Лучшее средство от любви

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Лучшее средство от любви
Лучшее средство от любви
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,59  19,67 
Лучшее средство от любви
Audio
Лучшее средство от любви
Audiobook
Czyta Дмитрий Патрикеев
15,41 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Another one, please! (Повторите, пожалуйста, вот это!) – кивнула я на свой опустевший высокий бокал. Для того чтобы произнести название этого коктейля вслух, в толпе, еще и перекрикивая орущую музыку, я была недостаточно пьяна, и поэтому слегка вздрогнула, когда с этой задачей успешно справился кто-то другой.

– Yo, Patrick, here is a lady who desperately needs one more «Sunrise Hot Pussy Kiss»! (Патрик, тут девушке срочно нужен еще один «Куни на рассвете»!) – хрипловато произнес мужской голос за моей спиной. Ну, как произнес. Проорал на весь бар так, что в нашу сторону устремилось множество заинтересованных взглядов. Хотя чего смотреть-то? У самих в бокалах тоже нечто эдакое.

Только я с моим везением могла забрести залить душевное разочарование в подобный бар. Что с головой у его владельца, чтобы давать такие названия коктейлям?

Нет, я не ханжа, конечно, но махать бармену и просить во всеуслышание какой-нибудь «Роскошный шестьдесят девять» или «Сладкие шоколадные соски» – ну это реально для меня чересчур! Это вам даже не банальный «Секс на пляже». Хотя надо отдать должное, сами коктейли просто сказочно вкусные. Я не стала оборачиваться к умнику, решившему озвучить мой заказ для всех, и доставлять ему удовольствие вспыхнувшим наверняка на моей бледной коже румянцем смущения и просто уткнулась взглядом в новую порцию выпивки, оперативно появившуюся передо мной, но он был явно не из тех, кто отцепится так просто.

– Great choice of a drink, but «Racy Smashing BlowJob» is much more delicious! (Прекрасный выбор напитка, но «Взрывной минет» намного вкуснее!) – хмыкнул он у самого моего затылка, и я ощутила, как его дыхание коснулось волос. Даже сквозь плотную взвесь всевозможных ароматов, витающих в баре, я уловила его запах: мята, нечто экзотическое, но нисколечки не приторное, и та самая океанская свежесть, которой окутало меня, едва оказалась на острове. В общем, аромат этого навязчивого незнакомца похож на дразнящую щекотку для нервов, обещающую все удовольствия, что возможны в отпуске в подобном месте. Вот только у меня не отпуск. Предпочитаю называть его реабилитационным туром. Как-то так.

– Are you telling that from your own experience (Это вы по собственному опыту утверждаете)? – вяло огрызнулась я, все же бросив взгляд через плечо.

Зря, ой как зря я это сделала!

Высокий блондин в белом с ослепительной, обольщающей улыбкой, эдакий роскошный мачо или морской волк с двухдневной золотистой щетиной на чуть впалых щеках, крошечной дразнящей ямочкой на подбородке и скулами, идеальные линии которых хочется проследить пальцами. Загорелая до черноты и офигительно обветренная кожа, нахально прищуренные голубые глаза с белесыми лучиками морщинок вокруг, небрежная копна волос до плеч с выгоревшими до белизны отдельными прядями, выглядящая так, будто давно просит ножниц и расчески или же в нее только что запустила жадные шаловливые ручонки горячая местная девушка, пока он…

Тормози-и-им, Поля! Описание должно быть более кратким и емким. Позади меня стояла женская влажная порнофантазия перед сном и однозначная проблема в реале. Да, по мне, так гораздо ближе к истине. Я ведь типа эксперт в женских фантазиях. Ну, по крайней мере, в их общепринятом варианте. Короче, мое авторитетное мнение – лучше бы и дальше пялилась в радужное пойло.

– I actually prefer something harder but I never miss a chance to take a sip of lady’s yummies (Я вообще-то предпочитаю кое-что покрепче, но не могу сказать, что не случается частенько пригубить дамские вкусняшки). – Призванная убить меня наповал широкая улыбка превратилась в хитрую ухмылку, и, вальяжно привалившись к стойке рядом со мной (ну, само собой, так-то мне получше будет видно, как мне свезло), местный знаток эротических напитков снова крикнул бармену: – Patrick, double «Hard Sucky Fucky», please! (Патрик, двойной «Жесткий трах», пожалуйста!)

Мать моя! Я совсем-совсем не хотела, но все же совершенно непроизвольно прошлась взглядом по широкоплечей, поджарой фигуре стоящего слишком близко мужчины, нервно сглотнула, услышав отчетливый звук личной тревожной сирены, и тут же заставила себя быстро отвести глаза. Такому, кажется, что двойной, что тройной… Дерзкий смех прервал мои прикидки природной выносливости этого типа.

– Any desire to try mine (Не желаете продегустировать мой)?

Он опять сделал это.

Наклонился так, что его губы касались моих волос, за которыми я пыталась спрятаться, и стоит повернуть голову, мы окажемся нос к носу. Новая волна его аромата налетела на меня так, словно была океанским бризом, а я стояла на берегу голышом. Как я ни старалась этого избегать, но глаза сами собой косили в его сторону. Господи, ему бы еще капитанскую фуражку, какой-нибудь гарпун в руки и суровый прищур вдаль, и бабы сами к ногам начнут укладываться аккуратными стопочками. Хотя и сейчас, наверное, проблем с этим нет. Говорю же – проблема весь, как есть, от макушки и до пяток, с максимальной концентрацией посредине.

– Oh, no. Thanks for such a generous offer but I’d rather not speed up on this route. (О, нет, благодарю за столь щедрое предложение, но предпочитаю по этому маршруту двигаться помедленней), – пробурчала я, подозревая, что если он не отвалит прямо сейчас, то заработаю косоглазие от усилий удерживать этого типа в поле бокового зрения нисколько не поворачиваясь. Потому как кому-то в моем состоянии очень даже показаны в лечебных целях помимо сладенького алкоголя и чисто эстетические удовольствия. А если прищуриться и не замечать надпись: «Я похотливый засранец» на лбу этого мужчины, он то, что называется, «пир для глаз». Вот только… «Плавали – знаем», «Дважды в одну реку»… и какие там еще поговорки есть, связанные с водой и повторением ошибок.

– Believe me, ain't nothing great in moving nice and slow! It's just a waste of time you could use for finding and trying new blood-warming… hem… drinks (Могу тебя авторитетно заверить, что в медленном продвижении нет ничего стоящего! Лишь потерянное время, которое ты могла бы потратить на поиск и поглощение новых согревающих кровь… хм-м… напитков), – проумничал он, заглотил наверняка обжигающую жидкость одним махом и стремительно запустил стакан по идеально гладкой стойке к бармену, и я предпочла следить за скольжением сверкающего гранями стекла, а не пялиться на его горло и не позволять себе думать о дурацких аналогиях, тут же проведенных моим разумом от его слов. Почему бы чертову бокалу не упасть и не разлететься на сотни осколков прямо сейчас, превращаясь в острое бесформенное ничто, точно такое же, как у меня внутри?

Но ничего такого не случилось, и темнокожий улыбчивый Патрик с виртуозной грацией и быстротой плеснул золотисто-коричневой жидкости и отправил стакан в обратный путь в загребущие руки моего собеседника. Кстати, о его руках, об этих широких, грубых ладонях, будто созданных для того, чтобы хватать и мять… ай нет, не стоит, пожалуй! Хотя почему нет? Разве я не твердила себе, что еду сюда с намерением с ходу изменить привычное поведение и натворить каких-нибудь сумасшедших вещей, что просто обязаны, по заверениям Ланки, в корне изменить мое отношение к жизни, склеить безнадежно разбитое сердце и заодно всенепременно помочь стать счастливой?

Прищурив один глаз, я покосилась на тут же подмигнувшего мне загорелого мачо и вздохнула. Сумасшедшие вещи – ставим галочку. Я бы даже, прямо как в моих книжках, сказала – очень много сумасшедших вещей, причем в весьма интенсивном темпе. Но вот с сердцем и счастьем – точно мимо. Возможно ли это в принципе?

– Она сказала: «Да», Полька! Да-а-а! Господи, мы женимся через месяц!

От воспоминания о безмятежной и безбрежной радости в голосе, который любила, кажется, вечность, легкие опять будто стиснуло в жесткий кулак.

В моей голове тут же возникла картинка, виденная где-то в сети, что ли, где какой-то раззява влетает лицом в стеклянную стену. Вот примерно это самое я и ощутила. Только долбаное стекло оказалось чертовски толстым, а скорость, на которой я в него вмазалась, прямо-таки запредельной. Ба-а-а-амс! И ты стоишь, тупо лупая глазами, потому что упасть на месте вроде как не получается, и совершенно глухая пялишься на то, как двигаются губы у человека напротив.

– Я думал, что чокнусь от счастья! Люблю ее, как же я ее люблю, Полька!

Горло пересохло и свело, вынуждая сделать несколько жадных глотков, в отчаянном желании выгнать из головы воспоминание, что угнездилось там и жгло, жгло, как бы я ни заливала это ледяной жидкостью коктейля.

Тимур, Тимка, мой драгоценный Тимочка, подхватив, кружил меня по комнате, ворвавшись в мою пустую квартиру как ошалевший ураган, и повторял, повторял свое проклятое «люблю». То самое, что я ждала от него столько лет, но так и не дождалась. Двери напротив на лестничной клетке, игры в одном дворе, каждый день в школу вместе, любая проказа и наказание за нее на двоих. Слезы в подушку, когда он начал бегать за девчонками, а потом они за ним, но по-прежнему никуда не девшаяся дружба и полное доверие. У нас было столько личного и общего, столько дурацких фантазий и почти совсем серьезных планов на будущее. Я всегда была «своим парнем», который выслушает, поможет нормально все обмозговать, просто поржет над идиотскими ситуациями, глотая с горла пиво или дешевое красное вино. Я была той, кому не все равно, что с ним, и Тимка, кажется, был моим полным зеркальным отражением. Он всегда хотел знать, как я, что со мной, ловил по мельчайшей складке между бровей или краткой задумчивости мое настроение. Ему было не солгать, и перед ним не притвориться.

Было-было-было.

Когда это стало сходить на нет, а я отказалась видеть? Мне льстило, что он жизни не давал каждому парню, что пытался ухаживать за мной, гордилась, дура, и лелеяла надежду, да что там, уверенность, что еще месяц-два, ну, может, полгода и нагуляется мой Тимка и поймет, что вот она я, его единственная во веки веков. Но месяцы складывались в годы, и мне казалось, что ждать я перестала, как и надеяться. Ну в самом деле, такая дружба, как у нас, разве это и так не подарок судьбы? И двинулась я дальше, разок даже чуть замуж не выскочила. Но когда Тимка два дня назад вломился ко мне пьяный от счастья с новостью, что женится… вот тогда я и осознала, что ни черта никуда не двигалась, а так и топталась на месте, жалкой овечкой глядя в одну единственную сторону.

 

Дура!

Жалкая идиотка!

Это его «люблю ее!» оказалось как выстрел в грудь, а просьба помочь с подготовкой к свадьбе «его сладкой девочке» – натуральный взрыв кило тротила в голове! Я еще ни разу не видела эту долбаную «девочку», но уже ненавидела… себя, за это унижение и глупость. Как можно полюбить кого-то, с кем знаком едва ли месяц, и при этом так и не разглядеть того, кто всегда был не просто рядом, а буквально жил мыслями о тебе? В моих книгах никогда так не происходило. Не-а. Сильные и благородные мужчины с легкостью, практически с первого взгляда, узнавали в девушках своих половинок и стойко и терпеливо добивались их благосклонности, выносили их отказы и капризы, спасали от всевозможных опасностей и идеально считывали все психологические заморочки, кропотливо помогали в них разбираться. Не соответствует реальности? А кому нужна чертова реальность? Точно не мне.

Допив очередную порцию несколькими большими глотками, я постучала бокалом по прилавку, намекая на повторение, и улыбчивый бармен кивнул мне, давая понять, что заметил, хоть и обслуживал в этот момент толпу галдящих туристов.

Словно издеваясь над моими попытками залить тяжкие воспоминания, телефон истерично задергался в районе задницы. Выловив его из кармана под пристальным взглядом моего почти собутыльника, я уставилась на текст сообщения.

«Полька, что за дела? – Куча гневных смайлов. – Куда ты пропала? – Недоуменные желтые рожицы. – Я уже вторые сутки к тебе ломлюсь! Ты в порядке?» И куча еще всяких круглых уродцев, символизирующих эмоции. Те самые эмоции, которые я сейчас в гробу видала!

О, нет, я ни разу не в порядке! Но это больше тебя ни хрена не касается, Тимочка!

– Блин! – пробормотала, остервенело тыча в экран и удаляя сообщение. Не первое, кстати, по счету. Но те я и вовсе не читала.

Глава 2

Если твои планы на офигенский вечер пошли наперекосяк еще до того, как начало смеркаться, лучше сразу идти домой и ложиться спать. Все попытки что-то исправить или компенсировать однозначно пойдут ко дну. Намного продуктивнее и эффективнее в такой день просто завалиться с бутылочкой холодного пивка перед телеком, поставить миску со снеками, включить старую добрую комедию и расслабиться, накапливая силы на следующий день, что будет гораздо удачнее во всех смыслах.

Лично у меня подобное – проверенная закономерность, но это вовсе не значит, что каждый раз я не повторяю одну и ту же ошибку.

Вот с какого меня понесло в бар?

Все потому, что обломилось столь многообещающее родео с двумя хорошенькими подружками, одна из которых была сбежавшей из-под венца невестой, поймавшей женишка на горячем. Точнее, на горячей латиночке-горничной.

И повезла горемычная несостоявшаяся жена спонтанно врачевать свое разбитое сердце на наш остров, прихватив ближайшую подругу, что согласна была охотно поддакивать в нужных местах «какой он козел, кобель и сволочь, так ему и надо».

«Так и надо» относилось к определенным планам на мой счет, когда девушки нанимали меня и мою ласточку для прогулки. И эти планы чуть не на лбу у них были написаны: у невестушки – заскочить на меня и поиметь, отчаянно мстя своему жалкому придурку, а у подружки – присоединиться и убедиться, что месть получилась обстоятельной, всесторонней и глубокой. Короче, все как раз так, как я люблю. Мой тип и профиль, прямо в точку. Все эти обиженные невесты-жены-бывшие девушки – рог изобилия и шведский стол для меня. Собственно, это было основной причиной, по которой я тут осел пять лет назад. Помимо того, что жить вот так, без напрягов и заморочек, тяжелых мыслей о будущем, выходя ежедневно под парусом, кайфуя от этого каждую минуту своего существования, и было всегда моей мечтой. Ничего никому не должен, ни к кому не привязан, ни перед кем не обязан держать ответ.

Безответственно и не по-взрослому?

Да по хрен!

Но именно сегодня у меня, видно, разгрузочный день, звезды так встали, что ли.

Невеста, как ее там… Анджела вроде, для меня же просто мисс Классная задница, и ее подружайка-утешительница – Роскошные сиськи – приканчивали уже вторую бутылку шампанского, бесцельно шатаясь по палубе и сверкая на меня похотливыми глазками все жарче. Я уже решил, что пора бросать якорь и ненавязчиво приглашать их спуститься в каюту, чтобы заняться тем, для чего они здесь. Прекратить страдать дурью, изображая, что любуются морскими далями, тогда как пьяненькие взгляды всего уже облизали и облапали, постоянно застревая в районе ширинки. И у меня есть что им показать позанимательней водной глади и летучих рыб.

Но тут в нашу сторону понесся небольшой скоростной катер, и когда он достаточно приблизился, сбежавшая невеста заголосила: «Питер! Это же Питер, он приехал за мной!»

Да-да-да, жалкий идиот, вместо того чтобы праздновать вовсю, что ярмо и кандалы просвистели мимо, не нашел ничего лучше, чем сесть в самолет и примчаться сюда, дабы упасть в ноги с пошлым цветочным веником в зубах, вымаливая прощение и лепеча вульгарную чушь о временном помутнении и «больше-никогда-ни-за-что».

Кретин! Обломал меня с таким тройничком!

И мисс Классная задница – тоже дура непроходимая. Потому как повелась на это блеяние и, эгоистично прихватив Роскошные сиськи, перепрыгнула на катер и унеслась вдаль. Наивная бестолочь! Если твой жених сунул свой член в первое попавшееся отверстие чуть не у алтаря, то он и дальше будет делать это с завидной регулярностью!

Короче, на берег я высаживался не в самом радужном настроении. Но еще ведь и не ночь, так что решил, что есть шанс перехватить на бегу какую-нибудь одинокую вкусняшку.

– Марк! – окликнул меня на причале наш шеф полиции. – Смотрю, у тебя, как обычно, не скучно.

– А как же, – практически огрызнулся я. – И было бы гораздо веселее, если бы кое-кто не испортил все. Не подскажешь, кто бы это мог быть? Сдается мне, только у тебя есть доступ к информации службы акватории о маршрутах маломерных судов. Так что лучше просто признайся, что это ты подсказал несчастному влюбленному, где искать его пропажу.

– Само собой. Моя работа – всячески помогать туристам, – подмигнул мне ничуть не тронутый моей отповедью шеф.

– Между прочим, именно этим я и планировал заняться, – пробурчал я, немного остывая. – Но ты решил вмешаться.

– Лучше уж так, чем если бы чуть позже.

– Конечно. А ты остался подождать меня и позлорадствовать?

– Нет, вообще-то я тут совсем не по этому делу, – резко стал серьезным Менч. – У нас реальное ЧП. Этой ночью одну из туристок ограбили и изнасиловали. Она была в изрядном подпитии, но четко помнит, что вечер проводила в вашем с Патриком баре.

Бар, по чести, был чисто Патрика, просто, когда ему нужны были деньги на открытие, я их ему дал, получив за это звание совладельца. Но никакого реального участия во всей возне с заведением не принимал. Ну, не считая тех минут расслабона, когда придумывал названия для его коктейлей, нацеленных исключительно на дамочек. А в остальном – никаких заморочек. Не-а. Я тут не для этого. Веселье каждый день, выходные всю неделю, отпуск круглый год – вот это мое.

– Эй, шеф, ты же знаешь, что Патрик у нас – зоркий глаз и чуткое ухо, никакой шушеры он бы у себя не потерпел. Зуб даю, девчонка однозначно подцепила эти неприятности не у нас в баре. То есть я безумно сожалею и готов насильникам сам кишки на локоть намотать, но мы с Патом точно тут не при делах!

– Да я же ни в чем не обвиняю вас, Марк, – устало вздохнул коп. – Просто моя обязанность всех опросить, не видели ли чего-то или кого-то подозрительного.

– Нет. Если бы видел, мимо не прошел бы.

– Ладно, просто смотрите теперь в оба. Бывай!

Я херею! Ну вот скажите, какому нормальному мужику придет в голову сотворить такое? На хрена, спрашивается, если этот курорт просто переполнен дамочками, желающими выпрыгнуть из трусиков по собственной воле. Да тут вся атмосфера располагает к ненавязчивым, а возможно, многочисленным коротким интрижкам! И я тут не один такой – готовый предложить себя и свои причиндалы страдающим красоткам. Похоже, к нам забрел чужак, не знающий основное правило на нашем острове? Делай, что хочешь, до тех пор, пока твоя партнерша вопит «Да!» и «Еще!»

Надо поговорить с остальными парнями. Может, что-то слышали?

Едва переступив порог, я нацелился взглядом на нее.

Белоснежная, еще и на минуту не тронутая местным жарким солнцем кожа длинных ног в коротких шортах притянула мое внимание с безошибочной точностью.

Новенькая на курорте. Свежее мясцо. Вызов для моего вмиг опять поверившего в хорошее члена. Сидит одна над коктейлем и всем языком тела, манерой отгораживаться от окружающих за завесой черных, слегка завивающихся на концах волос, что достают до ее поясницы, демонстрирует, что она тут одна, сама по себе и сто процентов из ста, какой-то мудачина только что разнес в клочья ее маленькое, глупенькое, розовое сердечко.

Идеальная жертва. Сладкая добыча.

– Эй, Марк, отвали. Я ее первый увидел, – пробурчал мне на ухо Мануэль – вечный конкурент в охоте на киски.

– Увидел, вот и стой в сторонке. Смотри дальше на работу мастера. Через десять минут мы с ней покидаем заведение.

Облизал глазами два потрясающих полушария, что она примостила на краешке высокого барного стула. М-м-м, как специально под мои лапы слеплено. Мисс Классная задница, ты забыта сию же секунду безвозвратно, не то чтобы я в принципе собирался помнить тебя завтра. Ну что ж, корма вполне себе, осталось еще бак заценить (корма – задняя часть судна, бак – передняя – прим. Авторов). Но, судя по задорным похотливым искрам в зенках Мануэля, и там все будет супер.

– Хрен тебе. К ней уже пытались тут парни подкатывать. Полный игнор, – фыркнул соперник.

– Ну так на кой ей парни, когда она ждет настоящего мужика! – отмахнулся я и взял курс на мою сегодняшнюю занятость на вечер.

Хотя чем ближе подходил, тем сильнее росла уверенность, что может потянуть и на всю ночь.

Ну, что тут у нас? Ага, как и думал, с сиськами под тонким топом у девочки полный порядок. Теперь можно и на лицо глянуть.

Воу-воу, так и ослепнуть недолго! Вот так рыбка заплыла в наши коралловые рифы!

Кожа ровная и реально белая. Не безжизненная, как алебастр, а словно молоко. Теплое, парное, так и тянет понюхать, лизнуть, вспоминая вкус из детства. Глаза насыщенно-голубые, манера смотреть искоса, настороженно ими сверкая, старательно прикрывая заинтересованный блеск длинными ресницами. Ничего, я это скоро исправлю. Зарумянилась вся от алкоголя, яркие губы, обхватывающие соломинку, тоже прямо напрашиваются на совсем далекое от пристойного применение.

Итак, резюмирую: черные волосы до роскошной задницы, белая кожа, что будет так заводяще розоветь от моих ласк, голубые глазки и чуть ли не невинный румянец во всю щеку. У меня тут натуральная сказочная Белоснежка!

Питер, ты оправдан, дружище! Похоже, тебя, явившегося за своей Анджелой, послало само провидение, дабы направить мои стопы и неугомонного нижнего друга к настоящему подарку небес. И я его собирался заграбастать. Так что включил свою безотказную, испаряющую женскую скромность и трусы программу на полную.

И-и-и… девочка оказалась зубастенькая и языкатая.

Да только никуда ей не деться, мне такое сопротивление в самом начале только в кайф. Еще выпивки, немного скабрезностей, точно в меру и на грани, никакого нахальства и бесящих приставашек, лишь тонкое обольщение, в ответ на которое она, подыскивая колкие ответы на каждую мою фразу с подковыркой, вынуждена позволять своему воображению свернуть на нужную мне дорожку.

И тут она с чувством сказала: «Блин!»

Ёшкины матрёшки! Соотечественница.

Все, считай, пропал вечер. Русские дамы – это совершенно особенный и отдельный вид женщин, не похожий больше ни на кого. Нет, конечно, и среди них есть те, кто с готовностью запрыгнет на меня, чтобы путем долгих и множественных возвратно-поступательных движений заштопать продырявленное снарядом любви сердце. Но гораздо больше среди них тех, кто свято уверен, что «лечиться нужно только новой любовью», «лучше вообще побыть одной», «размениваться на случайные связи – унижать себя» и прочее вот такое вот бла-бла-бла в подобном духе. Им романтику подавай. Пусть и порнофильм, но обязательно с сопутствующим насыщенным соплями сюжетом между трахом.

 

Но я был бы не я, если бы не предпринял еще одну попытку массированного натиска. Тем более, награда того явно стоит.