7 красных линий (сборник)

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

На дне

В доме № 3 по Голещихинскому переулку пропала вода. Приехал экскаватор, выкопал во дворе яму двухметрового роста, искал трубы, но не нашел. Рабочие посмотрели в яму, огорчились, плюнули и решили завязать с археологией до утра.

Поздно вечером дядя Митя шел домой и упал в яму. Он не знал, что она есть во дворе, просто шел наугад и нашел ее. Правда, рабочие оставили ограждения в двух местах – с передней стороны ямы и с задней, никто ведь не предполагал, что дядя Митя зайдет с флангов.

Оказавшись внизу, дядя Митя захотел выбраться на волю, в пампасы, но потерпел неудачу. Дядя Митя начал громко кричать то, что полагается кричать при падении в яму. Вы знаете все эти слова, я не буду их перечислять.

От звуков родной речи проснулись соседи, вышли на балконы, всем хотелось знать источник трансляции. Живое существо, попавшее в яму, всегда вызывает живейший интерес у своих собратьев. Всем любопытно, как оно будет оттуда выкарабкиваться. Если существо умеет еще и материться, шоу только выигрывает.

Потом из дома вышел дядя Боря и протянул страдальцу руку помощи. Дядя Митя потянул его за эту руку и уронил вниз на себя. Оба стали кричать дуэтом, хотя и немного невпопад. Дядя Митя винил дядю Борю в неустойчивости. Дядя Боря тоже нашел какие-то аргументы, очень убедительные, в основном относившиеся к генетической ущербности дяди Мити. Потом они как-то нашли общий язык, один подсадил другого, и мало-помалу оба выбрались на поверхность планеты. Зрители на балконах, ожидавшие большего накала драмы, разошлись разочарованные.

На следующий день, ближе к вечеру, рабочие с экскаватором вернулись обратно. Оказалось, что вчера копали не в том месте, стало ясно, почему ничего не нашли. Яму во дворе закопали и выкопали новую, на этот раз со стороны улицы. Уже на глубине полутора метров стали встречаться признаки погребенной цивилизации, в частности телефонный кабель. Кабель пал жертвой раскопок прежде, чем его успели заметить.

После краткого обсуждения было принято решение остановиться на достигнутом и уйти. Был вечер, а сложные решения лучше принимать на свежую голову.

Вы уже догадались, что было дальше, да?

Поздно вечером дядя Митя шел домой.

Он помнил, что во дворе дома в земной коре зияет двухметровое отверстие, и решил обойти дом с другой стороны. Утром, когда он выходил из дому, яма во дворе еще была, а на улице ямы не было. Дядя Митя не знал, что в его отсутствие приходили рабочие и поменяли ямы местами.

Он упал вниз в яму и нашел там порванный телефонный кабель. Если кто не знает, во время вызова напряжение в телефонной линии достигает 110 вольт, в этом кроется разгадка тайны, почему связисты не любят зачищать провода зубами. Дядя Митя в падении нащупал кабель руками. Так совпало, что как раз в этот момент кто-то пытался дозвониться до дома № 3 по Голещихинскому переулку. До телефонного аппарата вызов не дошел. Вызов принял дядя Митя.

Когда-то очень давно дядя Митя получил образование электрика в ПТУ, там ему рассказали, что делать, если произошло короткое замыкание человека с электричеством. Теперь полученное образование ему пригодилось. На этот раз дяде Мите не потребовалась помощь дяди Бори, чтобы выбраться из ямы. Получив заряд бодрости, дядя Митя одним прыжком одержал убедительную победу над гравитацией. В предыдущей яме ему было намного комфортнее.

Выбравшись из ямы, дядя Митя наложил на археологов такое витиеватое проклятие, что Тутанхамон умер бы от зависти еще раз. Весь дальнейший путь до квартиры дядя Митя проделал, держась одной рукой за стену, а ногами исследуя почву перед собой. Даже в подъезде он на всякий случай проверял на ощупь каждую ступеньку. Он уже ни в чем не был уверен.

На следующее утро, сразу после обеда, к дому № 3 по Голещихинскому переулку вернулись рабочие. Хотели засыпать вчерашнюю яму, но в ней сидели обозленные связисты с местной телефонной станции. Очень сердитые. Произошел конфликт, связисты предложили рабочим искать свои трубы в другом месте, неподалеку от фаллопиевых.

Рабочие так далеко уходить не стали, просто выкопали еще один шурф, пятью метрами левее предыдущего. На этот раз трубы нашлись. Рабочие обрадовались, очень увлеклись и прорыли траншею длинную, как добротный удав. Траншея пересекла тротуар и захватила даже немного проезжей части. Для удобства пешеходов через нее был переброшен мостик из трех досок. Внизу, под досками, плескался беломорканал.

Как обычно, поздно вечером дядя Митя шел домой.

Вообще-то будни электрика заканчиваются в шесть ноль-ноль, после шести дядя Митя свободен, как певец Кипелов. Но так сложилось, что в понедельник дяде Мите выдали зарплату. Электрик тоже человек, он слаб. Он не может противиться искушению купить поллитру и употребить ее внутриутробно. Поэтому дядя Митя возвращался домой поздно.

Был ведьмин час, и в лунном свете прямо перед дядей Митей внезапно появилась траншея.

Случись это днем раньше, он не колеблясь упал бы в нее. Но сегодня все чувства дяди Мити были обострены, он знал о коварстве трубокопателей и был морально готов к траншеям. Дядя Митя прошел по мосткам грациозно, как мисс Вселенная по подиуму, только небритая и с перегаром. Оказавшись на другой стороне подиума, дядя Митя воскликнул:

– Ха! Съели, землеройки?

Когда мудрый царь Соломон говорил: «Гордость предшествует падению», он имел в виду конкретно дядю Митю. Ослепленный гордыней, дядя Митя сделал несколько шагов и упал в яму с телефонным кабелем.

Буквально через несколько секунд об этом его приключении узнал весь дом. Падая, дядя Митя сломался в хрупком месте и в свой крик вложил всю экспрессию, на какую способен сорокалетний электрик.

На балконы вышли заинтригованные соседи. По отдельным звукам и словосочетаниям им удалось установить суть происходящего. Кто-то вызвал скорую помощь. Пока она ехала к Голещихинскому переулку, дядя Митя успел обогатить русский язык шестью новыми отглагольными прилагательными и просклонять слово «яма» одиннадцатью разными способами.

Приехал врач, посветил в яму фарами, поразился, как низко может пасть человек. Дядю Митю извлекли из ямы и красиво оформили в гипс.

Следующие два месяца дядя Митя своими белыми округлыми формами напоминал фарфоровую кису. Первую неделю ему мучительно хотелось выпить, остальное время он провел, мечтая почесаться. Под гипсом дядя Митя сросся на славу, когда его вынули наружу, он сразу пошел и купил поллитру. Накопилось много дел, он стремился наверстать.

А через неделю в доме № 7 по Голещихинскому переулку тоже пропала вода.

Приезжал экскаватор, искал трубы.

Не нашел.

Робин Гуд идет на дело

Когда Виталику было десять, папа принес ему большую, богато раскрашенную книжку. На обложке был изображен парень в лихо заломленной зеленой шапке, в руках у парня был натянутый лук. Книжка называлась «Робин Гуд». Парень был грабителем, Виталик сразу проникся к нему расположением.

Затаив дыхание, листал он страницы, душа его волновалась. Какой мальчишка не мечтал немножко пограбить богачей на лесной тропинке, а потом раздать немножко награбленного беднякам?.. Ах, если б только Виталик родился на 800 лет раньше!.. Он пришел бы в Шервудский лес в своей лучшей футболке, буденовке и сандалиях, с самодельным луком и рогаткой, не знающей промаха, и попросился бы в шайку Робина Гуда!..

Но годы бегут, как стайка напуганных леммингов, и неумолимое время берет свое. И добро бы, если бы оно брало только свое, но ведь оно без зазрения совести прихватывало и Виталиково! Время цинично лишило Виталика трогательной детской веры в Деда Мороза, оно забрало у него широкую белозубую улыбку, льняные волосенки и курносый нос, которые делали Виталика таким очаровашкой в десять лет. В качестве компенсации время оставило Виталику щербатую усмешку с дыркой на месте левого клыка и двумя железными зубами справа, сломанный в двух местах шнобель, рыжеватый бобрик на голове и такой же масти щетину. Легко догадаться, что Виталик не был вполне удовлетворен таким обменом.

И лишь одной детской мечты время не смогло у Виталика отобрать. То была мечта грабить богатых и раздавать награбленное бедным.

Увы, в наши лишенные романтики времена лук и стрелы стали совершенно непригодны для этой цели, да и засады на лесных дорогах не приносят сокровищ более ценных, чем корзина маслят, отнятая у грибника. Виталик обзавелся небольшим, но практичным слесарным набором, связкой отмычек и стеклорезом. В среде приятелей, составлявших круг его общения, Виталика называли «Сохатый». Виталик не помнил, чтобы разбойники в книжке пользовались подобными обидными прозвищами, но чего вы хотите в наш стервозный век?..

Зато с определением круга бедняков, подлежащих облагодетельствованию за счет ограбленных рыцарей, Виталик не испытывал ни малейших затруднений. В этот круг он включал одного только себя, и это в значительной степени упрощало задачу. Виталику оставалось только определить, кого именно грабить.

Вот каковы были причины, по которым ранним утром в понедельник Виталик оказался в подъезде дома номер шестьдесят восемь по улице Кравцова, где он сидел на подоконнике площадки пятого этажа, с бутылкой пива в одной руке и сигаретой в другой. Это была, образно выражаясь, его лесная тропа, а подоконник был его дубом, в ветвях которого Виталик, притаившись, ждал, когда богатые рыцари и их жены отправятся на работу, оставив свое имущество – несомненно, подлежащее раздаче бедным, – без присмотра. Сквозь просветы между лестничными пролетами, как сквозь зеленую листву, Виталику были видны ноги одного такого рыцаря, этакого Гая Гисборна в пиджаке, который как раз в этот момент покидал квартиру номер двадцать три.

Рыцарь в дверях попрощался с невидимой Виталику «Галочкой» и отправился вниз, по дороге прикуривая сигарету. Виталика он не заметил.

Осталось дождаться, когда квартиру покинет рыцарша Галочка. Виталик прождал почти полчаса, скрашивая ожидание пивом и недоумевая, что может задерживать эту глупую бабу – она же на работу опоздает! – но в конце концов дверь внизу распахнулась, и Виталик увидел еще одну пару ног, явно женских. Как только ноги удалились, Виталик спустился с дуба на два пролета и сунул отмычку в замок. Уже через минуту он просачивался в дверь с проворством суслика, ныряющего в норку. Оказавшись внутри, он понял, что не ошибся.

 

Роскошь рыцарского жилища потрясла его. Да, это была всего лишь однокомнатная квартира, но какая!.. Из прихожей в комнату и кухню вели двери с разноцветными стеклами. Над входной дверью росли раскидистые лосиные рога, одетые в зимнюю шапку. Зеркало в прихожей щеголяло позолоченной рамой, на двери в туалет висела миниатюра, изображающая писающего мальчика. Мальчик окончательно убедил Виталика, что в квартире обитают буржуазные элементы, и он пришел по правильному адресу.

В первую очередь он захлопнул дверь, а затем обшарил карманы курток, висевших на вешалке. В карманах нашлась пачка сигарет и какая-то мелочь, которую Виталик с презрением отверг. Из прихожей Виталик направил свои стопы в комнату, где он надеялся разыскать более значимые символы финансового благополучия хозяев. Стоило ему приоткрыть дверь, как прямо под ноги ему метнулась рыжая шапка.

– Твою!.. – выдохнул Виталик. В это мгновение он был так близок к инфаркту, что мог бы поздороваться с ним за руку.

Рыжая шапка оказалась здоровенным мордастым котярой. Отдышавшись, Виталик громко посулил ему недоброе. Кот в ответ нахмурился всем телом, зашипел и в таком виде боком ушел в кухню.

– Скотина, – сказал ему вслед Виталик и проник в комнату.

В комнате было интересно. Многообещающих габаритов шкаф, чрезвычайно любопытный стол с ящиками, широкая двуспальная кровать, а еще – трюмо в углу, усеянное пузырьками, флакончиками и прочим женским инвентарем. Виталик по опыту знал, что среди флакончиков и пудрениц частенько можно обнаружить залежи драгоценных металлов, а если повезет, то и камней. Виталик приступил к осмотру.

Первой добычей, на которую наложил лапу Виталик, был сотовый телефон, лежавший среди россыпи лаков для ногтей.

– Отличненько, – сказал Виталик и потянулся за телефоном.

Инфаркт в этот день очень ждал встречи с Виталиком. Стоило Виталику взять телефон в руки, как тот пронзительно заголосил, возможно, то был крик выпи, а может быть, какая-то популярная песня. От неожиданности Виталик нажал какие-то кнопки и сказал:

– Да чтоб тебя!.. – и еще несколько слов, приличествующих моменту.

Из трубки донеслось сдавленное мужское сопение и рык:

– Кто это?.. Алло! Кто это?..

Виталик поспешно отключил телефон.

– Никто, – огрызнулся он. – Номером ты, мужик, ошибся.

И в этот момент он услышал, как в замке проворачивается ключ.

Инфаркт, наконец, подкрался к Виталику сзади, дружески положил ему руку на плечо и тихонько шепнул на ухо: «Доброе утро!»

Ум и храбрость – вот те качества, с помощью которых настоящий лесной разбойник с легкостью выворачивается из самых безнадежных ситуаций. Мгновенно оценив обстановку, Виталик храбро сиганул под кровать и притих там.

Между тем в прихожей раздались шаги и женский голос произнес:

– Маша, ты пока проходи на кухню, я сейчас…

Виталик понял, что домой вернулась хозяйка, та самая Галочка, жена Гая Гисборна. В комнате показались ноги. Ноги прошли мимо Виталика к трюмо, потоптались на месте, громко и недоуменно хмыкнули и снова вышли вон из комнаты.

– Маша! – снова раздался женский голос. – Позвони мне на сотовый, а то я его найти не могу! Не пойму, куда засунула…

Виталик шепотом выругался. Пронзительный и ясный ум лесного разбойника тотчас подсказал ему, что речь идет о телефоне, лежащем в кармане его джинсов. Мысли заметались, словно всполошившиеся летучие мыши на чердаке, Виталик почти физически ощущал, как они с перепугу усеивают внутреннюю поверхность черепа пометом.

Решение пришло к нему в последнюю секунду. Сунув руку в карман, Виталик извлек телефон, выдвинулся из своего укрытия и ловким движением метнул телефон на кровать, куда-то в сторону подушек. И тотчас спрятался обратно.

И вовремя! Подлый девайс опоздал лишь на секунду, чтобы выдать Виталика с потрохами. Вновь раздалась гнусная трель, и в комнату вернулись ноги хозяйки.

– Вот же он! – воскликнула Галочка Гисборн, поднимая телефон с кровати. – И как я его сразу не заметила, вот я овца!..

Виталик молчаливо согласился с ней.

В комнате появилась вторая пара ног, слегка полноватая и одетая в коричневые чулки. Дамы придвинули к кровати столик, налили в стаканы чай, включили телевизор и уселись на краешек кровати, где принялись мило беседовать.

Последующий час показался Виталику если не вечностью, то по крайней мере поразительно похожим на нее отрезком времени. Помимо воли он пополнил свой багаж знаний сведениями о том, что Лидка вышла замуж за паразита, у которого алименты и «БМВ», выбор сапог в салоне «Бьюти» ниже всякой критики и купить там совершенно нечего, Екатерина Валерьевна – стерва, принесенным с улицы котятам надо обязательно дать таблетку от глистов, у Ромки родилась дочь, а хлорофитум надо пересаживать при растущей луне. Пока вся эта полезнейшая информация вливалась в его истерзанные уши, Виталик до самых мелких деталей изучил две пары женских ног, их лодыжки и пятки. Душевные страдания, которые он испытывал, не поддавались никакому описанию.

Когда дамы перешли к обсуждению и сравнительному анализу маникюрных салонов, Виталик вдруг понял, что его главная проблема – не утомительная женская беседа.

Пиво, проклятое пиво, выпитое им в ветвях подоконника пятого этажа, пришло наконец к выводу, что оно не желает больше находиться внутри Виталика. Поначалу оно робко заявляло о своем желании уйти, и Виталику не составляло труда отказывать ему в осуществлении этого намерения. Однако пиво не оставляло попыток и за какие-нибудь пятнадцать минут перешло от просьб к сердитым требованиям, а затем и к ультиматумам. Если бы несчастный страдалец Тантал в эти мгновения пожаловался Виталику на свою судьбу, Виталик рассмеялся бы ему в лицо горьким смехом. Стоять в воде и не иметь возможности напиться – что за чепуха! Попробовал бы Тантал, этот жалкий нытик, напиться как следует, а потом просидеть часок под кроватью, не имея возможности добраться до уборной!..

– …Ой, у них с Олегом такие страсти, ты бы знала, – говорила подруге Галочка, не подозревая, какой вулкан страстей зреет в это мгновение прямо под ее кроватью. – Он ей говорит: «Да ты мне изменяешь, ты такая-сякая!», ну а Светка в слезы, ты же ее знаешь, она очень переживает всегда, она ему говорит…

Виталик под кроватью корчился в агонии, Большой Взрыв в его маленькой Вселенной должен был наступить, по самым оптимистичным прогнозам, минут через пять. История семейной драмы неведомых ему Светки и Олега не трогала его совершенно, он был готов поменяться с ними проблемами не глядя.

Виталик почти окончательно разуверился в своей удаче, когда дама в колготках наконец принялась прощаться с хозяйкой.

– Пора мне, Галочка, спасибо за чай, – сказала она.

– Пойдем, я тебя провожу, – ответила Галочка.

Дамы покинули комнату, и через минуту Виталик услышал, как защелкивается замок входной двери. В одно мгновение Виталик побил сразу два мировых олимпийских рекорда: по выскальзыванию из-под кровати и по прыжкам к туалету. В туалете дороги Виталика и пива наконец разошлись.

Спустя минуту Виталик вышел в прихожую, просветленный, словно Будда. И немедленно споткнулся о бросившегося ему под ноги рыжего кота.

– Вот гаденыш! – воскликнул в сердцах Виталик, от души впечатывая коту ногой куда-то в район кормы. Кот зашипел и умчался в комнату.

И в эту секунду в замке снова заворочался ключ.

Сердце Виталика упало. Он бросился следом за котом и уже совсем было собирался юркнуть на свое насиженное место, под кровать, но стоило ему сунуться туда, как из-под кровати донеслось яростное шипение, а следом показалась лапа с угрожающе обнаженными когтями.

Под диваном было место только для одного, и это место было занято.

В прихожей уже раздавался неясный шум, там кто-то входил в квартиру и звенел ключами, у Виталика оставалось единственное возможное укрытие, и он не замедлил им воспользоваться. Он успел как раз вовремя: через несколько секунд в комнату вновь вошла хозяйка. Виталик услышал, как она отдергивает занавески и что-то тихонько напевает под нос.

– Ой, – вдруг сказала хозяйка. Виталик замер, сердце его шмыгнуло в пятки и задрожало там крупной дрожью.

Волновался он совершенно зря: Галочка не обнаружила его присутствия. Она всего лишь услышала, как кто-то снова открывает дверь ключом.

– Гриша, это ты? – спросила она. – Ты забыл что-то?

Да, богатого рыцаря, устроившего в этой квартире свою сокровищницу, звали вовсе не Гай Гисборн, а всего лишь Гриша, и он ворвался в комнату, с ходу беря быка за рога.

– Кто здесь у тебя был? – пророкотал рыцарь.

– Что? – удивилась Галочка. – Ну, Маша заходила…

– Какая еще Маша! – гневно перебил ее супруг. – Что за мужик у тебя здесь был? Признавайся! Я звонил тебе и слышал, у тебя тут был мужик!

– Что-о-о? – возмутилась Галочка. – У меня – мужик? Здесь – мужик?.. Знаешь что, дорогой!.. Это ты меня еще обвиняешь?.. Это я-то!.. Мужика!.. Ну, давай, загляни под кровать, может, он там прячется?.. Ну?.. Или, может, в шкафу?.. Давай, проверь!

Дверца шкафа распахнулась – ее распахнула перед своим ревнивым мужем честнейшая супруга Галочка, – и Виталик встретился взглядом с хозяевами квартиры.

До этой минуты он не имел возможности изучить внешность Галочки выше, чем до лодыжек, и теперь обнаружил, что она представляет собой брюнетку с чрезвычайно удивленными глазами и широко раскрытым ртом. Что же касается самого рыцаря, то он при ближайшем рассмотрении оказался коренаст, лыс и в данный момент весьма свиреп.

– Ах ты… – только и сумел сказать рыцарь, завидев среди своих лучших пиджаков и пальто рыжеватого небритого субъекта, внешность которого показалась ему на редкость неподходящей к остальному гардеробу.

Виталик понял, что приближается момент истины и этот момент сулит ему много, очень много страданий. Он издал вопль бабуина-камикадзе, прыгающего с ветки навстречу верной смерти, и бросился на рыцаря, метя ему головой в живот. Чей-то кулак угодил ему в левое ухо, тотчас визгливо завопила Галочка, и под это звуковое сопровождение Виталик ринулся в сторону прихожей. Он не бежал – он летел к двери, словно на крыльях.

И вот, на полпути к свободе, готовясь покинуть навсегда этот негостеприимный кров, Виталик внезапно споткнулся обо что-то пушистое и мягкое, бросившееся ему наперерез и подозрительно напоминающее рыжую шапку. Полет Виталика к свободе завершился быстрым пике, лоб его гулко соприкоснулся с дверью, а сам он грянул всем телом на пол.

Сверху, из-под самого потолка, теряя по пути зимние шапки, прямо на голову ему упали тяжелые лосиные рога.

Забирать плененного Робин Гуда явился наряд Ноттингемских шерифов, они не сдерживали слез радости.

– Сохатый! – сказали они. – А мы тебя везде ищем. А ты вот где!.. Ну, пойдем, дорогой…

И увели его прочь, оставив рыцаря, коленопреклоненно кающегося перед супругой.

Достоверно неизвестно, каким образом Робин Гуд, непримиримый враг Гая Гисборна и шерифа из Ноттингема, вошел в легенды.

С уверенностью можно сказать лишь одно: Виталик нашел для этого свой собственный путь.