3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Зеркало твоей мечты

Tekst
24
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Зеркало твоей мечты
Зеркало твоей мечты
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 28,33  22,66 
Зеркало твоей мечты
Audio
Зеркало твоей мечты
Audiobook
Czyta Дина Бобылёва
17,98 
Szczegóły
Зеркало твоей мечты
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Так и знала, что этим все закончится. Знала и все равно повелась.

– Прости, прости! – Голос подруги звенел на такой высокой ноте, что мне пришлось отодвинуть телефон подальше от уха, чтобы не оглохнуть. – Каюсь, виновата, но так получилось!

Верю, Лерочка. Совершенно случайно, уже в сто тридцать пятый раз.

– Исправлюсь!

Когда? В следующей жизни?

– Я приеду завтра!

Уверена, ты будешь с придыханием рассказывать, какой он замечательный.

– Он замечательный! Это любовь всей моей жизни!

Ну вот, что я говорила?

– Янка, не сердись! Завтра я у тебя как штык! Но не теряйся, сегодня ночью самое лучшее время для гаданий, ты же все приготовила?

Само собой, я же наивная доверчивая идиотка.

– Используй! Уверена, у тебя обязательно получится!

Я хмыкнула, прервав поток ее восторженных воплей:

– А оно мне надо?

– Надо! – уверенно заявила Лерка. – Я чувствую! Ты же знаешь, я всегда чувствую правильно!

Конечно, поэтому у тебя уже сто тридцать пятый кавалер. Или все же сто тридцать шестой?

– И только попробуй лечь спать!

– Я подумаю, – фыркнула я.

Если Лерка и хотела что-то добавить, то просто не успела. В трубке послышался низкий мужской голос, тихо мурлыкающий весьма неприличные фразы, и подруга шепнула:

– Мне нужно идти. Степанова, сделай так, как я сказала! Утром приеду – расскажешь!

В трубке послышались гудки, и я, вздохнув, нажала отбой. Положила телефон на тумбочку и закрыла глаза. Признайся себе, Янина Владимировна – ты зря надеялась на другой сценарий. Как, неужели надеялась? Ну и зря!

Лерка, с которой мы дружили с детского сада, выносила мне мозг с самого Нового года. Мы впервые отмечали его вместе. Я считала этот праздник семейным и всегда справляла его с родителями, но вот уже несколько месяцев, как их со мной не было…

Автокатастрофа унесла жизни папы и мамы, а буквально за месяц до их смерти ушла из жизни бабушка. Мама, ее дочь, даже не успела вступить в права наследования, поэтому мне пришлось побегать, чтобы оформить документы. За это я должна поблагодарить именно Лерку, как начинающего, но весьма успешного юриста, и ее брата- нотариуса. Большинство вопросов они решили за меня. Я пыталась впасть в депрессию, но мне не позволили и заставили крутиться. Перед Новым годом я получила все документы на бабушкину квартиру и переселилась. Конечно, могла бы и раньше, но после смерти родителей подруга настояла, чтобы я пожила у нее. Валерия была замечательным специалистом и отличной подругой… вот только очень любвеобильной.

С Артемом она познакомилась на улице, когда мы толпой высыпали из дома запускать купленную пиротехнику. Развлечение было для нас в диковинку, и мы засомневались, соблюдаем ли правила техники безопасности. Улыбающийся молодой человек с легкостью разрешил наши сомнения, и вскоре мы наслаждались разноцветным фейерверком. А подруга не сводила глаз с нового знакомого.

Тогда мне казалось, что их отношения несерьезны, но это же Лерка… У нее каждый, кто не первый, тот у нас король!

Меня всегда удивляло, как в такой прагматичной особе совмещаются педантичность и вера в чудеса. Лера всегда с восторгом влезала в новые отношения, при этом с детской непосредственностью верила во все, во что верить не стоит. Например, в святочные гадания. После знакомства с Артемом она решила – это был знак свыше, потому что встреча случилась на Новый год, а ей накануне приснился высокий блондин с голубыми глазами. Стоит ли говорить, что Артем выглядел, как герой из ее сна?

– Именно его ты видела во сне? – фыркала я, намывая полы.

Лерка, протиравшая огромное напольное зеркало, оставшееся от бабушки, весело ответила:

– Я не видела лица, но уверена, что это был он. Тебе тоже не мешало бы задействовать высшие силы и узнать свою судьбу. Смотри, какое зеркало! Поставишь напротив другое, получится коридор, и оттуда придет…

– Ага, суженый, собственной персоной. Похихикает и сбежит.

– Пессимистка! – припечатала Лерка. – Ты ни разу не гадала, значит, явится твой нареченный, можешь не сомневаться. – И, подумав, добавила: – Жди, приеду к тебе завтра вечером, на Святки самые точные предсказания!

– Не надо!

– Надо, Яна, надо. Грех такое зеркало не использовать! Оно же прямо просит этого!

Я скептически подняла бровь:

– Оно тебе само об этом сказало?

Лерка насупилась:

– Нет, но я это знаю! Уверена, ты увидишь, кого надо, а потом и встретишь! А еще можно вызвать духов, используя блюдечко. И положить под подушку хлеб и приманить суженого…

– Разве что сильно оголодавшего. Ну зачем мужику хлеб? Ему бы мясо…

– Степанова! Я для кого стараюсь?!

– Мм… Дай подумать… Пытаешься оправдать трату своих кровных за книжку в мягкой обложке, купленную тобою в переходе? Ведь именно в ней ты почерпнула этот бред?

– Р-р-р!

– Я тебя тоже люблю, – усмехнулась я.

Мой скепсис раздражал Лерку, но с пути истинного не сбил. Вымытое ею зеркало произвело впечатление, и желание подруги использовать его во что бы то ни стало понимала даже я.

Бабуля всегда жила уединенно и не любила принимать гостей. Квартиру она завещала маме, но с оговоркой – не выбрасывать ее любимое зеркало. Впрочем, условие было излишним – избавиться от такого раритета у нас бы рука не поднялась. По легенде, это произведение искусства создала сама Софья Михайловна на стекольном заводе, где работала до самой пенсии. Однако зеркало выбивалось из стандарта, поэтому его позволили забрать домой. За вычетом расходов на материалы, разумеется.

Тогда семья бабули пару месяцев жила впроголодь. Неудивительно, даже по ценам того времени, зеркало выглядело богато. Огромное, в полный рост, с ковкой по периметру, с вкраплениями прозрачных разноцветных камней. Стеклышки, само собой, но выглядели они, как настоящие драгоценности. Впрочем, я в них не особо разбиралась, опыта недостаточно.

В итоге, от бабули мне досталась двухкомнатная квартира. Одну комнату я переделала на свой лад, а вторую, с зеркалом и огромным шкафом из натурального дерева, даже не тронула. И через некоторое время поняла, что люблю бывать именно во второй, а бабулины вещи меня ничуть не напрягают. Даже наоборот.

Лерка обожала находиться в "резиденции Софьи Михайловны", как мы негласно окрестили пресловутую комнату. Подруга всегда называла мою бабулю по имени-отчеству, испытывала перед ней непонятное благоговение и любила рассматривать оставшиеся после нее старинные вещи. Даже пыталась выкупить у меня зеркало, но потом махнула рукой: "Чувствую, нельзя его отсюда выносить". А я фыркала, Леркино увлечение мистикой ничего, кроме снисходительной улыбки, не вызывало.

– Не понимаешь ты своего счастья, – ворчала подруга, в сотый раз протирая зеркальную поверхность. Я пожимала плечами – ну и ладно, не очень-то и расстраиваюсь…

Леркино желание при первой же возможности воспользоваться приглянувшимся ей зеркалом я отчасти понимала. Даже сопротивляться не стала, ибо подружка была настроена весьма решительно. А мне очень хотелось посадить ее в лужу, чтобы она выкинула из головы эту гадательную ерунду. Заготовила речь и ехидные фразочки, а Лерка взяла и самоустранилась! Да еще и требует, чтобы я мучилась с гаданиями сама! Ну не зараза ли?

Ладно, дорогая, почему бы и не развлечься. Будет тебе гадание, я даже на камеру телефона его запишу, убедишься, что твоя инициатива нежизнеспособна. И я тебе это докажу!

Сказано – сделано. Ближе к двенадцати ночи я была во всеоружии. Придвинула небольшой столик почти вплотную к зеркалу, уселась на стул и водрузила перед собой специально купленное настольное зеркальце на треугольной подставке. Расположив его напротив бабулиного, я и впрямь увидела требуемый коридор, весьма расплывчатый, но все же.

Поставив по обе стороны от рамы пурпурные свечи (продавец уверял, что красный цвет воска – это признак страсти и любви), зажгла фитили и уставилась в темный коридор.

Сидела, чувствуя себя не в своей тарелке, не менее четверти часа, но ничего не происходило. Суженый, видимо, взял отгул, свечи оказались некачественными и коптили, оплывая с неимоверной скоростью, воск переливался через юбочку дешевых подсвечников, а я сжимала кулаки и злилась. Когда глаза начали слезиться, я потеряла всякое терпение и решила прекратить этот фарс, костеря Лерку на чем свет стоит.

Неловко поднявшись, я задела ладонью одну из свечей, которая тут же опалила мою футболку. Я отшатнулась, но стало только хуже – свеча упала прямо на мои голые ноги. Взвыв, я со злостью швырнула красный огарок на стол. Черт бы побрал эти гадания!

Свеча погасла, спасибо и на этом! Живот и бедро немного саднило от соприкосновения с огнем и воском, одежда была испорчена, а я зла. Очень зла!

В ванной быстро намочила руки и приложила их к ожогам. Вернувшись в бабулину комнату, попыталась вспомнить, где у меня лежит заживляющая мазь. А потом невольно бросила взгляд в зеркало, которое во всем виновато. Да так и застыла.

В иллюзорном коридоре из двух зеркал что-то появилось. Это что-то было едва различимым и слишком мутным, чтобы его разглядеть. Может, у меня галлюцинации, или глаза слезились от долгого созерцания огня, или зеркало помутнело? Потерла веки – не помогло, непонятная серая дымка никуда не исчезла. Я провела ладонью по зеркалу – тоже безрезультатно. Дымка только увеличилась в размерах, и я не смогла отвести от нее взгляда. Как-то не похоже на обещанного Леркой чинно топающего по зеркальному коридору суженого, скорее, это…

– ААААА!

То, что случилось дальше, не поддавалось никакому логическому объяснению. Зеркало подернулось крупной рябью, и из него вынырнул мужчина! Я на мгновение застыла, не веря глазам, а затем заорала не своим голосом! Вздрогнув, незнакомец попытался схватить меня за руку, но я оказалась проворнее, и его пальцы только мазнули по моему запястью. Я от неожиданности оступилась и шлепнулась на пятую точку, а пришелец охнул и… застрял. Вот как есть застрял в зеркале!

 

Никогда не думала, что такое возможно. Фантастические фильмы я смотрела, но абсолютно не верила в то, что можно пройти через твердую материю. И уж тем более в ней застрять! Однако незваный гость умудрился за несколько секунд перевернуть мое представление о мире, потому что зеркало, по всей видимости, раскроило его надвое, однако не убило.

Открыв рот, я во все глаза смотрела на "суженого" и молчала. Этого не может быть! Ведь не может, правда?!

А посмотреть было на что. Обнаженный по пояс мужчина упирался руками в зеркальную поверхность и пытался вылезти. У него не получалось, и на красивом лице появилась досада. Я в оцепенении разглядывала его: темные волосы до плеч, большие, чуть раскосые, ярко-синие с золотыми искорками глаза, длиннющие ресницы, густые брови, ямочка на подбородке. А уж торс выше всяких похвал, я пересчитала все кубики и даже начала вспоминать названия мышц на руках. Впечатляет.

Вокруг его талии зеркало искрило и переливалось, и ни в какую не хотело отпускать своего пленника, хотя он пытался не только податься вперед, но и вернуться обратно.

А на меня неожиданно напал смех – получи, Степанова, мужчину своей мечты, правда, всего лишь половину. Видимо, большего я не достойна.

– Драхн тебя забери, что тут смешного? Прекрати немедленно, или ты об этом пожалеешь, элья! – возмутился мужчина приятным бархатистым голосом. Правда, сильно раздраженным. Я так заслушалась, что не сразу сообразила: меня, кажется, оскорбили, да еще и пытаются угрожать. Вот и второй минус – даже доступная мне половина суженого ругается, как сапожник. Наверняка незнакомые слова – ругательные!

– Пусть он тебя заберет, демонстратор пластических поз, – вырвалось у меня.

– Как ты меня назвала?!

Я вздохнула, перебирая в памяти, что я сегодня пила. Чай, кофе, еще горло настоем ромашки полоскала, мне показалось, что начинаю заболевать. Не иначе к безобидному растению подмешали опиум какой-нибудь – галлюцинациями я до этого не страдала. Но эта галлюцинация вроде безобидная, вылезти не может, значит, бояться мне нечего.

– Как слышал, – отрезала я. – Твоя верхняя половина тела хорошо выглядит, на картину просится или моделью для скульптора. А нижнюю где потерял? Или стесняешься показывать?

– Да как ты смеешь! – возмутился он.

Он что, обиделся? Между прочим, я всего лишь озвучила официальное название профессии натурщика.

Пожала плечами.

– Ну ладно, верхняя тоже так себе, тебя это больше устроит?

Он сузил глаза:

– Освободи меня, немедленно.

Сейчас-сейчас, только сдую пыль с волшебной палочки.

– Не подскажешь, как? Могу молоток принести, разобью зеркало, хотя, знаешь, мне его жалко! И потом, уверен, что у тебя где-то там нижняя часть тела не отвалится? Кстати, где ты ее оставил?

Мужчина заскрипел зубами:

– Судя по всему, на Эритане.

– Где?!

Интересно же, хотя и театр абсурда во всей красе. Расскажи кому, не поверят. Я, половина мужчины в зеркале и самый нелепый диалог из всех возможных.

Он помолчал, разглядывая меня.

– Как ты это сделала?

– Что именно? – удивилась я, раздумывая, не пора ли вызвать МЧС. Или проснуться?

– Как ты открыла доступ в свой мир? Или это все же сделал я? – задумчиво произнес он.

Однако его терзают смутные сомнения. Но я-то тут при чем?

– Ничего я не открывала. Если ты о зеркале, то оно у меня давно, но гостей, тем более половинчатых, у меня до этого не наблюдалось.

Мне показалось, или он облегченно вздохнул?

– Хорошо, значит, дар работает. Теперь бы еще понять, как вернуться обратно.

– И правда. Возвращайся домой, а то у нас, конечно, вешают на стену головы животных с рогами в качестве трофея, но живые мужские торсы, застрявшие в зеркале, все же в диковинку.

– Я не трофей! – возмутился он.

– Ну так и я не охотница, – с готовностью отозвалась я.

– Да? – он склонил голову набок, и волосы упали ему на плечо. – А кто несколько минут назад суженого звал?

Нокаут! Он что, слышал?! Не-не-не, я против такого подарка судьбы!

– Я пошутила, – искренне ответила я. – Мне предложили глупое гадание по вызову суженого, я посмеялась, ты появился. Все, шутки кончились, тебя ждет твой… мм… Эритан.

Уровень "абсурд" достиг рекордных девяносто девяти процентов. Даже захотелось позвонить кому-нибудь, хотя бы в службу точного времени, и услышать нормальную речь, пусть и электронную. Вот Лерке звонить не буду ни за что, она либо примчится, либо "дурку" вызовет. Я бы последнюю уже сама себе вызвала.

– Мои магические импульсы отозвались на твои, – недовольно заметил незнакомец. – Хотел перейти через какое-нибудь зеркало, притянуло твое, потому что ты звала. Но я не собираюсь на тебе жениться! – припечатал он.

Нет, ну каков наглец?

– Знаешь, я тоже не горю желанием связать с тобой свою жизнь, – с достоинством ответила я.

– Неужели? – Он усмехнулся. – А как же "твоя верхняя половина тела хорошо выглядит"?

– Так то верхняя, – я расплылась в улыбке. – А в нижней, может, у тебя хвост имеется, ноги кривые или маленький…

– Элья, ты забываешься! – прошипел он.

– Ты тоже знатно хамишь, – парировала я. – Но наши желания совпадают, ты не хочешь быть моим суженым, а я не хочу тебя в мужья. Исчезни, плод моего воображения.

– Это не так просто сделать, – буркнул он.

– Сочувствую. Ты только что заявил – именно твои магические штучки перенесли тебя сюда, используй их снова. Только зеркало не разбей, это память о бабушке. Спокойной ночи, принц моих грез.

Он изумился:

– Ты уходишь?!

Я поднялась с пола и пожала плечами:

– А ты надеялся, что я всю ночь буду общаться с собственным воображением? Обойдешься. Утро вечера мудренее. Удачи тебе с импульсами, счастливого возвращения, шикарных хором, верных слуг и покладистой жены. Что там еще в сказках бывает? Надеюсь, больше не увидимся.

Да-да, я больше не буду полоскать горло этой дрянью. Но на экспертизу ее сдам. И счет предъявлю производителю, с помощью Лерки, разумеется.

Я решительно направилась к двери, но меня остановил его голос:

– Эй, ты…

Фу, как невежливо.

– Меня Яной зовут.

Его глаза сверкнули, но я не позволила себя загипнотизировать.

– Я запомню.

– Сделай одолжение. Чтобы в следующий магический импульс не промахнуться.

И я с грохотом захлопнула дверь за спиной. Кое-как доплелась до комнаты, служащей мне одновременно гостиной и спальней, и, повалившись на кровать, закрыла глаза. Надо же, как я устала, будто душу вынули. Завтра прибью Лерку за ее инициативу и заставлю заняться коробочкой из-под ромашки. Иначе мне придется поверить в то, что в соседней комнате из зеркала торчит обнаженный мужчина, или у меня поехала крыша…

Глава 2

Проснулась я с восходом солнца, хотя легла далеко за полночь. События вчерашнего дня не давали насладиться полноценным отдыхом в законный выходной. Еще бы, такие события… А не приснились ли они мне? Я тут же вспомнила об экспертизе ромашки и подумала, что неплохо бы и свечи проверить, вдруг в них дурман какой, вроде марихуаны? Думать о том, что у меня непорядок с головой, не хотелось категорически.

Нехотя сползла с кровати и поплелась на кухню пить кофе. Прошлепав босыми ногами, поставила чашку под кофеварку и, отчаянно зевая, посмотрела в окно. Там густыми хлопьями валил снег, и судя по заметенным дорожкам, уже несколько часов. Я поежилась – хорошо бы одеться, но сначала нужно проверить, что действие вчерашних психотропных веществ уже закончилось. Чувствовала я себя неплохо, только спать очень хотелось.

Умывшись, я подхватила чашку со стола и решительно направилась в комнату бабушки. Уверена – еще буду смеяться над тем, что мне вчера пригрезилось. Хотя, стоит признать, появившийся плод моего воображения был весьма привлекателен, я бы даже сказала, красив. Ну и мечты у тебя, Степанова, впору задуматься о том, что несколько месяцев вне отношений негативно сказываются на твоем психическом состоянии.

С Ромкой, с которым встречалась со второго курса института, я рассталась едва ли не сразу после смерти моих родителей. Его эгоцентричная натура не смогла принять, что мне нужно время, чтобы прийти в себя. Возлюбленный помахал мне ручкой, обвинив в том, что я думаю только о себе. Дура слепая – почему же раньше не замечала его надменности и эгоизма? Вот что любовь с людьми делает! Впрочем, а была ли любовь?

Не нравились мне собственные мысли в чудесное рождественское утро. Накануне привиделся красивый мужчина, теперь вспоминаются прошлые отношения… Пора выходить из спячки, я же не медведь. И оглядеться по сторонам. Например, начальник экономического отдела смотрит на меня с явным интересом, девчонки на работе уже все уши об этом прожужжали…

– ААААА! – Из горла вырвался крик, и я выпустила из рук любимую чашку. Она со звоном разлетелась на множество осколков. Горячая жидкость ошпарила мои голые икры, и я завизжала во второй раз.

– Я тоже рад тебя видеть, – усмехнулся обладатель самого красивого торса на свете.

– Ты… что здесь делаешь?! – Вопрос вырвался сам собой, но я поверить не могла, что вчерашние галлюцинации вернутся. Боже, что же я такое приняла?!

– То же, что и вчера, – недовольно ответил мужчина. – Ты правда думаешь, что мое появление тебе привиделось? До чего же вы в немагических мирах ограниченные.

– Что?! – Я нагнулась, стирая с ног липкий сладкий кофе и жалея, что не надела тапочки. Как бы не наступить на осколки…

– Повернись, – неожиданно сказал мужчина, – грудь красивая, но я бы еще сзади посмотрел.

– Чтооо?! – От неожиданности я даже перестала чертыхаться и, резко выпрямившись, возмущенно уставилась на нахала. – Я тебе стриптиз не обещала!

– Ну должна быть хоть какая-то компенсация за временные, я надеюсь, неудобства?

Однако!

– А мне компенсация не положена за твое вторжение?

– Ну тебе же мой торс понравился, я тоже хочу увидеть больше, чем показывает твоя ночная рубашка.

– Обойдешься! – отрезала я. – И, кажется, я просила тебя вернуться домой.

– Увы, твое желание не осуществилось. К моему неудовольствию, должен заметить. Но раз уж я у тебя задержался, пусть и частично, не хочешь проявить гостеприимство и предложить мне что-нибудь?

Вот это уже наглость! Я его к себе не приглашала!

– Чай, кофе, меня? – уточнила ехидно.

– Я бы подумал над последним пунктом, но технически не осуществимо. Поэтому можешь принести кофе.

– Чтооо?!

Он осклабился:

– Мир ограниченный, словарный запас эльи оставляет желать лучшего. Повезло мне, ничего не скажешь.

– Ты… ты!

– Что и требовалось доказать.

Я прошипела что-то невразумительное и вылетела из комнаты. Нет, ну нормально?! В мое зеркало занесло неизвестного типа, который еще и издевается! Если вчера на коне была я, то сегодня пальма первенства явно за "голым торсом". Но мы еще посмотрим, кто кого!

Я быстро натянула на себя футболку, мягкие домашние брюки и тапочки. Вооружившись совком и щеткой, вихрем ворвалась в бабулину комнату.

– Еще и жадина, – констатировал пришелец, скрестив руки на груди. – Правда, хозяйственная.

– Не повезло тебе, – усмехнулась я, – мне паркет дороже некоторых незваных гостей.

– Бывает, – парировал он. – Не забудь, когда мое бездыханное тело свесится из твоего зеркала, почаще проветривать комнату.

– Шантажом промышляешь? – Я смела осколки на совок.

– Пытаюсь донести до тебя очевидные вещи, но, похоже, бесполезно. Рассказать, что случается с телом, когда оно становится мертвым?

– Вряд ли ты меня чем-то удивишь.

– Да ты не безнадежна, – ухмыльнулся он. – Хотя знания на практике не применяешь.

Я вдохнула, выдохнула и уставилась в веселые синие глаза. Да он издевается! Хотя в его словах был резон, но очень не хотелось это признавать!

– Что. Ты. Хочешь?

– Кофе и что-нибудь мясное. И побольше.

Я прищурила глаза:

– А твое пищеварение не пострадает от того, что тебя зеркалом фактически на две части разрубило? Как у твоей второй половины на Эритане с отправлением естественных надобностей?

– Не переживай, она в стазисе. Но мне приятно, что тебя это волнует.

– Зря ты на это надеешься!

– Тогда зачем спросила?

Ууу, гад! Я подскочила, едва не рассыпав осколки, и вылетела из комнаты. Моим единственным желанием было закрыть на ключ бабулину комнату и забыть о том, кто там теперь обитает, но совесть не позволила. А вдруг и правда незваный гость окочурится? Конечно, я всегда могла рассчитывать на Лерку, но вряд ли она поможет вынести тело, да и как его выносить, если оно, похоже, намертво к зеркалу приклеилось? Не отпиливать же! И как я жить буду после такого?

 

Скрипя зубами, я открыла холодильник, вынула оставшуюся со вчерашнего ужина тушеную свинину и спагетти, а затем налила еще две чашки кофе. Я ведь тоже осталась без любимого напитка, и все благодаря "суженому"!

Сгрузив все на поднос, я ногой распахнула дверь в ставшую почти ненавистной комнату и ехидно заметила:

– Кушать подано! Садитесь жрать, пожалуйста!

– Ты замечательно воспитана, Яна. И очень любезна.

Я закатила глаза. Бесполезно объяснять, что эта расхожая фраза из известного фильма принадлежит не мне. А я совсем забыла, что пришелец вряд ли смотрел классику нашего кинематографа, поэтому и шутку не оценил. Но ответ вырвался сам собой:

– До тебя никто не жаловался.

Он поднял бровь:

– А ты вообще из дома выходила?

Остряк!

– Представь себе! Но у меня неожиданно нарисовалась аллергия на тебя. Даже не знаю, с чего бы…

– Сочувствую, надеюсь, лекари вашего мира справятся с твоим недугом.

Я с грохотом поставила поднос на столик, да так, что кофе расплескался. Пришелец расплылся в широкой улыбке, но промолчал. Я с усилием подвинула столик ближе к зеркалу, подхватила свою чашку и направилась прочь из комнаты.

– Даже приятного аппетита не пожелаешь?

Медленно повернулась:

– Приятного аппетита, ну и далее по вчерашнему списку.

– Ты очень мила, Яна.

– А кто-то недавно намекал на обратное.

– Разве?

Однако он поменял стратегию! Решительно захлопнула дверь и схватила телефон, чтобы позвонить Лерке. Надеюсь, она сможет остановить мое сумасшествие. Потому что я до сих пор не верила в то, что происходит в бабушкиной комнате!

Подруга долго не отзывалась, но я была упорна, и голос Лерки стал мне наградой. Правда, слышимость оставляла желать лучшего.

– Янка! Как у тебя дела?

– Отлично! Не заедешь ко мне сегодня? – провокационно спросила я.

– Вряд ли, – зашипела трубка. – Артем вчера вечером утащил меня на дачу, у него такая дача… настоящий особняк! Но дороги замело, и теперь не знаем, когда сможем выехать обратно. Даже не уверена, что смогу выйти на работу в понедельник… Еще и связь барахлит… А что у тебя случилось?

Много всего! Но говорить об этом по телефону не имело смысла.

– Все хорошо, – улыбнулась я, хотя подруга не могла меня видеть. – Как будет возможность, звони. И хороших тебе выходных.

– И тебе! Надеюсь, ты воспользовалась моей настоятельной рекомендацией и расскажешь все в подробностях, когда я приеду.

– Безусловно.

"И даже покажу" – ехидно добавила про себя.

Лерка хотела еще что-то сказать, но в трубке заскрежетало, и связь прервалась. Черт, и что теперь делать? Остальным друзьям предъявлять моего пришельца почему-то не хотелось. На помощь Лерки и ее лояльность я могла рассчитывать, а другие вряд ли поймут. И потом, вдруг этого наглого индивида вижу только я?

Впрочем, надо как-то договариваться с этим… представителем другого мира. Я могла упрямо отрицать его существование, но даже без свидетельства со стороны пора было признать очевидное: в бабулиной комнате из зеркала торчит мой персональный кошмар, и только в моих силах изменить наши отношения. Он-то все равно зависим от меня.

Неприятно кольнуло сердце – сегодня пришелец мог сменить гнев на милость только из-за голода. Но, стоило признать, и я вела себя не слишком любезно. Откуда что взялось? Ведь работа в колл-центре известной сотовой компании должна была меня закалить.

Незнакомец действовал на меня весьма странно, обычно я спокойна, как удав. Может, новогодние праздники повлияли? Я работала даже первого января – у меня же не было ни семьи, ни детей, и руководство решило – а почему бы не изменить мой график? Уже мечтаю о том времени, когда получу диплом и забуду эту работу, как страшный сон. После смерти родителей мне пришлось взять академический отпуск, зато Ромка успешно окончил институт, и через полгода возглавил рекламный отдел крупной компании. Само собой, о престижной должности позаботился Ромкин отец, но, с другой стороны, в уме моему бывшему парню отказать было нельзя.

Впрочем, что это я о нем, мне бы со своим пришельцем разобраться! Раздражало то, что пленник зеркала вызывает во мне воспоминания о прошлых отношениях. Разрыв с Ромкой я переживала очень тяжело, то ли привыкла к нему, то ли смерть родителей заставила почувствовать себя одинокой…

Я тряхнула головой и решительно отставила чашку. Включаем мантру "клиент всегда прав" и топаем в бабулину комнату.

Незваный гость встретил меня обворожительной улыбкой, я даже запнулась на пороге.

– Благодарю за завтрак, элья, – заявил ополовиненный.

Я открыла было рот, чтобы возмутиться, но ведь уже договорилась сама с собой, что ругаться с ним больше не буду. И, взявшись за поднос, хмуро заметила:

– Это в качестве благодарности за еду?

Он схватил поднос с другой стороны.

– Ты о чем?

Я подняла глаза:

– Ты меня эльей обозвал!

Его брови поползли вверх:

– Назвал, а не обозвал. В моем мире это обращение к девушке. А ты о чем подумала?

Пожалуй, я промолчу, о чем именно. И почувствовала себя глупо. С другой стороны, откуда я могла знать?!

– А кто такой драхн?

Мужчина ехидно улыбнулся.

– Драхн – это дух, питающийся страхами. Если он выбрал тебя жертвой, чем больше ты боишься, тем сильнее он тянет из тебя жизненную силу. Встречается редко, но ругательство осталось. Ничего личного.

Да уж… С другой стороны, мы тоже чертыхаемся, но всерьез никогда не хотим, чтобы собеседника "черти взяли".

– Принято, – кивнула я и мысленно досчитала до пяти.

Не знаю, почему, но пришелец продолжал меня нервировать. Да что со мной такое? Ведь любая на моем месте прыгала бы от радости, если бы ей достался подобный образчик идеального мужчины, пусть даже половинчатый.

– А можно попросить тебя не кидаться словечками из твоего мира, которые в моем могут быть поняты превратно?

Он на мгновение опешил, а затем широко улыбнулся:

– Ну проси.

Мантра добра приказала долго жить, но открыть рот я не успела.

– У тебя очень выразительная мимика, Яна, – заявил пришелец. – Вполне подойдет для просьбы. Принято. Думаю, через некоторое время я легко смогу перестроиться на ваш лексикон.

Это он мне одолжение сделал?! Но, боже мой, у него же настоящая голливудская улыбка! Зубы белоснежные… выбить бы…

Так, увлеклась.

– Надеюсь, что процесс не займет много времени, – ядовито заявила я. – Еще кофе будешь?

– Не откажусь.

И я позорно сбежала на кухню. Никак не пойму, чем он меня так раздражает. К своему стыду, я зависла над кофеваркой, кофе перелился через край чашки и зашипел. Тихо выругалась и поставила ее на стол. Одни проблемы из-за пришельца!

Яна, возьми себя в руки, это всего лишь незваный гость в твоей квартире. Неопасный. С тем, что он реален, я уже почти смирилась: в моих фантазиях суженый так себя никогда бы не вел! Я поверила в его существование, значит, помощь Лерки вряд ли потребуется. И это не сон, ведь не проснулась же я после того, как ноги ошпарила! Значит, либо я свихнулась, либо…

То, что происходило в соседней комнате, было настолько необычно, особенно для меня, реалистки до мозга костей, что походило на бред. Но раз я готова поверить в этот бред, значит, надо что-то с этим делать. Например, помочь товарищу провалиться обратно.

Клянусь, если получится, я бабулино зеркало краской замажу. Или лучше зацементирую, чтобы гости, которых я не приглашала, не шастали туда-сюда!

Определившись хоть с каким-то планом, я подхватила кофе и вернулась в комнату. При подходе к ней я уже почти выработала стратегию…

– Две ложки сахара.

Я едва не выронила чашку.

– Что ты сказал?

– Всего лишь попросил подсластить кофе, – пришелец пожал плечами. – В прошлый раз он был отвратительным.

Надо же, какие мы привередливые! Что же тогда промолчал? Ладно…

– Самообслуживание. – Я поставила перед ним сахарницу и положила ложку. – Руки у тебя пока действуют, или их тоже настигает стазис? Что тогда прикажешь с тобой делать?

Он скривился.

– Между прочим, ничего смешного. К тому же не исключаю и такой вариант развития событий.

– Только не говори, что ты и правда будешь статую изображать. Как в музее.

Он выгнул бровь:

– Хочешь выставить меня на просмотр?

– А есть на что посмотреть?

– Ты вроде не жаловалась.

– Твоя нижняя часть покрыта мраком, – хмыкнула я. – То есть, зеркалом.

– Ты так часто о ней говоришь, что я начинаю волноваться, – усмехнулся он.

– Стоп. – Я зажмурилась и досчитала до десяти. Яна, помни, тебе нужно сделать все, чтобы этот тип навсегда исчез из твоей квартиры. И освободил бабулино зеркало.