человечески встретить не смог.

Алексей присел на кровать и внимательно посмотрел на друга.

– Тёха, а это правда, что ваши родители хотят Маринку за тебя замуж выдать?

– А тебе откуда это известно? Маринка рассказала?

– Она. Так это правда?

– Как тебе сказать… Правда. Но это всё фантазии моей матушки.

– А сам-то ты этого хочешь?

Задумался Матвей. Допил пиво и вальяжнее разместился в кресле.

– Не знаю. Маринка хорошая. И если на ком и жениться, то её кандидатура самая лучшая. Опять же родители наши «за».

– Но ведь ты её не любишь.

– Люблю, – спокойно признался Матвей и внимательно посмотрел на Алексея. – А к чему ты все эти вопросы задаёшь?

– Потому что… – Алексей посмотрел Матвею в глаза. – Я тебе её не отдам.

Больше говорить ничего не надо было. Главные слова уже были сказаны.

Матвей достал из кармана сигареты. Закурил и продолжил смотреть на Алексея.

– Ни хера себе… – дал оценку происходящего Матвей и выпустил струю дыма. – Лёха, а ты берега не попутал?

Ответа не прозвучало.

– Слушай, друг, если ты просто увлёкся, это твои проблемы. Перебесишься и угомонишься. Но если ты её хоть пальцем тронешь…

– Я уже её и не только пальцем.

Это были последние слова Алексея, перед тем как ему прилетел кулак Матвея в челюсть. Потом был удар в ухо.

– Ах ты, урод! – продолжал Матвей колошматить ногами свалившегося на пол Алексея.

Избиение длилось до тех пор, пока Алексей рывком не сбил с ног Матвея, и теперь, схватив друг друга, мужчины первобытным способом выясняли право на самку.

Разбиты носы. Изорвана одежда. Ссадины, ушибы, будущие гематомы. И непрекращающийся бой.

Именно его увидела вернувшаяся в квартиру Марина. Не зная, что предпринять, она стала поливать дерущихся минеральной водичкой из пластиковой бутылки. Собственно говоря, за минералкой для своих пьяных мальчиков она и пошла с утра пораньше в ближайший магазин.

Полторашка минералки возымела силу и остановила поединок.

– Идиоты! Вам опять делать нечего!? – кричала Марина, когда сопя и надрывно дыша, Алексей отползал от Матвея.

Оба поднялись с пола и, отойдя друг от друга, стали поправлять на себе одежду.

– Матвей, пошли домой! – потребовала Марина, поднимая с пола рукав от его порванной рубашки.

Матвей ожил. Даже как-то возвысился. Распрямил плечи и довольной улыбочкой расквашенных в кровь губ констатировал победу за собой.

– Понял? – спросил он у Алексея.

Продолжая грозно смотреть на Матвея, тот ничего не ответил.

– Пошли, Мариночка, – ласково сказал Матвей, выходя из комнаты.

– Никуда она с тобой не пойдёт, – остановил его голос Алексея.

– Что?

– Что слышал. Марина останется со мной.

Мужчины вновь с боевым настроем двинулись навстречу друг другу.

– Стоять! – крикнула Марина и мгновенно встала между ними. – Придурки, вы чего тут устроили? Из-за меня что ли?

– Марина, он сказал, что спал с тобой, – пояснил своё поведение Матвей.

– Я сказал правду, – продолжал Алексей напирать на Матвея, при этом отодвигая Марину в сторону, чтоб той не досталось в процессе их бурной дискуссии.

– Стоять! – вновь пресекла Марина кровопролитие. – Оба сели! Один в кресло, другой на кровать!

К удивлению, её приказ был выполнен.

– Теперь по порядку, – она подошла к Алексею и со всей силы зарядила ему пощёчину. – Это тебе, чтоб о своих победах не трепал.

Растерянно Алексей опустил глаза и прижал ладонь к пострадавшей щеке. Он признал, что был не прав. Марина оценила такую покорность и отступила от понявшего свой косяк Алексея. Подошла к Матвею, тот сгруппировался в ожидании её слов:

– Теперь ты. Какого хрена, ты стал разыгрывать оскорблённого Отелло? Матвей, ты маразматиком-то не будь! И меня в дурацкое положение не ставь.

– Марина, он не имел право.

– Лучше заткнись, – коротко попросила Марина и отошла от умолкшего Матвея, и после нескольких секунд раздумий, предложила. – Ребята, давайте жить дружно?

Оба уставились на Марину, пережёвывая её предложение.

– Ой, придурки… я не это имела ввиду!

Отчаявшись что-либо объяснять, она махнула рукой и вышла из комнаты. Вскоре хлопнула входная дверь.

– Ну и куда она опять ушла? – поинтересовался Матвей и посмотрел на израненного Алексея.

Тот не ответил. Накрыл ладонью щеку и склонил голову.

– Лёха, – после непродолжительной паузы обратился Матвей, – Извини. Я был не прав.

Таких слов Алексей не ожидал. Удивлённо посмотрел на бывшего противника.

– Я и Маринка, мы же никогда не были любовниками, или что там ещё. Она мне, как сестра. Моя мать восемь лет назад сошлась с её отцом.

Лёха накрыл глаза рукой и издал болезненный выдох.

– Я же думал, что ты и она…

– Я о таком даже не думал до сегодняшнего дня.

– Не понял, – удивился Алексей.

– Ну, я никогда не думал, чтобы действительно замутить с Маринкой. А тут ты со своими дурацкими вопросами. И потом твоё признание. Я действительно охренел, что ты… ну, с Маринкой.

– А я подумал, ты драться полез из-за того, что я твою женщину… ну ты понял.

– Да понял уже. Не повторяйся. А то Маринка вернётся, опять тебе по харе даст, чтоб язык за зубами держал.

– Я бы молчал! Но как мне было тебе сказать, что я Маринку отпускать не хочу?

– Так бы и сказал. Так, мол, и так, втюрился на старости лет. Что делать не знаю.

Алексей улыбнулся. Боль разбитой губы не позволила улыбке продержаться дольше секунды.

– Не настолько я и стар, чтобы не знать, что делать с понравившейся женщиной.

– Это я уже понял, – усмехнулся Матвей и тоже прижал ладонь к опухающей губе, на которой маячил кровоподтёк.

– Пошли морды приводить в порядок?

– Пошли.

* * *

Вернувшись в квартиру, Матвей Марину не обнаружил. Вечером она не вернулась. На звонки не отвечала. Алексей несколько раз звонил другу, но хороших новостей не было.

Вечером следующего дня Алексей пришел к Матвею и предложил позвонить его матери, так они узнали, что Марина вернулась домой.