3 książki za 35 oszczędź od 50%

Подаренная Луной

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Эрида

Солнечные лучики скользили по зеркальному фасаду высотного здания. Широкие створы на входе то и дело разъезжались в стороны, впуская спешащих к началу рабочего дня сотрудников. И я, проезжая мимо, смотрела на них сквозь боковое стекло, с волнением представляя себе, как скоро сама стану одной из них. Точнее, могу стать.

– Не забудь улыбаться. Улыбка важна. А у тебя она просто замечательная, – наставительным тоном сообщила сестра, сворачивая в сторону подземной парковки небоскрёба.

– Хорошо, Ирида, – улыбнулась я в ответ.

Наш старенький форд сбавил скорость, прежде чем проехать шумовую полосу и остановиться перед шлагбаумом. Двигаться дальше можно было, только если имелся служебный пропуск. У нас его не было, но нам выдали временный.

– До твоего собеседования осталось пятнадцать минут, – взглянула родственница на свои часы, как только мы припарковались в специально отведённой зоне. – Спокойно успеешь, – отстегнула ремень и чмокнула меня в щёку.

– Угу, – обняла её в ответ, схватила сумку с заднего сиденья и выбралась из машины.

– Удачи! – помахала она рукой на прощание.

Я перекинула сумку через плечо и тоже помахала ей, после чего побежала в сторону лифтов, которые находились на другом конце парковки. Да, торопилась. Ведь за оставшиеся пятнадцать (уже четырнадцать!) минут предстояло не только добраться до тридцать четвёртого этажа, где должно состояться моё собеседование на должность ассистента главы юридического отдела, но сперва было необходимо решить одну довольно щекотливую проблему…

Дело в том, что моя старшая сестра, мягко говоря, чрезмерно консервативна. Особенно по части внешнего вида. Каждая вещь в гардеробе подвергалась строжайшей критике, досмотру и уничтожению, если что-либо не соответствовало канонам морали Ириды. В итоге я выглядела, как невзрачная мышка, спрятанная в балахон.

Не спорю, в шерстяном свитере с высоким горлом, вязаных чулках и юбке с двойным подкладом длиной почти до пят – очень тепло зимой, но появляться в таком виде в главном офисе крупнейшей из строительных компаний, претендуя на завидное место – обстоятельство весьма сомнительное.

Зона парковки для машин с временными пропусками, выделенная столбами, выкрашенными в жёлтый цвет, закончилась очень быстро. За ней началась зона с синими столбами, она предназначалась для сотрудников. Около неё, по правую сторону от выстроенных в ряд машин располагались лифты. Ещё чуть подальше тоже была какая-то парковка, но без разметки, просто площадка, разграниченная белыми полосами. Там машин было немного, в основном чёрные джипы. Подкупило то, что в том районе я не заметила ни одной видеокамеры, сколько бы ни вертела головой по сторонам.

Кажется, я нашла подходящее место, чтобы переодеться!

Тепло, нет никого, и в офис я пока не заходила, никто меня не видел.

На всякий случай обернувшись ещё несколько раз, я торопливо направилась к самой дальней машине, которая была припаркована у бетонной стены, в углу. Сбросив куртку, первым делом открыла сумку и достала подготовленную сменку, затем сняла сапоги и избавилась от вязаных чулок. Перетаптываясь на обуви, надела другие – тонкие, неброские, телесного цвета. Сапоги натянула и застегнула обратно. Свитер, водолазку – тоже сняла. По обнажённым плечам пробежали мурашки, и я поторопилась развернуть бережно упакованное платье. Оно тоже выглядело довольно скромно: рукава три четверти, вырез лодочкой, длиной чуть выше колен, глубокого вишнёвого оттенка. На мой взгляд, для офисной жизни выглядело достойно. Я на него копила несколько месяцев, купила на одной распродаже. Ирида о нём не знала, а мне самой очень нравилось, несмотря на то, что молния, которая застёгивалась на спине, частенько заедала и справляться с ней приходилось с некоторым трудом… как сейчас.

– Да что ж такое-то? – вздохнула в очередной тщетной попытке в одиночку справиться с замком.

И тут же вздрогнула, замерев от неожиданности, когда моей спины коснулись чужие ладони. Такие горячие, что их тепло моментально впиталось в мою кожу, посылая по телу очередной табун мурашек.

– Зацепился, – раздался над головой мужской голос с заметной хрипотцой.

Будто током шибануло. А я опомнилась. Резко дёрнулась вперёд и обернулась. Вышло довольно неловко, послышался жалобный треск ткани. А всё потому, что моё единственное, дорогое сердцу платье…

– …порвалось! – закончила мысль уже вслух, в полнейшем ужасе во все глаза уставившись на источник своего несчастья.

Он оказался очень высоким, темноволосым, с нереально зелёными глазами. Никогда прежде не встречала настолько насыщенного, словно сам нефрит, оттенка. Плечи мужчины – настолько широкие, что размером не меньше, чем с две моих ладони. Или три. А вот черты лица – хмурые, суровые, хотя по-своему идеальные. Взор – колючий холод. Аж мороз по коже. Впрочем, неудивительно, что дрожать начала. Вещи мои повсюду раскиданы, убрать не успела. И…

– Отвернись! – схватилась за съезжающее с плеча платье.

То, как назло, стоило убрать ладонь, снова начало сползать, поэтому пришлось обхватить себя обеими руками.

В ответ брюнет выгнул одну бровь. Хотя просьбу мою выполнил. И я даже облегчённо выдохнула. Но ровно до следующей реплики:

– Что я там не видел?

Чего-о-о?!

– То есть, намекаешь, что всё уже давно рассмотрел? – огрызнулась, задумавшись о том, как давно он вообще тут находится.

Не слышала ведь его шагов, когда приблизился.

– Не моя вина, что ты решила переодеваться, не озаботившись в полной мере отсутствием свидетелей, – ответил он, продолжая нагло веселиться за мой счёт.

Вообще-то я озаботилась. По всей видимости, плохо.

– Но смотреть-то я тебя не заставляла! – возмутилась, нервно подхватывая остальные свои вещи.

– А что мне надо было делать? – повернулся он обратно ко мне лицом. – Зажмуриться и отвернуться? Можно подумать, ты бы отвернулась, начни я сейчас перед тобой раздеваться, думая, что один, – хмыкнул, сложив руки на груди, и принялся нагло разглядывать меня с головы до ног.

Я так и застыла в полунаклоне со свитером в руке.

– Извращенец! – припечатала, быстренько выпрямившись.

– Это почему? – деланно оскорбился он. – Потому что ценю женскую красоту?

Тут я… смутилась. Уставилась на свитер, буквально заставив себя думать не о том, что он сказал, а о том, что мне теперь делать.

В сумку вещи всё-таки убрать, после чего попробовать как-то реабилитировать своё платье, или же обратно переодеваться?

Рядом послышался тяжёлый вздох. Мне на плечи опустился пиджак.

– Что ты вообще здесь забыла, ребёнок? – устало поинтересовался мужчина.

Пиджак оказался очень мягким, на удивлением уютным даже, так что возвращать вещь я не спешила. Замешкалась на пару секундочек, почувствовав несвойственный мне, чужой хвойный аромат.

– Ребёнок? – переспросила, подумывая всё же вернуть чужой пиджак. – Ну, тогда ты точно извращенец! – съехидничала.

– Ты не ответила на вопрос, – проигнорировал он моё заявление и прищурился, глядя на меня теперь с откровенным подозрением.

Я на него – тоже, с не меньшим.

Охранник что ли?

Иначе чего спрашивает?

Да и выглядит под стать.

Здоровенный. Мощный. Впечатляющий.

– Я на собеседование пришла, – вздохнула, признаваясь. – Переодеться пришлось сперва, но… тут… такое… – развела руками.

И…

Пять минут осталось!

Вот теперь мужчина удивился. Посмотрел на меня недоверчиво и явно не сразу нашёлся со словами.

– Ты? – произнёс по итогу.

И всё. Всё то же недоверие в нефритовом взоре.

– Я, – отозвалась настороженно. – А что?

Может, я и выгляжу не самым подобающим образом, но юридический диплом у меня есть, притом с отличием. Как и опыт работы, пусть и небольшой.

– Вот ка-ак… – неожиданно холодно протянул то ли местный охранник, то ли просто злюка. – Очень интересно, – добавил, недобро сверкнув глазами, а затем развернулся и направился к лифтам.

Я же осталась на прежнем месте, растерянно глядя вслед его широкой, накаченной спине.

Что это было?!

Хотя, о чём я вообще?

Четыре минуты до начала собеседования, вот о чём думать надо!

Скорость собственных сборов пришлось добавить…

И переодеваться обратно.

Пока натягивала на себя юбку и водолазку, почти со слезами косилась на испорченное платье. Свитер надевать всё же не стала. И так, взглянув на себя в отражение тонированного стекла, на секунду задумалась о том, чтобы вообще никуда не ходить.

В итоге решила всё же попытать удачу.

Откуда я буду знать наверняка, что ничего не получится, если даже не попробую?

Вот и поспешила к лифтам…

Тридцать четвёртый этаж напоминал самый настоящий лабиринт со стеклянными перегородками и светлыми стенами, выстроенными в особом порядке среди единого пространства. Лишь несколько кабинетов оказались непроницаемыми для взгляда посторонних.

– Доброе утро, – поздоровалась я, подойдя к регистрационной стойке, за которой находилось сразу три девушки.

Каждая из них, словно только-только сошла с обложки глянцевого журнала. Мне оставалось лишь белой завистью завидовать безупречно уложенным белокурым локонам, лучезарным белоснежным улыбкам, аккуратному макияжу и стильным нарядам, как с иголочки.

– Я на собеседование, мне назначено на одиннадцать. Тихомирова Эрида, – добавила, покосившись на себя в зеркало, невольно сравнивая себя и их.

Имя у меня греческое, как у богини раздора, а вот фамилия – самая обычная. Были бы живы мои родители, обязательно спросила бы у них, за что они нас с сестрой так… своеобразно любили.

Одна из девушек между тем вежливо поздоровалась в ответ и улыбнулась, сверилась со своими записями, как-то странно подозрительно покосилась на меня, но в итоге согласно кивнула.

 

– Владимир Николаевич немного задерживается, вам придётся подождать. Могу я вам предложить чай или кофе?

От напитков я отказалась. За помощь – поблагодарила. И только потом вспомнила, что было бы неплохо ещё ко всему прочему вернуть пиджак тому незнакомцу, с парковки. А то так ведь и держала в своих руках, как переоделась.

Вот где я его теперь искать буду?

Разве что после собеседования найти кого-нибудь ещё из охраны и им отдать, указав на машину, рядом с которой я этот самый пиджак получила.

– Я могу вам ещё чем-нибудь помочь? – обратилась ко мне девушка с ресепшена с доброжелательной улыбкой, тоже поглядывая на злополучный пиджак.

Рассказывать ей о своей беде я не стала. Но тормозить перестала, направилась в зону ожидания, усевшись на край здоровенного кожаного дивана П-образной формы. Просидела там я не так уж и долго. Мои наручные часы показывали семнадцать минут двенадцатого, когда меня окликнула всё та же девушка, сообщив, что Владимир Николаевич готов меня принять.

Вещи я оставила всё на том же диване. Приободряюще улыбнувшись самой себе, направилась к нужному кабинету.

А вот там…

– Доброго дня, – поздоровалась, переступая порог.

Просторное помещение – в светлых тонах. Мебель – контрастно тёмная. В дальнем углу, рядом с окном находился большой стол, переходящий в шкаф, а перед ним три кресла. В противоположном – овальной формы диван с низким столиком поблизости. Повсюду в кабинете были расставлены горшки с растениями. На стенах висело несколько картин. Быть может я бы обязательно рассмотрела их, да и нашла куда больше интересных мелочей, но так и застыла, не проходя дальше, в очередной растерянности уставившись на того, кто находился среди этой обстановки сдержанного шика.

Мужчина стоял у окна, сцепив руки за спиной, и смотрел вниз на залитые солнцем заснеженные улицы. При моём появлении не обернулся. Как и не ответил на приветствие. А я так и стояла, не зная что же мне делать дальше. Просто потому, что этот широкий разворот плеч я узнаю даже из тысячи других. Ведь Владимир Николаевич Белов, как оказалось, и есть тот самый незнакомец с парковки.

Не повезло мне всё-таки!

Но делать нечего…

– А я ваш пиджак вам обратно принесла, – выдохнула, решительно закрывая за собой дверь.

Глава 2

Эрида

Шум захлопнувшейся за спиной двери отразился в голове, подобно звуку гонга, после которого огласят мой приговор. В тот же миг мужчина обернулся, прошёлся по мне оценивающим взглядом, остановившись на пустых руках, отчего я ощутила себя полнейшей тупицей. Спасибо, говорить ничего не стал. Прошёл к столу, на котором рядом с закрытым ноутбуком лежало несколько папок и бумаг, уселся в кресло и только после этого произнёс:

– Итак, Тихомирова Эрида Андреевна, расскажи мне, почему именно тебя я должен выбрать на должность моего личного ассистента.

Самый жуткий из всех вопросов, который он мог бы задать!

К которому я совершенно не готова…

Собственное воображение, как назло, подводило. Мало того, что ничего путного не помогло мне выдать, так ещё и навязчиво подсовывало фрагменты недавнего прошлого, где я своего потенциального начальника извращенцем обозвала. Два раза. Стоя перед ним полураздетой. И эти эпизоды напрочь вытесняли всё остальное, так что ответила я далеко не сразу.

– Пунктуальность. Исполнительность, – произнесла, мучительно больно вытаскивая из закромов памяти стандартные пункты положительных качеств, предъявляемых к офисным сотрудникам. – Я быстро учусь. И… вы не пожалеете, если выберете меня.

Мой ответ его явно разочаровал, судя по кислому виду.

– И только поэтому я должен взять тебя? Как-то слабовато, – усмехнулся, отвернувшись к окну, помолчал немного, а затем задал неожиданный вопрос: – Как у тебя с личной жизнью и свободным временем, ребёнок? – вновь обернулся, пронзив нефритовым взором.

По ощущениям, словно в саму душу заглянул. Все внутренности сжались и будто разом наизнанку вывернулись.

Это-то и помогло прийти в себя.

Что я тут делаю вообще? Мне же нужна работа, разве нет? И вряд ли я её получу, если буду и дальше стоять тут, как бедная сиротка.

– Ваша компания работает, как на российском, так и на международном уровне на протяжении более пятидесяти лет. Она стабильна и финансово успешна, поэтому я бы хотела стать её частью, возможно, научиться чему-то новому, – выдала на одном дыхании. – Я понимаю, что должность вашего ассистента требует максимальной концентрации, внимательности и расторопности в выполнении поставленных задач, я могу с этим справиться, – продолжила, шагнув ближе к мужчине. – А со свободным временем у меня всё в порядке, я готова к сверхурочным часам, если потребуется.

На этот раз я удостоилась задумчивого взгляда со стороны мужчины.

– У тебя диплом с отличием, ты могла бы стать тем же адвокатом, открыть свою контору, а вместо этого выбрала роль обычной помощницы пусть и в не совсем обычной фирме. Почему?

– Да, у меня есть диплом с отличием, но пока не хватает опыта для столь сильных позиций, которые вы обозначили. Такого, как например есть у вас, Владимир Николаевич. Работа с главой юридического отдела пойдёт мне на пользу, я многому у вас научусь.

– Да уж наверное, – невесело хмыкнул он. – Ладно, я тебя понял. Думаю, на этом мы завершим наше мини-собеседование, – поднялся из кресла. – Спасибо, что пришла. Твоя кандидатура учтена.

Учтена?

Как-то сомнительно она учтена, если честно…

На отказ похоже.

Впрочем, оно и неудивительно!

– Доброго вам дня, – попрощалась, заставив себя улыбнуться как можно доброжелательнее, несмотря на безрадостные мысли.

Хотя одно то, что мужчина за весь разговор ни разу не припомнил эпизод нашего с ним первого знакомства, – несомненный плюс, пусть и не особо прибавляющий веры в то, что исход собеседования мог бы выйти положительным. И… пиджак я ему так и не вернула. О чём вспомнила, только вернувшись за вещами к дивану.

– Растяпа, – проворчала, отругав саму себя.

Подхватила деталь мужского гардероба и развернулась обратно к кабинету Белова. Честно постучала, прежде чем вновь войти.

Но кабинет оказался пуст.

Точнее, это я сперва так решила.

Не сразу заметила ещё одну дверь, которая прежде сливалась с настенными панелями. Она была приоткрыта и из-за неё доносились не совсем понятные приглушённые звуки, кажется, удары.

Наверное, стоило бы обозначить своё присутствие вслух, но я подумала, что не стоит лишний раз этому мужчине глаза мозолить, поэтому решила просто аккуратненько его пиджак на спинку ближайшего стула повесить, чтоб не помялся. И даже добросовестно обозначенное выполнила, намереваясь как можно скорее и желательно так же неприметно убраться отсюда, однако взгляд сам собой зацепился за небольшой проём, а я невольно зависла на том, что увидела.

Это была боксёрская груша, подвешенная к потолку. Самая обычная. И вместе с тем – мой личный нокаут.

Раздетый по пояс мужчина быстрыми и чёткими движениями колотил снаряд, ничего не замечая вокруг себя. Удары сыпались один за другим, с каждым разом становясь сильнее и сильнее, отражаясь в моей голове монотонным “бам-бам-бам”, в такт к которому невольно подстраивался ритм моего сердца, с каждым проходящим мгновением стуча всё быстрее и быстрее, пока я продолжала стоять и бессовестно рассматривать рельеф стальных мышц, перевитых проступающими венами, отчётливо прорисованные кубики пресса. Внимание само собой то и дело приковывало к сильным рукам и плечам. Их ширина при повторном рассмотрении совершенно точно казалась больше, чем всего лишь две моих ладони… аж руки зачесались, так захотелось прикоснуться к ним и узнать, так ли это на самом деле.

Наравне с моими мыслями от очередного удара лопнула оболочка груши, на пол посыпалось её содержимое, а я вздрогнула.

– Ну и? Что ты здесь делаешь? – странно-скрипучим обратился ко мне Владимир, уткнувшись лбом в снаряд, словно каждое слово давалось ему с неимоверной сложностью и он разговаривать разучился.

Определённо был зол. Только непонятно, когда и кто его успел так довести. Хотя никого другого, помимо меня, рядом с ним за последние полчаса точно не было, так что вариантов не так уж и много.

– Ваш пиджак принесла, – созналась честно.

Вот теперь на меня посмотрели. Только вместо нефритового взора на меня взирала самая настоящая тьма. Настолько тёмная и жгучая, что казалось ещё немного и дотла испепелит. Слишком много хищного голода, веющего погибелью, жило в ней.

– Молодец. А теперь беги, мышка. И как можно быстрее, – оскалился на манер зверя мужчина.

Гулко сглотнула.

– З-зачем?

Вопрос прозвучал жалким шёпотом. При всём моём желании сдвинуться с места я бы точно не смогла. Не сейчас. Понятия не имею, почему, но ноги будто в бетонном растворе замуровали. А я сама просто стояла и глядела в глаза цвета тьмы, не в силах перестать смотреть. К тому же мой несостоявшийся будущий босс в считанные мгновения оказался рядом, нависнув надо мной нерушимой скалой.

Одна его рука скользнула на мою талию, крепко прижав вплотную к твёрдому телу, а вторая по-хозяйски ухватила за волосы на затылке, оттянув их назад, не позволяя отвернуться. Наверное, я должна была испугаться, как минимум, запротестовать против подобного. Но на деле же просто продолжала неотрывно смотреть в бездонную тьму чужого взора, будто околдованная.

– Потому что ты даже не представляешь, что тебя ждёт, если останешься, – шепнул он едва слышно мне на ухо, задевая губами чувствительную кожу. – И я уверен, ты не захочешь это узнавать. Или… наоборот? Хочешь… – на мужских губах растянулась холодная усмешка.

Дышать стало разом невыносимо трудно. Словно не кислород, мельчайшую раскалённую пыль вдыхала. А всё этот его шёпот. Хрипловатый, манящий, почти обещающий, путающий все мои мысли. Даже сказанное не сразу осознала.

– Вы не в себе? – обронила, наконец, едва слышно, вцепившись пальцами в его руку на моей талии.

Срочно требовалась какая-либо опора.

– А вот это очень даже точно, мышка. Не представляешь, насколько я не в себе, – на губах Владимира расплылась ещё более жестокая усмешка, чем прежде. – Не только сейчас. Всегда. Но не бойся, тебя обижать не стану. Пока что, – подмигнул, отпустил мои волосы и отстранился.

Он-то отстранился, а вот я его руку не сразу отпустила.

– Я могу вам как-то помочь? – поинтересовалась осторожно, разжимая пальцы.

Хотя тепло чужого тела всё равно ощущалось, как если бы продолжала прикасаться.

– Не уверен, что ты понимаешь в должной мере, что предлагаешь, – наигранно беззаботно хмыкнул мужчина.

Одолевающие его негативные эмоции пусть и немного, но заметно улеглись. Энергетика уже не чувствовалась столь подавляющей. Благодаря этому я наконец смогла совершить полноценный вдох. Правда, до конца расслабиться не получалось. Владимир по-прежнему пребывал в напряжении, готовый сорваться. Чернильная мгла из его глаз никуда не исчезла. Будто и не он смотрел на меня сейчас.

– Не уверена, что вы сами в должной мере осознаёте, что именно я вам предлагаю, – вернула ему его же слова.

А то…

Странно всё это.

– Тут ты совершенно не права, мышка, – уже как-то по-доброму улыбнулся он. – Поверь, я всё отлично осознаю. Более того, я знаю все твои помыслы куда лучше тебя самой, – подмигнул и отступил.

– Почему же не права? – бросила встречно, горделиво вскинула подбородок, снова взяла мужчину за руку и потащила в сторону кабинета.

Кто бы знал, как сложно тащить за собой танк…

Знает он все мои помыслы, ещё чего!

Я сама о них не всегда догадываюсь.

Как например, сейчас.

Что творю?

– Пожалуйста, – обозначила, дойдя до кресла.

На него же указала мужчине.

– И что, действительно сделаешь, что собираешься? Уверена в своих желаниях, мышка? – усмехнулся Владимир, усаживаясь.

Вопрос звучал с явным подтекстом, определённо компрометирующим. Но я постаралась не концентрироваться на этом. Обошла кресло. Остановилась позади. На вопросы не ответила. Помедлила секунду, вдыхая глубже. Решилась положить ладони на широкие плечи. Провела по ним осторожно, едва касаясь. Кончики пальцев моментально пропитались жаром мужского тела, и я поочерёдно аккуратно надавила большими, а затем указательными пальцами ровно так, как когда-то учила старшая сестра. Лично мне это всегда помогало снимать головную боль и успокаивать повышенную нервозность. Надеюсь, ему тоже поможет.

– Утро не задалось, да? – поинтересовалась тихонько, повторяя все свои манипуляции снова.

– Скорее уж последний месяц, – хмыкнул мужчина, на мгновение прикрыв глаза в явном наслаждении от моих действий. – Ты таким образом решила повысить свои шансы на трудоустройство в нашей фирме? – одарил меня лукавым взором, чуть запрокинув голову.

 

Невольно замерла. От замечания смутилась.

Прав ведь.

В том смысле, как нечто подобное может выглядеть со стороны. И пусть это не так на самом деле. Что на меня нашло, и сама ещё не поняла. Как и ладони с его плеч не убрала, хотя собственное подсознание давно вопило: “Пора убираться отсюда!”.

– Угу, я всегда так делаю, – солгала. – Помогает?

– Пожалуй, – согласился Владимир, чуть кивнув. – Я даже обещаю дополнительно поразмышлять о твоей кандидатуре, если взамен ты пообещаешь так делать каждый день. А лучше два раза в день: утром и вечером.

Что-то мне не так уж и сильно хочется здесь работать…

– Не думаю, что вы будете нуждаться в этом столь часто, – хмыкнула, заново проводя по широким плечам, смещаясь к затылку.

На этот раз обхватила крепче, надавила на нужные точки одновременно.

– А вот это зря, – выдохнул мужчина, не скрывая удовольствия от моих манипуляций. – Ты теперь знаешь мою самую главную слабость, и поэтому я просто в принципе не могу тебя уже отпустить. Если только сразу в мир иной. А то… слишком много ты успела выяснить обо мне. И это только за один какой-то час.

– Звучит, как: “Ты принята на должность моей ассистентки”, – улыбнулась, попутно ругая себя за чрезмерную болтливость. – К тому же, я вполне могу подписать соглашение о неразглашении всех ваших тайн, если вы будете очень убедительны.

– Надо же, какая честь, – съехидничал Владимир. – С другой стороны, ты вроде не так уж и плоха для человека. Так что, почему и нет? Не скажу, что мы подружимся, но если не будешь путаться под ногами, то вполне можем сработаться.

Вот тут я зависла.

Не так уж и плоха для… человека?

Звучит так, будто прежде он меня и за человека не принимал.

И почему я у него под ногами путаться должна?

Он меня за кого вообще принимает?

Больно надо липнуть к нему. Я здесь работать собиралась, а не дружбу со всеми подряд заводить.

Угу, и стою при этом такая, массаж “первому встречному” делаю.

– Если вам лучше, я, пожалуй, пойду, – отодвинулась подальше.

Больше на Белова не смотрела. Направилась на выход.

– Всего вам хорошего, – бросила скомкано напоследок.

– И тебе, – донеслось мне в спину с весёлым фырканьем. – И попроси там, пожалуйста, Карину прислать ко мне Марата. Скажи, срочно. Она поймёт.

– Хорошо, – кивнула, так и не обернувшись.

Да что уж там, из кабинета я буквально вылетела, едва успев дверь придержать, чтоб она не хлопнула. Щёки горели от стыда, даже не глядя на себя в зеркало, прекрасно знала это. А Кариной, к слову, оказалась та самая девушка, которая меня на собеседование приглашала. На мои слова, которые просил передать Белов, она отреагировала вежливой улыбкой и странно-грустным вздохом, который я заметила, прежде чем отвернуться и, подхватив свои вещи, направиться к лифтам.

Ирида меня, судя по нетерпеливому виду, заждалась.

– Ну, как? – сходу набросилась с расспросами. – Как прошло?

Как оно прошло, я и сама до сих пор не осознала. Ни сейчас, ни минуту спустя, после того, как форд выезжал с подземной парковки.

– Странно, – пожала я плечами в итоге.

– Странно? – переспросила сестра, объезжая ряд припаркованных машин. – В каком смысле “странно”? – покосилась на меня с подозрением.

Словно это я – странная.

– Ага, – кивнула я. – Тот, на которого я могла бы работать, он… странный, – объяснила, как смогла.

Ну, вот кто боксёрскую грушу у себя на рабочем месте держит?

Если не боксёр, конечно.

– А что с ним не так? – напряглась Ирида.

Рассказать о том, как я из-за него платье себе испортила, я разумеется не могла. Как и не могла сознаться в том, что застала его по пояс раздетым. Про всё остальное и подавно.

– Он… Мм… Ну… Мм… – промямлила, не зная как бы выкрутиться.

Зря я заранее об этом не подумала. Да и вообще сказала ей про него. Надо было просто отделаться нейтральным “Всё неплохо”.

А то…

– Он, что, к тебе приставал?! – резко ударила по тормозам сестра, злобно прищурившись.

– Почему сразу приставал?! – открестилась я. – Нет, конечно! С чего бы ему ко мне приставать? – уставилась на неё с возмущением.

Ирида моментально успокоилась, а наш автомобиль возобновил движение. Я же продолжила гордо игнорировать хохочущий над собственными словами рассудок, пока память услужливо подсовывала образ пробирающего до дрожи хрипловатого шёпота и жар чужих объятий, впитывающийся под кожу. Игнорировала я его, к слову, ещё довольно долго, хотя не всегда успешно.

Мы успели вернуться домой, пообедать, приготовить ужин, сестра отправилась на ночное дежурство в перинатальный центр, где работала, а воспоминания сегодняшнего дня всё преследовали меня и преследовали…

Всё стало ещё хуже, когда в дверь неожиданно позвонили. Поскольку я никого не ждала, то с опаской заглянула в дверной глазок. Это оказался курьер.

– Доставка для Тихомировой Эриды, – сообщил он, всучив мне здоровенную коробку без опознавательных этикеток.

– От кого? – нахмурилась в ответ.

– Отправитель не указан, – сверился он с записями. – Забирать будете? – поинтересовался следом.

Я же покосилась сперва на коробку, потом снова на курьера.

– Если только вы гарантируете, что там не бомба, – усмехнулась.

Шутки он не оценил. Вопросительно приподнял бровь, ожидая совсем других слов.

– Ладно, давайте, – вздохнула, потянувшись к коробке.

Посылку я забрала, в специальной форме за неё расписалась, удостоверилась там же, что отправитель действительно неизвестен. А распаковывала её, затаив дыхание.

Любопытно же!

Первым делом, когда я сняла крышку, в глаза бросилась маленькая серая плюшевая мышка с мультяшными глазками, на шее которой был повязан большой белый бант.

– Хм…

Помимо игрушки в коробке обнаружились тонкие чёрные чулки и… платье. Точно такое же, которое на мне этим утром порвалось. Так что с “неизвестностью” отправителя было моментально покончено.

– Интересная благодарность за снятие головной боли, – протянула задумчиво, некоторое время рассматривая то игрушку, то платье, не зная, то ли радоваться такому знаку внимания, то ли ещё что.

А под всеми вещами я обнаружила конверт с карточкой, на которой красивым витиеватым почерком было выведено:

"Завтра в 9-00. Не опаздывай.

PS: не оденешь, вернёшь или выкинешь хоть одну вещь из подарка, лишу премии. Не разочаровывай меня, Мышка.

В.".

На губах сама собой расплылась чуть растерянная улыбка.

И не пропадала она ещё очень долго.