Неисправимый

Tekst
45
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Неисправимый
Неисправимый
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,44  25,95 
Неисправимый
Audio
Неисправимый
Audiobook
Czyta Тамара Некрасова
20,29 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Ульяна

Слабый ветерок колыхал густую листву деревьев, едва ли даруя желанную прохладу, а вот ледяные брызги фонтана с этим справлялись лучше. Я уже два битых часа сидела на краю его бортика, наслаждаясь тем, как холодные капли скользили по моим неприкрытым плечам, остужая разгорячённую палящим солнцем кожу. Но стоило отойти от воды чуть подальше, и жара, которая в этом году била все рекорды, вновь набрасывалась с удушающими объятиями, поэтому я не спешила покидать облюбованное местечко.

Собственно, идти мне всё равно было особо некуда. Учитывая, что последние сутки я провела в поезде, моим единственным желанием являлось залезть под прохладные струи душа, а потом упасть на кровать и заснуть, но, поскольку это осуществимо пока лишь в моих мечтах, продолжала стойко терпеть все тяготы собственного существования.

Город – незнакомый. Где буду жить – тоже ещё не знала. Точнее, не видела. Порог дома моего родного отца я только сегодня впервые должна переступить. Прежде я жила с матерью. И именно она настояла на том, чтобы я переехала и поступила в престижный университет, свято веря в то, что это даст мне «билет в лучшую жизнь», который папа любезно согласился оплатить, а также настоял на том, чтобы на время обучения я жила именно с ним, в его доме, с его семьёй.

В общем, мне предстояло то ещё «радостное» событие.

Я бы лучше предпочла общежитие. Однако права голоса у меня в этом вопросе не было. Нет, с отцом у меня вполне себе дружеские отношения. Насколько они таковыми могут быть, учитывая, что он бросил мою мать ещё до моего рождения, женившись на другой. Ну да, куда нам простым холопам до высокородных дворян? В смысле, что мачеха у меня с хорошим приданым отдавалась, что для папы оказалось важнее. А я… так… побочный продукт их с мамой связи. До некоторых пор даже неизвестный. Вот и выходило, что теперь мне предстояло жить непонятно где и с кем.

Ах да, у меня ж ещё братишка старший есть! Которого я никогда не видела. И который старше меня лишь номинально, так как разница в возрасте у нас с ним всего в пару месяцев.

Надеюсь, из меня не решат сделать Золушку, иначе всё это плачевно закончится, так как характер у меня далеко не ангельский, несмотря на кажущуюся таковой внешность. Правда, перед отъездом я с дуру пообещала маме быть хорошей девочкой и держать в узде свой дикий, как она выражается, норов. Придётся выполнять. Вот только задержка отца этому мало способствовала.

Наручные часы показывали без пяти три дня, обед давно прошёл, но я так до сих пор ещё и не поела. А ведь папа предлагал подождать его в офисе, но после душного вагона хотелось немного прогуляться.

Прогулялась…

И как только мимо проходящие мамочки с детьми ещё не окуклились на такой жаре? Впрочем, детям, по-моему, всё ни по чём. Вон как резво носились вокруг, поливая друг друга струями воды из игрушечных пистолетов. Пару раз и мне перепало, из-за чего я едва не оказалась лежащей в фонтане. Заманчивое, кстати, желание. Но, учитывая моё короткое одеяние в виде белого сарафана, так рисковать не стоило. К сожалению, светлая ткань хлопка имела свойство при намокании просвечивать, поэтому пришлось всё же оставить облюбованное местечко, отойдя от мелких хулиганов подальше, и заняться поисками более уединённого уголка.

Бродила я по парку ещё около получаса, прежде чем всё-таки сдалась на поруки голода (хорошо, деньги с собой были, хоть и немного), потому решила найти какое-нибудь заведение, перекусить. Правда, сперва всё же позвонила родителю, чтобы предупредить его о смене локации, и только потом направилась на выход из парка.

Попавшийся по пути общепит на поверку оказался двухуровневым караоке-баром, но днём это заведение функционировало, как обычная забегаловка. Нижний этаж был закрыт до шести вечера, судя по записи на табличке. Тогда-то, как я понимаю, здесь и начиналось самое интересное. А пока сюда заходили, чтобы просто перекусить и чуть-чуть передохнуть от жары.

Внутри, и правда, оказалось прохладно. По центру зала находилась круглая барная стойка, за которой принимал заказы молодой человек, а между расположенных вдоль широких окон столиков бегали две официантки, следя за чистотой помещения. Половина мест пустовала. Выбрав для себя молочный коктейль и чизкейк, я в ожидании заказа удобно устроилась поближе к выходу и принялась рассматривать редких прохожих за стеклом.

Вот куда-то спешит молодая девушка с папкой в одной руке и сумкой в другой. Вот усатый мужчина в костюме прогулочным шагом заходит в здание банка напротив. А вот влюблённая парочка о чём-то шепчется и хихикает, отчего я тоже невольно улыбаюсь.

За просмотром, почти не заметила, когда мне принесли мой заказ. Машинально поблагодарила и продолжила изучение местного контингента.

В какой-то момент взгляд зацепился за высокого брюнета. Сунув одну руку в карман светлых джинс, отчего белая футболка на широких плечах заметно натянулась, чётко обрисовывая мускулы, он, уткнувшись в телефон, неспешно шёл вверх по улице. Но не это меня зацепило. Уж слишком он был недоволен. Словно целый лимон съел, отчего постоянно кривил губы. У меня даже возникало желание узнать, что же так могло расстроить этого красавчика. Уверена, ему непривычен этот образ. А ещё захотелось увидеть, как он улыбается.

Словно подслушав мои мысли, парень вдруг остановился, развернулся и вошёл в кафе, где находилась я. Попавшаяся ему навстречу официантка отступила в сторону, а затем и вовсе замерла, взирая на незнакомца преданно восторженными голубыми глазищами.

Смешка я не сдержала. Уж слишком забавно на незнакомца среагировали все присутствующие дамы в количестве четырёх штук, не включая меня. Замерли каменными статуями, не сводя с него жадных взоров. Лично я бы на месте этого красавчика почувствовала раздражение, как минимум. Но тому было абсолютно всё равно. Он в принципе никого не замечал, пока шёл к барной стойке, а после заказывал двойное эспрессо без сахара с собой, продолжая с хмурым видом что-то изучать в своём телефоне в ожидании.

– Ваш эспрессо, – вежливо оторвал его от занятия бариста через пару минут и озвучил стоимость напитка.

Парень едва уловимо кивнул и потянулся к заднему карману своих джинс, но почти сразу негромко выругался, а свободная рука сжалась в кулак с такой силой, что проступили вены. Я отчего-то заулыбалась, глядя на подобное проявление эмоций с его стороны.

– Забыл бумажник, – пояснил он для стоящего поблизости.

По губам бармена скользнула гадливая ухмылочка. Впрочем, об учтиво-вежливом отношении он подзабыл ещё в тот момент, когда официантка-голубоглазка впервые обратила внимание на брюнета. Ревность – страшная вещь!

А незнакомец вместе с тем досадливо поморщился. Я же всё смотрела, смотрела и смотрела на него, не в силах перестать этого делать. Так и захотелось влепить себе пощёчину для отрезвления рассудка. И я так бы и сделала, если бы только это не выглядело ещё тупее… А стоило… И всё потому, что сама не поняла, как ноги понесли меня к стойке.

– Ещё один коктейль, будьте добры, – попросила я служащего.

Молодой человек назвал цену, и я, согласно кивнув, заплатила. И за кофе брюнета тоже. Правда, вот со словами не нашлась, потому схватила новую порцию своего напитка и просто вернулась за столик, больше ни на кого не глядя. Зато теперь внимание окружающих устремилось исключительно на меня. И тот, кому я помогла, не стал исключением.

– Спасибо, – остановился парень возле меня.

Помедлив немного, он вовсе уселся рядом. Я на это только хмыкнула. Что тут скажешь, наглость – второе счастье, особенно, когда девушка сама себя подставляет.

– Не за что, – всё же ответила ему. – Бывает.

Незнакомец окинул меня оценивающим взором с головы до ног, который я пусть и не видела, так как больше не смотрела на него, но очень хорошо почувствовала. Словно не просто смотрел, а прикасался. Странное ощущение, никогда прежде мной не испытываемое. И мне это не понравилось.

– Мстислав, – представился он, протянув мне руку.

Вот теперь я на него посмотрела. Лучше бы не делала этого…

Глаза у него оказались настолько чёрными, что не было видно, где заканчивался зрачок и начиналась радужка. Создавалось ощущение, будто вся тьма мира притаилась в их глубине. Едва нашла в себе силы отвернуться, хотя больше хотелось вновь затеряться в этой чернильной мгле, которая манила и обещала так много… всё и даже больше.

Наваждение, не иначе…

– Яна, – всё же назвала я своё имя, немного помедлив, и сосредоточилась на недоеденном чизкейке.

А вот ладонь пожимать не стала.

Обойдётся!

– Ты сразу учти, Яна, я – настойчивый и наглый. Если откажешься со мной знакомиться, всё равно не отстану, – насмешливо прокомментировал брюнет моё нежелание к нему прикасаться.

– Так уже познакомились. Или этого мало? Надо, как они? – кивнула в сторону неотрывно пялящихся на нас девиц за соседним столиком, которые тут же широко заулыбались и принялись строить глазки моему собеседнику, стоило ему только на них посмотреть.

Тот понимающе хмыкнул. Руку убрал. Снова в кулак сжал.

– Прогуляемся немного? – предложил он неожиданно. – Тут недалеко. Моя машина ниже по улице припаркована, – пояснил и склонился ближе, продолжив уже проникновенным шёпотом: – Бумажник я, видимо, в ней оставил. Если дойдём до неё, верну тебе долг, – подмигнул и также внезапно, как придвинулся, отстранился.

Вот теперь я ему улыбнулась. Широко и открыто. Нет, не потому, что я прониклась его посылом, а как раз именно этот посыл и показался мне смешным.

Он, что же, правда, думает, что я тут же вскочу со стула и побегу, куда сказано?

Наивный…

Смешной…

Самоуверенный…

– Не стоит. Была рада помочь, – милее прежнего улыбнулась я ему в ответ. – К тому же, я тут жду кое-кого… – специально не договорила, оставляя его додумать самому личность этого человека.

 

– Это ты меня сейчас так вежливо отшиваешь? – усмехнулся мой собеседник.

На середине соседнего столика были аккуратно разложены флайеры, с приглашением на вечер караоке. Один из них Мстислав и подобрал и, в ожидании моего ответа, сделал вид, что изучает ярко-малиновый глянец.

– М-м… А стоит стараться? – хмыкнула я. – Ты же сам сказал: это не поможет, – вздохнула с наигранно удручённым видом.

Брюнет улыбнулся в ответ. И тут же снова нахмурился, потому что ему на телефон пришло новое сообщение. Прочитав его, он и вовсе помрачнел.

– Мне сестру забрать надо, – пояснил уже для меня, поднимаясь на ноги. – Уверена, что не стоит возмещать долг? – спросил, прихватив флайер с собой. – Моя машина, правда, недалеко.

В ответ я отрицательно покачала головой, но с губ слетело совершенно иное:

– Коктейль. Вечером, – показательно уставилась я на флайер в его руках.

Внутренне же вся сжалась от собственной смелости и наглости. Как-то всегда считала, что приглашать парня первой – не есть хорошо для девушки, но тут… сама от себя не ожидала подобного. Вот и уставилась в окно с видимым безразличием, чтобы хоть немного скрыть от нового знакомого смятение от собственного поступка.

– В десять? – поинтересовался встречно Мстислав.

– В десять, – повторила за ним согласно и снова посмотрела на него, на этот раз снизу-вверх.

Сердце отчего-то забилось так быстро, словно птица, пойманная и посаженная в клетку, пытающаяся вырваться из неволи всеми доступными способами. А всё этот его взгляд… полный тьмы, опасности и обещания.

– Договорились, – своеобразно попрощался со мной брюнет и в который раз отвлёкся на новое входящее сообщение, направившись к выходу.

Я же осталась пребывать на прежнем месте и смотреть ему вслед, сама себе удивляясь.

Н-да, отличилась, так отличилась. И совершенно не подумала о том, что меня, возможно, ещё никто и не отпустит на это свидание в незнакомом городе, с незнакомым парнем, в столь поздний час. Придётся выкручиваться. Ирка мне в помощь.

От размышлений отвлёк входящий звонок. Отец. Опомнился.

– Да, пап? Ты уже всё, освободился? – опустила я всяческие приветствия.

Устала я и хочу уже, наконец, доехать до своего нового места обитания, но вместо этого мотаюсь по городу и кормлю местную публику. Пусть очень красивую и обаятельную.

– Нет, мне нужно срочно уехать. Вернусь под веч… – стало мне ответом.

Что там дальше, оставалось только догадываться, потому что телефон банально отключился.

– Ну, здорово, – поморщилась я досадливо.

И что теперь делать? Адреса-то я не знаю!

Выругавшись про себя не самыми лестными словами на свою чудо-технику, которой вздумалось разрядиться в самый ненужный момент, я решила сходить в офис родителя. Благо, тот недалеко отсюда. Вот только оказалось, что необременённый совестью папочка (потом мамочка ещё спрашивает, в кого я такая бессовестная!) свалил в неизвестном направлении, оставив меня одну. И трубку не взял, когда ему его секретарь-референт по моей просьбе набрала.

– У Вячеслава Николаевича важное совещание, – оправдалась вместо своего шефа симпатичная шатенка лет тридцати. – Подождёте здесь?

– До вечера? – скептически хмыкнула я в ответ. – Нет. Передайте ему, когда освободится, что его дочь уехала к подруге. Пусть заберёт меня от неё завтра, как сможет.

Заодно без всякого скандала смогу этим вечером снова встретиться с Мстиславом.

Дождавшись согласного кивка от референта, я с относительно чистой совестью направилась искать такси, который согласился отвезти меня по нужному адресу.

С Иринкой мы дружили ещё со школы, правда, не виделись с самого выпускного, а это без малого два года. Просто она сразу после школы отправилась в университет, а я сперва пошла в колледж. Поэтому так поздно поступала в ВУЗ.

Плохо то, что учиться мне предстояло теперь с самого начала. С первого курса. Но я знала, на что шла, что уж теперь. Зато теперь учиться будет легче.

– А я тебя жду-жду, между прочим! – заявила мне с порога эффектная зеленоглазая блондинка, первая красавица всей школы, как только открыла дверь и узрела меня на своём пороге. – Ну, давай, колись, дом реально огромный? Ты там не заблудилась? И как мачеха с братцем твой приезд восприняли? – начала сыпать вопросами, затаскивая меня внутрь. – Ядом не сильно закапали тебя, не? – усмехнулась по-доброму.

– А я там ещё не была, – развела я руками. – Отцу срочно понадобилось заехать по пути в офис, а после заняться рабочими делами, – откровенно пожаловалась ей. – Да так и пропал там. Я решила, что лучше к тебе съезжу тогда.

– А чего он тебя сперва домой не завёз? – удивлённо похлопала нарощенными ресницами Ирка.

А мне так и вспомнилась песенка, в которой пелось «хлопай ресницами и взлетай». Едва удержалась от смешка, чтобы не обидеть подругу.

– Ты меня спрашиваешь? – усмехнулась я. – Хорошо, твой адрес знала, а то, чую, так бы и куковала в его офисе или на улице до самого вечера, – вздохнула я печально с долей раздражения. – И нафига я согласилась на этот переезд?

– Может, ты мазохистка? – задумчиво и вполне себе серьёзно предположила подруга.

Я на это только скептически хмыкнула и, чтобы перевести неприятную мне тему, протянула ей захваченный из бара флайер. Знала, что Иринке непременно понравится идея подобного отдыха.

– О-о, мы же идём? – загорелась она тут же предвкушением, как я и рассчитывала.

– Ага, – кивнула я согласно. – Но сперва еда и отдых. Ты ведь накормишь оголодавшего студента? – состроила умоляющее личико. – Вторые сутки без нормальной еды. Мой желудок скоро устанет сам себя переваривать и примется за остальные органы.

– И когда ты уже на диету сядешь? – закатила глаза Ирка. – Конечно, накормлю, – добавила следом, приобняв. – Но сперва душ, – подтолкнула в сторону ванной, – а я пока погрею тебе щи. Кстати, можешь у меня пожить, если что. Родичи ещё неделю назад свалили на юг, отдыхать.

– А ты чего не с ними? – уточнила я, осматриваясь.

Помещение с белым кафелем было большим и тёплым. Не то, что наша с мамой ванная дома. Там даже летом холодно. Эх, лучше бы папулечка нам новую квартиру презентовал, чем это жильё под его крылом. Нет, я понимаю, что он хотел как лучше для меня, и я сама на это всё согласилась, но так же предлагала ему отправить меня в общежитие. Мне же не семнадцать лет. Уже почти двадцать. Через пару месяцев стукнет. Могу пожить и отдельно. Но для своих родителей я до сих пор являлась маленькой несмышлёной девочкой, которую надо опекать. То ли дело предки Иришки. Вот где понимание царит всегда и во всём. Меня бы ни за что одну дома так надолго не оставили.

– Да чего я там на этом юге не видела? – отозвалась тем временем подруга. – Каждый год куда-нибудь ездим. Надоело.

Эх… мне бы так. Хоть разочек. Хотя бы в какой-нибудь наш санаторий.

– К тому же, мы ведь договаривались оторваться вместе, – добавила Ирка уже более возмущённо. – Я свою любимую подружку на всякие моря ни за что не променяю!

На душе стало тепло, и я весело рассмеялась.

– Всегда знала, что ты у меня самая лучшая, – отозвалась с улыбкой, стащила с себя сарафан, нижнее бельё и шагнула в душевую кабинку. – За это, как выйду из душа, расскажу тебе про красавчика, с которым успела познакомиться.

– Вот ты и… – начала выговаривать мне подруга.

Я её уже не слушала. Закрыла дверцу и, настроив поток и температуру воды, принялась с наслаждением смывать с себя усталость дороги.

Как же хорошо!

Ещё бы поспать…

Поспать мне не дали. Стоило мне только появиться на кухне, в меня полетели чистые майка и шорты, а после того, как я оделась и вернулась обратно, едва ли не насильно усадили за стол.

– Что за красавчик, и где ты его успела откопать? – деловито поинтересовалась Ирка, выставив передо мной тарелку с супом.

– М-м… Что за красавчик не знаю. Но могу сказать, что зовут его Мстислав. Высокий, смуглый, наглый, но обаятельный брюнет. А ещё у него такие необычные глаза… Я таких никогда не видела, – память невольно подкинула образ нового знакомого. – Чёрные-чёрные, настолько, что зрачка не видно. Явно спортом занимается. В общем, тот ещё кобель, – вынесла вердикт парню.

– Подробности мне! – округлила глаза подруга. – Где откопать-то умудрилась?

– Да меня отец в парке оставил, – принялась выдавать те самые подробности, не забывая попутно кормить себя любимую щами. – Я там два битых часа проторчала, потом решила поесть, ну и зашла в караоке-бар, а потом он туда тоже пришёл. Забыл бумажник. Ну я и помогла, оплатила его кофе. Так и познакомились.

– Хм… Интересно, – протянула блондинка, усаживаясь напротив. – А потом что? – подалась вперёд, подозрительно прищурившись. – Только не говори, что свалила от парня, как ты обычно это делаешь, – покачала головой в порицании. – Тут твоей мамы нет, рьяно охранять твою девичью честь некому, – хмыкнула беззлобно. – Да и давно тебе с нею расстаться пора, если уж на то пошло, – добавила в намёке.

– Ну, вот сегодня и расстанусь, угу, – хмыкнула я, глядя на опешившую от моего заявления подруги. – Я его на свидание пригласила в этом баре сегодня вечером. Так что и сама оценить сможешь этого красавчика.

Девушка окинула меня задумчивым взглядом.

– Если этот твой Мстислав хоть наполовину столь же хорош, как Мстислав, который твой братец, то сразу бери в оборот, не раздумывай даже, – заявила наставительным тоном и ещё раз показательно осмотрела меня. – Так, – хлопнула по столу обеими ладонями, поднимаясь. – Сперва маникюр, укладка, хорошо бы вообще волосы покрасить предварительно, а то они у тебя непонятно какого цвета, – призадумалась над дилеммой, – потом купим тебе новое бельё и платье подберём какое-нибудь из моих, – продолжила перечислять. – Ты же чемодан у отца оставила? – спросила, но ответа дожидаться не стала. – Ай, у тебя там всё равно, ни одного доброго платья нет по-любому, – махнула рукой. – Ну, чего расселась? Потом есть будешь! Пошли готовиться к твоему великому свиданию! – скомандовала за руку и сама меня подхватила, потащив прочь из кухни.

И вот чего мне не молчалось? Стоило подумать, что Ирка так просто не оставит моё свидание. Да и не свидание это вовсе. Так. Встреча небольшая. Но только теперь уже подругу и танк не остановит. Тяжко вздохнув, проводила тоскливым взглядом еду, и сдалась-таки на поруки этой модницы.

– Вообще-то про лишение чести я не серьёзно, – заметила я, как бы между прочим. – И я вот не поняла, ты с моим братцем уже знакома, что ли? И его серьёзно зовут Мстислав?

– Ага, – важно кивнула подруга, заводя меня к себе в спальню. – Твой отец с моим совместный контракт на новый объект на прошлой неделе заключили, и потом мы все вместе в ресторане это дело отмечали, – усадила на мягкий пуфик перед туалетным столиком, а после принялась деловито выкладывать инструменты для будущего маникюра.

Судя по тому, что гель-лак был предоставлен всего в единственном экземпляре, с выбором цвета она определилась и без моего на то мнения.

– И как тебе семейка моего папочки? – поинтересовалась я. – Слушай, может лучше что-нибудь попроще? У нас не то, чтобы свидание. Скорее, возвращение долга за кофе, – предложила хмуро, глядя на алый цвет.

– Честно? Я тебе сочувствую, – состроила она удручённое выражение лица. – Я ж не зря про яд спросила. Эта мачеха твоя, взглядом испепелять умеет, честное слово! – округлила глаза в притворном ужасе. – Но зато Климов-младший… Ммм… – тут же забыла про страх и обречённость, мечтательно закатив глаза. – Шикарный, одним словом! И нет, проще нам не надо, – заявила категорично. – Свидание – не свидание, а красный тебе идёт, – нисколько не прониклась моим посылом.

– Значит, с мачехой мне не повезло. То-то мама едва не умоляла быть хорошей девочкой и не показывать свой характер… – протянула я задумчиво. – Ну, может, хоть с братом повезёт… А то точно сбегу! И кстати, разрешаю красный цвет, но только так, чтобы Мстислав увидел во мне девушку не только на один вечер, – погрозила подруге пальцем и добавила следом задумчиво: – Надо же… Не знала, что это имя столь популярно.

– Ммм… то есть расставаться с девственностью в его компании ты всё же планируешь? – усмехнулась Ирка. – Не сегодня, так завтра… – дополнила в намёке.

– Я уже со столькими планировала с ней расстаться, а на деле… сама знаешь, – тяжко вздохнула я. – Может, этот такой же? Ради простого интереса переступать черту тоже не хочется. Так что ни сегодня, ни завтра. Посмотрим по обстоятельствам. Ты же знаешь, я не прошу вечной любви, к тому же совершенно не верю в неё, но можно же хоть немного уважения проявить к понравившейся девушке, – поморщилась. – Или хоть бы прямо говорили, мол, давай переспим. А то все эти игры в кошки-мышки и ложные заверения в любви только бы получить доступ к моему телу… бесит! – передёрнула плечами.

 

Подруга понимающе улыбнулась и погладила по плечу.

– Вот проверишь и узнаешь! – постановила торжественно.

Последующие часы у нас ушли непосредственно на сам маникюр, потом подруга потащила меня в торговый центр неподалеку, после чего не меньше часа мы потратили на то, чтобы перемерить все наряды в её шкафу, а ещё макияж, причёска…

В общем, поспать мне так и не удалось.