Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту
Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 62,51  50,01 
Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту
Audio
Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту
Audiobook
Czyta Алена Козлова
33,10 
Szczegóły
Алена Савченко. Долгий путь к олимпийскому золоту
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© Ильина А. В., текст, фото 2020

© Савченко А. В., предисловие, фото, 2020

© Liam Cross, иллюстрации (форзац), 2020

© HOW HWEE YOUNG / EPA-EFE / ТАСС, фото на обложке

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2021

Предисловие. Алены Савченко

«Следуй за мечтой, она укажет дорогу»


Когда я стала олимпийской чемпионкой 15 февраля 2018 года, моя заветная мечта сбылась. Ко мне подходило множество людей, которые говорили, что историю моей жизни можно экранизировать или написать книгу о моей спортивной судьбе. Я всегда хотела рассказать, каким был мой путь к олимпийскому золоту. Рассказать, о чем не договаривала в многочисленных интервью, и показать, что было скрыто от общественности. Другими словами, я хотела поделиться моей историей со многими людьми и, возможно, мотивировать их самих не отказываться от своей мечты, а добиваться ее осуществления. Конечно, мне было и есть что рассказать, на моем пути встречалось много камней, которые мне то и дело приходилось убирать с дороги, следуя за мечтой.

Вероятно, та или иная ситуация после прочтения книги будет восприниматься по-другому, но то, что я рассказала Александре Ильиной, отражает мою точку зрения. Я описывала ей, как это было, что чувствовала при этом и как сильно переживала. (Саша, спасибо тебе за все, я очень рада, что ты сразу же согласилась написать обо мне книгу и вложила в нее столько сил и времени, я очень ценю это!) Во время наших бесед я вспоминала множество ситуаций, воспроизводила диалоги, беседы, рассказывала о соревнованиях, тренировках, и теперь я понимаю, что каждая из сцен, каждая ситуация, которые будут описаны в этой книге, были своего рода маленькими шагами на пути к большой цели.

Я благодарна всем, кто упомянут в этой книге, а также тем, кого мы могли забыть в повествовании. Без вас всех я бы не стала той Аленой Савченко, которую вы знаете. Мои родители верили в меня с самого начала и, несмотря на финансовые трудности, поддерживали на пути к моей мечте. Мама и папа – самые преданные мои фанаты, которые постоянно поддерживали и мотивировали даже тогда, когда я сама не знала, что делать дальше. Родители очень много для меня значат, и я бесконечно благодарна им за все, что они сделали для меня. Они подарили мне самую прекрасную жизнь и предопределили мой путь, когда подарили мои первые коньки. Без их поддержки я бы никогда не достигла своей цели. Мама, папа, я очень вас люблю!

Я благодарна всем своим партнерам по парному катанию – Станиславу Морозову, Робину Шолковы и Бруно Массо. Со Стасом я начала выступать на «большой сцене». С Робином я каталась много лет, и вместе мы пять раз становились чемпионами мира. А Бруно полностью перевернул мою жизнь – вместе с ним я, наконец, стала Олимпийской чемпионкой. Мерси, Бруно! Без Бруно я бы не встретила своего мужа Лиама и не смогла бы найти любовь всей своей жизни.

Я также благодарна Инго Штойеру, который буквально выковал «железную» Алену Савченко из простой украинской девушки. Я рада, что нам с Бруно разрешили тренироваться под руководством Александра Кенига и Жан-Франсуа Баллестера. К сожалению, Джеффа нет больше с нами, но он всегда останется в моем сердце. В Алексе Кениге я нашла наставника, который так тепло и преданно принял нас, Бруно и меня. Он наконец-то помог найти тот заветный «ключ», который я так долго искала, чтобы открыть дверь на Олимп. Да, на данный момент я не могу поименно перечислить всех моих дорогих поклонников и тех людей, которые стояли на противоположных позициях. Но тем не менее я хотела бы сказать следующее:

Я благодарна всем, кто смеялся над моими мечтами, – они вдохновляли мое воображение. Я благодарна всем, кто хотел втиснуть меня в определенные рамки, – они научили меня ценить свободу. Я благодарна всем, кто лгал мне, – они показали мне силу истины. Я благодарна всем, кто не верил в меня, – они заставили меня свернуть горы. Я благодарна всем, кто списал меня со счетов, – они помогли мне стать мужественной. Я благодарна всем, кто оставил меня, – они дали мне возможность творить. Я благодарна всем, кто предал меня и оскорбил, – это позволило мне быть бдительной. Я благодарна всем, кто причинял мне боль, – они научили меня жить с ней. Но больше всего я благодарю тех, кто любит меня такой, какая я есть. Вы даете мне силы жить и следовать новым мечтам.

Алена Савченко, декабрь 2019 года

Предисловие. Александры Ильиной

Рассказать историю с самого начала, а затем довести ее до счастливого конца не всегда легко. И не у всех историй есть счастливый конец, или путь к нему занимает слишком много времени, поэтому многие просто никогда не достигают его. Некоторые сходят с дистанции или просто отказываются от сокровенной мечты. А зачастую его просто нет, этого счастливого конца. История, о которой повествуется в этой книге, особенная. Она написана под знаком бесконечности, в прямом и переносном смыслах этого слова.

Все началось с маленькой девочки, жившей в далеком городке Обухове под Киевом, в Украине. Она тогда только начинала мечтать об олимпийской победе и каждый день ездила на тренировки на каток, который находился очень далеко. Историю продолжила молодая амбициозная девушка, покинувшая семью и уехавшая за границу, чтобы обрести свое счастье и осуществить свою детскую мечту. Она хотела чего-то достичь в своей жизни. Спустя много лет уверенная в себе женщина «написала историю». Девочка давно выросла, а «ребенок», «не пригодный для фигурного катания», стал олимпийской чемпионкой. В этой книге будет рассказана история Алены Савченко.

Конечно, нет необходимости представлять «богиню парного катания» Алену Савченко. Но данные статистики слишком сухие, чтобы описать американские горки в ее спортивной судьбе и передать все чувства и перипетии, через которые ей пришлось пройти.

Алена начала заниматься фигурным катанием в возрасте трех лет, а в 34 года стала олимпийской чемпионкой. Она участвовала в пяти Олимпийских играх с тремя различными партнерами. На чемпионатах мира шесть раз становилась золотой медалисткой – пять раз с Робином Шолковы и один раз с Бруно Массо. На других чемпионатах мира она завоевала три серебряные и две бронзовые медали. На чемпионатах Европы Алена четыре раза стояла на высшей ступеньке пьедестала, кроме того, в ее копилке и пять серебряных медалей европейского первенства. Нельзя забывать и о титуле чемпионки мира среди юниоров, который она завоевала для Украины, катаясь в паре со Станиславом Морозовым. Да что говорить, если выложить все ее медали на чашу весов, то она наверняка перевесит саму чемпионку.

Если же начать перечислять все остальные соревнования и Гран-при, на которых Алена стояла на вершине пьедестала почета вместе с разными партнерами, то для этого не хватит и нескольких страниц книги. В течении многих лет Савченко доминировала в мировом парном катании, многие ее соперники давно закончили свою карьеру и начали сами тренировать спортсменов, но Алена… Алена продолжала бороться. Партнер, с которым она принимала участие в первых Олимпийских играх и с которым стала чемпионкой мира среди юниоров, – Станислав Морозов – начал тренировать, пожалуй, самых сильных соперников Алены. Мало того, некоторые фигуристы давно исчезли со сцены, а на их смену пришло новое поколение, менялась вся система «фигурного катания». Задумайтесь, когда Алена стала чемпионкой мира среди юниоров и выступала на своих первых Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити, действовала еще старая добрая система оценок с вожделенными 6:0. Правила менялись, новые пары поднимались на пьедестал и становились с каждым годом все сильнее и сильнее. Алена же всегда была частью этого развития. Она не ждала, когда госпожа удача ей улыбнется. Она сама постоянно и последовательно ковала собственное счастье. Алена адаптировалась к новым правилам, меняла партнеров и места жительства, решала многочисленные проблемы с чиновниками и федерациями, искала финансирование и ведь находила именно те решения, которые помогали ей продвигаться вперед.

В Германии очень популярна настольная игра под названием «Mensch ärger dich nicht», в которой разноцветные фишки передвигаются по полю к финишу, но незадолго до него выбиваются соперниками из игры. В этом случае они начинают свой забег по-новому. Игроки злятся, клянут на чем свет стоит себя и друг друга, бьют кулаками по столу, но все равно возвращаются на свою исходную позицию, чтобы бросить кубик еще раз в надежде на «шестерку» и сопутствующую удачу. Кто знает эту игру, может себе наглядно представить, что значит быть снова и снова отброшенным на точку zero, не доходя до финиша каких-то один или два шага. Однако в этой настольной игре путь фишки занимает не более двадцати, от силы – тридцати минут.

Путь Алены Савченко до долгожданной олимпийской победы занял много лет, в течение которых были многочисленные титулы, взлеты и падения, удары судьбы, смена партнеров. За эти тридцать лет Алена стала чрезвычайно уверенной в себе женщиной, но детская мечта… ее мечта всегда оставалась прежней – стать олимпийской чемпионкой. За эти годы Алена была многократной чемпионкой мира, чемпионкой Европы, дважды завоевала бронзу на Олимпийских играх. Но золота Олимпиады в ее копилке так и не было.

Соперники могли только мечтать о таком количестве наград и титулов, а миллионы любителей фигурного катания со всего мира боготворили Алену даже без этого, такого вожделенного золота. За глаза они называли ее «железной леди» и с огромным уважением относились к ее многочисленными победам.

Были, однако, и те, кто завидовал этой «железной леди» и говорил о ней как о спортсменке без чувств, год за годом съедаемой амбициями и эгоистично преследующей свою цель, не взирая ни на кого и ни на что.

 

Но все не так просто, да и неправда. Конечно, Алена не была выкована из стали, и ее сердце не было высечено изо льда. Хотя свои чувства она и научилась скрывать еще в детстве, но это ведь не значит, что у нее их никогда не было. Алена – ледяная принцесса, золотая девушка, железная леди, богиня парного катания – просто все это время искала подходящий ключ от золотого Олимпа. Она каталась во всех стилях, не чуралась необычной музыки, не стеснялась ни одного выступления и всегда была открыта для нового. «Ангелы и демоны», «Список Шиндлера», «Затерянные в космосе», «Пина», «Цирк дю Солей», «Миссия», «Когда придет зима», «Фламенко Болеро», «Коробушка», «Клоуны», «Когда-то в Мексике», «Касабланка», «Танец с саблями», «Лунная соната», «Розовая Пантера», «Человек в железной маске»… Савченко погружалась в эти роли и восхищала ими своих поклонников снова и снова, находилась в поисках идеальной программы, в поисках себя и того самого вожделенного ключа к успеху. Каждый из этих шедевров оставался в ее памяти, памяти поклонников фигурного катания и становился ее визитной карточкой. Пока не появилась «La Terre vue du ciel» («Земля, увиденная с неба»), композиция Армана Амара из фильма «Home» («Дом»). Произвольная программа, которая начиналась со знака бесконечности, длившаяся всего лишь четыре минуты, но сразу же после ее окончания на олимпийском льду ставшая легендарной и своего рода апогеем этой выдающейся спортивной жизни.

Александра Ильина, декабрь 2019 года

Глава первая. Девочка из шкафа

«Лиха беда начало»


«Почему они смеются надо мной?» – Алена не переставала думать о вчерашней тренировке. Она была новенькой в этой группе, многие дети были старше девятилетней Алены и уже умели кататься намного лучше, чем она. Но вот почему они вчера так смеялись? Может быть, кто-то из них рассказал смешной анекдот, и они смеялись поэтому, а не потому, что она снова упала? Конечно, она понимала, что не все сразу получается. Чтобы чисто исполнить прыжок, нужно тренироваться, тренироваться и еще раз тренироваться. Это она поняла еще раньше, будучи трехлетним ребенком, когда папа привел ее на замерзшее озеро за домом и она впервые встала на коньки и начала тренироваться.

Хотя в то время Алена была очень маленькой, она до сих пор помнит, как отец подарил ей первые коньки на ее третий день рождения и как они оба отправились на озеро за домом поиграть в «кошки-мышки». Сначала она не могла понять, почему эти белые сапожки выглядели так странно. Она стояла на льду, качалась, пытаясь поймать равновесие, делала маленький шажок и падала, но вставала и шла дальше. Только позже маленькая Алена поняла, что ей не надо было именно идти по льду, она должна была скользить вперед, разгоняясь все быстрее и быстрее. С тех пор этот звук скользящих по льду коньков на том замерзшем озере – а теперь и на лучших катках мира – стал для нее самой красивой музыкой, которую она когда-либо слышала.

Через год, когда Алене исполнилось целых четыре года, она попросила отца отвезти ее на большой каток – она хотела тренироваться «профессионально», как и все взрослые! Но отец сказал, что сначала она должна продолжать тренировки на озере и кататься там. В то время маленькая Алена с трудом могла понять, почему родители тогда не могли отвезти ее на настоящий каток, даже если бы они ей это объяснили. Во-первых, каток был далеко – в Киеве, но даже это расстояние не было самой большой проблемой. Семья просто не могла позволить себе потратить столько денег на такой дорогой вид спорта как фигурное катание. Во-вторых, родители хотели сперва удостовериться, что их дочь действительно серьезно хочет заниматься этим видом спорта, и понять, что упражнений на озере для нее уже будет недостаточно, – тогда они отвезут ее в Киев. Но малышка уже в то время была настроена очень серьезно, и когда Алене исполнилось пять лет, она снова обратилась к отцу с этим вопросом. Через несколько месяцев он, наконец, привез дочь в Киев и занес ее в списки. Наконец-то ей разрешили тренироваться на большом катке!

Там Алена встретила своего первого тренера Инну Анатольевну Шостак, которая показала ей основы, первые шаги и новые упражнения. Алена наблюдала за ней и пыталась повторить каждое движение. Это выглядело так красиво! Теперь-то Алена сама видела, как можно кататься и какие замысловатые фигуры выводить лезвиями на льду, все это она сама не осмеливалась делать на озере. Инна Анатольевна каталась так красиво, и Алена хотела кататься так же – или даже нет – она хотела кататься лучше!

Но сначала девочка должна была показать, чему она научилась на озере. В конце концов, она много тренировалась и уже кое-что умела. Молодая тренер скептически посмотрела на ребенка и показала ей маленькое упражнение, которое Алена должна была повторить на льду. Алена стала повторять его снова и снова. Никто ее не останавливал и не поправлял, поэтому она просто молча продолжала его выполнять.

– Так вы возьмете мою дочку в вашу группу? – спросил отец Алены Инну Анатольевну через полчаса. Но она, похоже, немного смутилась и быстро взглянула на Алену, которая до сих пор упорно повторяла заданное упражнение. Тренер честно призналась, что не следила за усилиями Алены. Она следила за своими учениками и просто забыла, что ребенок на льду, так сказать, сдавал «вступительный экзамен» на прием в группу.

– Знаете, я забыла про вашу дочь, прошу прощения и мне бесконечно жаль, что так получилось, но ваша девочка отработала без устали весь урок, ни разу не остановившись и не пожаловавшись! Я возьму ее! Я вижу, у нее есть сильная воля и желание!

Алене разрешили закончить упражнение, и она наконец-то заулыбалась. Она справилась! Когда Алене исполнилось шесть лет, ее впервые взяли на сборы с группой Инны Анатольевны. Алена очень гордилась тем, что ей разрешили так далеко ехать без мамы и папы. Она уже чувствовала себя немного взрослой! Инна Анатольевна научила ее не только кататься на коньках, но и самостоятельно стирать одежду – даже шестилетняя девочка должна сама уметь заботиться о чистоте своего белья. Тренировочные сборы, где маленьким фигуристам разрешалось тренироваться вместе с другими спортсменами, казались маленькой Алене своего рода большим приключением, ее первым взглядом на жизнь взрослых.

С тех пор прошло почти четыре года, Алена часто бывала на сборах и тренировалась уже не на озере, а в Киеве на большом катке. К своему увлечению она относилась с таким же энтузиазмом, как и в первый день, когда только делала первые шаги на озере у дома. Лед очаровал ее с первого дня и притягивал, как магнит. А когда ее не было на катке несколько часов, Алена скучала по звуку скользящих лезвий, неописуемому чувству свободы, когда она разгонялась на льду и не просто скользила на скорости, а парила надо льдом и даже иногда представляла, что вот-вот оторвется от него и взлетит.

Ее подружка, соседская девочка, наверное, не могла понять, почему Алена постоянно отказывалась, когда она спрашивала, не хочет ли Алена поиграть с ней или пойти погулять на улицу. Алена с удовольствием бы с ней поиграла, и иногда они даже гуляли вместе, когда у нее было время, но в большинстве случаев ей приходилось говорить «нет». «Мне надо на тренировку, – объясняла Алена, – а так бы я с удовольствием с тобой поиграла!» Как Алена могла ей объяснить, какое это замечательное чувство – просто стоять на льду и делать первые шаги, а потом разгоняться и, набрав скорость, отталкиваться коньком ото льда, взлетать и приземляться? При этом Алена умалчивала, что иногда это бывает очень больно, когда прыжок не удавался и она падала на лед. Но лед же не виноват в том, что у нее появлялись синяки, в этом Алена была сама виновата. Значит, недостаточно тренировалась.

«Надеюсь, сегодня все получится», – улыбалась Алена, с трудом дожидаясь вечерней тренировки. Сегодня она будет все свое время тренировать этот прыжок, пока не получится. Поэтому ей хотелось отправиться в Киев и добраться до катка чуть раньше, чтобы использовать выигранное время и хорошенько разогреться.

Алена упаковывала коньки в сумку, когда услышала, как во входной двери проворачивается ключ. Это могла быть только ее мама, наверное, у нее было «окно» между уроками, и она забежала домой, чтобы перекусить. Старшие братья Алены – Руслан и Валентин – в это время были еще в школе, а младший Ростислав, которого все называли Ростиком, – в детском саду.

Вообще-то и сама Алена должна была пойти сейчас на один урок в школу и только потом бежать до остановки, откуда отправлялся автобус в Киев. Не задумываясь, она схватила сумку, проскочила в родительскую комнату с большим платяным шкафом и юркнула туда вместе с сумкой – спряталась.

«Алена? Ты дома? – голос матери звучал ближе. Она вошла в комнату. – Алена? Убежала уже!»

Алена слышала шаги мамы, а также стук своего собственного сердца. Она сидела неподвижно в шкафу, не решаясь даже чуточку подвинуться. Ведь она не хотела идти в школу не потому, что ленилась, а для того, чтобы выиграть больше времени на тренировку. Алена слышала, как мать зашла на кухню и поставила чайник. На самом деле она должна была вернуться в школу минут через 15, и тогда Алена смогла бы успеть до отхода автобуса.

В шкафу было темно. Но Алене не было страшно, ведь она уже была большой девочкой, и в девять лет ей иногда даже разрешали одной ездить в Киев, без сопровождения взрослых. Она уже ездила так несколько раз и невероятно гордилась этим. А ведь эта была долгая дорога! Сначала Алене приходилось ехать на автобусе почти два часа по разным проселочным дорогам, причем казалось, что автобус останавливается у каждого фонаря. Часто он был переполнен, свободных мест не было, поэтому приходилось стоять и ждать, пока кто-нибудь выйдет. В Киеве Алена пересаживалась на метро и только потом бежала на каток.

На ранние тренировки она ездила в Киев с папой или мамой, им приходилось вставать в 4 утра, поэтому утром и речи не было о том, чтобы Алена туда отправлялась одна по темноте. Иногда родители спрашивали ее, не хочет ли она в порядке исключения пропустить тренировку, чтобы все они могли немного дольше поспать, но Алена была непреклонна. Она вскакивала с постели, быстро умывалась и одевалась. И тогда кто-то из взрослых не мог не встать и не начать собираться.

Иногда старший брат Руслан отправлялся с Аленой в Киев, он был на восемь лет старше ее и мог сопровождать младшую сестру на каток, если ее родители по тем или иным причинам не могли с ней поехать. К сожалению, с недавних пор он не мог делать это так часто, потому что серьезно заболел. Иногда Алене даже приходилось оставаться с ночевкой у маминых коллег, когда мама находилась в реанимации с братом, а отец работал и в то же время ухаживал за младшеньким. Сначала Алена не могла понять, что происходит с ее сильным старшим братом, и слово «эпилепсия» для нее тоже ничего не значило. Только потом она поняла, что это очень серьезно. Родители даже объяснили и показали ей, что она должна сделать, чтобы помочь брату в случае, если ему вдруг станет плохо, а Алена останется с ним наедине. Она видела, как болезнь Руслана подкосила ее мать и как она страдала оттого, что ничего не могла сделать для своего сына. Но даже в это трудное для всей семьи время родители не оставляли ее. Они продолжали верить в Алену и ни разу не поднимали вопрос о том, что Алена больше не должна или не может ездить на каток в Киев, как и не говорили того, что у них не было на это денег. Сама Алена не могла им помочь, и единственное, что было в ее силах – это не подвести родителей и выкладываться на тренировках на все 100 процентов. Была б ее воля, она выложилась бы и на 200 или даже на 1000 процентов, тем самым показав родителям, как важна ей их поддержка и вера в нее. Алена была настолько очарована льдом, движениями, звуком скользящих лезвий, что вряд ли могла придумать что-то еще, кроме того, чтобы тренироваться еще больше. Ей хотелось все делать идеально, отточить каждое движение. Алена хотела радовать родителей своими успехами, ведь они были бы так счастливы, если бы она преуспела во всем и если бы она у них на глазах показала красивое вращение или приземлила сложный прыжок. Она так хотела их порадовать!

Погрузившись в свои мысли, Алена попыталась немного переместить сумку с колен, которую она еще держала в руках. Может, все же вылезти из шкафа и сказать маме, что она не ушла и находится в квартире? Она слышала, как мама мыла кружку на кухне. Алена понимала, что эта игра в прятки, наверное, не понравится родителям, как и тот факт, что ей не хочется идти в школу. В конце концов ее родители сами были учителями. Мать преподавала украинский и русский языки, а отец – физкультуру. Три года назад отец поставил ее перед выбором, и сейчас она почему-то вспомнила об этом.

 

– Алена, ты должна определиться, чем ты хочешь заниматься: фигурным катанием или играть на фортепиано.

Фортепиано стало ее вторым увлечением. Каждый день Алена слышала, как соседка играет на пианино, и тоже хотела научиться играть. Звуки были настолько прекрасны, что Алена не могла удержаться и начинала танцевать под музыку. Она хотела научиться так играть.

– Тогда я выбираю… фигурное катание, – сказала Алена в ответ, не задумываясь.

Для себя она решила этот вопрос быстро. Во-первых, музыка также была частью фигурного катания… Ведь фигурное катание можно сочетать с фортепианной музыкой… Хм… Это было бы интересно… А во-вторых, у них дома был магнитофон с кассетами, поэтому она могла слушать фортепианную музыку, когда ей захочется. Именно так! Поэтому особо раздумывать было не о чем. Свой выбор она сделала!

– Да, я хочу кататься на коньках, – повторила Алена.

В конце концов когда-нибудь она сможет наверстать упущенное и научится играть на пианино. Быть может, когда вырастет.

– Хорошо, я понял тебя, но тогда ты должна выкладываться на тренировках на все сто. Это будет для тебя как работа! Понимаешь меня? – спросил ее папа, глядя прямо в глаза.

– Конечно, я все понимаю! – Алена дала обещание отцу и улыбнулась.

Уже тогда она точно знала, что сдержит свое обещание. Ведь даже будучи маленьким ребенком, она понимала, что ее семья не сможет финансировать занятия по фортепиано и фигурному катанию, поэтому надо было что-то выбрать. Даже если бы ее родители хотели этого, они не могли себе это позволить. Профессия учителя пользовалась большим уважением в стране, но платили учителем немного, поэтому ее родителям приходилось постоянно думать о том, сколько денег и на что они могли потратить. Если бы Алена только могла, она бы выложилась и на все миллион процентов, тренировалась бы все свое свободное время, но каток был так далеко…

Алена сидела в шкафу и размышляла: «Я буду выкладываться на тренировках на сто процентов. Поэтому сегодня хочу начать разминку раньше». Алена снова и снова повторяла свое обещание, данное папе несколько лет назад. От этих мыслей ее отвлекла хлопнувшая дверь – мама снова ушла в школу.

Алена еще пару минут посидела в шкафу на случай, если мама что-нибудь забыла и вдруг вернется, а потом вышла из своего укрытия, быстро запаковала коньки в сумку, взяла куртку и побежала на автобусную остановку. Успела как раз вовремя, автобус подъезжал, так что последние пару метров пришлось даже поднажать, чтобы он не ушел из-под носа.

Все полтора часа в автобусе Алена размышляла о том, почему у нее не получается этот прыжок. У всех девочек он получался, а она постоянно падала. Это ее раздражало. Вот почему? Почему? Ведь она все делала так же, как они: разгонялась, поворачивалась, отталкивалась лезвием об лед, делала крутку… Но в то время как другие приземлялись на коньки и выезжали с прыжка, она падала на лед. Она даже физической боли уже не чувствовала, больнее было от мысли, что не получается прыжок, и это съедало ее изнутри. Но тем не менее Алена была уверена – он ей покорится, надо просто больше и упорнее его тренировать.

Алена посмотрела в окно – мимо проносились маленькие домики, луга, рощи, и вот вдалеке она уже могла разглядеть отдельные высотные здания, – автобус должен был прибыть в Киев через 10 минут. Конечно, если ездить по этому маршруту четыре раза в день, то каждый домик, каждый фонарь будет знаком. Когда автобус прибыл в Киев, Алена побежала к метро, до катка ей надо было проехать пару остановок.

– Эй! Девочка! – мужской голос вырвал ее из раздумий, когда Алена остановилась у турникетов. Алена в растерянности обернулась. Мужчина обращался к ней?

– Девочка! Ты с кем собралась ехать, или ты потерялась? – к ней подошел сотрудник метро.

– Я? – зачем-то переспросила Алена и осмотрелась. Что она могла ответить? Вообще-то, ей еще не нужен был билет, потому что она была маленькой и могла ездить на метро бесплатно при сопровождении взрослого. Только в этот раз она была одна.

– Да, ты!

Мужчина казался огромным, он возвышался над ней и блокировал все пути отступа. А что если убежать и затеряться в толпе? Уж что-что, а бегать Алена могла быстро. Точно, надо его отвлечь и броситься наутек. На тренировку надо попасть во что бы то ни стало. Вот что за правила? Почему дети не могут ездить одни? Она прекрасно знала дорогу. Не ехать же обратно в Обухов только потому, что этот дядька решил устроить проверку? Алена взглянула на него еще раз, посмотрела по сторонам, прикидывая, в какую сторону ей удобнее было бы бежать, когда услышала знакомый голос позади себя.

– Ой, эта девочка едет с нами! Пожалуйста, пропустите ее! – знакомая ее мамы схватила окаменевшую Алену за руку и протащила ее через раздвижную дверь.

Еще через 20 минут Алена наконец-то попала на каток – в свое ледяное царство, где ее ждала тренер Галина Кухар, в группе которой она тренировалась с недавнего времени. Первый тренер Алены ушла в декрет и больше не могла сама заниматься с ней. Тренер Галина как-то сразу поверила в способности Алены и время от времени даже оставляла девочку у себя на ночь, чтобы та на следующее утро могла поспать подольше и не бежать на первый автобус из Обухова, чтобы попасть на утреннюю тренировку. Сейчас Алена тренировалась в группе олимпийского резерва, но не все тренеры так верили в нее, как Галина. Многие спортсмены, тренировавшиеся у Галины Кухар, считали ее своего рода «мамой», которая вела их в спорте. Некоторые тренеры постоянно придирались и критиковали Алену, но она не обращала на них внимания. Буквально накануне Алена подслушала разговор между одной из них и ее мамой. Главная тренер повторяла снова и снова, что у Алены нет таланта к фигурному катанию, что она не показывает прогресса, и вообще она какая-то несуразная и ничего путного из девочки не выйдет.

– Вы подумайте, она просто тратит свое время напрасно. Да и наше тоже. Прыгать она не может, она…

– Неважно, мы просто хотим, чтобы наша дочь занималась спортом, – перебила эту тираду мама Алены твердым голосом. Может быть, она улыбнулась при этом, но Алена не могла видеть ее лицо, так как стояла за углом и не хотела, чтобы ее заметили.

– Нет, вы не понимаете…

– Но у нас же есть еще время, не у всех все получается сразу, – ответила Нина Савченко, – Аленка может просто ходить на занятия, ей нравится фигурное катание, и чуть позже, может быть, вы увидите прогресс, дайте ей время!

«Обязательно увидите, – прошептала Алена, прошмыгнула в раздевалку и начала закреплять шнурки на коньках скотчем. – Я все смогу, вот увидите, я справлюсь!»