ЛисТик ТерраКота. Весна. Книги 3-4

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
ЛисТик ТерраКота. Весна. Книги 3-4
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Книга 3. Весна красна

Из этой книги вы узнаете о том, как встречают весну в Сказочном Лесу.

3.1. Подготовка к зеленой весне

Как вам всем известно, после встречи Нового Года все начинают готовиться к весне. А к чему еще готовиться? Не к лету же?!

От Нового Года и до весны даже по календарю всего каких-то два жалких месяца. Почему жалких?! Так вы только на один февраль взгляните – у него дней точно не хватает до нормального месяца даже в високосный год! Я уж про обычный год и не говорю.

Кстати, почему пишется високосный?! Кто мне объяснит. По логике, должно бы быть веснакосный – как-то так: весна – потому что, весна под зиму на день больше косит. Там же дальше слово – косный, что значит – косить, если по буквам читать, ну и понимать по смыслу.

А если по приметам смотреть, так месяцев еще больше выйдет, в Сибири так штуки четыре от Нового Года и до весны запроста получится. А то еще и пятый прихватится частично. В мае тоже здесь снег частенько бывает идет.

Так что ненормальная весна – она красна, да только от мороза она красна, а нормальная – та зелена, как и положено быть весне – с зеленой травкой и первыми листиками. Вообще, иностранцы так говорят о сезонах года у нас: в России есть лишь один сезон – это зима, которая делится на два вида – белая и зеленая. А все потому, что летом у нас здесь холоднее бывает, чем у них там зимой. Вот и не понимают они, когда же у нас лето. Глупые… Да что с них взять, кроме анализов. Так считал Листик. И вообще, все так считали.

По календарю в Лес пришла весна – как никак первое марта стукнуло! Куда стукнуло – не ясно, но явно все же стукнуло.

Только вот на улице весной и не пахло. Там вообще не пахло, там вьюжило и пуржило! Но ведь пословица говорит: как зима не злится, а весне покорится! Это же народная мудрость!

– Вот мне теперь понятно, почему это в вашей русской пословице весна – красна! – заметил Барсик.

– Ну и почему же это, интересно?! – отозвался Листик.

– А потому что холодно!

– И что с того?!

– Красные моськи у всех от этого весеннего холода и Солнца! Вот почему.

– Согласен. Логично мыслишь, братишка. Но лично меня волнует совсем другой вопрос… – задумчиво отозвался Лисёнок.

– Какой?

– Где зеленая весна?!

– Опаздывает, наверно?!

– Так-то оно так, да это не хорошо. Потому что, если она еще опоздает, то мы точно зубы на полку опять положим?!

– Это зачем еще?! – удивился Барсик.

– А затем, что это наша русская народная мудрость так гласит…

– Что-то я ничего не понимаю в ваших замудренностях. Зачем зубы на полку класть?! Что за ерунда такая?

– Потому что зачем будут тебе зубы, если кушать нечего?!

– Хм… Оригинально…

– А кушать нам будет скоро совсем нечего, все что мы дополнительно нашли уже и скушали. – продолжал мудрый Листик.

– И что же нам теперь делать?!

– Весну звать!

– Это как – залезть на дерево и орать во все горло – весна, приди! Так что ли? Такая, верно, мудрость у вас тут дремуче-лесная?

– Ничего-то ты не понимаешь! – возмутился Листик.

– На Руси всегда очень серьёзно относились к красавице Весне, – решил прочесть неучу-гринго лекцию Листик, – Весну всегда ждали, встречали, закликали, гукали, чтобы пришла она с теплом, с доброй погодой, с хлебом, с богатым урожаем. Говорят, что птицы приносят на своих крылья настоящую, теплую весну. Из теплых стран прилетают сорок разных птиц, и первая из них – жаворонок или кулик. Праздник встречи Весны проводят у обрядового деревца, которое украшают лентами, бумажными цветами, колокольчиками.

Еще, чтобы приблизить приход весны, пекут из теста птичек – «жаворонков», которых называют детьми или братьями перелетных птиц, их рассаживали на проталинах, крышах, деревьях и стогах.

А тебе все хиханьки да хаханьки. Вот по науке как весну встречать полагается! – закончил повествование Лисёнок.

– Да смотри, у нас же елка так с Нового Года украшенная стоит! Пошли к ней весну встречать. Сойдет она за такое украшенное дерево?! – спросил Барсик.

– Это же Новогодняя Елка! Дерево – символизирующее зиму! Ты что – не понимаешь?!

– Не зиму, а Новый Год, по-моему…

– А что, Новый Год – это не зима?!

– Новый Год – это Новый Год, праздник. Праздник чего-то нового, нового этапа в жизни. Если так по мне, новый этап – это и есть весна. Разве я не прав, брат?!

– Ну… если так подумать… пожалуй, ты может и прав…

– Я так из твоей речи понял, главное – не елка сама по себе, а то, что ты вокруг нее делаешь. Зимой – мы Деда Мороза звали. А теперь – весну будем звать. Как ты там говорил эти призывы надо делать?

– Кликать и гукать…

– А как это, кликать и гукать?!

– Да я не знаю, ни разу не делали… Так написано в книжке по истории…

– Ладно, разберемся, не унывай! Яндекс нам в помощь!

– Надо еще жаворонков испечь…

– Так в чем вопрос?!

– Ну, во-первых, я не пекарь, а во-вторых, мы с тобой этих жаворонков-то сможем слепить? Вдруг вороны какие выйдут или лебеди?

– Главное, чтобы не совы полярные!

– Ну так-то да, ты прав.

– Значит вперед!

– Куда вперед?!

– На кухню… к тебе. У меня все-равно дома в плане припасов шаром покати. Наделаем жаворонков и пойдем гукать.

– Погнали!

И они погнали. Примчались на кухню. Нашли сковородку, муку и прочие оставшиеся припасы, что для выпечки нужны были. Не всё, конечно, нашлось в оскудевших запасах, но вполне достаточно.

Стали тесто лепить. Никто раньше такое дело никогда не делал. Так что получалось, как бы это помягче сказать, как-то так себе что ли. Но это было бы всё ерунда в любом другом случае, но только не сейчас. Сейчас нужны были опознаваемые жаворонки – птички такие, а-ля черный воробей.

Но у приятелей получались не жаворонки и не воробьи даже. Я не про цвет. Цвет, он понятно, из муки белой черным не будет. Разве что его в печке сжечь напрочь до сажи. Но до этого этапа мы пока еще не дошли.

Монстры какие-то у них получались: то чужой, то хищник. Не пойми кто, но страшные! Жуть – это если одним словом описать.

Однако же Листику с Барсиком они нравились. Как автору может не понравиться творение свое, с всей душой сделанное. Листик даже напевал русскую народную песню:

Черный ворон, черный ворон,

Что ты вьешься надо мной?

Ты добычи не дождешься,

Черный ворон, я – не твой!

Слушал, слушал песню Барсик, да так и не дослушал. Потому что у них на столе выстроилась грозная армия чужих, местами хищных «жаворонков», которых уже больше девать было некуда.

Написал я слово жаворонков в кавычках вовсе не потому, что это была такая кулинарная метафора, а потому что жаворонками этих уродцев можно было назвать оооочень отдаленно, ну совсем-совсем очень. Это была какая-то армия тьмы, правда пока еще не потемневшая. Но это все было делом времени и техники запекания.

– Давай их на сковородку и на плиту! – скомандовал Листик.

– Даю. Надо бы их поджарить получше. Чтобы потемнее стали. А то пока смахивают на белых полярных зимних птиц, – отозвался Барсик.

– Да. Согласен. Надо, чтобы были черными.

Они быстро пересадили всех своих големов со стола на сковороду, зажгли самую большую комфорку на максимальную мощность и водрузили туда сковороду. Только вот масло забыли на нее полить, чтобы «пирожки» не пригорели и не прилипли.

Сначала не произошло ничего. А потом сковорода раскалилась и из-под «жаворонков» пошел дымок, тогда как сами они вовсе даже и не зарумянились. Как были сырыми, так и остались. А дым шел все сильнее и сильнее.

– Масло же забыли налить! – закричал Листик и плеснул из бутылки на сковороду подсолнечного масла, да побольше, чтобы дым остановить.

Только лучше не стало. Мало того, стало еще хуже. Масло тут же вспыхнуло, да таким мощным пламенем, что приятели отпрянули от плиты. В этом адском пламени дымились и чернели прямо на глазах их жаворонки. Но они этого не видели, потому что некогда было.

Барсик схватил ковш с водой и бросился тушить пожар на плите. Ведь пламя уже до потолка норовило достать! Он плеснул воду на сковороду.

Что было дальше они вообще плохо помнят. Что и видели, то только из коридора. Потому что нельзя лить воду на раскаленную сковороду с маслом! Нельзя ни в коем случае, запомните друзья!

Произошло вот что. Когда вода попала в горящее, кипящее масло, это все начало так стрелять и разлетаться раскаленным дождем, хуже любой петарды. Листик с Барсиком спасались бегством из кухни.

Когда пальба прекратилась, они осторожно выглянули из-за двери. На плите дымились в сковороде уцелевшие «жаворонки». На жаворонков они теперь реально были немного больше похожи, но только исключительно черным-причерным цветом. Хотя, лично на мой взгляд, это все больше походило на каких-то адских дымящихся созданий, только что выскочивших из пекла. Но это на мой взгляд, а приятелям их произведение кулинарного исскуства понравилось.

Когда все эти «произведения» остыли, приятели собрали их в мешок и пошли раскладывать по нужным местам. Как было сказано в народно мудрости Листика – в местах, где их найдут друзья и заметит весна. Положили парочку к норам Темы, одну «птичку» Мышасику и пару Ушастику на плантацию. Еще бы разложили, но остальные «жаворонки» бесследно исчезли в пекле, превратились в дым и улетели через дымовую трубу на небеса, там весну призывать. Что в целом тоже хорошо.

Дело сделали, разложили все и стали ждать весну. А пока ждали, разучивали прикладное русское народное творчество сельского населения: гуканье и кликанье. Получалось хорошо, точнее, громко.

Не знаю, как посчитает Весна, но я бы на этот вой точно не пошел – страшно же! Так что сложно сказать, подманили они весну или наоборот спугнули. Вопрос по сей день остается открытым.

 

А вот то, что тем самым они понавели страху на подземных жителей Тему и Мышасика, это было точно. Когда те находили этих страшных, черных, воняющих гарью чертиков, то думали, что это им кто-то мстит или напугать хочет. Только молчали, никому не говорили, ведь они не знали кто есть этот кто-то и очень боялись. Черти из недр земли вам не шутки!

Когда Ушастик, производя обход своих сельскохозяйственных угодий нашел первого «жаворонка», каким-то непостижимым уму способом оказавшегося сидящим на голове его главного чучела, он сначала внимания этому происшествию не придал. Он вообще подумал, что это какая-то мелкая вредительская уродливая ворона там угнездилась. Стал кричать, лапами махать, чтобы она улетала. Но она как наплевательски сидела, так и осталась равнодушно сидеть к нему ровно задом.

Тут уж Ушастый не выдержал такой наглости и полез через снег посмотреть, что это за черный нахальный уродец обсижывает его прекрасное пугало. Но когда он добрался до пугала, то понял, что несколько ошибся и это вовсе не ворона, а какая-то жутко уродливая черная-причерная фигурка, очень смахивающая на пришельца.

Вот пришельцев он любил. Боялся – но очень любил!

Поэтому он и сейчас, хоть и боялся, а потянулся достать это уфологическое чудо-юдо. Но в это самое время где-то в лесу раздался ужасный вой, такой жуткий, что он чуть со страха с ног не свалился, так резко лапу от уродца отдернул. Стал озираться… Вроде никого и ничего страшного вокруг не наблюдалось. К тому же, к этому времени изотерический вой тоже прекратился.

Короче говоря, достал он этого чудика, осмотрел и решил домой нести для изучения, потому что очень уж он на инопланетный артефакт походил – мумию пришельца с Юпитера или откуда еще подальше. Положил артефакт в карман и пошел быстренько домой.

Подходит к своему дому, только хотел за ручку взяться, дверь открыть, глянь, а на ручке еще один «артефакт» сидит, еще страшнее первого! Хотел он и его взять, как тут какое-то гуканье из кустов раздалось. Он аж подскочил.

Но потом все вроде стихло. Осмотрелся, все вроде бы нормально. Надо же домой попасть. Да пока чудика с ручки не снимешь – в дом не войдешь.

Стал он чучелко от ручки отлеплять, тут опять вой страшнее и громче, чем раньше откуда-то из леса пошел. Чует Ушастый – вой совсем недалеко и к нему приближается. Схватил он второй артефакт, отодрал от ручки и домой скорее. Дверь на засов запер, сам под кровать залез. Сидит – дрожит.

Вой на улице все сильнее.

Потом вдруг все стихло.

– Фуууу…

И только он выдохнул с облегчением:

– Пронесло…

А не пронесло! Потому что вдруг дверь содрогнулась под страшными ударами, ручку кто-то дергает, да гукает прямо в окошко. Ужас такой Ушастого обуял, что он чувств так прямо под кроватью и лишился.

Когда в себя пришел, глядит из под кровати – все нормально, никто в дом не ворвался, вроде бы. Но страху ему еще на неделю хватило, так что он нос из дому не казал. Зато за это время мумии изучил и пришел ко мнению, что это не пришельцы, а настоящее вуду! И вой был не чужой, а изотерический. Но никому он об этом не рассказал – все-равно не поверят и только осмеют!

Вуду – это не шутки! Собственно, как и инопланетяне. Он серьезно так считал.

Барсик с Листиком прождав все жданки, окончательно потеряли всякое терпение.

– Что-то не срабатывает волшебство твое хваленое, – сказал Барсик, почесав за ухом.

– Это не мое. Это русское народное творчество. Проверенное, так сказать, веками. Знания предков. – заметил Листик.

– Может за эти самые проверочные века что-то поменялось?

– Ну, это вряд ли. Как была Сибирь матушка, так и осталась стоять. И еще простоит сто раз по столько.

– Ну с этим не поспоришь. Вопрос – где обещанная весна?! Вроде же все верно сделали. Гукали, кликали, жаворонков рассовали по всем дырам. Где результат?!

– Может нужен небольшой временной разбег? Сегодня жаворонки, завтра весна?!

– Подозрительный какой-то вариант. А что, если после завтра, или после-после завтра?!

– Мне кажется, должно сработать. Всегда срабатывало и сейчас сработает. Кстати, я тут вспомнил, есть еще вариант – ручьи надо призывать. А то вон сколько снега, как к нам весна пройдет, когда один снег кругом? – показал Листик.

– Давай призовем. Гукать же мы научились, – усмехнулся Барсик.

И они призвали. Да так призвали, что всю следующую главу расхлебывали, что напризывали. Но об этом дальше.

3.2. Ручьи

Зима заканчивалась. А это значило лишь одно, что вот-вот должна была наступить весна. Весну ведь все любят! Вот и обитатели Леса ее тоже с нетерпением ждали!

Вопрос был лишь в одном – как бы эту самую весну не проворонить. А то ведь прощёлкаешь клювом – улетучится, как облачко. Так и не заметишь, как лето возьмет и незаметно в тыл прокрадется. У нас в Сибири так!

Или же наоборот – раньше времени встретишь, а это еще и не весна вовсе, а зима окажется! Она обрадуется, да и останется на всю весну. Тем более, что местная погода любит преподносить сюрпризы: то снег зимой почти весь растает, то среди весны морозы как вдарят. Вот и угадай – какое сейчас время года?! Что сказать – Сибирь, друзья, край загадочный. Это вам не Африка какая-нибудь или Австралия.

Вот кротам, ежам, да медведям хорошо: проснулся, что само по себе уже радость – значит лето наступило, спать завалился – значит снова зима. Рыбам тоже хорошо: лед растаял, кругом вода – лето приплыло, опять всё замерзло – зима вернулась. У остальных зверей всё сложнее – поэтому им думать приходится, расчеты по Солнцу, Луне и звездам производить! Практически как жрецам из Древнего Египта, что Великие пирамиды для этих целей понастроили.

Но у нас в Лесу своих пирамид вроде не было обнаружено, так что главное в этом деле с прогнозами было приметы подмечать. Без них точно никак. Вернее – совсем неточный расчет получиться может.

Сидел у окошка Листик и думал, то есть рассуждал, глядя на все не желающий таять снег. По его мнению, весна должна была прийти со дня на день. Но вот снег и лед отчего-то свидетельствовали об обратном. Ну никак они таять не хотели, несмотря на яркое и, вроде бы, даже теплое солнышко.

И в этот самый момент Лисёнок неожиданно заметил первый, самый верный признак весны!

– Первый ручеек! УРРРАААА!!! – аж подскочил он со стула. – Сработало!!!

Снег под теплым солнышком немного подтаял и среди сугробов тихонько зазвенел малюююсенький, самый-самый первый ручеёк! Это значило лишь одно – нужно бежать за Барсиком и начинать запускать кораблики! Ручьёв ведь много не бывает – весна коротка!

Листик быстренько собрался и выскочил на улицу.

– Точно-точно! Весна! – воскликнул он, вдохнув свежий, по-настоящему весенний воздух, и поскакал по проторенной за зиму меж сугробов тропинке к своему приятелю, который теперь обитал в своем собственном доме аж на целых три этажа.

Поскакал Листик… Да не тут-то было! Снег, за которым он столько времени наблюдал из окошка, оказывается, на самом деле уже хорошенько подтаял и Листик в нём глубоко увяз, чуть ли не по самую шею. Тропинка была видна, да только вот пройти по ней теперь стало совершенно невозможно!

– Ой-ёй-ёй! – воскликнул Листик, – Караул! Как же я до Барсика доберусь?! Может лыжи взять? Тоже мне – весна, а я на лыжах… Странно это как-то будет смотреться!

Он кое-как выбрался из глубокого снега и сбегал домой за лыжами. Однако и с лыжами пробраться к приятелю у него не получилось. Лыжи облипали талым снегом и глубоко зарывались, вместо того, чтобы легко скользить по нему, как это было совсем недавно зимой.

Однако Листик не сдавался. Он решил вооружиться лопатой и проложить себе настоящую дорогу через недорастаявшие снега. Благо до дома Барсика было не так уж и далеко.

Листик усердно рыл снег. У него получалась довольно-таки глубокая траншея. Конечно пришлось хорошенько попотеть, зато по ней теперь можно было прекрасно передвигаться. И вот когда Листик оказался примерно на полпути от своего дома к дому Котёнка, он заметил самого Барсика, который, оказывается, тоже не сидел дома сложа лапы. Увидев роющегося в снегу Лисёнка, он тоже взялся за лопату и двинулся рыть ход навстречу приятелю!

– Каков молодец! – похвалил то ли сам себя самого, то ли друга своего Листик, да чуть громче крикнул:

– Барсик, мы сейчас вдвоем быстренько проход пророем!

– Конечно, Листик! – откликнулся в ответ Котёнок, – Сейчас я к тебе пророю…юююЮЮююю… – и внезапно исчез куда-то, причем не только из поля зрения, но и из поля слышания, если можно так по-русски выразиться.

– Эй, Барсик! Ты куда провалился?!

Но ответа Листик так и не услышал. Он начал даже немного волноваться. Что же произошло с другом?! Но тот и не думал отвечать на его призывы.

– Наверное, что-то с ним все-таки приключилось. Все как обычно…

Делать было нечего и Листик с удвоенной силой взялся за лопату. И уже минут через десять достиг места назначения. Вернее, исчезновения… Лопата приятеля была на месте, а вот самого Барсика почему-то не было. Что за дела такие?!

Листик более тщательно стал осматривать место происшествия. Он топтался на месте ничего не понимая, когда вдруг его лапа начала проваливаться под землю. Он выдернул её и отскочил в сторону. В том месте, где он только что стоял, земля со снегом провалились куда-то вниз, обнаружив края небольшой такой дыры, а может быть, даже и вполне себе большой норы.

– Вот значит, куда ты подевался! – воскликнул Листик, – Барсик, я сейчас тебя быстренько спасу! – крикнул он и, взяв лопату, начал яростно разрывать эту непонятную, неизвестно откуда взявшуюся нору, проглотившую его друга.

Тем временем солнышко припекало всё сильнее и сильнее. Становилось заметно теплее, можно сказать, даже жарче. Сугробы активно начинали таять, а множество ручьев журчать уже со всех сторон. Да только у них не очень это получалось – течь и журчать. Течь-то было некуда, везде еще снег лежал. Так что они покуда накапливались и думали – куда бы им потечь и где бы пожурчать.

И тут как раз обнаружились две траншеи посреди полей снега, именно те, что Барсик с Листиком прорыли. Вот ручейки и смекнули, где им звенеть удобнее будет и течь сподручнее.

Но они были культурными водоемами и пока Листик рылся, они ему не мешали и под ногами не путались.

Но как только он дорылся до цели и забрался в нору в поисках друга, ручьи подумали, что больше никому мешать своим звонким бегом по траншее по направлению в речку они теперь не будут и потекли, причем с обеих сторон траншеи одновременно навстречу друг другу! Откуда им было знать, что они навстречу друг другу движутся?! Телефона у них не было, он же ручьи!

Поскольку они притекли с обеих сторон, деваться им в месте встречи оказалось тоже некуда, речки там не оказалось. Зато там оказалась дыра, что была разрыта Листиком до большой норы.

Листик, забравшись в нору, пытался хоть что-нибудь увидеть в сумраке подземелья, когда ему на голову упали первые капли холодной талой воды. Он даже сначала на это внимания не обратил. Только капли быстренько превратились в струйки. Он отскочил куда-то в сторону, в темноту.

И вовремя! Маленькие струйки в мгновение ока превратились в мощный поток! Сами подумайте, ведь ручейки чуть ли не с половины леса узнали про новую удобную траншею посреди сугробов, что проложили для них добрые друзья весны Листик и Барсик.

Ручьи решили с благодарностью воспользоваться трудами наших приятелей и течь там, где они прорыли для них русло среди снегов! Вот тут-то и случилось первое весеннее происшествие!

– Ой-ёй-ёй!!! – закричал перепугавшийся не на шутку Листик.

Но обратного пути наружу, к свету и свежему воздуху уже не было. Ведь в дыру хлынули потоки талой воды со всего Леса. Оставалось одно направление для спасения – бежать под землю от этого бурного, неистового весеннего потока. И он понесся, не разбирая дороги, в темноту норы. А за ним хлынули все вешние воды.

В какой-то момент Листик на кого-то налетел в темноте. И они с этим кем-то, свалившись с ног, покатились по мягкой земле.

– Барсик, это ты что ли?!

– Да, я! Листик, а ты сам, что тут делаешь?!

– Тебя ищу!

– А что меня искать?! Я разве потерялся? Я исследовал…

– Да бежим уже скорее!

– Зачем?! Куда?!

– Туда где нас не смоет!

– Что?!

– Воды!

– Какие?!

– Вешние! Слышишь, как шумит поток?!

– Ой, кажется уже даже чувствую, что течет… Аааааааа! Спасайся, кто может! – и они помчались еще дальше в темноту. Но не далеко убежали, опять столкнулись с кем-то, и все вместе свалились.

– Кто здесь?! – спросил этот кто-то из-под свалившихся на него приятелей.

 

– Это мы!

– Какие-такие еще мы?!

– А сам ты, кто такой?!

– Не видите, что ли?!

– Так тут темно, как в подземелье!

– Здесь и есть подземелье! Вопрос, что вы в нем делаете?!

– Спасаемся, глупый!

– И от кого же, интересно?!

– Сейчас увидишь, если мы с тобой еще тут посидим и продолжим беседу! Бежим!!! – и они побежали втроем.

Листик с Барсиком теперь бежали по извилистым лабиринтам за этим кем-то, который очень даже хорошо во всей этой темноте и запутанности проходов разбирался, пока совершенно не запыхались. Остановились отдышаться. И тут этот непонятно кто им и говорит:

– Листик, Барсик, вот что мне интересно, как вы сюда ко мне попали?! У меня же все входы и выходы закрыты на зиму были и под снегом спрятаны хорошенько.

– Я лично – провалился, – сказал Барсик.

– А я пошёл его спасать, – отозвался Листик, – Кстати, а ты сам, кто такой будешь?!

– Я что, так сильно изменился за зиму?! Вы меня не узнаете?!

– Да тут не видно ничего! – возмутился Барсик.

– Что, правда?! Странно… Я вас прекрасно вижу! Я же Тёма, Кротёнок!

– Точно, как же я сразу по голосу не догадался! – воскликнул Листик.

– Ну да, кого еще под землей встретить можно – разве что дождевого червя, – заметил Барсик.

– Привет, братишка! – попытался протянуть пожать ему лапу Листик, да промахнулся и пожал ее Барсику, который пожал её ему в ответ, думая, что это Тёма.

– А что тут вообще происходит? От кого мы бегаем?!

– От потопа!

– Какой еще потоп?! Тут такого не может быть!

– Ага, потрогай мой мокрый хвост!

– Нда… и правда мокрый… А, может, ты его того, сам случайно обмочил со страху в темноте?!

– Это ты, наверное, того! Мне, Коту Сибиряку такое говорить!

– Сейчас вода нас догонит и будете оба – того! Не ругайтесь! – остановил их Листик, – Слышите шум?! Это поток нас догоняет! Надо спасаться! Тёма, выводи нас отсюда скорее! Пока с нами происшествие не приключилось!!!

– Здесь как раз недалеко за поворотом выход имеется к речке! Только его еще отрыть правда надо!

– Так давайте же туда и будем выбираться!

Они пробежались еще немножко, примерно пару километров и остановились в тупике. Нора закончилась!

– Теперь надо рыть! – сказал Тёма.

– Так приступай уже! – поторопил его Барсик, – Хватит рассуждать! Время не ждет! Вода тоже!

– Так у меня лопаты нет!

– Давайте уже все вместе, по-старинке – лапами, пока нас тут не затопило… Земля вроде мягкая! – скомандовал Листик и они дружно взялись за дело.

И уже когда в конце тоннеля забрезжил первый лучик света, пробивавшийся сквозь оставшийся снаружи снег, их всё-таки настиг поток талых вешних вод. Да так поддал под зад, что вышиб вместе с оставшейся снежной преградой на солнечный свет, словно пробку из бутылки новогодней шипучки. И покатились они под откос, а вода хлынула над их головами фонтаном, и, превратившись в водопад, обрушилась в речку!

– И что это такое было?! Откуда взялся в моей норе этот поток?! – удивленно жмурился на свету Тёма.

– Так весна же пришла! – заметил Листик.

– Снег тает, ручьи текут! – добавил Барсик.

– А мне теперь что делать?!

– Радоваться!

– Чему?!

– Весенней помойке!

– Ага! Уже радуюсь! У меня там теперь такая помойка в норе, куда бы деваться!

– Тёма, ты, пессимист. Только посмотри, какой теперь и у нас в Лесу свой собственный классный Водопад есть!

– Тоже мне – радость какая!

– Кстати, как назовем это чудо природы?

– Может Кротория,

– Это еще почему?

– Так водопад Виктория в честь королевы Виктории уже есть, а в честь Крота еще ни одного не было названо. Он же по твоей норе протекает!

– … ну, я так думаю, звучит неплохо… – буркнул Тёма, – Вопрос только, где теперь мне жить, пока эта Кротория тут по моим норам течёт?!

– Это не проблема! Пойдем ко мне, Тёма! – дружески похлопал Кротёнка по плечу Барсик.

Приближалась настоящая весна, та что без снега, с первыми цветочками и зелеными Листиками.

Хотя, почему, всегда зелеными? Ну, что за цвет такой – болото, тоска зеленая. То ли дело наш Листик – весь такой огненно рыжий, как само весеннее солнышко, задорный такой! Причем весной, а не осенью какой-нибудь, весенний рыжий Листик.

Вот и стали они к веселой весне готовиться, зажигательной такой. Но об этом уже в следующей главе.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?