Ангел особого назначения

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ангел особого назначения
Ангел особого назначения
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 20,39  16,31 
Ангел особого назначения
Audio
Ангел особого назначения
Audiobook
Czyta Кристина Соскова
9,35 
Szczegóły
Ангел особого назначения
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Посвящаю эту книгу своему старшему сыну Артуру, без помощи и ценных советов которого этот рассказ получился бы совсем другим. Спасибо, сынок, храни тебя Господь!

пролог

… Священник был молодой, статный, с очень умными и добрыми глазами и прятавшейся в бороде и усах улыбкой. Он держал в руках совсем маленькую девочку. Вот он поднял ее повыше, оглядел толпу родственников и друзей, и торжественно провозгласил:

– Крещается раба Божия младенец…

Дослушать Натанэль не успел. Его словно молния пронзила, в глазах мелькнуло звездное небо, а затем он обнаружил, что находится в совершенно ином месте, нежели секунду назад…

***

… – Идет война, Натанэль, война за каждую человеческую душу.

Врагов слишком много… И людей, которые не поверили Мне – тоже. Эти люди были совсем беззащитны, у них не было никого, кто помогал бы им бороться с врагами, кто научил бы их. Поэтому Я послал им помощников. Сейчас на земле работают тысячи, сотни тысяч Хранителей.

Найти и спасти как можно больше людей – вот одна из задач Хранителей. Есть и другая, но об этом Я расскажу тебе чуть позже.

У Хранителей тяжелая работа, ведь они ищут добровольцев. Только добровольцев…

В войне добра и зла каждый сам выбирает, под чьи знамена он встанет…

Но у тебя будет особое задание, Натанэль. Ты пойдешь один. Постарайся как можно дольше продержаться так, чтобы о твоем присутствии в городе никто не узнал.

Тебе предстоит разорвать нити зла, которыми враг рода человеческого опутывает целую семью. Он вяжет ненужные узлы, плетет свою паутину, сам не зная для чего. Просто из своей зловредности и ненависти. Он закончит свое дело через семь минут. Но прошлое уже изменилось.

– Но почему Ты позволяешь ему это делать?

– Чтобы спасти людей. Вернуть им их веру и любовь. Ты же знаешь, иногда нет другого пути…

Ты должен будешь распутать узлы, исправить то, что уже произошло, и не допустить того, что может случиться. Тебе предстоит изменить прошлое, чтобы настоящее стало таким, какое оно есть. Нам всем очень нужны эти люди. В этой семье должен родиться ребенок. Святой. Этот ребенок научит людей отличать правду от лжи, сумеет всем показать верную дорогу домой, ко Мне. Люди стали слишком доверчивы и беззаботны.

Главное – помни, враг не должен заметить, что ты идешь по его следу. В этом и состоит вторая задача Хранителей – обеспечить тебе прикрытие. В городе, где работают тысячи новых Ангелов, тебе нетрудно будет затеряться.

Даю тебе дар перемещаться не только в пространстве, но и во времени. Даю тебе молитву, которую знают даже не все Хранители.

И вот еще… Возьми этот крест. С ним ты сможешь обезвреживать нечисть на очень долгое время. Там, внутри, частичка того самого Креста, с Моей кровью.

Иди, Натанэль! Я верю в тебя. У тебя все получится!

– Я сделаю все. Все, что смогу. Благослови, Господи!

Натанэль спрятал крест на груди, расправил крылья и шагнул в безбрежную бриллиантовую ночь.

Лера

В доме Максима и Лидии Савельевых царил бардак. Бесы расположились по всей квартире, в спальнях, в кухне, даже в ванной комнате… Валялись по диванам, сидели на обеденном столе, трое резались в карты прямо посреди ковра в гостиной. В общем, чувствовали себя хозяевами. Впрочем, в этом доме они таковыми и являлись. Периодически кто-нибудь из них подскакивал к живущим в квартире людям и что-то шептал на ухо. Человек менялся на глазах – на ровном месте, из ничего, вырастали ссоры, гремели и бушевали скандалы, истерики и вопли…

Тяжко было жить в окружении нечистых, но люди ничего не знали о своих жильцах, и вовсе не задумывались над тем, почему же они так не любят друг друга… Нет, не задумывались. Они просто ненавидели всех и вся.

Сегодня с утра бесы были довольны и расслаблены. Повод для скандала люди нашли сами.

– Мерзавка! – голос матери прозвучал как пощечина.

Рыжая, веснушчатая, солнечная Лерка равнодушно взглянула на нее и перевела взгляд на отца. Отец от ярости побагровел и смотрел на дочь диким кабаном. Разве что копытами паркет не рыл. Лерке было все-равно. Хороших отношений с родителями никогда не было, да уже и не будет, наверное. В семье все грызли и едва терпели друг друга.

Лера с удовольствием сбежала бы из этого ненавистного ей дома, но идти ей было пока что некуда. Хотя мечта у нее была – закончить институт и удрать куда подальше…

Но на одну стипендию не проживешь, а если она уйдет сейчас, то ни копейки от родителей больше не получит… Ладно, все это – потом.

А сейчас надо решить другую проблему… И как это она так лопухнулась? Лерку передернуло от отвращения к самой себе, к этим чужим для нее орущим людям, к отцу ребенка, да и ко всему миру, в общем-то…

– Денег дайте, – глядя в потолок, произнесла она.

Отец швырнул на стол кредитную карту.

– И чтобы сегодня же записалась! – рявкнула мать. – Слышать не хочу об этом ублюдке, дрянь! Дрянь! – в голосе матери прорезались визгливые истерические нотки, поэтому Лерка задерживаться в комнате не стала.

Схватила со стола кредитку и скрылась в своей комнате. Включила ноутбук и некоторое время рыскала по сайтам. Ей нужна была хорошая клиника, где все сделают быстро, чисто, и без очереди.

***

Натанэль встретил утро на лавочке в парке. Одет он был просто – в джинсы, футболку, ветровку, на ногах были кроссовки не самой дорогой фирмы, на голове кепка. Рядом валялся потрепанный рюкзак.

Даже в человеческом облике он был необыкновенно хорош собой. Молодой, высокий и широкоплечий, с прямыми каштановыми волосами и яркими зелеными глазами. При молитве его глаза вспыхивали изумрудным огнем, поэтому в такие моменты Натанэль старался не смотреть на людей, чтоб не напугать…

В последний раз он был на Земле два месяца назад. Тогда отошел ко Господу его подопечный, старенький дед Василий.

Вернувшись домой, Натанэль уже не выходил из Царства. Он обучался. Обучался быть не просто Ангелом-Хранителем, а разведчиком, бойцом. Учился новым методам борьбы с врагами, сам еще не зная – зачем.

Время не стоит на месте, и бесы, в борьбе за человеческие души, тоже освоили множество новых приемов. Научились мягко и ненавязчиво вкладывать в головы людей мерзкие мысли, разрушили все представление о грехах, умело перевернули все представления о чести и любви с ног на голову.

Мир погибал во вседозволенности и разврате. Настоящей веры в Бога на Земле становилось все меньше и меньше. Нечистые резвились и чувствовали себя хозяевами планеты…

Они сидели на плечах у людей, катались на детских колясках, располагались в парках, таскались целыми компаниями по улицам. Человечество наслаждалось безнаказанностью, а верующих считали сумасшедшими. Все это было горько, больно и очень, очень обидно…

Натанэль с ужасом смотрел на разгул беззакония, но отчаянию не поддавался. Он знал, что в городе работают тысячи его братьев, что они не сидят без дела, сложив крылья. Натанэль уже видел множество Ангелов на улицах, и это радовало, успокаивало и вселяло надежду.

Особенно тяжко приходилось тем людям, душа которых все-таки тянулась ввысь, к Богу. На таких людях бесы висели гроздьями, закручивали в водовороте житейских дел, втягивали в бешеную карусель зарабатывания денег и получения удовольствий. В общем, не давали ни минутки, чтобы остановиться и взглянуть вверх. Подумать о себе, о жизни, о душе, заглянуть в собственное сердце.

Именно этим людям помогали Хранители. Господь не ошибается. Он всегда может любое зло обратить во благо.

Так и сейчас. Вообразив, что им можно безнаказанно вытворять все, что взбредет в их рогатые головы, бесы получили вместо беззащитных, словно слепые котята, людей, сотни тысяч Ангелов.

Ангелов, которые без лишних разговоров, быстро и умело, отправляли нечисть в преисподнюю.

Люди же, мысли которых не уходили дальше земных забот, бесов особенно не интересовали. Нечистые были уверены, что эти души рано или поздно попадут к ним. Поэтому равнодушным людям жилось спокойно и сытно…

– Господи, как Ты терпишь это до сих пор?

– Я люблю их…

***

Натанэль вздохнул, прислушался, внимательно посмотрел по сторонам. На мгновение его глаза превратились в два сияющих изумруда. Но вокруг все было тихо и спокойно. Успокаивающе шелестела молодая весенняя листва над его головой, дул легкий, мягкий ветерок, принося откуда-то нежный цветочный запах. Натанэль поднял глаза к небу и долго-долго смотрел на мелкие кудрявые облачка, медленно плывущие над городом. Небо было пронзительно голубым и таким глубоким, что у Натанэля закружилась голова.

– Господи, какую красоту Ты сотворил! Почему же никто этого не замечает?

– Ты ошибаешься, Натанэль. Замечают. Любуются. Любят… Ты ошибаешься.

Натанэль улыбнулся и подтянул поближе к себе валявшийся неподалеку потрепанный рюкзак. Порылся в нем. Нашел яблоко, бутерброд и бутылочку сока. Позавтракал – человеческое тело требовало пищи и отдыха…

Итак… Кто же будет первым в его поисках? И как ему найти этого человека?

…Ты получил дар видеть… Ты найдешь…

Натанэль кивнул головой, опустил изумрудные глаза…

Допил сок, оглянулся вокруг в поисках урны. Она обнаружилась недалеко – метрах в пяти. Выкинув бутылку, он присел было обратно на лавочку, но внезапно его накрыло багровое пламя. Источник пламени находился кварталах в трех от него.

Натанэль подхватил рюкзак и кинулся в сторону пламени.

***

Лера беспечно шла по улице в сторону клиники. Сегодня с этим недоразумением будет покончено, а в следующий раз она будет осторожнее. Настроение у нее было замечательным. И было непонятно – то ли Лерка какая-то ущербная, то ли бесы настолько ее закрутили, что ничего человеческого в ее душе уже не осталось… Она шла убивать своего ребенка, напевая какую-то песенку.

 

Натанэль увидел багровое пятно над головой симпатичной, совсем молоденькой девушки в голубом платье. Чуть позади девушки приплясывал и жмурился от удовольствия тощий облезлый бес.

Натанэль узнал его – это был мелкий, не особенно умный, слабый противник. За многие тысячи лет этот гадёныш так и не сумел вырасти во что-то более грозное, по-прежнему оставаясь бесом на побегушках. Серьезных заданий ему не давали. И вот это, как раз, очень насторожило и огорчило Натанэля. Видимо, с девчонкой совсем все плохо, раз уж за ней послали только эту мелочь…

– Здравствуйте, – Натанэль с легкой улыбкой подошел к Лерке. – Доброе утро! Можно, я Вас немного провожу?

Лера скосила глаза в сторону Ангела и презрительно фыркнула:

– Первый раз в жизни со мной знакомятся в восемь утра. Нет, нельзя меня провожать, я иду по делу. И вообще, отстань.

– Я знаю, куда Вы идете. Не надо, прошу Вас.

– Что ты можешь знать? Ты кто, вообще?

Натанэль чуть прищурился и применил новый прием, которому его обучили в разведшколе – «замылил» глаза бесу. Вообще-то, бесы дальше своего носа не видят, и будущее им неизвестно. Но в мысли к человеку могут залезть с легкостью. Пока Натанэль мыслит как человек – его не раскусят. Но осторожность не помешает.

– Смотри, – сказал он и протянул Лерке раскрытую ладонь.

Нечистый внимательно разглядывал что-то у себя под копытами. А Лера побледнела и отшатнулась.

На ладони у Натанэля лежал меленький красный комочек. Большая голова, тельце, плотно прижатые к нему крохотные ручки и ножки.

– Это твоя дочка. Не убивай ее. Это грех. Ты погубишь себя, – тихо произнес он.

Бес, не замечая Натанэля, вдруг запрыгнул девушке на плечи, вцепился в густые рыжие кудряшки. Что-то горячо зашептал ей в самое ухо.

И Лерка вдруг оскалилась, ее солнечное личико превратилось в злобную маску. Она сильно ударила по ладони Натанэля снизу, крохотный комочек взлетел в воздух и растаял.

– Грех? Какой, на фиг, грех? Ты кто такой вообще, фокусник чертов?! Что ты от меня хочешь? Я все-равно сделаю аборт, этот ребенок никому не нужен, понял? Никому! И мне плевать, как ты узнал об этом! И плевать, кто ты такой! Хрен с горы! Святоша! Пошел к черту! – Лерка распалялась все сильнее и сильнее, выражений не выбирала, и довольный бес спрыгнул с ее плеча, отвратительно хихикая. Ангела он так и не разглядел, зато лишний раз потешил себя, разозлив глупую девчонку.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?