Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1
Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,81  27,05 
Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1
Audio
Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1
Audiobook
Czyta Наталья Фролова
21,15 
Szczegóły
Волчьи игры. Свет моей души. Книга 1
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1
Кристал

Так случается, что всё вокруг меняется за считанные мгновения, тогда, когда совсем не ждёшь. Глядя на данные своей генной карточки, я с ужасом осознавала, что вся моя жизнь – обман. По указанным сведениям, выходило, что я с самого детства являлась участником какого-то проекта. И все витамины, что мне якобы кололи с рождения, на деле являлись экспериментальными препаратами для изменения организма. Оставалось только догадываться, что это значит, для чего и чем завершится.

А ещё…

Зачем мама позвала меня сегодня к себе в лабораторию?

Если прежде я считала, чтобы показать какое-то новое открытие, то теперь, с учётом увиденного, уже не была в этом так уверена.

Словно в ответ на мои мысли, распахнулась дверь, и в кабинет вошла та, о ком подумала. Только теперь я смотрела на неё, как впервые. Высокая, статная блондинка в очках, пятидесяти лет от роду, всегда строго одетая и не выпускающая из рук свой планшет: порой, мне казалось, она его даже ночью не убирает от себя или работает во сне.

– О, я смотрю, ты увидела свою карточку, – обрадовалась она, окончательно заставляя увериться в самом худшем. – Отлично! Не придётся тратиться на пустые подготовительные речи. Поздравляю, милая! Ты была выбрана стать той, кто выведет человечество на новый уровень эволюции!

В глазах этой женщины (сейчас язык не повернулся бы назвать её матерью) пылал огонёк настоящего безумия, отчего я невольно отступила к двери. Она была не похожа сама на себя. Этот фанатизм… Он пугал, заставляя красться к выходу. Интуиция просто вопила, ничего хорошего сегодняшняя встреча с ней мне не принесёт.

Бежать! Бежать из этого места! И поскорее!

Но стоило взяться и повернуть ручку двери, как та открылась, и один из маминых охранников, стиснув мои плечи до боли, подвёл меня обратно к столу, усадив на ближайший стул. Рук с моих плеч он так и не отнял. Вынужденно замерла на месте, в глубине души надеясь, что всё не так страшно, как кажется, и я попросту зря паникую. Ведь это же моя мама. Любимая, дорогая, единственная. Она никогда не обидит. Хотя последующие её слова полностью разрушили тлеющие в душе сомнения.

– Кристал, ну что за детский сад? Ты ведь большая девочка! Рано или поздно всё равно решила бы стать матерью! А я тебе, можно сказать, оказываю услугу – таких двух экземпляров подобрала! Даже на самый предвзятый вкус подойдут! Конечно, я собиралась тебя немного позже приобщить к нашему делу, но обстоятельства изменились…

Матерью? Я?! Сейчас? Непонятно с кем? Да она шутит!

Так и хотелось сказать: «Кто ты и куда дела мою маму?!». Но, увы, она стояла сейчас предо мной и расписывала моё "радужное" будущее, в то время как я ощущала себя опустошённой. И я зажмурилась. Закрыла уши ладонями – в надежде, что всё это неправда и мне лишь кажется. Проснусь и всё окажется миражом. А может, у меня слуховые галлюцинации?

– Кристал! – громкий окрик родительницы заставил вздрогнуть.

По привычке уселась ровнее и сложила руки на коленях. А саму всю трясло. Потому что на мираж происходящее походило мало. И вместе с тем чувство сумасшествия во мне крепло.

– Не испытывай моё терпение! – продолжала выговаривать мама куда строже прежнего. – Сейчас ты пойдёшь и сделаешь то, к чему я тебя готовила столько лет! И только попробуй выкинуть что-нибудь!

Да пока тут из нас двоих "выкидываю что-нибудь" далеко не я, между прочим. К тому же…

– А папа знает? – сорвалось само собой с губ.

– Кто? Этот тюфяк? Я тебя умоляю! Единственное, что мне нужно было от него – деньги! Ну, и ребёнок: ты стала дополнительным и очень приятным бонусом. Я ещё до твоего рождения пыталась скрестить наши виды, оборотней и людей, но ничего не выходило. А потом получилось создать сыворотку на основе ДНК оборотня и оставалось лишь выбрать объект для её испытания. Именно в тот момент к моей радости я забеременела тобой. Ещё только узнав о своём положении, я точно знала, что мой ребёнок станет тем, кто откроет человечеству окно в новую жизнь: более долгую, без болезней и с повышенными показателями здоровья, ума, силы и выносливости! Единственную проблему создавала их парная связь. Пришлось поломать голову, прежде чем мы с другими учёными поняли, как её можно разорвать. И теперь добились видимых результатов! Сейчас у нас в боксе два оборотня с силой альфы, не зависящие от своей пары, способные прожить без неё отдельно, без ущерба собственному здоровью. Тебе предстоит с ними провести некоторое время и забеременеть. Думаю, чтобы тебе было легче, я запущу один препарат в виде газа. Да и они не станут тогда сопротивляться. А потом мы их убьём, чтобы не смогли помешать или убить нашего будущего ребёнка.

Мне показалось, я в какой-то чёртовой альтернативной реальности, ведь сказанное походило на бред.

Какие ещё оборотни? Какая парная связь? Какое потомство?

– Ты ненормальная! – выдохнула я в ужасе, озвучивая итог своих измышлений. – Ты себя вообще слышишь? Как бредово это всё звучит? И… Я не стану ничего делать! Отец не позволит!

К последнему очень хотелось. Уж папа точно сможет меня защитить от намечающегося безумия. А иначе происходящее не назвать.

– Что ж, жаль – равнодушно пожала мама плечами. – Я хотела, как лучше. Честно говоря, надеялась, ты поймёшь меня! Ведь ты такая же, как я, Кристал! Вспомни, как тебе самой нравится пропадать в моих лабораториях, изучая и анализируя гены людей!

– Но я не заставляю при этом никого участвовать во всяких оргиях! И я не убиваю никого для этого! Не разрушаю чужие жизни! Я всего лишь изучаю, никому не причиняя при этом боли! Как ты можешь?! – прокричала я в ответ, чувствуя, как меня начинает трясти от ужаса.

Что бы женщина ни собралась со мной делать, я вдруг осознала, что отвертеться не получится. Не здесь. Не на её территории. Не тогда, когда за спиной бугай, который двумя пальцами способен свернуть мне шею.

– Легко! Потому что я это делаю не для себя, а для всех людей мира!

– А ты их спросила? Людям оно надо?

– Конечно, надо! Ты просто молода и многое идеализируешь! С возрастом это пройдёт. Ты мне ещё спасибо скажешь, – отмахнулась та.

– Вот уж действительно «спасибо, мамочка»! – зло процедила я буквально по слогам.

Но та лишь снисходительно улыбнулась и велела подготовить меня для встречи с мужчинами.

– Ах, да, – спохватилась она, как только меня подняли со стула, подошла и отобрала у меня сумочку, достав оттуда мобильный. – Это я оставлю себе, чтобы у тебя не возникло соблазна наделать глупостей.

Она подмигнула и отвернулась. Меня тут же вывели в коридор.

Сопротивляться даже не пыталась. Мои барахтанья – ничто против их весовой категории. Задавят и не заметят. А силы мне ещё, похоже, понадобятся. Да, было жутко, но я не позволяла себе скатиться в истерику. Возможно, ещё не всё потеряно и есть возможность договориться с этими… как она их назвала? Оборотнями? Как в книжках? Или это название какой-то мутационной болезни? Не настоящие же, в самом деле?! И как понимаю, они тоже вряд ли здесь по своей воле.

С такими мыслями позволила втолкнуть себя в один из боксов.

Жуткое место: толстый, пуленепробиваемый пластик вместо стен, потолка и пола, всё вокруг стерильное, а ещё огромная кровать, занимающая половину места в этой камере. В углу открытый душ, которым недавно пользовались.

Что ж… Мамочка, и правда, готовилась.

Апофеозом всего стали находящиеся здесь двое взрослых мужчин, взирающие на меня с напряжением. Меня затрясло, особенно когда один из них – брюнет с зелёными глазами и обезображенным лицом – взглянул на меня с жалостью и ненавистью одновременно. С его волос стекала вода, пропитывая больничную рубашку, из-за чего он выглядел ещё более безумно.

Ой, папочка!

Второй, тоже брюнет, но с чёрными глазами, уселся на кровать с обречённым видом. Кажется, они, и правда, не рады происходящему, также, как и я сама. Может, обойдётся?

Но когда это моя мамочка отступала от намеченной цели? А в этот раз задумка была довольно простой: заставить переспать свою дочь с двумя огромными мужиками.

В комнату стал поступать газ, имеющий сладковатый запах и привкус. Я прекрасно осознавала, что родительница держит слово, и, раз подопытные не хотят сами выполнять её требования, она подтолкнёт их к этому.

На мою радость, оборотни не повелись. По крайней мере, так сразу. Быстренько скооперировавшись в действиях, они стали пробивать кулаками выход наружу. Зеленоглазый – первый. Он, ожидаемо, разбил костяшки в кровь, так ничего этим и не добившись. А вот другой не сдавался, продолжая колотить дверь. Я поймала себя на мысли, что желаю им удачи и надеюсь на победу.

Правда, с каждой минутой ожидания мне становилось только хуже. Тело слабело, а сознание всё хуже воспринимало реальность, и в скором времени осталась лишь лёгкость во всех мыслях. Мне казалось, я куда-то лечу. Не так уж и долго. Всё это прекратилось из-за внезапно накатившей боли.

Попыталась двинуться и упала.

Как же плохо!

Глаза слезились, сознание плавало в вязком тумане, кости в теле ломило. Как-то не так я представляла себе возбуждение. Или моя драгоценная мамочка снова решила испробовать на нас экспериментальный препарат? С неё станется, как я уже поняла.

До чего же больно!

Одежда стала мешать, а я даже не могла пошевелить пальцами, чтобы помочь себе снять её. Внезапно чьи-то сильные руки подняли меня с пола и куда-то понесли. От прикосновения горячих ладоней к моим обнажённым плечам стало немного легче, словно незнакомец забирал себе мой огонь. По телу пробежала дрожь удовольствия, вырвав из груди тихий стон.

Меня положили на прохладные простыни и отпустили. Стало холодно. Хотелось закричать "вернись", но голос не слушался, поэтому оставалось только стонать, в надежде, что меня поймут и снова обнимут.

 

Вязкий туман в сознании то немного рассеивался, то обволакивал ещё гуще. В мыслях билось лишь одно желание, чтобы до меня снова дотронулись. Не знаю, сколько времени прошло, но я, наконец, получила долгожданное прикосновение. Ничего такого этот кто-то не делал, лишь гладил: руки, шею, лицо, все открытые участки кожи. Он словно понимал, каково мне, и что надо делать. Не спешил претендовать на что-то большее. Хотя, уверена, сделай незнакомец это – не смогла бы сопротивляться. И всё было хорошо, пока мне не стало мало этих невинных касаний. Губы горели огнём, а меня лишь держали за руку, что-то ласково приговаривая, и всё.

– Ещё, – всё-таки смогла произнести.

Рядом послышался выдох.

Почему он молчит и ничего не делает?

Неужели не видит, как мне плохо?

Приоткрыла глаза и встретилась с нереально-зелёным взором, так похожим на настоящие изумруды. Мужчина был хмур, что с запёкшимися ранами на его лице выглядело довольно жутко. Однако сейчас мне было всё равно. Лишь бы он и дальше продолжал трогать меня и говорить со мной этим своим ласковым шёпотом…

Глава 2
Кайл

С тех пор, как в Нью-Йорке рухнуло здание «Sunrise Biotech», погребая под собой тех безумцев, прошла неделя. Самая тяжёлая в моей жизни за минувший год. Всё-таки не каждый день становишься виновным в гибели не только Верховного альфы, но и того, кто был всем и вся для единственного родного и близкого человека. И даже то, что в итоге Йен О`Двайер оказался живее всех живых, не очень-то помогло избавиться от ощущения, будто бы предал собственную кровь. Снова.

Стоило подумать об этом, Волк взъярился в гневе. Не нравились ему подобные размышления. Да только и меня мало волновало, что ему там и как. Пусть сидит на привязи и дальше… Без раздумий и в одно мгновение подавил его жалкую попытку заявить своё мнение. К конструктивному диалогу он всё равно не способен, а принимать звериные замашки, которые портили мою сущность ещё больше, и вовсе не хотелось.

– Николай Владимирович, там исполнительный и финансовый пришли, – заставил вернуться к делам насущным голос секретаря.

Погрузившись в себя, совсем не заметил, как Алина оказалась на пороге моего кабинета.

– Николай Владимирович? – позвала она снова, ведь я так и не ответил.

Дебильное имя. К отчеству тоже никак не мог привыкнуть. Пусть оно было настоящим, в отличие от той же фамилии или имени. Но, раз уж взялся изображать главу русской компании и вожака клана подвластной территории – ничего не поделаешь, придётся приспосабливаться к нынешним устоям. К тому же, и не к такому приходилось привыкать. Да и Кайла – как такового, официально вообще никогда не существовало. Так что, как говорится, из двух зол выбирают меньшее. Я выбрал. Теперь поздновато сожалеть.

– Да, – отозвался, наконец. – Пусть зайдут.

Помощница кивнула, аккуратно притворяя за собой дверь, а уже вскоре в помещении стало на две персоны больше: альфа клана серых волков в сопровождении своей любовницы, которые усмешкой судьбы теперь те, с кем мне приходилось работать и видеться каждый день. Последнее настроения тоже не прибавляло. Постоянно видеть свою пару, от которой так и прёт смрадом чужого волка… Да, наверное, в какой-то степени я мазохист. С другой стороны, ради сестры и не такое стерпеть возможно.

– Здорово, что ли, – усмехнулся совсем неприветливо Роман.

Здоровенный оборотень под два метра ростом в строгом сером костюме выглядел нелепо, но положение обязывало. Рязанов числился исполнительным директором. С тех пор как предыдущий альфа их клана лишился шефства над белыми волками, пришлось разделить партнёрство в компании, кормящей обе стаи. Одно радовало – благодаря Ярославе я получил пост генерального, и подчиняться приходилось здесь не мне.

– Что ли… – поддержал его тональность и я.

Альфа остался стоять у дверей, скрестив руки на груди. За что я был ему даже благодарен. С учётом присутствия третьей персоны, мы оба прекрасно понимали, дистанция – дело едва ли не первостепенное в нашем общении.

– Паршиво выглядишь, – поддержала несвязную беседу Алиса.

Бросила в мою сторону надменный взгляд и уселась в кресло напротив, нарочно отталкиваясь подальше, чтобы у меня появилась возможность лицезреть её в полной мере. Закинула ногу на ногу, открывая вид на чёрную вязь резинки тонких чулок, обтягивающих стройные ножки, и призывно улыбнулась. Прекрасно знал, что так она лишь снова дразнится, но от того терпения и способности удерживать контроль не становилось больше.

Роман провокацию тоже заметил, но, как и я, комментировать не стал.

– Не вяжутся наши переговоры, – перешёл он сразу к цели прибытия, озвучивая проблему, которая донимала нас всех на протяжении последнего полугода. – Этот Муравьёв видимо совсем берега попутал, потому что даже слушать не хочет. Сказал, с Айдаровым работал, а вы типа вообще никто. Знать вас не знаю и дальше не хочу, – добавил с тихим рыком, гневно прищурившись. – А времени осталось совсем мало. Они там уже и технику подогнали и вроде как инвесторов для проекта нашли. Потом землю официально вообще не забрать обратно, если в застройку вложится кто-то ещё.

Альфа был целиком и полностью прав, поэтому я согласно кивнул, обдумывая иные варианты. Те, которые были законными и чистыми, мы уже испробовали. Пора бы сменить тактику, раз предыдущая оказалась безрезультатна.

– А я сразу говорила: нужно было подвести его к банкротству и не париться, к тому же, если бы вы не были такими надменными мудаками и позволили мне пообщаться с ним самой, глядишь, он бы сговорчивее стал, – решила не молчать Алиса.

С уст Рязанова сорвался предупреждающий рык. Я же лишь ухмыльнулся.

– Наверное, ты будешь разочарована, но не все дела решаются, если лечь под кого-то, – не замедлил сообщить ей в полной меланхолии. – Хотя – да, иди попробуй, ты ж настолько талантлива в этой области, что может и правда получится. Нам потом меньше возни будет.

Повторное рычание оборотня адресовалось уже мне.

– Что, не знал? – нисколько не проникся его агрессией. – Или просто не успел оценить?

И без того я давно ждал, когда он даст мне повод бросить ему вызов. Или принять. Рязанов прекрасно знал это. Наверное, именно потому с хрустом сжал кулаки и остался стоять на прежнем месте. Ненадолго.

– Да пошли вы на хрен! – взбесился альфа клана серых волков. – Оба!

Развернулся и хлопнул дверью с той стороны.

– Ну и сволочь же ты, – сквозь зубы процедила Алиса, также намереваясь покинуть кабинет следом за мужчиной.

Даже из кресла успела подняться. Вот только с ней я ещё не закончил.

– Сядь на место! – рявкнул гораздо громче, чем собирался.

Девушка вздрогнула и остановилась. Но усаживаться обратно не стала. Вместо этого медленно развернулась ко мне, гневно прищурившись.

– Ещё что? – выплюнула, словно яд.

– Сядь, сказал! – повторил приказом.

Алиса дёрнулась, но в итоге выполнила веление. Всё-таки не по силам ей сопротивляться подавляющей волне, непроизвольно пришедшей от меня.

– Ну? – приподняла бровь в ожидании, скрестив руки на груди в защитной реакции. – Что тебе ещё от меня надо?

Прищурился, некоторое время просто изучая её с ног до головы. Нет, меня сейчас не интересовали стройные изгибы желанного тела, и нисколько не волновало то, что в который раз причинил ей боль, выражая своё превосходство. Больше занимало другое. То, почему я не видел в сидящей передо мной хоть малейшее отражение девушки, которую когда-то безумно любил и готов был положить к её ногам что угодно, включая даже самого себя.

– А это ты мне сейчас расскажешь, – отозвался вкрадчиво спокойным тоном.

На красивом лице мелькнула досада.

– Например? – вопреки проявляемым эмоциям, отозвалась она безразлично.

Вздохнул устало.

Что ж… снова придётся играть в игры.

Как же осточертело это всё!

– Если бы не Верховный, я бы точно сдох там, в Нью-Йорке. И то, что сейчас я нахожусь здесь – его заслуга. При этом всём что-то не вижу никого, благодаря кому ты сидишь здесь. Как ты выбралась? – последнее прозвучало совсем громко.

Не сдержавшись, поднялся с кресла, уперев кулаки в стол, и подался немного вперёд, требовательно глядя на свою пару. На мгновение Алиса окаменела. И даже дышать перестала. Но почти сразу на её губах расцвела улыбка, исполненная такой ненависти, что я даже содрогнулся.

– Так вот оно что… – протянула она с ехидством, поднимаясь с кресла. – Хочешь, чтобы я отблагодарила тебя за то, что обменял себя на меня? Так сказал бы как есть – прямо, а не устраивал этот дурацкий допрос, – положила обе ладони на стол, также, как и я, наклонившись вперёд. – Да, они действительно отпустили меня, как только ты сдался. И что теперь, мне на колени встать перед тобой?! Ублажить тебя – мой спаситель, прямо здесь и сейчас самым верным способом?! А то ведь тебе так не даёт покоя этот мой талант!

Алиса так кричала, что вся раскраснелась. Она шумно и тяжело дышала, её грудь, обрамлённая алым кружевом, проглядывающимся сквозь шёлк блузы цвета топлёного молока, часто вздымалась, почти соприкасаясь с моей рубашкой. И это вызывало вполне однозначное желание. Да, между нами был стол. Очередная долбанная преграда на пути. Но мне не привыкать. Всегда так было. И в какой-то мере девушка была права. Больше меня интересовала не причина, по которой она сейчас была здесь. А сам первоисточник. Наша парная связь. И всё, что следовало за этим.

– Что молчишь, альфа? – не унималась она, выводя меня из себя ещё больше. – Ну, давай, скажи! Ты же так этого хочешь!

Одним рывком дёрнул блондинку на себя, буквально швыряя спиной на стол. Она только и успела, что вскрикнуть от неожиданности. Закрыла глаза, а с длинных изогнутых ресниц спустились слёзы.

– Не надо… – прошептала она в мольбе. – Только не здесь… – добавила почти совсем беззвучно. – Пожалуйста, Кайл.

Выдохнул шумно, сцепив зубы крепче. Сопротивляться собственным желаниям было достаточно трудно. Но необходимо. И мы оба прекрасно это понимали.

– А знаешь, моя лицемерная и насквозь лживая пара, – пробормотал, склонившись к её губам совсем близко, – я не верю тебе. Они бы ни за что не отпустили тебя просто так. И уж точно не стали бы соблюдать условия сделки, – замер ненадолго, пытаясь уловить её реакцию, но девушка замерла и явно прилагала максимум усилий, стараясь «держать лицо». – Ты мне явно чего-то не договариваешь. Так что молись, чтоб в этом не было ничего такого, представляющее для меня опасность. Потому что иначе я уничтожу тебя. Поняла?

Алиса судорожно сглотнула.

– Да… – выдохнула почти беззвучно.

Глаза так и не открыла. Просто отвернулась в сторону, переворачиваясь на бок. Подобрала колени к животу и обняла их руками. Знал, по её щекам сейчас вновь текли слёзы. Но сделал вид, что мне всё равно. Возможно потому, что в какой-то мере так и было. Эмоции Алисы больше не трогали за душу как раньше. Больше никого не хотелось придушить. Разве только себя. Но, поскольку последнее было невозможно, единственное, что смог – выйти из кабинета, громко хлопнув за собой дверью.

– Как только исчезнет, стол мне замените, – бросил брезгливо секретарю, прежде чем направиться к лифту. – Всё, я в аэропорт. Если что – сообщения кидай.

Блондинка-помощница понятливо кивнула и пожелала доброго пути. Я же погрузился в чтение информации на собственном гаджете, присланной моим бетой.

Тимофей который день пребывал в Нью-Йорке, приглядывая за Кристал Питерсон – девчонкой, с которой я умудрился чересчур близко познакомиться во время последнего визита в очередные биоинженерные лаборатории. И из того, что я узнал при прочтении – ближайшее будущее сулило мне не очень много приятных моментов.

Во-первых, ей, и правда, семнадцать! Это конечно сильно удручало, но с другой стороны не являлось для меня чем-то сравнимым с катастрофой. Её совершеннолетие было не за горами. К тому же, эта каша изначально заварена не с моей руки. Не я – так кто-то другой… и ещё не факт, что всё обошлось бы для неё с минимальными последствиями, как в случае со мной.

Во-вторых, американка посещала медицинский колледж, школу танцев и, в общем, не отличалась ничем особым от среднестатистической девушки подобного статуса и положения, за исключением того, что была очень старательна в своих учебных достижениях.

И вот как мне объясняться с ней в случае необходимости?

Ведь не поймёт же.

В-третьих, после того, как мы все выбрались из того кошмара, казалось она просто снова вернулась к обыденной жизни. И даже похороны матери с виду нисколько не выбили её из колеи, судя по тому, что успели заметить приставленные к ней по моему приказу ребята. Единственное изменение – семья Питерсон переехала. Но то было больше прихотью отца, чем самой девчонки. Да и за все эти дни не было заметно, чтобы они имели хоть какие-то прямые взаимоотношения с моими заклятыми врагами. Наверное, участвовала только их покойница… Последнее немного воодушевляло, и мне по большей части оставалось выяснить лишь ещё один факт, который на таком сроке мог определить лишь я. Уже тогда станет возможно принять окончательное решение о том, как поступить с Кристи дальше.