Играя с огнём

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Ангелина

– Может, всё-таки не стоит этого делать? – вот уже в сотый раз за последние сутки я задала этот вопрос.

В начищенных стёклах высокого здания передо мной собой отражались солнечные лучи, ослепляя своим ярким блеском. В Рио-де-Жанейро приближался полдень, а значит любоваться мне этой красотой оставалось буквально считанные минуты. Вот я и смотрела и никак не могла насмотреться. А если точнее, просто-напросто оттягивала момент, когда войду в это офисное здание и начну свою глупую игру.

Ах да, я прибыла в Рио-де-Жанейро, чтобы устроиться на работу к собственному жениху, о чём тот, понятное дело, совершенно не в курсе. Рафаэль Оливейра вообще теперь о многом не в курсе. Например, о том, что в действительности я желаю расторгнуть с ним нашу помолвку. И не потому, что он мне совсем не нравится. Вообще он… потрясающий! С огненными волосами и умопомрачительной бирюзой в глазах, подобно прибрежным водам Мальдив. А ещё у него очень красивая улыбка. Чуть хитрая, с долей предвкушения, и такая же заманчивая, как волны океана в шторм. Когда-то, в далёком детстве, я с ума сходила от неё одной. Хранила его фотографию под подушкой. Да что уж там, я искренне верила, что мы можем стать парой, как мама с папой. Но то лишь мои мечты, из которых я давно выросла. И раз уж предоставился шанс избавиться от этого якоря, то почему бы им не воспользоваться?

Так я думала до того, как не ляпнула это при своей сестре, которая непонятно с чего вдруг загорелась идеей познакомить нас с Оливейра в неформальной обстановке. Типа как можно от кого-то отказаться, даже не успев познакомиться? Можно подумать, наше знакомство что-то изменит, учитывая, что я ему никаким боком никуда не упёрлась, как и он мне. Но Селена – это Селена. Если ей что-то взбредёт в голову, проще согласиться, чем доказать обратное. Вот я и согласилась на свою голову, о чём уже раз сто пожалела.

В гарнитуре послышался смешок пары моей сестры Доминика Аль-Азиза. Он же Демон. Он же пустынный альфа без клана, бывший наёмный убийца и создатель крутых гаджетов, которыми пользуется практически весь мир оборотней. И он же тот, кто помог мне с созданием моей новой личности. Так что, если Рафаэль вдруг решит навести обо мне справки, то наткнётся на самую настоящую семью Мартинс, у которой есть сбежавшая от замужества дочь, решившая жить собственным умом.

– Да я бы вообще тебя к этому рафаэллке, – исковеркал Доминик имя моего жениха, – и близко не подпустил, если честно, и сразу тебе о том сказал. Так что с этими вопросами к своей сестре. Тебя никто не заставлял вестись на её уговоры.

Что ж, с этим не поспоришь. Всё сама. А могла бы сейчас лежать на белом песочке семейного острова, или носиться по лесам в обществе Кайла-Кристофера – младшего брата любимой мамочки, который являлся моим ровесником и лучшим другом по совместительству. И чего я с ним не осталась в Москве? Вместо этого поехала в гости к старшей сестре. Съездила. Аж до самой Бразилии.

– Ты прав, – согласилась со вздохом. – Глупая затея. И откуда у неё такая уверенность, что он выберет именно меня на должность своего референта? Особенно, если учесть, что я ни черта не смыслю ничего в подобной работе! – проворчала и раздражённым жестом откинула с лица прядь золотистых волос.

Ещё и это…

На самом деле я серая волчица и цвет моих волос напоминает серебро, покрытое инеем, но ради дела пришлось их перекрасить. Как и изменить цвет глаз с серого на синий. И вуаля, теперь для всех я не Ангелина Рязанова, дочь альфы клана серых волков, а Микаэла Мартинс – среднестатистическая волчица с альфа-геном из богатой аргентинской семьи.

– И наряд этот… – передёрнула плечами, прикрытыми короткими рукавами, оттянув подол зауженного чёрного платья длиной до колен. – Обязательно было надевать именно его? Оно жутко неудобное, – пожаловалась.

– Ну, это тебе не твои пляжные шортики и топики. Деловой стиль, – назидательно заметил Доминик.

– А то, что оно в обтяжку, ничего? – в очередной раз потеребила ткань на бедре, остановившись у самых дверей, не решаясь всё ещё переступить их порог. – Папа узнает если, век воли не видать.

– Цыц, мелочь, иначе вовсе без него отправишься, – пригрозили мне.

– Да уж лучше без него, – буркнула недовольно. – Как по мне и то приличней будет.

– Могу устроить, – тут же подловил меня пустынный альфа.

– Нет! – тут же пошла на попятную. – Всё нормально!

Знаю я его. Ведь действительно сделает, как сказал. За ним дело не станет. И как только Селена уживается с ним, таким?

– Раф скоро будет, – присоединилась к нашей беседе та, о ком подумала.

– А может всё-таки не надо? – решила напоследок ещё раз попробовать уговорить сестру отказаться от этой затеи.

Куда там!

– Неа, – весело озвучила она и без того понятное. – Обещала, исполняй! – отключила вызов.

Вынула из уха гарнитур и на негнущихся ногах, обутых в туфли на десятисантиметровой шпильке, я всё-таки вошла в главный офис нефтяной компании Оливейра. Кое-как добрела до нужного этажа, где в холле, перед кабинетом Рафаэля, расположились остальные претендентки в ассистентки.

Дамочки были как на подбор: высокие, стройные, яркие, одетые похлеще моего (я сразу прониклась благодарностью к Доминику за выбор одежды!), рыжие, брюнетки, блондинки, даже парочка пепельноволосых нашлась. И все смотрели друг на друга, словно собирались поубивать.

Мило…

И абсолютно неприемлемо в моей голове.

Даже я, имея в арсенале дар очарования, подобно сирене способная приворожить любое существо одной лишь сменой интонации голоса, никогда не опускалась до подобного.

Всё-таки так открыто бегать за мужчиной, тем более, вроде как, занятым… Это ж насколько нужно себя не любить?!

Хорошо, родителей здесь нет.

Впрочем, знай они о затеянной авантюре, вмиг бы вернули меня на наш семейный остров и больше не позволили его никогда покинуть. Ещё и с сестрой запретили бы общаться на долгое время.

Может позвонить?

Вот только пообещала же. И это всего на месяц. Не так уж и долго. Тем более никто не заставляет меня общаться с женихом не по делу. Если он вообще выберет меня на должность референта. С учётом того, каких девиц Рафаэль предпочитал видеть рядом с собой, моя скромная персона точно не должна его заинтересовать.

Вот да!

И чего я тогда здесь торчу?

Валить надо.

Скажу сестре, что он выбрал другую, и всё.

Да, так и сделаю.

Не успела.

Я как раз развернулась в сторону коридора с лифтами, когда створы открылись, выпуская на волю из своих недр того, кого все ждали. Я как сделала шаг, так и замерла, а затем ещё зачем-то отвернулась. Действие вышло спонтанным, по-детски глупым и нелогичным даже для меня самой, но почему-то не хотелось, чтобы Рафаэль меня заметил. Хотя уверена, приди я к нему даже в своём истинном облике, он бы меня всё равно не узнал. Никогда не интересовался мной раньше.

Тем временем Рафаэль прошёл мимо с поистине царским видом, убедив меня в сделанных выводах. Быстрый, чёткий шаг, беглый взгляд на каждую из нас, и вот мужчина уже на пороге своего кабинета. Замер на мгновение, вдохнув в себя пропитанный предвкушением и возбуждением десятка двух девушек воздух, и…

– Ты, – полуобернувшись, ткнул в меня пальцем. – Проходи.

Пока я переваривала произошедшее и осознавала, что, кажется, задумка сестры удалась, тот скрылся за дверями.

– И чего он нашёл в этой простушке? – фыркнула надменно одна из брюнеток.

Остальные её поддержали, одарив ненавистными взглядами мою персону. В кабинет к Рафаэлю я метнулась тенью. С ним всяко безопаснее, чем в этом серпентарии. Не по наслышке знаю, чем может закончиться подобное. Мама стабильно раз в год ставит на место зарвавшихся волчиц нашего клана, успевай только прятаться. Даже папа не всегда решается лезть ей под руку в такие моменты. Хотя мне больше кажется, что он так развлекается, втайне наслаждаясь её ревностью.

Огненный волк тем временем прошёл вглубь кабинета, остановившись у широкого панорамного окна возле своего рабочего стола. Ещё один, длинный, для переговоров, находился чуть в стороне. В общем-то, это была вся обстановка интерьера, чтобы её долго рассматривать. Вот и вернула внимание обратно Оливейра, который продолжал стоять ко мне спиной, глядя с высоты последнего этажа небоскрёба на городской пейзаж за стеклом. Я же замерла у порога, раздумывая, стоит ли проходить дальше, или лучше вовсе уйти.

Победило любопытство.

Мне ведь раньше не доводилось видеть своего жениха вживую, да ещё так близко от себя.

Что сказать…

Он и правда очень красивый. Рыжие волосы в солнечном свете, льющемся в окно, казались практически живым пламенем и составляли яркий контраст с его чёрным костюмом и белой рубашкой. Словно их взяли, подожгли и забыли затушить огонь. У меня даже кончики пальцев закололо, так захотелось до них дотронуться, чтобы удостовериться в своих выводах. Вместе с исходящим от него жаром, это производило неизгладимое ощущение. И в противовес всему этому, бирюза его взгляда остужала, почти резала своим арктическим холодом. Это и привело в чувства.

Нашла на кого пялиться!

Будто красивых оборотней никогда не видела.

У нас в клане каждый второй тот ещё красавчик, но это же не значит, что нужно растекаться перед ними лужицей?

Дочь альфы я или кто?

Вот именно!

– Я не кусаюсь, – вырвал из пелены размышлений неожиданно резкий голос оборотня.

– В человеческом облике? – ляпнула раньше, чем успела толком обдумать его слова.

Тут же на всякий случай уставилась в пол, скрывая от него своё замешательство. Вот правильно мама учила, молчи и сойдёшь за умную. И я обязательно когда-нибудь не только запомню эту истину, но и научусь применять на практике. Когда-нибудь потом. Не сегодня – явно.

 

– И мне не нужен референт, которому придётся повторять дважды, – добавил он ледяным голосом, будто и не слышал меня.

– Повторять дважды не придётся, – отзеркалила его тон, уязвлённая тем, с каким превосходством он со мной общался.

Тоже мне важная шишка.

И пусть, он не знал, кто я, это не повод говорить со мной в подобном тоне.

Глава нефтяной компании – он же наследник клана огненных волков, медленно обернулся, смерив меня долгим пристальным взором с головы до ног, вновь пронзая холодом своей бирюзы. И я уже приготовилась вновь отбивать подачу, но никакого ответа не последовало. Рафаэль просто стоял и смотрел, изредка хмуря брови.

О чём, интересно, так сосредоточенно размышляет?

Хоть бы присесть предложил, а то ещё немного и я либо упаду на этих каблуках, либо, наплевав на всё, разуюсь. И пусть думает, что хочет. Всё равно уже вынес мне свою оценку…

Молчание, тем временем, затягивалось, что жутко раздражало. В какой-то момент я всё-таки не выдержала и прошла таки к рабочему столу Оливейра, присев в одно из кресел для посетителей. Правда, разуться не решилась. И как только девушки изо дня в день ходят на этих пыточных инструментах? Наверное, мне их никогда не понять.

С тоской посмотрела в окно, за стеклом которого виднелось безоблачное небо. Всё бы отдала за то, чтобы оказаться сейчас на нашем семейном острове. Плеск океанских волн, шум деревьев, крики птиц и ничего и никого больше вокруг. Только ты и свобода. А ведь ещё недавно так радовалась возможности выбраться за пределы посёлка клана серых волков. Как быстро меняются приоритеты, однако. Сейчас бы я с удовольствием побродила по горячему песку, окунула ноги в прохладную воду Тихого океана, покаталась на прирученной мамой акуле.

Эх…

Сколько уже времени прошло, как я тут оказалась? Минут пять – так точно. Рафаэль до сих пор не считал нужным заговаривать снова, продолжая смотреть на меня и витая больше в собственных мыслях, чем в реальности.

– А вы всегда так проводите свои собеседования? – полюбопытствовала я в итоге, не выдержав молчания.

Былая хмурость на лице оборотня в миг исчезла, а на губах расползлась снисходительная усмешка, вмиг преобразив суровые черты лица, делая их в разы мягче. Я даже засмотрелась неожиданно для себя.

Краси-ивый гад!

– А вас что-то не устраивает? – бросил он встречно, демонстративно уставившись на свои часы на левом запястье. – Ещё четыре минуты, и оно для вас закончится, кстати, – добавил, лукаво прищурившись.

Да и хвала Луне!

Я уже и так про себя много раз прокляла сестру с её идиотской затеей пообщаться с женихом поближе до официального знакомства. Конкретно в данную минуту весь этот фарс показался ещё более идиотским, чем прежде.

– Ну, тогда у нас ещё есть время помолчать, – заявила важно, сосредоточив внимание на внутреннем убранстве кабинета.

Преобладали в интерьере стекло и камень. Уж не знаю, кому пришло в голову подобное сочетание, но до этого дня я и не представляла, что в офисах подобное используется. Слишком тяжело он воспринимался в таком месте, на мой взгляд. Или это просто в силу привычки так кажется? Задумчиво прочертила на стеклянной столешнице зигзаг, чтобы занять себя хоть чем-то.

– Ты не местная, – не спросил, поставил перед фактом Рафаэль. – Откуда? – обошёл свой рабочий стол и уселся напротив меня, в кресло для посетителей, по-новой взглянув на свои часы.

– Из Аргентины. Палермо, если быть точнее, – выдала заранее заготовленную ложь.

Хотя, если посмотреть по моим новым документам, то вполне себе правда.

– М-мм… – протянул странно-довольно мужчина.

И снова замолчал, явно не собираясь продлевать наш малосодержательный диалог. Как и прежде, уставился на свои часы, делая вид, что меня больше не существует. А когда его четыре минуты истекли, я без зазрения совести поднялась с кресла и направилась на выход.

– Было приятно помолчать, – бросила насмешливо на прощание.

Задерживать меня никто не стал, что порадовало. Оливейра не соизволил даже ответить. Был слишком занят своим телефоном, набирая кому-то сообщение, чтобы заметить мой уход.

Да и замечательно!

Из кабинета не вышла – вылетела на крыльях счастья. Вот сейчас я отсюда уйду и, наконец, вздохну свободно. И в жизни больше не поведусь на всякие сомнительные авантюры своей любимой сестрёнки!

В коридоре на удивление оказалось пусто – ни единой девушки из тех, кто собирался проходить собеседование. И вот не хотелось мне думать о плохом, но невольно напряглась. Задумчиво посмотрела на дверь, через которую только что вышла, и стремительным шагом, насколько позволяли каблуки и узкое платье, направилась к лифтам. Почти удалось покинуть этаж, когда путь к кабине преградила невысокая женщина в строгом брючном костюме, прижимающая к груди огромное количество папок с какими-то документами. Их-то она самым наглым образом и всучила мне.

– Я – Паола, – сообщила коротко, будто бы мне сразу всё должно стать понятно от этого.

То есть, на самом деле, понятно было всё. В конце концов, эта женщина уже много лет исправно служила Рафаэлю Оливейра, исполняя обязанности личного референта. Как раз именно ей замену и искал мой жених. Да и Селена рассказывала о ней. Не понятно, с чего она вдруг так себя ведёт.

– Микаэла, – представилась в ответ.

– Этими лифтами больше не пользуйся, – принялась наставлять Паола, подтолкнув в сторону коридора слева.

– Что? – переспросила, по инерции сделав пару шагов в указанном направлении. – Но я же… – остановилась, пытаясь понять всю степень своего попаданства. – Он меня выбрал, да? – простонала, не скрывая досады.

А счастье было так близко!

Эх, похоже, так и придётся включаться в задуманную сестрой игру.

Бывшая ассистентка Рафаэля посмотрела на меня, как на полнейшую идиотку.

– Думаешь, иначе пустил бы в свой кабинет? – фыркнула она насмешливо. – Ты с какой планеты свалилась, девочка? – схватила за руку и потащила за собой.

Коридор был достаточно длинным, и одна-единственная дверь значилась только в самом конце, так что становилось вполне понятно, куда именно мы шли.

– Да мы же молчали всё это время! Откуда он может знать, какой я работник? – искренне удивилась.

Нет, ну мало ли, вдруг, и правда, ошибка какая!

– Тебе что, работа уже не нужна? – женщина остановилась, уставившись на меня в полнейшем недоумении.

Она нахмурилась, поджав губы, и окинула меня недовольным взглядом.

– Нужна. Просто… что дальше? – сдалась обстоятельствам.

В конце концов, раз уж подписалась на эту игру с Огонёчком, придётся идти до победного конца. Да и месяц быстро пройдёт, а дальше мы с Оливейра и не увидимся больше. Надеюсь…

– В отдел кадров пойдём, – услужливо отозвалась Паола, после чего снова потащила за собой в сторону единственной двери.

Ничего не оставалось, как послушно топать за ней, куда она показывала.

– Значит так, девочка, – заговорила моя спутница наставительным тоном, – синьор Оливейра у нас, конечно, не мистер доброжелательность в рабочее время, но своих сотрудников не обижает… – замялась, добавив уже тише: – Просто так, – а дальше продолжила как ни в чём не бывало: – Ты, главное, много не болтай в его присутствии. Он этого не любит. Как и опозданий. Всё остальное я тебе подробно распишу и оставлю в качестве инструкций, а завтра с утра ты приступишь к своим обязанностям. Не переживай, работы хоть и много, но она не такая уж и сложная. Справится даже ребёнок при желании, – на этом моменте я недоверчиво хмыкнула. – Ну, и график ненормированный. Но раз ты пришла на собеседование, то и без того знала.

Конечно, знала, как нет-то…

Луна, во что я влезла по собственной глупости?

Поразмышлять о том мне, конечно, не удалось. Женщина запихнула меня в кабину подъехавшего лифта, после чего вошла сама, нажав на кнопку шестого этажа.

– А почему именно я? – задала я интересующий меня вопрос. – Там столько претенденток было…

– Они не подходят, – невозмутимо отозвалась женщина.

Сдается мне, они-то как раз подходят.

Вслух о том, конечно же, говорить не стала. Только вздохнула тоскливо, в который раз ругая себя за то, что поддалась уговорам сестры. Сейчас бы лежала на тёплом песочке, греясь на солнце, и бед не знала.

Лифт двигался бесшумно и остановился плавно. Как только мы оказались на нужном уровне, слух тут же наполнил многочисленный шум. На этом этаже оказалось очень многолюдно. Посреди довольно просторного помещения, не разделённого на какие-либо зоны, стояло множество столов, то и дело трезвонили телефоны, а люди спорили друг с другом. Изредка всё это скрашивал чей-нибудь смех. Никто и внимания на нас не обратил, пока мы целенаправленно шли, минуя служащих. Точнее, шла Паола, а меня она по-прежнему тащила за собой, будто то само собой разумеющееся.

– Вот, вместо меня будет, – остановилась она в какой-то момент около предпоследнего стола в правом ряду.

Сидящая за ним девушка в этот момент разговаривала по телефону. Тараторила такой скороговоркой, что я большую часть речи не разобрала, хотя язык знала, можно сказать, в совершенстве. Изучала по углубленной программе с первого класса наравне с английским. На наше появление она лишь махнула рукой, таким образом позволяя пройти дальше, к двери за её спиной. А вот там нас “ждал” грузный мужчина в возрасте, который при нашем появлении приветливо улыбнулся, поднимаясь на ноги.

– И почему ты их просто не выкинешь? – обратился к Паоле, кивнув на принесённое мною.

Помещение было небольшим. Из обстановки: только стол, узкий шкаф, да один стул, который прежде занимал мужчина-кадровик, если верить надписи на его бейдже, приколотым к клетчатой рубашке с коротким рукавом.

– Где-то там должна быть её анкета и сопутствующие данные, – вздохнула встречно собеседница.

Улыбка на мужском лице расплылась шире некуда.

– Значит, всё-таки выбрал? – выдохнул он, почему-то восторженно уставившись на меня. – Наконец-то!

– Выбрал, ага, – подтвердила Паола. – Документы твои где? – обратилась уже ко мне, бесцеремонно ткнув пальцем в стол: – Сюда бросай, – указала на папки.

Скривилась, но в клатч полезла. Правда, расставалась с документами неохотно. Как от сердца отрывала. По итогу, Паола просто нагло выдернула их из моих пальцев.

– Она у нас застенчивая, – прокомментировала своё поведение женщина.

– Или просто кто-то слишком наглый, – не удержалась я от ответного не слишком любезного.

– Мне ещё в новый кабинет переезжать сегодня, на десятый, и тебе инструкции писать на ближайшее будущее, так что что времени на дополнительные расшаркивания нет, уж извини, – нисколько не прониклась Паола, бросив мои документы на стол. – Оформляй! – уже не мне, а третьему находящемуся в кабинете.

Тот ещё с пару мгновений, как и я, смотрел на женщину в явном замешательстве, но в итоге сделал всё, как она сказала. Прошло не так уж и много времени, а мои документы мне вернули. Правда, никакого договора, или что-то вроде того не дали.

– Получишь всё завтра с утра, лично от синьора Оливейра, – пояснил мужчина.

Ну, вот и всё, Ангелина…

Добро пожаловать в Ад!