Призрак

Tekst
0
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава четвертая: Набережная

Я вышел из подъезда на улицу. Не спешил. Закурил самокрутку. На улице ярко светило солнце и было тепло. Я даже не переоделся: как был в спортивном дома, так и вышел на улицу, только документы от машины взял с собой.

– «Блииин, как хорошо», – подумал я.

Ну никак не вяжется мое нынешнее положение с реальностью. В эти моменты понимаешь, что Вселенной откровенно наплевать как на твои личные проблемы, так и на проблемы всего человечества в целом. Она существует по своим законам. Ей все равно умрешь ты или нет, будет война или не будет, кастрируют твоего кота или смилуются над ним».

Я докурил и выкинул окурок в урну, стоящую рядом со входом в подъезд. Решил пойти к припаркованной машине немного другим путем: я обошел дом с другой стороны. Машина стояла на том месте, где я ее припарковал вчера.

Я подошел к машине, оглянулся. Разблокировал машину и аккуратно сел за руль. Вставил ключ в замок зажигания и завел мотор. Наверное, любой виновник чувствует себя так же и считает, что за ним все следят. Ощущение не из приятных. Ты будто на стреме в своей личной жизни.

– «Странные странности творятся», – рассуждал я про себя, – «Менты прекрасно видели на записи видеорегистратора номер моей машины. Значит они уже прекрасно осведомлены кто хозяин машины, где работает и чем занимается. Время тоже прошло достаточно, немного более суток. За это время шпиона международного класса можно отыскать. А меня вроде как никто и не ищет! Чудеса, блин!».

С этими мыслями я стартанул на место недавнего происшествия. Каждый раз, когда я проезжал мимо ГАИшников, я все время ждал знакомого движения жезлом как приглашения остановиться, ну и дальше по сценарию, вы и сами все прекрасно знаете. Но ничего такого не случалось. Удивительно! Убийца катается по улицам сланого города Санкт-Петербурга как ни в чем не бывало. Россия – одним словом.

Через час я был на месте воскресного происшествия. Я припарковал машину во дворе, вышел и пошел, не торопясь в сторону набережной.

Жизнь на набережной текла своим чередом: люди суетились, бежали по своим делам, машины сновали туда-сюда, только река текла тихо, спокойно и непрерывно. Я прошелся рядом с местом происшествия, оглядел ближайшие дома. Камер видеонаблюдения нигде не обнаружил. Над дорогой тоже не было никаких конструкций, на которых монтируются камеры, отслеживающие проходящий мимо поток машин.

– «Странно!» – меня не покидало чувство какой-то подставы в этом деле. Все складывалось чересчур загадочно.

Я решил перейти дорогу набережной, чтобы взглянуть на место происшествия с другой стороны. Это оказалось не просто. Поток машин был нескончаем, а ближайший переход со светофором был очень далеко. Я пристреливался минуты три, чтобы перебежать дорогу. Но плюнул на эту затею и закурил. Поймал себя на мысли, что стал часто курить – третья самокрутка за последние несколько часов. Нервы дают о себе знать! Причем волнение неявное, сидит где-то глубоко внутри и заставляет переживать, а снаружи выглядишь вполне счастливым человеком. Я пошел вдоль дороги, щурясь от яркого солнца и выискивая момент, чтобы пулей перебежать дорогу.

Через пол часа дело было сделано! Я возвращался к своей точки назначения только уже с другой стороны набережной. Спустя некоторое время я понял, что совершенно точно это место никак не изменилось: камер не добавилось, ничего подозрительного не случилось. Выкурив за это время еще пару самокруток, я вернулся в машину.

Я посмотрел на время на своем мобильном телефоне и набрал Серегу.

– Здорова, уголовник и рецидивист! – оптимизм Сергея не мог не радовать.

– Привет – привет! – ответил я, – не хочешь через час встретиться в кафе, пообедать и заодно обсудить то, что случилось?

– Ха! Запросто! Давай в нашей любимой забегаловке на Ваське? – предложил Сергей.

– Давай!

– Я, кстати, до вечера полностью в твоем распоряжении, – сказал Серега, – босс сегодня сделал короткий день. К нам менты приезжали, спрашивали про тебя. Поэтому все в курсе, если что.

– Умеешь обрадовать, ничего не скажешь, – взгрустнул Кирилл, – ладно, до скорого!

Через час мы с Серегой сидели в кафе. Заказали по пиву и по порции ароматного шашлыка.

– Тебе надо валить из города, Кирюха, – с набитым ртом посоветовал Сергей, – я думаю, что менты уже у тебя дома. Ты же прекрасно понимаешь, повязать тебя – вопрос времени!

– При все уважении к тебе, я не согласен! – я сделал большой глоток пива, – Сам посуди, куда я денусь. Денег у меня не много, валить некуда, скрываться не охота – не подросток уже.

Мы одновременно повернули голову к окну и задумались каждый о своем.

– Я сам пойду в отделение, признаюсь во всем, все честно расскажу. За явку с повинной должны рассмотреть вопрос об уменьшении срока наказания. Мне, вроде как, адвокат еще полагается по закону.

– Жди! Адвоката своего, – Сергей был непреклонен в своем видении ситуации, – Повяжут тебя, еще и дополнительных грешков накидают. А вдруг этот мудак, которого ты угробил, какой-нибудь авторитет. В тюрьму попадешь, а там братки тебя на перо посадят или, хуже того, в петушках будешь у них ходить. Позора не наберешься!

Сергей замолчал. Все внимание его занимала большая порция шашлыка. Мне в голову лезли одни паршивые мысли. Шашлык есть совсем не хотелось. С одной стороны, Серега прав. Кто знает кого я завалил. Тогда беды не миновать. Действительно, такое дело могут «сшить», что буду чалиться до конца дней своих. С другой стороны, надо отвечать за свои поступки. Быть твердым в своих намерениях и убеждениях. Отвечать за свои действия. Ну посадят. С кем не бывает. Ну убьют в тюряге – мы все когда-нибудь умрем, рано или поздно. Финал один. Даже если рассматривать негативный сценарий и предположить, что я завалил авторитета, то найдут и так, и так – уеду я из города или останусь в нем. Ход моих мыслей прервал Сергей.

– Совсем пригорюнился? Понимаю. Не мне тебе сейчас давать советы. Просто хочу, как лучше. Решай, как знаешь. Это будет твое решение и только твое.

– Философ, блин!

Следующие два часа мы пили, ели и болтали о всякой ерунде. Мы оба поняли, что в таких ситуациях нет идеальных советчиков. Поэтому ситуацию лучше отпустить. Как говорил один очень мудрый человек: «Делай то, что должен и пусть будет то, что должно быть!».

По новостям снова повторили ролик со мной в главной роли. Мы с Серегой даже не посмотрели в сторону висевшего на стене в кафе телевизора. И, на удивление, никто из присутствующих, в том числе и обслуживающий персонал, не обратили на меня никакого внимания. Удивительно! И в тоже время страшно!

Смеркалось. День выдался чудесный и солнечный, несмотря на всю сложившуюся со мной ситуацию. В это время года в Питере было еще достаточно светло. Я возвращался из кафе в приподнятом настроении. Хотя и осознавал, что меня может ожидать в ближайшее время. От кафе до дома весь путь пешком займет у меня не более часа. И я хотел насладиться великолепной Питерской погодой, которая редко баловала этот унылый и пасмурный город.

Я приметил полуразвалившейся и заброшенный не высокий дом столетней давности. От него прямо-таки веяло стариной и разрухой. Это странное и никому не нужное сооружение было с одной стороны подперто жилым домом, а с другой имело вход во внутренний двор, который замыкался другими жилыми домами разной этажности, что придавало уродство этому и без того мрачному месту.

Подумав об этом неуютном дворе, мой полный мочевой пузырь напомнил про недавно выпитое с другом пиво. Я быстро прикинул варианты и принял решение – этот двор идеальное место для меня в этот момент. И уж точно в центре Питера ничего лучше не найти.

Я быстро завернул в страшную темную арку с кусками отслоившегося раствора со штукатуркой. Во дворе было грязно и темно. Слева была ужасная стена заброшенного дома с торчавшими из нее кирпичами, а справа – окна жилого дома – это так казалось с улицы, а со двора окна были заколочены листами фанеры, с битыми стеклами и прочими «бонусами». Во дворе стояла не большая кирпичная будка непонятного назначения со стенами, выложенными из белого кирпича. На всю стену местными гопниками была сделана надпись в стили граффити. Не читаемо и не красиво. Никогда не понимал таких надписей на стенах. Одно дело красивые рисунки в стиле граффити или красивые надписи – это я понимаю, искусство. А херня вроде этой больше напоминает почерк сумасшедшего врача, который решил написать рецепт на всю стену этого небольшого строения. Я решил, что пора мне тоже расписаться поверх этого гнусного граффити. Я приспустил свои спортивные штаны и начал облегчаться. За спиной у меня доносились пьяные голоса – то ли бомжи распивали спиртное, то ли местная алкашня. Меня они не волновали. Сейчас я сделаю свое дело и пойду дальше.

Я вышел из арки и огляделся. Людей на улице как будто поубавилось. Усилился вечерний ветер. Стало зябко и не по себе. Улицы были освещены фонарями. Я поежился, засунул руки в карманы и пошел по направлению своего дома.

В моей голове кружился водоворот мыслей. Дебил на мерине, драка, неприятный разговор с боссом, проблемы в компании, менты, разговор с Сергеем. Все это навалилось на меня как снежная лавина и прижало к земле полностью отрезав от внешнего мира. И воздух тоже заканчивался. Дышать становилось сложнее… Я только сейчас осознал свою ситуацию. Мне стало страшно, честно.

Занятый этими неприятными мыслями я не заметил, как прошел Дворцовый мост, миновал Дворцовую набережную и дошел до Гагаринской улицы.

Глава пятая: Автомобиль

– Степаныч, опаздываем, – здоровый бритоголовый мужик, сидящий на пассажирском сиденье, повернул голову к водителю, выдохнул сигаретный дым и выкинул бычок через открытое окно автомобиля.

– Предупреждал тебя, что не надо было слушать этого урода. Его предложение, это полная залипуха. Нет у него ни денег, ни идей, как эти деньги заработать. Время только зря потратили. А Череп опоздания нам не простит! Запомни мои слова. Ответим мы еще за это опоздание! – не переставал ворчать бритоголовый.

 

– Замолчи ты уже! – ответил водила – еще более здоровый мужик, чем его напарник, – Все будет хорошо. И так все правила дорожного движения нарушаем. Гайцов еще на наши головы не хватало!

Водила стиснул зубы, мельком глянул на напарника и поддал газу.

Здоровый черный внедорожник очень быстро повернул на Гагаринскую улицу и мгновенно разогнался…

… я переходил дорогу вдоль Набережной, погруженный в свои мысли, и совсем не замечал нарастающий гул автомобильного двигателя…

– А ну-ка зацени, Степаныч, – бритоголовый развернул водителю экран своего мобильного телефона, на котором красовалась фотография, где он сидел в сауне с тремя обнаженными девками с большими сиськами. Между прочим, с весьма красивыми сиськами.

– Ни хрена себе! Это ты когда успел? Вроде всю неделю вместе в поте лица работаем!? – водила на мгновение задержал свой взгляд на фотографии.

– Уметь надо! – ухмыльнулся бритоголовый.

Степаныч вернул свое внимание на дорогу:

– Твою же мать!!!!! – дорогу переходил одинокий пешеход.

Степаныч схватился обеими руками за руль и вжал педаль тормоза. Бритоголовый обронил свой телефон и схватился за рукоятку над пассажирской дверью.

… я почувствовал неладное. Резко повернул голову вправо и увидел приближающийся на меня с большой скоростью внедорожник, который от резкого торможения стало уводить в сторону. Я на мгновение растерялся, а затем сделал резкий прыжок вперед, в надежде увернуться от большой машины…

Степаныч был опытным водителем с большим стажем. Он сразу же просчитал варианты исхода ситуации. Прикинув скорость пешехода и, увидев, что тот растерялся, Степаныч резко вывернул руль вправо, и … пешеход прыгнул в ту же сторону. Удар. Человеческое тело кубарем прокатилось по капоту, скользнуло по лобовому стеклу и, подлетев как на трамплине, улетело назад за автомобиль.

Машина с визгом остановилась. Братки переглянулись.

– Этого еще не хватало! – пробубнил Степаныч.

Он выскочил из машины. Следом за ним вылез бритоголовый. Они осторожно подошли к лежащему без сознания Кириллу. Бритоголовый сел на корточки рядом с телом.

– Слушай, Степаныч, это парень из новостей.

– В смысле из новостей? Он, что ведущий очередной нелепой передачи? – Степаныч достал пачку сигарет и закурил.

– Да нет же! Сегодня целый день показывали этого парня в новостях. Типа, он завалил чувака одного. Одним ударом, прикинь! Его объявили в розыск. А он на тачки бросается, гы-гы, – бритоголовый улыбнулся до ушей.

– Очень весело, ничего не скажешь. К Черепу мы опоздали, чувака из телека сбили. Еще для полной радости нам ментов не хватало.

– Чего делать будем? – спросил бритоголовый.

Степаныч отошел в сторонку, посмотрел на открывающийся вид на Неву. Сигаретный дым привел в порядок мозги. Он сделал еще пару затяжек и выкинул окурок на дорогу.

– Неси его в машину. Нам к боссу надо. Он сам разберется, что делать с чуваком из телека, – с этими словами Степаныч залез в машину.

– Офигительно! – бритоголовый схватил Кирилла за ноги и поволок к внедорожнику. Кряхтя, поднял тело и довольно небрежно закинул его в багажник. Одернул куртку и сел на пассажирское сиденье.

– В жопу все и всех! – выругался бритоголовый, – Степаныч, большая просьба, не гони. Давай спокойно вернемся домой, надоело все уже.

– Согласен, – ответил Степаныч, нажимая кнопку запуска двигателя. Машина завелась и плавно двинулась в сторону Дворцовой набережной.

Глава шестая: Степаныч

Образы… Эти чертовы образы, которые преследуют нас во сне. Когда мы беззащитны и не способны совершать полноценные действия. Иногда это очень мучительно. Вот как сейчас. Я стою в каком-то месте, напоминающие больше психушку. Стены, потолок и пол белые. Все помещение или пространство, в котором я нахожусь, в каком-то вязком тумане. Я лежу. Я лежу и понимаю, что не могу встать. Все тело как будто находится в очень вязком киселе. Я пытаюсь встать. Прилагаю очень большое усилие. Тело с трудом и большой неохотой поддается моему намерению. С моих губ слетает негромкий стон. Очень тяжело. Я опираюсь на локоть. Прилагая большое усилие отталкиваюсь от пола и сажусь на задницу. Голова идет кругом, дыхание сбивчивое. Я оглядываюсь по сторонам. Ничего не видно из-за этого чертового тумана. Что же за дерьмо такое со мной случилось? Почему я здесь и, что это за место такое? Как я здесь оказался? Вопросов сыпалось на мою больную голову все больше и больше. Ответов, увы, не было. Я твердо решил не сдаваться! И выяснить хотя бы, что это за место такое! Я с криком, преодолевая невероятное усилие, сумел все-таки встать на ноги. Черт подери! Ноги были словно ватные. Я не мог даже пошевелить ногой. Не говоря уже о том, чтобы куда-то двигаться. Вдруг вдали, сквозь белый туман, я смог различить темный силуэт, который не спеша приближался в мою сторону. Я хотел окрикнуть его. Но не смог выдавить из себя ни слова. Стоял как идиот и пялился на то, что приближалось ко мне. И Это, что приближалось ко мне, нравилось мне все меньше. Когда Это подошло ко мне на расстоянии вытянутой руки – даже не подошло, а будто плавно подлетело ко мне – мои глаза расширились и округлились. Липкий страх пронзил все мое тело от кончиков пальцев до кончиков волос. Я очень хотел убежать, но не мог сдвинуться с места… На меня смотрело, не моргая глазами, если конечно же они там были, какое странное и очень злое существо. Я чувствовал его злость и спокойствие. Это был настоящий убийца. Он был похож на ассасина, только его балахон был грязный и рваный… весь темно – красного цвета. На голове был капюшон, а внутри пустота. И, где-то там в глубине этой пустоты было едва различимо очертание лица с темными провалами в тех местах, где у нормального человека были глаза. Вместо рук у существа было некое подобие лап паука, только заканчивались эти лапы остриями. Возможно, из костного материала, а, возможно, и из какого-то другого. И, да, оно не касалось пола. Оно парило над ним. Поэтому о наличии ног я мог только догадываться. Существо смотрело прямо мне в глаза. А, если быть точным, то через глаза прямо в душу. Это был настоящий ужас. По-моему, оно наслаждалось моим страхом, который меня держал покрепче стальных цепей. Я сделал еще одну попытку убежать. Бесполезно! У меня даже не было мыслей вступить с ним в схватку. Это тоже было бесполезно. Оно стояло и не двигалось, а потом внезапно резким и неуловимым движением сдвинулось в мою сторону и вонзило мне в живот свою лапу-жало. Это было больно. Очень больно. А еще было то самое чувство огорчения и понимания, что тебя убили. Что тебя больше не будет. И это чувство было сильнее боли от проколотого насквозь тела. Я обеими руками схватился за острую лапу существа, чтобы не упасть на пол. Я посмотрел на свой живот, в которое было воткнуто жало, по которому на белый пол капала красная кровь. Моя кровь. Моя жизнь. Я резко вздернул голову и заглянул в темноту капюшона. Заглянул по ту сторону. И я все увидел. Я все понял. На мгновение я проникся абсолютным знанием и страх ушел. Он отпустил мое тело. Существо резко вытащило жало из моего живота и скрылось в тумане. Не разворачиваясь. Просто задним ходом «уехало» туда откуда оно и пришло. Я упал на колени и схватился за живот. Я все увидел. Мне не страшно. Кровь хлынула изо рта. Дышать было труднее с каждой секундой. Мне не страшно. Я задыхался от крови, заполнившей мое горло. Это был конец… или начало. В глазах резко потемнело, и я вырубился.

И тут же «врубился»! Я резко дернулся и привстал на кровати. Мои глаза бегали как у наркомана, я не мог остановить свой взгляд ни на чем. Я весь вспотел. Простынка с подушкой подо мной тоже были мокрые от пота. Наконец-то, пришло осознание того, что я жив и нахожусь в самой обыкновенной жилой комнате, а не в странном белом помещение. Я немного успокоился и на этот раз спокойно оглядел пространство вокруг себя.

Первое, что я увидел, это был доктор, сидящий напротив меня со шприцом в руке. Он явно собирался сделать мне укол или уже сделал его. Он был в белом халате. Лицо было мудрое и все в морщинах. За доктором, немного в стороне, стоял здоровый мужик в кожаной куртке с сигаретой в зубах. Он ухмылялся. Не сводил с меня взгляда. С другой стороны кровати сидел на стуле еще один браток: тоже в кожаной куртке, абсолютно лысый и, по-моему, не менее здоровый. Он крутил в руках раскладной нож. На меня не обращал абсолютно никакого внимания.

Кроме двух мужиков в кожаных куртках, в комнате было еще двое. Они стояли напротив кровати чуть поодаль. Судя по всему, я своим резким движением прервал их разговор. Один, что слева, был одет в костюм цвета хаки. Он был подтянут, широкоплеч, но, все же, худощав. У него было вытянутое лицо и короткая стрижка. Второй из этой пары был одет в рубашку с подвернутыми рукавами и в джинсы. У него были очки.

– Очнулся, больной наш! – доктор улыбнулся, и посмотрел на мужика с сигаретой во рту, – Крепкий ты парень. Давай только я укольчик тебе все же сделаю.

С этими словами доктор крепко взял меня за руку и вонзил иглу мне под кожу. Наступило легкое головокружение. Меня будто придавило в кровать. Все тело налилось свинцом.

– Не переживай, скоро отпустит, – спокойным голосом сказал доктор, – Может даже живот будет мутить, возможно даже сильно. Ты не стесняйся, для посрать место у нас найдется.

Доктор снова улыбнулся и подмигнул мне.

– Да мне похрен …, – не успел я договорить как отключился.

На меня снова вихрем налетел поток мыслей и воспоминаний. В них были мои не воплощенные идеи, отрывки из моего прошлого, ошибки, которые я допускал в своей жизни и о которых я немного жалею. Все это смешалось в водоворот, который подхватил меня и проглотил. Меня носило по кругу всего этого дерьма, которое наполняло мою жизнь, до тех пор, пока у меня сильно не закружилась голова и меня не стошнило. Только после этого вихрь резко растаял, и я упал в никуда. Упал на пол, которого не существовало. Его просто не было. Но при этом я на чем то держался! Я поднял голову, вытер рот тыльной стороной рукава и … снова увидел это существо передо мной.

– Да хрен тебе!!! – крикнул я.

В этот раз я чувствовал в себе силы. Я весь собрался как пружина. И из положения, которое я занимал, резким движением прыгнул на существо…

… и проснулся. Передо мной сидел тот самый мужик, который курил сигарету, когда я очнулся первый раз.

– Ну привет! – сказал мужик.

– Здравствуйте! – ответил я.

– Дай угадаю. У тебя, наверное, куча вопросов?

– Пока еще нет.

Мужик ухмыльнулся.

– Будем знакомиться. Меня зовут Степаныч! – мужик протянул руку.

– Кирилл, – я вытащил руку из-под одеяла и пожал ее своему новому знакомому, – Только Степаныч, наверное, не имя, а отчество, все-же?

– Степаныч, это погоняло! С настоящим именем разберемся потом.

– Что за дерьмо такое со мной приключилось? – сказал я это вслух, но адресован вопрос был явно только самому себе.

– Ты шел по улице, а мы тебя сбили, – коротко пояснил Степаныч.

– О, круто! Спасибо. Очень содержательно. А это, я так полагаю, ваш дом, куда вы меня привезли?

– Не совсем так. Это дом моего босса. Он очень влиятельный человек как в России, так и за рубежом. Мы все работаем на него. Я и мой товарищ по оружию, возвращались сюда и сбили тебя. Я доложил о сложившейся ситуации своему боссу. Сегодня вечером будет решаться твоя дальнейшая судьба.

– В смысле судьба? Что меня ждет? – я не на шутку удивился.

– Да не ссы ты так. Все просто. Ты либо с нами, либо не с нами.

Я взволновался. Что значит «ты либо с нами, либо не с нами»? Это вопрос не давал мне покоя.

– И все же, – сказал я вслух, – Что значит я либо с вами, либо – нет?

Степаныч поднялся со стула, не спеша подошел к окну и раздвинул занавески. Утреннее солнце мигом залило все пространство в помещении. Светлый интерьер комнаты еще больше придавал света этой большой спальне.

Степаныч открыл окно и закурил. Повернулся к Кириллу и ответил:

– Слушай, дружище, скажу тебе честно. Если бы не твоя «узнаваемость» в тот день, мы бы тебя вообще оставили подыхать на дороге. Лысый, мой товарищ, с которым я тебя сегодня познакомлю, видел тебя в новостях, где рассказывали, как ты кончил одного мужика. Именно это событие заставило меня принять решение забрать тебя с нами. Сегодня мой босс наведет по тебе справки и примет решение, что делать с тобой дальше.

Степаныч докурил сигарету и выкинул ее в открытое окно.

– Отсюда, братан, не выпускают просто так. Мы достаточно серьезные ребята для того, чтобы никого из «левых» не впускать сюда. А если впустили – не выпускать. Намек ясен или тебе прямо сказать то, чего ты слышать не хочешь?

 

Если честно, я понимал к чему клонит Степаныч. Спрашивать что-либо не хотелось вообще. Мне очень хотелось остаться одному и немного подумать.

Кажется, Степаныч догадался о моем желании. Он слегка кивнул головой:

– Вот и молодец! Через час тебе принесут еду. А вечером, часам к пяти, чистую одежду. Ближе к восемнадцати ноль-ноль встретишься с боссом. Тебя приведут к нему. Пока отдыхай.

С этими словами Степаныч вышел из спальни.

Я закрыл глаза и расслабился. Попробовал собрать мысли в кучу. Итак… Меня сбили какие-то бандюги, это совершенно точно. Нормальные люди не станут сначала выхаживать сбитого человека, а затем обещать его убить. Вопрос, как они умудрились меня сбить? Неужели я так задумался, что не заметил приближающегося автомобиля. Очень странно! Может это дорожное происшествие – не случайность? Но кому нужна моя смерть? Врагов у меня, конечно же, не мало, но тех, кто наймет убийц, чтобы завалить меня… почти нет. Точнее, их совсем нет. Получается, что дорожное происшествие со мной – случайность. В это верилось с трудом. Но ответа на этот вопрос пока не было. Хорошо, что случилось, то случилось. Судя по тому, как я себя чувствую, авария была для меня не сильно травмоопасной. Я не видел себя со стороны, конечно же, но что-то мне подсказывало, что снаружи я тоже не сильно помят. Конечно, остается открытым вопрос, сколько времени я здесь провел. Но даже если бы и были у меня серьёзные повреждения, я бы все равно их чувствовал, сколько бы времени не прошло: день, неделя или месяц. Отсюда можно сделать вывод: я попал в легкую аварию и у меня есть все шансы сбежать отсюда. Мне этот вывод очень понравился. С этой мыслью я открыл глаза и, улыбнувшись, посмотрел на открытое окно.

Первым делом я сделал самый идиотский поступок, который просто необходимо было сделать – я приподнял одеяло и проверил наличие трусов на себе. Отлично! Трусы были на мне. Более того, это были именно мои трусы.

Я сел на край постели и осмотрел себя. Мои предположения касаемо травм и увечий были верны – сильных повреждений на теле не было кроме большого количества царапин и синяков. Ноги шевелились, руки тоже, боли нигде не было. Я встал на теплый паркетный пол. Мне нужны были мои вещи. В одних трусах я далеко не убегу. Я решил осмотреть спальню. Возможно, мои вещи были где-то здесь. Я обошел кровать, подошел к большому шкафу с раздвижной зеркальной дверью, открыл его. Увы, шкаф был пуст. Я начал открывать полки, расположенные во второй секции шкафа. Все они были пусты. Я снова осмотрел спальню. Еще в ней стоял комод, стол и туалетный столик. Я проверил все! Везде пустота. Такое ощущение будто эта спальня была исключительно для гостей. И только сейчас меня осенило, что я нахожусь в частном доме или большом коттедже где-то за городом.

Я подошел к открытому окну и выглянул в него. Я находился на втором этаже большого дома. Напротив дома открывался вид на красивое, ухоженное поле, на котором скакали кони. За полем был лес.

– «Красота какая!», – подумал я, – «Жаль, что здесь меня хотят «замочить». Лучше бы работу классную предложили», – пронеслось у меня в голове.

– «Надо думать, как сбежать отсюда».

Я аккуратно подошел к двери спальни, осторожно приоткрыл ее и выглянул. Снаружи стояли два татуированных амбала в майках и штанах защитного цвета. Они сразу же отреагировали на мое появление поворотом головы. Я улыбнулся:

– Привет, мужики! Когда кормить будут? Я ужасно голоден.

– Тебя – скоро! – ответил ближайший ко мне амбал. Он показал мне рукой, чтобы я скрылся за дверью. А второй тем временем прикрыл дверь за мной.

Я вернулся к кровати и задумался. У меня было три варианта развития событий. Первый – сигануть в открытое окно в одних трусах и бегом в лес. Я даже прыснул от смеха, представив себя в этом образе. Второй – выйти через дверь спальни, вломить двум амбалам, наверняка подготовленным, а дальше прорываться через остальные помещения здания к выходу. Это вариант мне не нравился. Бойцом я был никудышным, тем более в одних трусах. Да и дальнейшее развитие ситуации было под вопросом: может здесь целый штат охранников с оружием. Третий вариант – дождаться вечера, поговорить с боссом, а дальше по обстоятельствам. С учетом того, что эти люди вели себя по отношению ко мне достаточно вежливо и учтиво, третий вариант был, на мой взгляд, самым оптимальным. Не будут же они валить меня сразу! Да и разговор с их боссом может протекать по двум направлениям: либо я с ними, либо – нет. По крайне мере, так сказал Степаныч. Бандитом я, конечно, становиться не планировал, но на сегодняшний день жизнь распорядилась иначе: дома меня никто не ждал, я был в розыске и перспектив у меня не так много. Поэтому шанс у меня был.

– «Решено, остаюсь до вечера, а там как будет!», – твердо решил я.

В дверь постучали. Мгновения спустя в спальню зашла женщина в фартуке и вкатила за собой столик с едой для меня. Судя по одежде, это была домохозяйка. Возрастом женщина была за пятьдесят.

– Здравствуйте, Кирилл Олегович, – поздоровалась женщина.

– «Вот те на! Они, что, весь персонал проинструктировали насчет меня? Даже имя отчество знают!», – подумал я и поздоровался в ответ:

– Здравствуйте!

Женщина подкатила столик с едой к столу у окна и начала раскладывать подносы с едой. Закончив, она улыбнулась мне и так же оперативно скрылась за дверью.

Я подошел к столу, на котором была разложена еда: на красивых тарелках меня ждали два вида салатов, два вида горячих с разными сортами мяса – свинина и говядина, свежезаваренный кофе и ароматные булки. Я почувствовал, как у меня закапала слюна. Я пододвинул стул и принялся за еду. Было очень вкусно.

– «Наверное, у них есть свой повар, который готовит им еду?», – подумал я, уплетая принесенную еду.

Безумно вкусно! Я съел все! Положил столовые приборы на пустую тарелку и откинулся на спинку стула. Было очень круто. Я давно так вкусно не завтракал. Вдруг мое внимание привлек красивый деревянный продолговатый футляр на краю стола. Я взял его, повертел в руках и открыл. О, Боги! Там была сигара! В этом месте, кажется, могут читать мысли! Откуда они знают, что я обожаю сигары. Или совпадение? А может просто жест хороших манер, который принят в высшем обществе? Откуда мне знать? Но это было круто! В сигарах я не разбирался, поэтому определить, что это за сигара и откуда она, не смог. Да и незачем это было.

Я достал сигару из футляра, обнюхал ее и, обрезав конец сигары гильотиной, закурил. Ребят, это очень круто! После сытного и вкусного приема пищи выкурить хорошую сигару, поверьте, это очень круто! От блаженства я прикрыл глаза и расслабился. Я не спеша втягивал теплый ароматный дым сигары и, выдыхая его, наслаждался его видом. За что мне оказана такая честь? С этим предстояло еще разобраться!